0
4147
Газета Армии Интернет-версия

16.03.2012

Индийский слон соперничает с китайским драконом

Прохор Тебин

Об авторе: Прохор Юрьевич Тебин - аспирант ИМЭМО РАН.


Северодвинск – кузница индийских ВМС.
Фото Михаила Воркункова

На рубеже XX–XXI веков на фоне сокращения флотов старых морских держав – США, Великобритании, Франции и России – начался процесс роста морской мощи азиатских стран, и в первую очередь Индии и Китая. Бурный экономический рост, с одной стороны, потребовал обеспечить защиту национальных интересов азиатских гигантов в Мировом океане, а с другой – позволил выделить ресурсы на развитие морской мощи.

В отличие от морских амбиций Китая, стремление Индии к статусу великой морской державы привлекло существенно меньшее внимание со стороны экспертного сообщества. Вместе с тем от «индийского фактора» в значительной степени зависит будущее мировой политики, безопасность и стабильность в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Для более полного понимания того, как Индия поведет себя на международной арене в будущем, необходимо рассмотреть ее военно-морскую стратегию.

Военно-морская мысль в Индии в значительной степени опирается на англо-саксонскую традицию, классические теории Мэхэна и Корбетта, а также современные работы английских и прежде всего американских экспертов и стратегов. Вместе с тем в последние десятилетия индийская военно-морская мысль находится в процессе активного развития и приспособления к особенностям политики национальной безопасности.

Еще в 1988 году была опубликована «Морская стратегия Индии на 1989–2014 годы», ставшая первым подобным документом в истории индийского флота. В начале 2000-х годов стало очевидно, что ее концептуальные установки устарели и не соответствуют современной международной обстановке и индийской политике. В 2004 году была опубликована «Морская доктрина Индии», ставшая сводом фундаментальных принципов, определяющих использование морской мощи для достижения целей национальной политики.

Морская доктрина стала основой для новой стратегии, опубликованной в 2007 году и названной «Свобода открытого моря: военно-морская стратегия Индии». В отличие от своей предшественницы новая стратегия рассчитана не на 25, а на 15 лет, что, по мнению ее создателей, позволяет достигнуть баланса между долгосрочными и краткосрочными целями. Успешная реализация данной стратегии позволит эффективно защитить национальные интересы Индии в Мировом океане и закрепить за ней к 2022 году статус великой морской державы.

По сравнению с китайской военно-морская стратегия Индии в большей степени является постмэхэнской и, по определению ведущего английского военно-морского эксперта Джоффри Тилля, постмодернистской. Это связано с более существенной ролью, которую в индийской стратегии играют задачи мирного времени, международное сотрудничество, обеспечение коллективной и международной безопасности.

ГЕОПОЛИТИКА ИНДИЙСКОГО ОКЕАНА

Главной целью индийского флота является, и это было отражено в названии новой стратегии, обеспечение свободного доступа Индии к Мировому океану, а также обеспечение ее господствующего положения в Индийском океане. В значительной степени это связано с тем, что Индия остается крупным нетто-импортером углеводородов. Став в 2009 году третьим крупнейшим потребителем энергоресурсов в мире, она на 26% зависит от импорта. Для сравнения, Китай, по данным Всемирного банка, импортирует менее 10% от потребляемых энергоресурсов.

С геополитической точки зрения Индийский океан имеет ряд особенностей. Индия с ее 7500 км береговой линии и около 1,63 млн. кв. км исключительной экономической зоны является единственной великой державой, имеющей непосредственный выход к нему. Вместе с тем Индия вынуждена учитывать то влияние, которое имеют в Индийском океане две внерегиональные великие державы – США и Китай.

Свобода мореплавания в Индийском океане, играющем ключевую роль в глобальной системе морской торговли и транзите углеводородов, зависит от свободы девяти ключевых «узких мест»: Ормузского пролива, Суэцкого канала, Баб-эль-Мандебского, Малаккского, Ломбокского и Зондского проливов, а также проливов Шестого, Девятого градусов и Мыса Доброй Надежды. Блокада или иное ограничение судоходства в этих районах приведет к серьезным экономическим и политическим последствиям, которые будут иметь общемировой характер.

В регионе Индийского океана сосредоточено около 65% мировых запасов нефти, 35% мировых запасов природного газа, а также значительное число иных минеральных и биологических ресурсов. В регионе проживают около 2,4 млрд. человек, что составляет треть населения Земли, и к 2050 году это число может превысить 3 млрд. Среди 36 ключевых и 19 периферийных стран региона наблюдаются серьезные диспропорции в уровне экономического развития и внутригосударственной стабильности. Наряду с такими благополучными государствами, как Австралия, Сингапур и Саудовская Аравия, существуют настолько бедные и дестабилизированные страны, как Сомали, Мозамбик, Мадагаскар и Эритрея.

В Индийском океане сосредоточено значительное число угроз национальной безопасности Индии. В регионе осуществляют свою деятельность наиболее крупные международные террористические организации, такие как «Аль-Каида», «Лашкаре Тайба» и «Джемаа Исламия». Несмотря на международные усилия по защите судоходства, восточная и западная оконечности Индийского океана остаются пиратскими регионами в мире. В регионе Индийского океана сосредоточены наиболее опасные мировые очаги напряженности: Иран, Сомали, Йемен, Афганистан и Пакистан. Наконец, в данном регионе происходит около 70% стихийных бедствий в мире.

ОСНОВЫ ВОЕННО-МОРСКОЙ СТРАТЕГИИ

Современная военно-морская стратегия Индии выделяет четыре основные роли ВМС: военную, дипломатическую, полицейскую и «мягкую». Несмотря на определенные специфические различия, подход индийских флотоводцев к основным функциям в большей степени соответствует принципам, принятым среди ведущих западных морских держав, а также в Японии и Южной Корее. Они представляют собой своеобразный синтез модернистских идей Мэхэна–Корбетта и постмодернистской западной, в первую очередь американской, военно-морской мысли 1990–2000-х годов.

Военная роль флота в соответствии с индийской стратегией включает в себя функции не только собственно военного, но и мирного времени. К первым относятся действия по достижению господства на море, оспариванию господства на море в конфликте с более сильной морской державой, а также ведение боевых действий в прибрежных районах, в том числе проведение десантных операций и совместные действия с другими видами вооруженных сил.

Военная роль флота в мирное время подразумевает прежде всего осуществление стратегического сдерживания, как ядерного, так и конвенционального. Стоит отметить, что ядерное сдерживание для ВМС Индии остается перспективной функцией – первая индийская ПЛАРБ Arihant должна быть принята на вооружение в 2012 году. Вместе с тем для страны, военная доктрина которой подразумевает использование ядерного оружия лишь в ответном ударе, создание морской компоненты СЯС является первостепенной задачей. Наконец, в мирное время ВМС Индии особо выделяют участие в миротворческих операциях под эгидой ООН или в рамках международных коалиций, в том числе в операциях по принуждению к миру и гуманитарных интервенциях.

Дипломатическая роль индийского флота включает в себя столь различные функции, как проведение «политики канонерок» и оказание политического давления, осуществление внешнего военно-морского присутствия и демонстрация флага, а также развитие военного партнерства с другими странами. Международные морские учения и различные операции невоенного характера также играют важную роль в индийской военно-морской дипломатии. Стоит отметить, что термин «проецирование силы», который в западной традиции подразумевает осуществление десантных операций и иных действий «флот против берега», в индийской стратегии практически тождественен внешнему присутствию и демонстрации флага.

Полицейская роль флота полностью соответствует тому, что принято называть «морской безопасностью», которая включает в себя обеспечение суверенитета и защиты ресурсов Мирового океана, поддержание свободной и открытой морской торговли, противодействие невоенным угрозам, обеспечение экономической, политической и правовой стабильности в Мировом океане. ВМС Индии ориентированы как на проведение самостоятельных операций низкой интенсивности по борьбе с пиратством и терроризмом, так и на совместное с Береговой охраной осуществление функций по борьбе с контрабандой, наркотрафиком и незаконной миграцией, защите исключительной экономической зоны, минеральных и биологических ресурсов Мирового океана, а также противодействия загрязнению окружающей среды.

Наконец, «мягкая роль» охватывает весь спектр «мягкой мощи», реализуемый индийскими ВМС. Ее основной задачей в отличие от «жесткой», военной роли является формирование позитивного образа Индии в мире, доброжелательного международного окружения, распространение культурных и политических ценностей Индии. «Мягкая мощь» флота подразумевает помощь в развитии флота и береговой охраны более слабым морским державам, оказание гуманитарной помощи и участие в ликвидации стихийных бедствий, а также помощь в изучении Мирового океана.

Важнейшую роль в реализации четырех «ролей» ВМС Индии играет формирование информационной осведомленности в Мировом океане. Главной его целью является обеспечение адекватного представления об обстановке в Индийском океане и за его пределами. В соответствии с индийской военно-морской стратегией «мощь флота лежит не столько в его ракетном боезапасе, сколько в его способности оперативно реагировать на изменения обстановки».

«ВЗГЛЯД НА ВОСТОК» И «НИТКА ЖЕМЧУГА»

Наиболее актуальной военной угрозой для Индии остается Пакистан. Но все большую озабоченность у Нью-Дели вызывают морские амбиции Китая и в первую очередь его доктрина «нитки жемчуга», которая подразумевает формирование зоны влияния Китая в Индийском океане. Ее основными задачами являются обеспечение безопасности поставок энергоресурсов в Китай, обеспечение проникновения Китая на рынки стран региона, а также формирование задела для обеспечения китайского контроля над основными судоходными линиями и «узкими местами» Индийского океана.

Ключевыми китайскими «жемчужинами» в регионе являются порты Гвадар в Пакистане, Хамбантота на Шри-Ланке, Читтагонг в Бангладеш, Ситуэ, Кяокпю и Янгон в Мьянме, а также китайские военные базы на Парасельских островах и острове Хайнань. Также существует вероятность появления новых «жемчужин», в том числе на островах Коко, принадлежащих Мьянме, острове Маэ на Сейшелах, и реализации проекта строительства канала через перешеек Кра в Таиланде.

Вместе с тем стоит отметить, что Индия достаточно успешно противодействует расширению влияния Китая. Демократические преобразования в Мьянме существенно ослабили китайские позиции и способствовали политическому и экономическому сближению с Индией. Кроме того, из-за индийского влияния Китаю до сих пор не удалось закрепиться на Мальдивских островах, где Пекин планировал создать базу для подводных лодок на атолле Марао. Активную политику Индия проводит в рамках Организации сотрудничества стран Бенгальского залива (БИМСТЕК), куда кроме нее также входят Бангладеш, Бутан, Мьянма, Непал, Шри-Ланка и Таиланд.

Собственная индийская «нитка жемчуга» в регионе включает в себя многочисленные военно-морские базы на континентальной территории Индии (самые крупные – Коччи, Карвар, Мумбаи и Вишакхапатнам), базы на островных союзных территориях – Лакшадвип, Андаманские и Никобарские острова, а также партнерские отношения с Сейшелами, Маврикием, Мадагаскаром и Оманом.

Наиболее остро индийско-китайские отношения развиваются в регионе Южно-Китайского моря, где сталкиваются китайская доктрина «нитки жемчуга» и индийская политика «взгляда на Восток», которая подразумевает сближение Индии со странами Юго-Восточной Азии. Эта концепция была озвучена еще в начале 1990-х при Нарасимхе Рао, но своего расцвета достигла при премьер-министре Манмохане Сингхе, которого некоторые в шутку не признают жителем Индии – так много времени он проводит в заграничных поездках, укрепляя влияние Индии.

Недовольство Китая вызывает сближение Индии со старым противником Китая – Вьетнамом. Развитие военно-политических и экономических связей между Ханоем и Нью-Дели стало своеобразным симметричным ответом на укрепление китайско-пакистанских отношений. Официальный Пекин неоднократно делал жесткие заявления относительно индо-вьетнамской программы по добыче нефти в Южно-Китайском море.

Кроме того, Китай негативно воспринимает индо-вьетнамское военно-техническое сотрудничество, которое активно развивается с середины 2000-х годов. Индия осуществила ремонт и модернизацию вьетнамских МиГ-21, а также поставляет запчасти для вьетнамских кораблей. ВМС и Береговая охрана обоих государств проводят совместные учения и морские патрули.

В конце июля 2011 года произошел одновременно курьезный и настораживающий инцидент, когда индийский большой десантный корабль Airavat, находясь в 80 км от побережья Вьетнама, получил странный вызов по радио, который якобы исходил от «китайского флота». «Вы вошли в китайские воды», – гласило сообщение. Это заставило Нью-Дели вновь заявить о том, что Индия придерживается принципов свободы открытого моря и мореплавания, «в том числе в Южно-Китайском море» и что эти принципы «должны уважаться всеми странами».

Усиление индийско-китайских противоречий выгодно для США. В последние годы Вашингтон проводит политику ненавязчивого сдерживания морских амбиций Китая и его изоляции посредством формирования квазиантикитайского партнерства стран АСЕАН и Японии. К этому партнерству постепенно подталкивается и Индия, а вслед за ней и другие страны региона Индийского океана.

Вместе с тем Индия не намерена серьезно обострять отношения с Китаем. Напротив, в 2011 году Пекин и Нью-Дели возобновили двусторонний диалог по вопросам обороны. Индийско-китайское партнерство в сфере обороны включает также совместные учения и обмен военными делегациями. Одной из важнейших задач двустороннего диалога является урегулирование территориальных споров вокруг региона Аксай Чин в штате Джамму и Кашмир, а также вокруг штата Аруначал Прадеш на северо-востоке Индии. На данном этапе индийско-китайское партнерство представляется для обеих стран более важным, чем соперничество.

СТРАТЕГИЯ КАК РУКОВОДСТВО СТРОИТЕЛЬСТВА ФЛОТА

Установки военно-морской стратегии определяют стремление Индии к созданию крупного сбалансированного океанского флота. Уже сейчас ее ВМС являются одними из крупнейших в мире, а после успешной реализации текущей крупномасштабной программы военно-морского строительства окончательно войдут в пятерку мощнейших флотов мира.

До сих пор военно-морское строительство в Индии зависит от импорта военно-морской техники и технологий. Ключевыми партнерами страны в этой области в течение долгого времени остаются Россия и Франция. В отличие от Китая Индия не обладает мощной судостроительной промышленностью, которая могла бы существенно облегчить программы военного кораблестроения. Вместе с тем за последние десять лет страна добилась существенных успехов в самостоятельном строительстве военного флота и иных морских вооружений.

Особо стоит отметить такие проекты, как строительство первого поколения индийских атомоходов типа Arihant, первого авианосца индийской постройки Vikrant, который должен заменить единственный на сегодняшний день индийский авианосец Viraat. Успешно реализуются программы строительства всех основных классов надводных боевых кораблей: корветов типа Kamorta (пр. 28 и 28A), фрегатов типа Shivalik (пр. 17 и 17А), эсминцев типа Delhi и Kolkata (пр. 15, 15A и 15B). Нельзя забывать и о совместном российско-индийском проекте создания крылатой ракеты BrahMos и ее гиперзвуковой версии BrahMos II.

Военно-морская стратегия Индии уделяет особое внимание информационной осведомленности в Мировом океане. С этой целью Индия постепенно реализует программы создания единой системы слежения, включающей военные спутники, БПЛА, самолеты и вертолеты ДРЛО, а также не менее 24 патрульных самолетов P-8 Poseidon компании Boeing, поставки которых должны начаться в 2013 году.

К 2015 году Индия планирует иметь в составе своего флота два, а к 2020 году – три неатомных авианосца: 44000-тонный приобретенный у России авианосец Vikramaditya, 40000-тонный Vikrant и перспективный Vishal, водоизмещение которого скорее всего составит 60–70 тыс. тонн. Это позволит иметь в постоянной боеготовности два корабля, в то время как третий будет проходить плановый ремонт и техническое обслуживание. Неоднократно появлялись слухи о том, что Индия также может приобрести несколько новых крупных десантных кораблей.

Индийские адмиралы неоднократно подчеркивали, что приоритетным для ВМС Индии является строительство крупных универсальных боевых кораблей, а не «москитного флота». Таким образом, к 2020–2025 годам Индия может создать современный мощный океанский флот, ядро которого составят три авианосца, 50–70 кораблей класса корвет-фрегат-эсминец и около 30 подводных лодок, в том числе 4 ПЛАРБ, до 6 многоцелевых атомохода и 15–20 неатомных подводных лодок. Это позволит Индии реализовать свою военно-морскую стратегию и сделать Индийский океан своим «внутренним морем».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Программами дополнительного образования в Москве пользуется почти миллион школьников

Татьяна Ефремова

Десятки тысяч столичных кружков и секций помогают горожанам развивать таланты детей

0
347
Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

Путин подписал указ об освобождении Василия Лихачева от обязанностей члена ЦИК РФ

0
470
В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

В ближайшие пять лет Китай может стать самым большим авиарынком в мире

0
364
В Верховный суд стали обращаться реже

В Верховный суд стали обращаться реже

Екатерина Трифонова

Граждане или удовлетворены качеством правосудия, или уже в нем разочаровались

0
469

Другие новости

Загрузка...
24smi.org