0
8415
Газета Армии Интернет-версия

16.10.2009

А на все про все – всего 85 бригад постоянной боевой готовности

Как можно этими силами отражать три главные угрозы

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: росия, армия, война, угроза


росия, армия, война, угроза С боевиками армия научилась бороться. Фото из книги "Чечня. Солдатская правда"

Недавно, а именно в конце сентября, начальник Главного штаба Сухопутных войск РФ генерал-лейтенант Сергей Скоков рассказал о том, где и как, на каких стратегических направлениях и против кого придется в обозримом будущем воевать Российской армии. «Методы ведения операций и боевых действий вероятного противника на различных театрах военных действий – западном, восточном и южном – принципиально различаются», – заявил высокопоставленный военный чиновник.

ЭПОХАЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

На западном стратегическом направлении, отметил Скоков, российским войскам могут противодействовать инновационные армии с бесконтактными формами и способами применения новейших сил и средств.

«Если мы говорим о востоке, то это может быть многомиллионная армия с традиционными подходами к ведению боевых действий: прямолинейно, с большим сосредоточением живой силы и огневых средств на отдельных направлениях», – сказал Сергей Скоков. «Что касается юга России, то там нам могут противостоять иррегулярные формирования и диверсионно-разведывательные группы, ведущие борьбу с органами федеральной власти методами партизанской войны», – добавил генерал.

Тут, в общем, все ясно, очевидно и, можно сказать, банально. Правда, банально только с точки зрения здравого смысла. От нашего военно-политического руководства мы давно такого не слышали (точнее, вообще никогда). Слышали про «борьбу с международным терроризмом», что не хочется даже комментировать. А здесь вдруг – вполне реалистичная оценка ситуации.

А уж заявление насчет «многомиллионной армии» на восточном направлении следует считать эпохальным. Впервые со времен раннего Горбачева (если даже не Черненко) высокопоставленный отечественный военачальник фактически официально признал, что КНР является нашим потенциальным противником.

Может быть, недавний «Большой шаг» Народно-освободительной армии Китая (учения «Куюаэ-2009», о которых автор писал в статье «Миллионы солдат плюс современное вооружение», опубликованной в прошлом номере «НВО»), все же стал последней каплей. Просто невозможно стало и дальше не видеть очевидного. Поднебесная до такой степени открыто готовит агрессию против России, что вспоминается народное выражение «совсем стыд потеряли».

Теперь в самый раз выяснить, каким образом наша армия эти угрозы будет отражать. Об этом одновременно со Скоковым рассказал его непосредственный начальник, главнокомандующий Сухопутными войсками РФ генерал армии Владимир Болдырев. Он сообщил, что в подчиненном ему виде Вооруженных сил уже сформированы 85 бригад постоянной боевой готовности.

Что это за соединения по типам, уточнено не было, но в «НВО» говорилось об этом в статье «Военная реформа 2009–2012 годов» (см. номер от 12 декабря 2008 года). Это 39 общевойсковых бригад, 21 бригада ракетных войск и артиллерии, 7 бригад армейской ПВО, 12 бригад связи, 2 бригады радиоэлектронной борьбы. Не хватает еще четырех соединений, но, видимо, столько у нас будет десантно-штурмовых бригад. И вот теперь очень хочется понять, как можно этими силами отражать три главные угрозы.

Будем исходить из двух допущений. Первое – что даже две из трех угроз нам не придется отражать одновременно, они будут на нас обрушиваться только по отдельности. Объективно рассуждая, так оно скорее всего и будет. Второе – что все 85 бригад действительно обладают «постоянной боевой готовностью», то есть полностью укомплектованы личным составом, оснащены вооружением и военной техникой. Причем личный состав хорошо обучен и подготовлен, а вооружение и техника полностью исправны. В это допущение поверить гораздо сложнее, чем в первое, но сделать его необходимо, иначе, строго говоря, обсуждать вообще нечего. Более того, игнорируем тот факт, что нынешние бригады – это на самом деле всего лишь сильно урезанные дивизии со значительно уменьшившейся огневой мощью.

С ЭТИМ ПРОТИВНИКОМ СПРАВИМСЯ

Легче всего, видимо, будет справляться со второй угрозой, «южной», с «иррегулярными формированиями и диверсионно-разведывательными группами, ведущими борьбу с органами федеральной власти методами партизанской войны». Впрочем, тут тоже требуется ряд замечаний.

Во-первых, не очень ясно, имеется ли в виду наш собственный Северный Кавказ или Центральная Азия, куда могут прорваться талибы в случае провала западной военной эпопеи в Афганистане, или и то, и другое? На своей территории против иррегулярных формирований обязаны, вообще-то, действовать Внутренние войска МВД РФ. А армия должна помогать им только в том случае, если масштаб вооруженного конфликта оказывается слишком большим.

Москва ожидает новой полномасштабной войны на Северном Кавказе? Не исключено, ибо, судя по тому, что происходит в Дагестане и Ингушетии, такие ожидания небеспочвенны. Если же речь идет о Центральной Азии, то туда, как и в ходе двух чеченских кампаний, действительно придется направлять контингенты Вооруженных сил.

В принципе 85 бригад на такого противника хватить должно, даже с избытком. Правда, нельзя не отметить, что противопартизанская война, причем в горной местности, – вещь в высшей степени специфическая. Для ее ведения нужны совершенно особые навыки личного состава и в значительной степени специальная техника. Для нее в первую очередь необходимы горнострелковые бригады (а вот бригады ПВО совершенно ни к чему). У нас их, кажется, сформировано две, что, мягко говоря, мало. Особенно учитывая тот факт, что боеспособность этих соединений неочевидна.

Например, не очень ясно, принимали ли они хоть какое-то участие в прошлогодней войне за Южную Осетию? А ведь это была задача в первую очередь для них. В любом случае, даже если эти две бригады будут обладать исключительно высокой боеспособностью, такого количества подобных соединений категорически недостаточно даже для одного Кавказа. А степень готовности общевойсковых бригад к противопартизанской в горах вызывает огромные сомнения. Хотя, надо отметить, у нашей армии есть огромный опыт (афганско-чеченский) данных войн.

Кроме того, для таких боевых действий критически важна армейская авиация. Увы, уникальное по абсурдности (даже по меркам нашего хронического всеохватного абсурда) решение 2002 года о ее передаче в состав ВВС продолжает действовать. Обсуждать эту тему надо отдельно, причем очень трудно будет удержаться в рамках парламентской лексики.

ПРЕВОСХОДСТВО – АБСОЛЮТНОЕ

Впрочем, этой угрозе наши новые сухопутные войска хотя бы до какой-то степени адекватны. А вот с парированием двух других дело обстоит совсем плохо. А точнее – катастрофически.

С запада у нас «инновационные армии с бесконтактными формами и способами применения новейших сил и средств». То есть, попросту говоря, имеется в виду «агрессивный империалистический блок» НАТО.

Из-за поразившего Европу пацифизма, который, похоже, начал проникать и в США, воевать с нами Североатлантический альянс на самом деле не будет. Тем не менее он заявлен в качестве потенциального противника. Что, в общем, естественно. Потому что формально его мощь чрезвычайно велика. Следовательно, надо временно абстрагироваться от пацифизма и рассмотреть военный баланс.

У США в сухопутных войсках насчитывается 10 дивизий и 11 бригад, в Национальной гвардии – 8 дивизий и 15 бригад, в морской пехоте – 4 дивизии. У остальных 27 стран – членов НАТО в регулярных и резервных компонентах вооруженных сил – 24 дивизии, 254 бригады и множество отдельных полков, батальонов, других частей и подразделений (они дадут эквивалент еще нескольких десятков бригад). Что касается техники, то в зоне ДОВСЕ (на Европейском континенте) Североатлантический альянс имеет 13 тыс. танков, 25 тыс. боевых бронированных машин, 15,5 тыс. артсистем. Из них США – менее 100 танков, 600 ББМ, 200 орудий.

Следовательно, сегодня американских войск в Европе почти нет (всего в вооруженных силах США – 8 тыс. танков, почти 32 тыс. ББМ, не менее 8 тыс. артсистем). Но им ничего не стоит туда прибыть. А также начать воздействовать на Россию еще и с востока. Ведь на Сахалине и на Камчатке размещено всего по одной бригаде. Гигантские флоты США и других стран НАТО могут наносить удары почти по любой точке нашего побережья, поскольку российский ВМФ сегодня несопоставим с ними в принципе (о его состоянии «НВО» рассказало в статье «ВМФ РФ на зарубежных кораблях», увидевшей свет в номере от 3 июля 2009 года). То же самое относится и к ВВС.

Вот почему говорить о том, что Сухопутные войска РФ способны всему этому противостоять, может только человек, не имеющий вообще никакого представления о современных вооруженных силах. Например, очень интересно, как семь бригад ПВО будут прикрывать все остальные соединения Российской армии в условиях абсолютного превосходства ВВС НАТО в воздухе? Можно, кстати, отметить, что до реформы у нас было 19 зенитно-ракетных бригад. При такой ПВО (точнее, при ее отсутствии) танковые и мотострелковые бригады будут уничтожены еще до того, как войдут в прямое соприкосновение с войсками противника.

При этом реальность гораздо хуже, чем арифметическое сравнение дивизий, бригад, танков (последних, напомню, у нас на всю страну должно остаться всего две тысячи) и пушек. В средствах обеспечения боевых действий (управление, связь, разведка, навигация, РЭБ) преимущество вооруженных сил НАТО над российскими ВС гораздо выше, чем в людях и «железках». Общее их превосходство таково, что речь должна идти даже не о разах, а о порядках величин.

Ко всему этому колоссальному неравенству добавляется проблема мобильности. Переход Сухопутных войск РФ на «бригадный подряд» проводился, как известно, под лозунгом ее повышения. Учитывая, что, как было сказано выше, благодаря огромному превосходству в воздухе и на море силы НАТО могут воздействовать почти на любой участок нашей наземной границы и побережья, значение мобильности армейских частей и соединений РФ возрастает многократно.

Увы, как показали только что закончившиеся российско-белорусские учения «Запад-2009», с мобильностью у нас «есть проблемы». Переброска одной-единственной бригады из Московской области в Белоруссию заняла пять суток. А ведь расстояние было совсем небольшим (меньше 1000 км), коммуникации в западной части России и в Белоруссии, по отечественным меркам, развиты отлично. При этом противник (ввиду отсутствия такового) воздействия на эти самые коммуникации, а также места погрузки и выгрузки подразделений не оказывал.

В данных тепличных условиях пять суток для одной бригады – «немножко много». Это неудовлетворительно даже применительно к европейской России, где, повторяю, налицо развитая сеть коммуникаций, а расстояния относительно невелики.


...А эти войска окажутся куда более серьезным противником.
Фото Reuters

ГОРЬКАЯ ШУТКА

Если же речь идет об азиатской части РФ, то здесь фактор мобильности имеет вообще определяющее значение. Собственно, там мы проиграем на одном этом факторе. Тем более что на востоке российским войскам противостоит «многомиллионная армия с традиционными подходами к ведению боевых действий: прямолинейно, с большим сосредоточением живой силы и огневых средств на отдельных направлениях». О том, что речь идет о Народно-освободительной армии Китая, думаю, понятно любому мало-мальски «геополитически грамотному» человеку.

Только в Шэньянском и Пекинском военных округах НОАК, непосредственно граничащих с Россией на Дальнем Востоке и в Забайкалье, сосредоточено 22 дивизии (4 танковые, 6 механизированных, 6 мотопехотных, 3 воздушно-десантные, 3 артиллерийские) и 38 бригад (6 танковых, 12 мотопехотных, 1 пехотная, 7 артиллерийских, 1 противотанковая, 11 ПВО). В резерве – 7 пехотных дивизий и 3 дивизии ПВО. Многочисленные отдельные полки (танковые, пехотные, артиллерийские, вертолетные, РЭБ) опустим. Это только два из семи военных округов Китая, но они уже сильнее всех Сухопутных войск РФ, разбросанных от Калининграда до Камчатки.

А есть еще Ланьчжоуский ВО, ориентированный на Центральную Азию и Западную Сибирь, и Цзиннаньский ВО, резервно-экспериментальный, они в сумме дают еще почти столько же соединений. Не забудем также и о трех южных военных округах. И – заодно – о гигантском военнообученном резерве (около 40 млн. человек). Только танков у НОАК не менее 8 тыс., причем большинство из них по качеству уже вполне сопоставимо с нашими танками. Как и вообще основная часть армейской техники. По количеству превосходство потенциального противника, как и в случае с НАТО, – в разы. А в численности личного состава – на порядки.

При этом речь идет о сравнении со всеми Сухопутными войсками РФ. А ведь в реальности в Забайкалье и на Дальнем Востоке находится не более четверти от них. НОАК просто раздавит эту группировку силами лишь двух своих приграничных округов. Для переброски же подкреплений с запада у нас есть одна-единственная коммуникация – Транссиб. Его полная длина (от Ярославского вокзала Москвы до вокзала Владивостока) – 9288 км. И перевозка по нему всего одной бригады в идеальных условиях, судя по опыту учений «Запад-2009», займет┘ 2,5 месяца!

Собственно, комментарии уже излишни. Поскольку в условиях реальной войны с Поднебесной переброска вряд ли даже начнется, ибо она окажется невозможной в принципе. Ведь уже начиная с Амурской области Транссиб проходит непосредственно вдоль российско-китайской границы, соответственно, о его функционировании на этом участке в случае вооруженного противоборства между РФ и КНР не может быть и речи. Но и западнее проблемы тоже будут.

Дело в том, что количество китайцев на территории РФ сегодня, по самым наискромнейшим подсчетам, составляет не менее 500 тыс. человек, и проживают они по всей России, от Владивостока до Санкт-Петербурга. Представляется, что среди них найдется несколько десятков обученных диверсиям на железных дорогах спецназовцев. И уже в Западной Сибири полотно Транссиба может быть подорвано сразу во многих местах. А после того как эти участки будут отремонтированы – в нескольких других точках. Поэтому о нормальном функционировании магистрали наверняка придется забыть. И, соответственно, о переброске войск по ней с запада на восток.

Собственно, уже появилась горькая как бы шутка: в случае вторжения армии Китая в Россию проблемой для нее будет не разгромить Вооруженные силы РФ, а просто их найти. В этой шутке доля шутки очень близка к нулю. По сути, единственными противниками НОАК станут не наши войска, а расстояния и рельеф местности. Но китайцы с этим справятся, на то они и китайцы.

ДВА ВАРИАНТА

Таким образом, наши постреформенные Сухопутные войска «идеально бессмысленны». Для отражения «южной» угрозы они формально сверхизбыточны, но – вдобавок – с точки зрения наличия специализированных частей – недостаточны. Против «западной» и «восточной» угроз они недостаточны настолько, что ими, по сути, можно пренебречь. В итоге приходится констатировать, что содержание СВ в их нынешнем виде – просто бессмысленное разбазаривание бюджетных средств. «НВО» уже не раз писало о том, что критерии, по которым строятся сегодня Вооруженные силы РФ, остаются полной загадкой. «Новый облик» Сухопутных войск – очередное подтверждение того, что таких критериев просто нет.

При этом, если исходить из того набора угроз, которые описал генерал Скоков (а вряд ли можно предложить какой-то другой набор), есть два варианта строительства Вооруженных сил России вообще и СВ в частности.

Первый – сосредоточить большую часть сил и средств государства на развитии СЯС, официально заявив, что на любую агрессию против себя, даже с использованием только обычных вооружений, Россия ответит массированным ядерным ударом на полное уничтожение противника. В этом случае, кроме СЯС, понадобится развитие только ПВО для их прикрытия и небольшой части нынешних Сухопутных войск для непосредственной защиты СЯС и ПВО (в первую очередь – от диверсионно-террористических действий). Еще какую-то часть СВ можно официально передать в состав Внутренних войск МВД для борьбы с теми же иррегулярными формированиями, все остальное – просто сократить за ненадобностью.

Второй – попытаться все-таки создать такие Сухопутные войска, которые позволили бы не сразу ставить страну и мир на грань ядерной катастрофы в случае обострения международной ситуации. Совершенно очевидно, что они в любом случае не могут быть равны ни силам НАТО, ни НОАК даже по отдельности, у нас нет на это ресурсов. Но они должны быть такими, чтобы создать и западным, и восточным «потенциальным супостатам» очень серьезные проблемы в случае обычной войны. Особенно с учетом того, что обороняться всегда легче, чем наступать.

Для этого СВ необходимо увеличить как минимум вдвое, особый упор сделав на ПВО, горные части, а также, разумеется, вернув в их состав армейскую авиацию. Необходимо значительное усиление реактивной артиллерии для парирования «восточной» угрозы. Кроме того, совершенно очевидно, что если для парирования «западной» и «южной» угроз бригадный принцип можно считать адекватным, то на востоке необходимо восстановить дивизии, резко усилив их огневую мощь.

Неприемлем третий вариант – сохранение нынешней ситуации. Правда, нет сомнений, что именно он и реализуется.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Киев создает новую армию

Киев создает новую армию

Татьяна Ивженко

График военных реформ будет представлен на саммите НАТО в Варшаве

2
6220
В Ярославле школьники вступили в возрожденное молодежное военно-патриотическое движение «Юнармия»

В Ярославле школьники вступили в возрожденное молодежное военно-патриотическое движение «Юнармия»

0
713
В армии. Шойгу объявил о повышении боевого потенциала на треть

В армии. Шойгу объявил о повышении боевого потенциала на треть

Олег Владыкин

0
1041
Квартирная революция Шойгу

Квартирная революция Шойгу

Виктор Литовкин

Минобороны успешно решает проблему, которую не удавалось закрыть 20 с лишним лет

0
7181

Другие новости

24smi.org