0
5666
Газета Армии Интернет-версия

03.08.2012

Возрождение из пепла

Тэги: минобороны, опк, рогозин


минобороны, опк, рогозин Качество военной продукции на любом предприятии находится под строгим контролем Пентагона.
Фото с официального сайта ВМС США

Президент РФ Владимир Путин, выступая на пленарном заседании Совета Федерации, заявил, что необходимо вернуться назад и восстановить действовавшую ранее систему военных представительств. По мнению главы государства, это даст возможность обеспечить эффективное управление качеством продукции военного назначения. «Что касается военной приемки, ее просто ликвидировали почти как класс, что плохо», – сказал глава государства. «Ее нужно восстанавливать, потому что без эффективной, работающей, функционирующей системы военной приемки у нас будут большие проблемы с качеством военного оборудования», – подчеркнул президент.

ДО ОСНОВАНИЯ, А ПОТОМ…

Процедура военной приемки вооружений, которую почти три века назад ввел Петр I, до перестройки и развала СССР весьма эффективно помогала вооружать войска качественными системами ВВТ. После вступления России в новую фазу экономического развития этот институт управления качеством, как, впрочем, и весь ОПК, стал медленно, но очень верно разваливаться.

Сегодня в отечественный оборонно-промышленный комплекс входит более 1300 организаций, расположенных в 64 субъектах РФ. На оборонных предприятиях работает 2 млн. человек. Однако на большей части этих предприятий представительства заказчика, официально именуемые военными представительствами, были ликвидированы или очень существенно сокращены.

Российские эксперты по-разному высказываются о сложившейся ситуации с качеством производимых вооружений. Одни из них считают, что унаследованная от СССР система военной приемки, бывшая в те времена главным и самым действенным инструментом обеспечения надежности и качества вооружений, направляемых в войска, не в полной мере соответствовала требованием рыночной экономики, поэтому в целом решение о ее реформировании было совершенно правильным. Правда, они признают, что некоторые меры по модернизации ВП были не совсем продуманы.

Другие специалисты говорят об этой проблеме в более категоричной форме и обвиняют министра обороны Анатолия Сердюкова в полном развале этого важнейшего и в определенной мере наиболее эффективного инструмента повышения качества военной продукции. Они считают, что сегодня жизненно необходимо восстановление военных приемок, которые в предыдущие годы были существенно разрушены, уничтожены, а с приходом гражданского министра – просто ликвидированы.

По их убеждению, сегодня на каждом предприятии ОПК совершенно необходимы военные представители. Военпреды должны контролировать весь производственный цикл, следить за технологическими процессами на каждом этапе изготовления военной продукции и принимать изделия военного назначения не только как конечный продукт, но и осуществлять приемку входящих в него узлов, важнейших деталей и комплектующих элементов. Специалисты отмечают, что современная практика функционирования ВП, когда испытывается и оценивается только полностью готовое изделие, приводит к тому, что в войска поступает некачественная военная техника, с недостаточно отработанной эксплуатационной пригодностью, с плохо подобранными комплектами запасных инструментов и принадлежностей и с не до конца отработанной эксплуатационной документацией. Все это не только в значительной мере затрудняет службу бойцов, использующих и обслуживающих такие ВВТ, но и наносит ущерб экспортному имиджу России, в больших объемах поставляющей отечественное оружие в зарубежные страны.

В советские времена ВП действовали не только как институт управления качеством продукции военного назначения. ВП использовались как органы независимой инспекции самолетов гражданской авиации, а также некоторых других изделий. Как отмечают специалисты, за обеспечение Министерством обороны качества такой продукции гражданские ведомства выплачивали 1% от суммы контрактов, заключенных на производство, что было весьма немало.

Еще в конце прошлого года министр обороны России Анатолий Сердюков заявил, что военное ведомство намерено пересмотреть подходы к военной приемке. Он сказал, что в силу разных причин ВП не уделялось должного внимания. «Сейчас ситуацию выравниваем», – отметил он в разговоре с журналистами.

По словам министра, у руководства МО уже есть понимание того, что нужно сделать в части подготовки специалистов ВП, их стимулирования и технического оснащения. Он также сказал, что бывший в то время премьер-министром Владимир Путин дал МО целый ряд поручений по сопровождению контрактов. Одно из таких указаний премьера касалось приемки и качества продукции ОПК. В конце февраля руководитель военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая на заседании Госдумы по вопросу развития оборонной промышленности, заявил, что проблемы, связанные с ракетно-космической техникой и, в частности, с «Булавой», не определяются только коррупцией. Они вызваны и отсутствием в РФ развитой производственной базы, выпускающей электронные элементы с требующимися характеристиками, и значительным сокращением института военных представительств на предприятиях, и системным характером проблем в промышленности и в подготовке кадров.

Рогозин напомнил недавнюю статью Владимира Путина, в которой тот категорично настаивает на том, что казнокрадство и коррупцию в ОПК надо рассматривать как государственную измену. «Однако карательные меры сами по себе не обеспечат повышение надежности отечественной техники», – заявил вице-премьер.

Остановился Рогозин и на вопросе о военной приемке. «Учитывая существенное сокращение военных представительств на предприятиях ОПК, Министерству обороны Российской Федерации дано поручение с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти подготовить и до 1 марта внести в правительство проект новой редакции положения о военных представительствах Минобороны с учетом повышенных требований, предъявляемых к качеству военной продукции», – сказал он. Но следует отметить, что на настоящий момент какие-либо сведения о ходе или завершении этой работы отсутствуют.

Глава ВПК также подчеркнул, что «сама по себе система военных представительств – не панацея, это необходимое, но все-таки недостаточное условие для повышения качества производимой продукции». Рогозин заметил, что «наряду с военпредами на всех без исключения предприятиях, участвующих в изготовлении продукции военного назначения, должна существовать и параллельно действовать система управления, менеджмента качества», то есть отделы технического контроля.

А совсем недавно, выступая на форуме «Технологии в машиностроении – 2012», Дмитрий Рогозин еще раз заявил о том, что необходимо вернуть военную приемку на предприятия ОПК. Глава ВПК также отметил важность обеспечения дисциплины в отрасли. «Должен быть страх перед законом, страх перед дисциплиной производственников по отношению к заказчику и инструменты, обеспечивающие эту дисциплину», – заявил Рогозин. По его словам, одним из таких инструментов может стать госприемка.

Рогозин подчеркнул, что военная приемка должна работать «в контакте с ОТК», иначе технический контроль на предприятии не будет выполнять свои функции. «Если не будет одного контрольного фильтра, то и второй, который находится в ведении директора предприятии, тоже не будет работать. И как результат, мы будем получать рекламации к качеству продукции, в том числе и от иностранных покупателей», – констатировал глава ВПК.

В соответствии директивой ГШ ВС РФ от 23 марта 2009 года № 31/9/1000 планировалось через два месяца сократить численность офицерского состава (военнослужащих) ВП до 1300 человек, а количество военных представительств – до 619, то есть почти в четыре раза. Однако через три дня ее действие было разумно приостановлено. Тогда численность личного ВП МО немногим превышала 7000 человек. Но ГШ не остановился в своих начинаниях и новой директивой от 27 ноября 2009 года № 314/9/5070 снизил должностные оклады и воинские звания для всех офицерских должностей военных представительств. Затем последовала еще одна инициатива Генерального штаба. 1 апреля 2011 года была утверждена директива № 314/9/1547, согласно которой до 1 августа того же года должны были быть проведены мероприятия по сокращению численности военнослужащих и гражданского персонала ВП в два и более раз.

Сейчас, видимо, в связи со словами президента, все должно возвратиться «на круги своя», и военные приемки снова станут, как и прежде, вершить суд качества на производстве, как это было в СССР. Тогда партия не жалела денег на военпредов. По штатному расписанию только в ВП ВВС трудилось более 10 тыс. офицеров и 11 тыс. гражданских специалистов. А в целом в военном ведомстве военпредов было в несколько раз больше.

КОНТРОЛЕРЫ КАЧЕСТВА В ПЕНТАГОНЕ

Америка, несмотря на распад СССР, окончание холодной войны и некоторое потепление отношений между нашими странами, все-таки продолжает оставаться контрагентом России в военной сфере. Сегодня в значительной мере это относится к мировому рынку вооружений, где США стремятся к полному доминированию и захвату всех позиций. Вашингтон действительно экспортирует надежную и качественную технику многим зарубежным странам, хотя и по высоким ценам. В связи с этим заокеанский опыт контроля качества представляет немалый интерес.

Идея создания системы управления и руководства качеством впервые появилась в США. Вторая мировая война, во время которой большая часть американской экономики, и прежде всего военная промышленность, работала на оборону, в значительной степени способствовала разработке концепций управления качеством и внедрению соответствующих военных стандартов. В тот период МО вкладывало значительные средства в обеспечение качества изделий военного назначения. Это дало толчок внедрению фирмами собственных структур управления качеством и в других отраслях промышленности. Данный процесс был обусловлен большими финансовыми потерями, которые несли компании при использовании неадекватных технологий производства и обеспечения качества на каждом этапе создания продукции. По оценкам специалистов некоторых американских корпораций, проведенных в начале 90-х годов прошлого столетия, стоимость ликвидации последствий отбраковки изделий из-за их плохого качества на всех этапах производства достигала 20% общих издержек.

Порядок выпуска промышленностью США, включая предприятия ВПК, продукции с высоком уровнем показателей качества регламентируется целым рядом федеральных и ведомственных юридических норм и разработанных на их базе документов. Все процедуры заказа и закупок продукции, производимые в государственных интересах, подробно сформулированы в Федеральных правилах приобретения (FAR). МО разработало Приложение к федеральным правилам приобретения (DFARS), в котором учтены все особенности процедур приобретения вооружений и военной техники. В МО США и в министерствах видов ВС существует большое количество руководящих документов, в которых досконально расписаны все процедуры закупок только качественных вооружений и военной техники.

В американской практике достижения требуемых показателей качества изделий военного назначения используется два понятия. Первое из них – обеспечение качества (quality assurance) – включает планирование и систематизированные проверки выполнения требований к качеству проектируемых и закупаемых изделий военного назначения. Второе понятие – контроль качества (quality control) – относится к процедурам проверки структур подрядчика, обеспечивающих выпуск продукции в соответствии с установленными требованиями.

В МО США нет должностей, однозначно соответствующих статусу военпреда в ВС РФ. Головным ведомством Пентагона, отвечающим за обеспечение качества ВВТ, является Агентство управления оборонными контрактами (DCMA). Это агентство тесно взаимодействует с управлениями руководителей программ приобретения МО и министерств видов ВС, непосредственно занимающихся обеспечением качества ВВТ, число которых измеряется не одной сотней единиц. Большая часть сотрудников этих управлений являются гражданскими специалистами.

В начале 60-х годов прошлого века МО провело оценку системы управления контрактами и приняло меры по ее модернизации. Было установлено, что структуры Пентагона, осуществлявшие управление контрактами, дублировали функции друг друга и были децентрализованы. Поэтому было принято решение о передаче основной части административных функций Управлению тыла МО, к которому постепенно стала постепенно переходить вся ответственность в этой сфере.

Однако соответствующие службы видов ВС продолжали управлять крупными программами приобретения ВВТ, включая обеспечение и контроль качества вооружений. В соответствии с нормами МО к крупным программам закупок вооружений относятся такие программы, ежегодные расходы по которым на собственно разработку какой-то конкретной системы оружия превышают 365 млн. долл., а стоимость произведенных образцов – 2 млрд. долл.

Тем не менее проблемы с качеством военной продукции полностью ликвидировать так и не удалось. В связи с этим в 1989 году по приказу МО была еще раз проведена проверка эффективности функционирования системы управления контрактами на разработку и закупку вооружений, в ходе которой были выявлены многие недостатки, включая общие подходы к контролю и обеспечению качества ВВТ и внедрению соответствующих стандартов. По результатам данной проверки в начале 1990 года в рамках Управления тылом МО было создано Командование управления военными контрактами (DCMC). Десять лет спустя это командование было выведено из состава Управления тыла и стало самостоятельным подразделением МО, подчиненным заместителю министра обороны по приобретению, технологиям и МТО (under secretary of defense for acquisition, technology and logistics). Оно было переименовано и получило свое нынешнее называние. DCMA было передано право управления всеми контрактами, реализуемыми по заказам военного ведомства.

Управление качеством ВВТ, ответственность за которое возложена на Директорат обеспечения качества (QAD), является только одной из многочисленных функций агентства. Кроме этого специалисты данной структуры формулируют общие подходы к управлению контрактами, которые находят отражение в многочисленных директивах, меморандумах, наставлениях и руководствах, выпускаемых в его стенах. Сотрудники агентства принимают самое непосредственное участие в отборе компаний для выполнения заказов и в подготовке контрактов, оценивают риски их выполнения, контролируют подразделения подрядчика, обеспечивающие выполнение работ по заданиям МО, следят за расходами компаний, реализующих военные контракты, и решают еще целый ряд других задач на всех фазах жизненного цикла систем ВВТ.


Женская интуиция не подводит при контроле качества военной продукции.
Фото Виктора Литовкина

В настоящее время в DCMA, штаб-квартира которого расположена в форте Ли штата Вирджиния, проходят службу 562 офицера. Численность гражданского персонала составляет чуть более 10 тыс. чел. В состав агентства входит 46 отделов управления контрактами, расположенных на 740 объектах в западной, центральной и восточной зонах территории США и в 26 зарубежных странах, которым Пентагон продает вооружения. Их сотрудники контролируют почти 20 тыс. фирм, с которыми МО заключило контракты на разработку и поставку ВВТ. Число выполняемых контрактов составляет почти 334 тыс., а их стоимость – около 1,7 трлн. долл.

В отчете Главного финансового управления (GAO), опубликованном в 2009 году, указывается, что в 2008 году в системе приобретения вооружений в МО и в министерствах видов ВС насчитывалось около 152 тыс. военных и гражданских специалистов. В видах ВС существовало 66 подразделений, обеспечивающих централизованное управление программами приобретения вооружений. В них работали около 9 тыс. военных и гражданских специалистов. Причем число служащих почти в шесть раз превышало количество военных. К 2015 году МО планирует довести численность сотрудников этих подразделений до 20 тыс. человек.

ГЛОБАЛИЗМ АМЕРИКАНСКОГО КАЧЕСТВА

В начале 80-х годов в США была разработана концепция глобального управления качеством (TQM), которую реализовали на предприятиях всех крупных подрядчиков МО. Значительные выгоды, которые давало внедрение этой концепции, включая сокращение расходов, повышение качества продукции и более эффективное выполнение требований заказчика, заставило фирмы вкладывать значительные средства в подготовку своих сотрудников и закупки нового оборудования с целью повышения своей конкурентоспособности.

В рамках данной концепции руководство компаний ВПК, таких как «Мартин Мариетта», «Боинг», «Локхид», «МакДоннелл Дуглас» и некоторые другие, стали внедрять практику стимулирования активного участия своих сотрудников в улучшении качества продукции и совершенствовании процессов деловой активности, а также стали использовать статистические методы проверки качества продукции. Все это дало хорошие результаты, хотя и обошлось достаточно дорого.

Однако, несмотря на значительные успехи TQM в отдельных случаях, эта концепция не рассматривается абсолютно всеми предприятиями ВПК как универсальное решение. Руководство некоторых из них полагает, что недостаток этой концепции заключается в ее ориентации главным образом на качество производства. В то время как качество необходимо обеспечивать на всех этапах создания ВВТ.

В 90-х годах Пентагон провел ряд исследований в области качества и реализовал несколько программ по его повышению. Одной из них стала программа «Экономное производство авиационно-космической промышленности». Эта программа в значительной мере способствовала переводу предприятий ВПК на новый уровень управления качеством и получила достаточно широкое распространение.

В каком направлении пойдет развитие системы ВП в России и насколько удастся восстановить ее былую эффективность – пока сказать трудно. Потеряны опытные кадры, развалена некогда целостная структура, нет учебной базы для подготовки специалистов данного профиля, знания которых должны охватывать широкий круг не только военных, но и множества гражданских дисциплин. Но ясно одно: надо не ломать все безоглядно, а очень вдумчиво и кропотливо строить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Система вооружений в России дошла до точки бифуркации

Система вооружений в России дошла до точки бифуркации

Валерий Субботин

Воссоздание заказывающих структур в видах и родах войск обеспечит ВС РФ превосходство над противником

0
1372
Хронические болезни Российской армии не изжиты

Хронические болезни Российской армии не изжиты

Михаил Растопшин

Отсутствие эффективной системы технического обеспечения резко снижает боеготовность и боеспособность ВС РФ

0
1678
От пропагандистского уровня –  к исследовательскому

От пропагандистского уровня – к исследовательскому

Сергей Першуткин

Новые возможности анализа в области гибридных и террористических угроз

0
1520
Добьет ли "Пересвет" до цели

Добьет ли "Пересвет" до цели

Искандер Батыров

Минобороны сообщило о постановке боевого лазера на опытное дежурство

0
10213

Другие новости

Загрузка...
24smi.org