0
4283
Газета Армии Интернет-версия

09.10.2009

Миллионы солдат плюс современное вооружение

Китайская армия меняет ориентиры

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: китай, сша, вооружения, россия


китай, сша, вооружения, россия Китайские образцы бронетехники очень похожи на российские.
Фото Reuters

Автор этих строк многократно обращался к китайской теме. В частности, в статьях, опубликованных на страницах «НВО» в 2008–2009 годах («Оккупация России Китаем неизбежна», «Пекинская пропаганда скрестила мечи с «НВО», «Ближайший сосед – будущая военная сверхдержава», «Пекинский тигр изготовился к прыжку»), речь шла о серьезнейших внутренних проблемах КНР, о том, что вследствие этого Поднебесной не удастся выжить без внешней экспансии, причем наиболее перспективными ее направлениями являются Россия и Центральная Азия (в первую очередь – Казахстан). И что характер военного строительства в Китае (стремительный рост военных расходов, сценарии проводимых учений, военно-техническая политика) явственно свидетельствует: экспансия эта совершенно необязательно будет мирной (экономической и демографической), и силовой вариант отнюдь не исключен.

ЧТО-ТО ДО БОЛИ ЗНАКОМОЕ...

Как будто бы к уже сказанному добавить было нечего. Однако за последнее время произошел еще ряд событий, которые заставили вернуться к данной теме.

Самым ярким и заметным стал, разумеется, грандиозный военный парад на площади Тяньаньмэнь в Пекине, посвященный 60-летию КНР. На нем, согласно официальным заявлениям, китайцы продемонстрировали 52 образца новой техники. При этом был показан весь спектр ВВТ – баллистические ракеты (от тактических до межконтинентальных), крылатые ракеты наземного базирования, противокорабельные ракеты морского и берегового базирования, зенитные ракетные комплексы всех радиусов действия, разнообразные бронированные машины, включая десантные (до сих пор монополистом в производстве БМД являлась Россия), реактивная и ствольная артиллерия, несколько типов беспилотных летательных аппаратов, боевые самолеты и вертолеты.

При прохождении по площади колонн, представлявших различные рода войск Народно-освободительной армии Китая, не могла не обратить на себя внимание и такая весьма примечательная деталь: значительная часть личного состава была вооружена не местными копиями автомата Калашникова, а новейшими автоматическими винтовками, созданными по схеме «буллпап» на основе и того же АК, и западных образцов (FA MAS, L85).

Кроме боевых машин десанта ZBD-03, в которых явно прослеживается родство с нашими БМД, но не прямое их копирование, нельзя не отметить полных копий российских зенитных ракетных систем С-300 и реактивных систем залпового огня «Смерч» (последние РФ Китаю, кстати, не поставляла никогда). Правда, мы должны верить, что перед нами отнюдь не копия неизвестно как попавшего в Поднебесную «Смерча», а исконно китайская РСЗО PHL-03. И отнюдь не «трехсотка» (лицензию на ее производство Россия не продавала КНР), а не менее исконная китайская ЗРС HQ-9. Впрочем, французский ЗРК малой дальности «Кроталь» китайцы также «передрали» без стеснения, назвав HQ-7. Он тоже гордо проехал по площади.

Большого внимания заслуживает крылатая ракета наземного базирования DH-10 (размещается в мобильных пусковых установках по три ракеты на каждой). Видимо, в ее конструкции есть очень большие заимствования (если не полное копирование) от нашей Х-55, которую Китай в начале 1990-х годов приобрел в Украине. Поскольку по известному Договору об РСМД США и Россия не могут иметь крылатых ракет наземного базирования, КНР стала фактическим монополистом в этом классе вооружений. На очень похожих мобильных установках (тоже по три ракеты на каждой) размещены береговые ПКР YJ-62, считающиеся почти аналогом американских «Томагавков». Хотя, вполне вероятно, что и это – вариация на тему Х-55.

Конечно, нельзя не отметить проезда по площади Тяньаньмэнь беспилотников, установленных на автомобилях. Это пока лишь небольшие тактические БПЛА. Но важен сам факт их наличия у китайцев.

Появились в китайской армии и зенитные ракетно-пушечные комплексы Туре 95 (они же PGZ-04), нарушив монополию российской «Тунгуски». Этот ЗРПК представляет собой синтез копий. Артиллерийскую часть (четыре ствола калибра 25 мм) китайцы скопировали с итальянской зенитной самоходки SIDAM-25. А на нее навесили четыре ПЗРК QW-2, скопированного (разумеется, без лицензии) с нашей «Иглы-1».

В области танкостроения Китай явно повторяет советско-российский опыт. Сначала десятилетиями в КНР создавали многочисленные модификации Т-54. Потом где-то (то ли в Румынии, то ли на Ближнем Востоке) китайцы достали Т-72 и теперь занимается вариациями на его тему. Российская армия имеет на вооружении бесчисленные варианты, по сути, одного и того же танка (Т-64, Т-72, Т-80, Т-90 и их различные модификации), то же происходит и в Поднебесной. На параде 1 октября прошли наиболее совершенные из вариаций – танки Туре 96 и Туре 99 (другое название – Туре 98G).

Позаимствовав башню нашей БМП-3, Китай сделал свою боевую машину пехоты ZBD-05 (шасси у нее китайское), причем поступили эти машины не только в сухопутные войска, но и в морскую пехоту.

Еще по площади Тяньаньмэнь проехали САУ Туре 88 (PLZ-05), до боли напоминающие российскую «Мсту», которую мы китайцам, опять же, не продавали никогда. Впрочем, были на параде представлены и достаточно оригинальные конструкции, например, колесные САУ PLL-05 и PTL-02. Правда, в первом случае все же прослеживается родство с нашей «Ноной-СВК».

В воздушной части парада можно было наблюдать самолет ДРЛО KJ-2000, бомбардировщик JH-7, истребители J-11 (копия Су-27) и J-10 (синтез российских и израильских технологий), боевой вертолет WZ-9, скопированный с французского «Дофина», и т.д.

Конечно, достойно была представлена «вторая артиллерия» НОАК, то есть ракетные войска. Началось с тактических «Дунфэн-11» и «Дунфэн-15», а закончилось межконтинентальной «Дунфэн-31» (по-видимому, уже с разделяющейся головной частью).


Крепнет ракетно-ядерный щит Поднебесной.

МНОГОЗНАЧАЩИЕ МАНЕВРЫ

В общем, демонстрация военной мощи КНР в Пекине удалась на славу. Хотя по парадам о вооруженных силах судить нельзя, о чем свидетельствует отечественный опыт. Последние парады на Красной площади 9 мая представляют собой чисто пиаровские мероприятия, не имеющие никакого отношения к реальному состоянию армии и флота России.

Поэтому гораздо интереснее непарадная сторона жизни НОАК.

Только что в Китае завершились военные учения «Куюаэ-2009» – крупнейшие за 60-летнюю историю КНР. Они проводились на территории четырех из семи военных округов – Шэньянского, Ланьчжоуского, Цзиннаньского и Гуаньчжоуского. В них принимали участие до 50 тыс. военнослужащих сухопутных войск и ВВС, более 6 тыс. транспортных средств. В ходе маневров войска преодолели в общей сложности 50 тыс. км. Например, четыре общевойсковые дивизии совершили марш (по железной дороге, а затем своим ходом) на расстояние 2 тыс. км.

На учениях отрабатывались совместные действия всех родов войск в условиях современной войны. Одной из целей маневров была проверка новейших систем вооружений, а также работоспособности разворачиваемой Китаем национальной навигационной спутниковой системы «Бэйдоу» – аналога американской GPS.

Таким образом, «Куюаэ-2009» явились очевидным развитием учений, проводившихся в 2006 году (описаны в статье «Третьим радующимся» быть не удастся», «НВО», № 47, 2006). Просто растут масштабы, то есть пространственный размах и численность привлекаемых войск.

Стоит обратить внимание на то, что НОАК проводит не отдельные тактические учения, необходимые для поддержания повседневной боеготовности частей и подразделений, а маневры стратегического масштаба, в которых задействуются армии и военные округа, они охватывают большую часть территории материкового Китая – отнюдь не малой по площади страны.

И характер учений тоже весьма интересен – он заведомо не имеет отношения ни к высадке на Тайвань, ни к отражению агрессии со стороны США. Захват Тайваня – это воздушно-морская десантная операция, размеры же острова не очень-то велики, там не понадобятся тысячекилометровые марши, поскольку ширина его с запада на восток не превышает 150 км. Вдобавок в проводимых учениях не участвуют войска Нанкинского военного округа, который и ориентирован на действия против Тайваня.

Главное же в том, что победа Гоминьдана в начале 2008 года как на президентских, так и парламентских выборах на Тайване привела к ожидаемому форсированному сближению Пекина и Тайбэя не только в экономической, но уже и в политической сфере. В данной ситуации для материкового Китая военное давление становится контрпродуктивным, теперь он рассчитывает добиться объединения в обозримом будущем (вряд ли на это уйдет свыше 15–20 лет) без войны. Практически нет сомнений в том, что Пекин снял вопрос о захвате Тайваня с повестки дня, хотя до начала прошлого года такая операция была главной целью НОАК в ближайшей перспективе.

Агрессия со стороны американцев, если даже и представить ее себе, может иметь только характер удара с моря и воздуха высокоточным оружием с целью разрушения военного и экономического потенциала КНР. Действий на суше при этом не будет никаких, даже тактического масштаба.

Помимо этого нет сомнений в том, что на самом деле угроза атаки со стороны США против материкового Китая даже в форме воздушного нападения отсутствует в принципе. Судя по выступлению 17 августа нынешнего года перед ветеранами американских вооруженных сил и по тем действиям, которые предпринимаются Вашингтоном в области военного строительства, президент Барак Обама собирается сократить военные расходы и переориентировать Пентагон на ведение, главным образом, противопартизанских войн, сворачивая многие программы, разработанные с учетом стратегии классической войны.

Кроме того, уже ясно, что Обама вообще будет всячески избегать применения американских вооруженных сил за пределами США, стремясь решать внешнеполитические проблемы дипломатическими методами. В этом плане политика Вашингтона может стать похожей на политику европейских стран.

Таким образом, возможность военного нападения США на Китай полностью исключена, для этого у Вашингтона нет ни целей, ни средств. Вряд ли этой очевидной вещи не понимают в Пекине.

Тем более КНР не может ожидать агрессии со стороны какого-либо другого государства, поскольку подобный шаг стал бы для него самым эффективным и быстрым способом самоубийства. Кстати, здесь нельзя не отметить, что военный потенциал всех окружающих Поднебесную стран, вместе взятых, уступает военному потенциалу Китая.

Соответственно проводить учения стратегического масштаба для отработки задач обороны не имеет никакого смысла, ибо такие задачи перед НОАК просто не стоят. Собственно, это понятно и китайскому военно-политическому руководству, поэтому на маневрах отрабатываются действия не оборонительные, а наступательные.

Очевидно, что и для решения внутренних задач проведение подобных операций заведомо избыточно: сепаратизм в Синьцзяне и Тибете не создает для Пекина проблем такого масштаба, чтобы для их решения требовалась переброска крупных армейских соединений. Да и социальные волнения пока тоже ограничены, хотя руководство страны опасается их расширения из-за экономического кризиса.

Главное же в том, что на учениях отрабатывались боевые действия «армия против армии», а не противопартизанская война и не подавление внутренних беспорядков.


В руках у солдат НОАК – уже не автоматы Калашникова.

НЕ О ТОМ В МОСКВЕ БЕСПОКОЯТСЯ

Соответственно возникает вопрос, с какой армией сухопутные войска и ВВС НОАК собираются вести войну с использованием самой современной боевой техники, спутниковой навигационной системы, других новейших систем обеспечения боевых действий?

Как уже было сказано выше, для Китая имеет смысл экспансия не в Юго-Восточную Азию и не в Корею (про Индию и говорить нечего), а в Казахстан и Россию (Монголия падет «заодно»). И тут следует отметить, что только на этих ТВД возможны наступательные операции на глубину до 2 тыс. км. В Юго-Восточной Азии глубина ТВД в целом не превышает 1,5 тыс. км, на Корейском полуострове составляет не более 750 км. Да и местность, где проводятся учения, более всего соответствует по своим физико-географическим усло виям регионам Центральной Азии, Дальнего Востока и Забайкалья. А отнюдь не Юго-Восточной Азии.

В учениях, как уже было сказано, не задействуются войска ориентированного на Тайвань Нанкинского военного округа, зато в них принимают участие соединения Пекинского, Шэньянского и Ланьчжоуского ВО, ориентированных на Россию, Монголию и Центральную Азию, и Цзиннаньского ВО, являющегося резервным для этих округов, а также «экспериментальным» (именно в его частях в первую очередь отрабатывается использование новой боевой техники и способов ее применения).

Следует также обратить внимание на некоторые аспекты военно-технической политики КНР. Как правило, не принято закупать вооружение и боевую технику у стран, которые в обозримом будущем могут стать потенциальными противниками. Исходя из этого, война между Китаем и Россией на первый взгляд представляется маловероятной. С другой стороны, можно обратить внимание на то, что Пекин приобретал у Москвы исключительно такое вооружение, которое предназначалось для операции против Тайваня и США (пока всерьез планировал операцию по захвату острова). Очевидно, что морская война между КНР и РФ практически невозможна, в ней нет необходимости ни у той, ни у другой стороны. Война будет носить наземный характер.

В связи с этим нельзя не отметить, что Поднебесная не покупала в России никакой техники для своих сухопутных войск (хотя в китайских образцах бронетехники и артиллерии очень много заимствований от наших образцов), поскольку против России, в случае войны, будет применяться именно она.

Более того, даже в области боевой авиации (которая, естественно, будет активно использоваться в случае любой классической войны) Китай практически избавился от зависимости от РФ. Он экспортировал из России ограниченное число истребителей Су-27 – всего 76 единиц, из которых 40 – составили учебно-боевые двухместные самолеты. Подобное соотношение боевых и учебно-боевых машин совершенно беспрецедентно в истории современной торговли оружием. Число боевых самолетов всегда в 3–5 раз больше количества их учебно-боевых вариантов. Соответственно очевидно, что Су-27 российского производства приобретались в первую очередь для обучения летного состава.

Немного погодя, как известно, Китай отказался от лицензионного производства Су-27 из российских комплектующих, построив лишь 105 самолетов из запланированных 200. Одновременно он скопировал этот истребитель и начал его безлицензионное производство под названием J-11В с собственными двигателями, вооружением и авионикой.

В результате в данной области зависимость от России полностью снята. Москва очень сильно возмутилась копированием, потому что теперь Китай вроде бы станет нашим конкурентом на мировых рынках. Российское руководство, видимо, уже как-то забыло, что оружие производится не только для экспорта, но и для собственных ВС. И Китай не заявлял ни о каких планах продажи J-11В за рубеж, он делает этот самолет для себя. А продавать планирует гораздо более примитивный JF-17. Поэтому в Москве беспокоятся совсем не о том, о чем следует.

Можно отметить, что в последнее время военно-техническое сотрудничество Китая с Россией сворачивается. Отчасти это можно объяснить тем, что стремительно деградирующий оборонно-промышленный комплекс РФ уже не способен предложить китайцам то вооружение и технику, которая им нужна. Другим объяснением является то, что Пекин всерьез рассматривает в обозримом будущем возможность ведения боевых действий против Российской армии.

Следует предположить, что в ближайшее время Китай будет переориентироваться на производство вооружений на собственных предприятиях, а также на сотрудничество в этой области с Западом (в первую очередь – со странами Евросоюза). Например, первый специализированный китайский ударный вертолет WZ-10 разрабатывается совместно с европейскими фирмами Еurocopter и Augusta-Westland. Возможность приобретения российских боевых вертолетов Пекином даже не рассматривалась, хотя, например, Ка-50 и Ка-52 выпускаются на заводе в Арсеньеве, то есть рядом с российско-китайской границей, а по своим ТТХ они значительно превосходят WZ-10.

В заключение еще раз должен подчеркнуть: можно предположить, что руководство КНР и командование НОАК всерьез рассматривают возможность ведения в обозримом будущем наступательных боевых действий против России и стран Центральной Азии. По крайней мере именно такой сценарий войны считается наиболее вероятным. В то же время операция по силовому захвату Тайваня снята с повестки дня.

А парад был очень красивый! Очень советую его посмотреть (запись, естественно, есть в Интернете). Во-первых, это настоящий Большой Стиль, а не нынешний отечественный тошнотворный пиар. Во-вторых, это ведь наше светлое будущее...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Европа пытается поменять ориентацию

Европа пытается поменять ориентацию

Олег Одноколенко

Кто после Барака Обамы станет лидером "свободного мира"

0
3197
Оппозиция попросит Запад сильнее надавить  на Москву

Оппозиция попросит Запад сильнее надавить на Москву

Дарья Гармоненко

ПАРНАС планирует навязать европейским либералам свою повестку

0
6019
"Скрытое влияние" Кремля напугало конгрессменов

"Скрытое влияние" Кремля напугало конгрессменов

Игорь Субботин

Палата представителей США может ответить на информационные атаки до инаугурации Трампа

0
2224
Россия готовит план сокращения нефтедобычи

Россия готовит план сокращения нефтедобычи

Ольга Соловьева

Производство черного золота в стране после решения ОПЕК вернется к уровню марта

0
1775

Другие новости

24smi.org