0
4276
Газета Армии Интернет-версия

30.10.2015 00:01:00

Союзное государство впало в кадетство

Система гражданско-патриотического воспитания подрастающего поколения пока не отличается цельностью

Тэги: белоруссия, союзное государство, брест, черное море, севастополь, погосян, борисов, лукашенко, сву, кадеты


белоруссия, союзное государство, брест, черное море, севастополь, погосян, борисов, лукашенко, сву, кадеты Воспитанники Кубанского казачьего кадетского корпуса. Фото автора

В минувшем сентябре в «белорусском «Артеке» – национальном детском образовательно-оздоровительном центре «Зубренок» прошла очередная 21-дневная Смена суворовцев и кадетов Союзного государства (СГ) – девятая начиная с 2007 года. В свободные от учебы часы между собой активно общались и соревновались в различных интеллектуальных и физических единоборствах 432 юных участника в погонах в возрасте 14–16 лет: 252 человека (21 делегация) из РФ и 180 (15) – из Республики Беларусь (РБ); в выходные – активный досуг, экскурсии. Всего за восемь лет, как сообщила «НВО» директор лагеря Надежда Онуфриева, в сосновом бору на живописном берегу самого крупного в республике озера Нарочь побывало 3545 лучших представителей президентских и суворовских, нахимовского и кадетских училищ от Петропавловска-Камчатского до Бреста. А летом мальчишки и девчонки в форме впервые побывали на крымском побережье (Евпатория). Приморская смена тоже стала девятой по счету (предыдущие восемь сборов организовывались в Анапе). Правда, белорусские кадеты на этот раз от встречи уклонились, и 227 российских суворовцев и кадет, увы, не смогли пообщаться со своими сверстниками из братской республики. Всего же за эти годы на Черном море подружились почти 2 тыс. юных питомцев различных «кадеток». Оба мероприятия, ставших традиционными, проходят под патронажем Постоянного комитета (ПК) СГ, который их и финансирует (на сбор на Нарочи из бюджета СГ выделено 18,5 млн руб.; столько же в прошлом году – на встречу в Анапе).

РАСТИТЬ ВОЕННУЮ ЭЛИТУ

«Цель каждой такой военно-патриотической смены, которую мы рассматриваем как одну из самых важных в практике работы с молодежью, – создание условий для возникновения и укрепления дружбы между юными будущими офицерами и генералами Беларуси и России, воспитание патриотизма и подготовка к совместной защите Союзного государства», – пояснила на состоявшемся в те дни «круглом столе» с участием российских журналистов начальник департамента социальной политики и информационного обеспечения ПК СГ Маргарита Левченко.

А еще в этом году на Поклонной горе в Москве была заложена новая традиция – состоялся первый московский парад кадет, посвященный 70-летию Победы, в котором приняли участие сразу более 2,5 тыс. учащихся кадетских классов общеобразовательных школ Москвы и представителей кадетского движения Минска.

Все это – лишь видимая верхушка той многогранной работы, которую деятельно проводят власти обеих стран и их «общие» структуры в целях решения главной задачи – подготовки элиты для государственной службы, и прежде всего – для армии XXI века. Левченко тезисно пояснила подход Посткома: «Военная элита во все времена была одной из основ наших держав. И воспитание людей, изначально видящих себя защитниками Отечества, – миссия государственная. Возрождение кадетского и сохранение суворовского движения в Беларуси и России – знак того, что уважительное отношение к военным обеспечивает стабильность и мирное будущее». Впрочем, открывая «кадетку» за «кадеткой», наставники не давят, чтобы воспитанники в дальнейшем связывали свою жизнь исключительно с армией и другими силовыми структурами: патриоты весьма необходимы и на гражданском поприще.

Кадетское движение в России и Беларуси к настоящему времени распространилось повсеместно и продолжает расширяться. Достаточно сказать, что начиная с 2010 года в России только президентских кадетских училищ было открыто семь (география – от Владивостока до Севастополя), а в Беларуси – 10 кадетских училищ (плюс существующее с 1953 года Минское СВУ). По большому же счету число «кадеток» в РФ не поддается исчислению, и они продолжают расти как грибы после дождя.

И тут резонно задаться вопросом: отчасти не приведет ли столь неостановимое «окадечивание» двух стран к определенной профанации в общем-то нужного и очень важного дела? Признаки таковой, по наблюдениям «НВО», отчасти уже наблюдаются. Да и в целом в гражданско-патриотическом воспитании юных не обходится без известной доли фасадности, что ли: вот вам весь «товар» лицом, а какого он содержания, а оно какого качества – второе, а и третье–пятое. Это тоже запечатлелось в восприятии у обозревателя еженедельника, который побывал в соответствующем тематическом пресс-туре в РБ. Его организаторами были Постком «союза двух» и Национальный пресс-центр РБ при поддержке Международного информационного агентства «Россия сегодня». Но обо всем по порядку.

ЗАБЫЛИ ПРО ЮНЫХ ГЕРОЕВ

Наибольший интерес представляют наблюдения за тем, как фактически реализуются формы обозначенной работы на примерах, по словам организаторов, «из того лучшего, что есть в Республике Беларусь и что делается в СГ». Вот открытая несколько лет назад современная столичная школа № 2, которая с декабря 2012 года позиционируется и как Межшкольный центр допризывной подготовки (МЦДП; таковые имеются в каждом районе Минска) и Центр стрелкового спорта из пневматического оружия. Директор Мария Ковалевская провела в расположенный в подвале большой тир, где в стрельбе под руководством отставного армейского подполковника тренировались девочки старших классов. Педагог не без гордости заметила, что «хотя наша школа в отличие от новой соседней не оснащена бассейном – думаю, это дело будущего, – наш тир по своим функциональным возможностям, объему и качеству оборудования является на сегодняшний день лучшим не только в столице, но и в республике». Обозреватель «НВО», что называется, вспомнил молодость и убедился, что здесь и впрямь можно быстро набить руку в меткой стрельбе из виртуально стреляющего оружия. Да и две тренирующиеся школьницы палили в «десятку-девятку». Но есть тут и пневматика.

Показала директор и классы МЦДП для учеников 9–11 классов. В одном из них юноши постигали азы военных знаний; в другом у старшеклассниц шел урок в рамках годового курса «Медицинская подготовка» – они учились друг на друге с помощью тонометра измерять кровеносное давление. «Практикуются они делать и перевязки, оказывать другую первую помощь пострадавшим, – пояснила Мария Федоровна. – Если какой военный конфликт, все они – неплохо подготовленные будущие медсестры! Но ведь это может пригодиться и в повседневной жизни – людям, увы, свойственно создавать и попадать в различные ЧП».

С февраля 2014 года в школе действует довольно насыщенный Музей чести и доблести воинов-интернационалистов. Экспонаты и документы в него принесли (и еще приносят) участники боев в Афганистане в 80-х годах прошлого века, а также матери и вдовы погибших. По словам Ковалевской, есть еще только один подобный музей в стране – в Витебске. А 8 мая 2015 года был открыт соседний зал «О подвиге великом и вечном», посвященный войне с гитлеровским фашизмом. Пять разделов схематично освещают хронику от боев в Брестской крепости до Парада Победы, наполнить их помогли фронтовики, их родственники и Министерство обороны. Дети активно участвовали в оформлении, и теперь некоторые из них «работают» здесь экскурсоводами.

Обозреватель «НВО» осмелился, однако, в сторонке обратить внимание руководителя школы на то, что в данной экспозиции нет ни единой приметы, которая бы хоть малость показывала, как сотни и тысячи белорусских мальчишек и девчонок того лихолетья наравне со взрослыми воевали в партизанских отрядах. (Знают ли об этом юные экскурсоводы, я спросить поостерегся: возможного детского конфуза совсем не хотелось.) Такое упущение не может не показаться странным. Тем более что в год 70-летия Победы в республике стало известно еще о двух уникальных отроках войны, «живой» пример которых (в одном случае – в буквальном смысле) можно было бы использовать в работе со школьниками.

В первом случае речь идет о самом юном полном кавалере ордена Славы капитане Иване Филипповиче Кузнецове (1928–1989), который долго служил в Борисове (крупный райцентр Минской области) и после ухода на пенсию работал там в военкомате: все три наиболее почитаемых солдатских награды он, в 14 лет добровольно ставший сыном гвардейского артполка и закончивший войну в Берлине, получил в 16–17-летнем возрасте. Его имя четверть века находилось в городе (да и в стране) в забвении, а могила попросту заросла. Один местный краевед, не пожелавший мириться с таким положением вещей, написал в Минобороны РБ, но оттуда его письмо отфутболили в Борисов, и в конечном счете неравнодушный борисовчанин получил от местных властей более чем формальную отписку, в которой даже фамилия его была напечатана с ошибкой.

К слову, о таком отношении тоже полезно было бы рассказывать детям: пусть знают и, когда станут взрослыми, «так не делают». Лишь накануне 70-летия Победы стараниями полковника российских Железнодорожных войск Владимира Волынца (он родился и рос в Белоруссии), который случайно наткнулся в Интернете на заметку того краеведа под более чем зычным заголовком «Паралич памяти» (с приведением в ней упомянутых чиновничьих отписок), и небезызвестного мецената из Санкт-Петербурга Грачьи Погосяна данная вопиющая ситуация была решительно изменена: могила должно окультурена, на доме, где жил герой, появилась мемориальная доска, а в городской гимназии № 3, где учатся его правнуки, создан музей его имени, начат активный поиск сведений о его геройских делах и жизни; ныне осталось разве что наименовать именем трижды кавалера одну из улиц Борисова. Кстати, свою лепту в это мог бы внести и Постком СГ, но там, похоже, как и в минской школе № 2, ничего не слышали ни о славном борисовском трижды орденоносце, ни о его «посмертной судьбе». Жаль, что центральные СМИ весьма скупо информировали об этом.

Во втором случае фигурирует имя самого молодого героя, легшего грудью на амбразуру вражеского дзота, – Петра Алексеевича Филоненко. 14-летний сын полка, он в ходе операции «Багратион» повторил подвиг Александра Матросова и при этом чудесным образом остался жив. И здравствует по сию пору! (Подробнее см. «НВО» № 32 за 2015 год).

Мария Ковалевская вынуждена была «принять к сведению» справедливое замечание. Однако одна из замов директора школы № 2 поспешила пояснить, что для музея будет выделено еще одно помещение, «в котором подвиг детей в годы Великой Отечественной войны будет отражен достаточно наглядно».

«РАЗОФИЦЕРИВАНИЕ» ОДНАЖДЫ УЖЕ БЫЛО

Начальник Минского суворовского военного училища генерал-майор Виктор Лисовский в училищном храме.
Начальник Минского суворовского военного училища генерал-майор Виктор Лисовский в училищном храме.

Минское СВУ в республике не без основания считают ядром гражданско-патриотического воспитания юных. Ежегодный конкурс вот уже который год – семь-восемь человек на место, и из сотен 12–13-летних мальчишек, сделавших четко выраженный осознанный выбор в пользу профессии вооруженного защитника Родины, отбирают 80 лучших из лучших. По выпуску 93–95% юношей устремляются в вузы силовых структур. При этом должно осмыслить еще вот какую процентовку: на обучающихся здесь детей военных приходится только 7%, на детей-сирот – 8%, а вот на сыновей из семей рабочих и служащих – более 80% (а ведь когда-то СВУ создавались прежде всего именно для двух первых категорий). Посещение училища вызвало у обозревателя «НВО», в прошлом суворовца, весьма позитивный отклик по нескольким параметрам.

Во-первых, сам его начальник, 50-летний генерал-майор Виктор Александрович Лисовский. Во время общения с ним сложилось представление, что именно для такого поприща – возглавлять «кадетку», беречь и приумножать в ней дух российского кадетства (с белорусским уклоном, конечно) – он и был рожден. Дело не столько в том, что генерал с отличием последовательно окончил Ульяновское танковое командное училище, командно-штабной факультет Военной академии РБ и – с золотой медалью – российскую Академию Генерального штаба, стал кандидатом военных наук и доцентом, хотя и это – пример для подражания. Главное, что он безгранично, до блеска в глазах влюблен в дело воспитания своих питомцев, отдается ему всецело, творчески и заряжает своей плодотворной энергией весь офицерско-преподавательский состав. Он, например, уже не первый год усердствует, чтобы вернуть в училище переходящий приз Минобороны давно почившего СССР – бюст генералиссимуса Суворова, который Минское СВУ за свою 38-летнюю советскую историю (училище было открыто в 1953-м) не отдавало в течение последних семи лет, каждый год подтверждая звание лучшей «кадетки» (а всего обретало его 12 раз – больше, чем любое другое училище); но за год до развала Союза позиции были несколько сданы, и почетный трофей перекочевал в другое СВУ, ныне уже чисто российское, где и хранится как музейный экспонат.

Признаться, давно не приходилось встречать такого руководителя; похоже, именно генералов с такой жилкой находили и отзывали с фронта, когда в 1943 году создавали первые СВУ. Не случайно в начале октября президент Александр Лукашенко вручил Лисовскому орден «За службу Родине» III степени. При этом было отмечено, что именно при нем (он во главе заведения шесть лет) «благодаря применению передовых методов обучения преподавание учебных дисциплин было поставлено на качественно новый уровень». Такой знак внимания от главы государства дорогого стоит. Не припомнится, чтобы кто-то из начальников многочисленных российских СВУ когда-либо побывал в Георгиевском зале Кремля, где традиционно проходят награждения.

Генерал лично провел для журналистов полуторачасовую экскурсию по учебным, жилым и спортивным помещениям, подробно показав, насколько все в училище современно, ново, «отвечает требованиям дня». И как оно окружено деятельной заботой не только руководителя военного ведомства, но и главы государства, который однажды учреждение посетил, а не так давно принял по нему ряд важных решений.

Все это тем важнее для понимания, что российские СВУ еще продолжают оправляться от пресловутой «сердюковщины», в годы которой весь офицерский состав в них был «распогонен», а традиционные ритуалы и военная подготовка сведены на нет. «В суворовцах-выпускниках мы в военных вузах более не нуждаемся!» – так беззастенчиво и заявляли курирующие военное образование высокопоставленные дамы бывшего министра, которыми он себя с лихвой окружал. По сути, СВУ были превращены в некие странные «учебки», уровень дисциплины и успеваемости в которых заметно пал, как резко снизился у воспитанников и моральный стимул стремиться к офицерским погонам. Еще и сейчас в том или ином городе вам на глаза может попасться пара-тройка расхристанных суворовцев той «сердюковской волны» в расстегнутых кителях, несущих в руках фуражку и пьющих из горла пепси-колу (благо, пока не пиво). Кроме того, министром-«реформатором» суворовцы были в одночасье отлучены от традиционных, с 1945 года, ежегодных парадов в честь Дня Победы на Красной площади Москвы, участие в которых являлось и важным воспитывающим фактором. Благо, нынешний министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу, едва возглавив ведомство, отменил это и ряд других решений своего предшественника, которые в обществе откровенно называли «недалекими», а то и вовсе «антигосударственными». Странно, что это упорно не замечало тогда высшее руководство страны, ныне столь пестующее российское кадетство.

Уклад повседневной жизни и подходы к воспитанию в Минском СВУ по ряду позиций разительно отличаются от тех, что были у суворовцев прошлого. Скажем, воспитанники здесь не несут суточные наряды, разве что днем. «Ведь они еще дети, присягу не принимали, – поясняет начальник училища, – и при тех ежедневных учебных нагрузках им трудно не спать четыре ночных часа, особенно младшим ребятам». Или наказание провинившегося в обязательном порядке происходит в присутствии трех человек: офицера, психолога и… кого бы вы думали? – родителя суворовца, которого вызывают в училище. Учиться же спустя рукава здесь не дает полная, буквально поминутная занятость воспитанников (да, собственно, ребята и поступали сюда не для того, чтоб хватать «неуды»). Например, уже через три-четыре года почти все питомцы более или менее бегло говорят на изучаемом иностранном языке (английском или немецком), что отмечали и не раз бывавшие в училище иностранные наблюдатели, общавшиеся с суворовцами.

Обозреватель «НВО» задал генералу Лисовскому, которому довелось побывать в нескольких российских СВУ, вопрос, в чем он видит основные преимущества своего училища? «В том именно, что мы не «распогонили» наших офицеров-воспитателей! – был ответ. – Такое в России уже проходили в давние годы милютинских реформ – в 60–70-х годах XIX века, когда кадетские корпуса обратили в военные гимназии, с кадет сняли их гордость – погоны, а потом понадобилось десятилетие-другое, а то и больше, чтобы вернуться к истинным кадетским истокам. В одном из российских СВУ я видел во главе взвода отставного полковника с, извиняюсь за подробность, хорошо выпуклым животиком. Разве это дело?! Мальчишка в погонах должен ежедневно наблюдать своего моложавого командира-офицера – подтянутого, воспитанного, эрудированного, спортивного. Скажем, капитана, которому вскоре присвоили майорское звание. Воспитанник должен равняться на него, стремиться походить на него, стать таким, как он».

Лисовский, наверное, в силу скромности умолчал о том, что возглавлять училище должен непременно действующий генерал (пусть уже и в возрасте, но умудренный военным и жизненным опытом, энергичного нрава), как это непременно, за редчайшими исключениями, было в эпохи царских КК и советских СВУ. Ибо какой же суворовец не мечтает когда-нибудь обрести маршальский жезл!.. Увы, ныне начальники всех восьми СВУ России, при всем уважении к их богатому опыту и благородной деятельности в деле воспитания юнцов, – офицеры-запасники и отставники: пять полковников, три генерала; едва ли не каждому из них уже за 55–60, а то и до 70 не так далеко…

ВЕСЬ ЦВЕТ КАДЕТСТВА

В «Зубренок» же, помимо лучших суворовцев из Минска, съехался «весь цвет» белорусского (были представлены все 11 училищ) и представительный – 13 школ-корпусов из европейской части страны – российского кадетства. Это особенно чувствовалось в День Союзного государства, который традиционно отмечается на таких сборах. Любо-дорого было смотреть на этих ребят (и девчат) в форме и общаться с ними – это отмечали все взрослые – не только в официальной части мероприятия, но и «в кулуарах» лагеря. За день нахождения среди кадет и кадеток я не услышал ни от одного (одной) даже из отдаления ни полбранного слова, – в то время как их гражданские сверстники, ни малость не сковываясь даже при малышах и женщинах, пожилых людях, в транспорте, буквально «разговаривают матами». Увы, ныне у старшеклассников и студентов такой стиль поведения – норма.

Подавляющее большинство из этих юных в форме сделали свой осознанный выбор еще на рубеже своих 10 лет, порой неполных. И пошли в кадеты, чтобы – пусть это прозвучит для кого-то и излишне пафосно – подготовить себя к служению Отечеству именно в армии. Здесь можно было привести с десяток услышанных мною таких объяснений.

Кадетский девиз, емко и до глубины души проникновенно вычеканенный русским офицерством «кадетского происхождения» еще в дореволюционной России: «Душу – Богу, сердце – даме, жизнь – Государю, честь – никому», – для современных преемников кадетских традиций – не пустой звук. Правда, официально этот девиз в СВУ и КК ныне «ополовинен» и преподносится как «Жизнь – Отечеству, честь – никому»: мол, Бог, дама сердца – это уже сугубо личное.

Однако относительно веры в том же Минском СВУ с 2006 года действует храм в честь апостола и евангелиста Иоанна Богослова, стены его расписаны ликами святых, большинство которых прославлены как воины своего земного и небесного Отечества; здесь регулярно проводит службу глава православной белорусской церкви митрополит Минский и Заславский Павел. Подобные святилища есть и при российских «кадетках». «Хотя в отличие от царских кадетских корпусов мы не преподаем суворовцам Закона Божьего, никто не мешает им посещать церковь, которая есть на территории училища, – поведал в интервью одной из региональных газет начальник Ульяновского СВУ (ее курирует главкомат Воздушно-десантных войск) полковник запаса Владимир Широков. – А к мусульманам, которые у нас тоже учатся, приходит мулла из 31-й воздушно-десантной бригады».

НАДО УХОДИТЬ ОТ ДОМОРОЩЕННОСТИ

Но все же местечковая доморощенность российско-белорусского школьного кадетства иной раз даже выпирает. У представителей ряда училищ (корпусов), вышедших в «Зубренке» на торжественный смотр по случаю Дня Союзного государства, парадная форма отличалась явной безвкусностью, навязчивой броскостью, не присущей военным мундирам излишней вычурностью. Одних обрядили так (не сами же кадеты изобретают форму), словно подростки не военной элитой готовятся стать, а швейцарами крутых гостиниц, а то и вовсе кафешными официантами. При всем уважении к юным и их воспитателям... Вот казаков сейчас все кому не лень называют ряжеными (и не без основания), но для хлопцев Кубанского казачьего КК им. атамана Бабыча (Краснодар), которые тоже были в «Зубренке», стилизовали парадные кубанки и черкески в традиционном кадетском стиле.

Что еще? У многих кадет явный перебор с такими же учрежденными бог весть кем наградами – буквально вся грудь в крестах да медалях, да нередко в несколько рядов. Брежневщина какая-то. Где же скромность? Особенно если помнить о первых суворовцах, севших за парты в 1943-м: многие из них не просто нюхнули пороха, но были ранены в боях, однако далеко не каждый был отмечен. А у отмеченных какие медали были (одна-две на грудь) – «За отвагу», «За боевые заслуги»… Помимо девиза кадетского должно помнить и обращение Александра Васильевича Суворова, которое свято чтили в кадетских корпусах: «Потомство мое прошу брать мой пример: всякое дело начинать с благословением Божиим; до издыхания быть верным Государю и Отечеству; убегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славы чрез истину и добродетель, которые суть моим символом». Груди юных, «расписанные» рядами доморощенных медалей, – это роскошь и праздность, способствование выработке корыстолюбия.

Помимо этих есть и претензии лично к педагогам. Директор одного из училищ на торжественной части в День Союзного государства вышел за получением награды в такой непрезентабельной одежонке, как будто нарочно надел то ли самое худшее, что у него было из гардероба, то ли самое лучшее за неимением средств обновить его. В чем же тогда он предстает перед воспитанниками в училище?! Зарплата у учителей, конечно, не ахти какая, но зачем же столь не соответствовать выправке своих замечательных кадет? Да и должен же быть у таких педагогов внутренний «дресс-контроль».

Это наблюдение лишь подчеркивает тот факт, что «воспитание элиты», будь то в столичном или в областных и районных корпусах, ведут преимущественно гражданские педагоги на свой страх и риск, при весьма умеренном финансировании местных бюджетов. Хорошо, если им подсобляют отставные армейцы (как, например, в Могилевском областном кадетском училище среди воспитателей кадетских групп таких не раз-два и обчелся). Но все эти пусть трижды замечательные педагоги, как бы ни старались, не смогут в полной мере довести своих воспитанников до того, скажем так, необходимого уровня элитарности, на что нацелено кадетское образование.

Обозреватель «НВО» высказал эти соображения на пресс-конференции в «Зубренке». Ответил генерал Лисовский. По его видению, проблемы с кадетским образованием и в Беларуси, и в России аналогичны. Ни в Москве, ни в Минске за годы, что существует кадетство, не выработали относительно него четко выстроенной государственной системы с ее вертикалью и всеми горизонталями. А второе – очевидная нужда в специально подготовленных кадрах для таких учебных заведений. Однако эта тема требует более детального рассмотрения с участием и российских экспертов.

Директора же кадетских училищ воздержались от высказывания каких-либо продуктивных идей (хотя начальник СВУ обмолвился, что «мы разговариваем на одном языке»). Отставник-полковник и два чисто гражданских руководителя лишь посетовали, что подружившиеся в «Зубренке» или в «Вите» ребята выражают большую охоту навещать друг друга в кадетских заведениях в дни каких-либо значимых мероприятий, что во всех отношениях было бы полезно. Однако удаленность, а главное, отсутствие финансов сводят эти устремления на нет, особенно для белорусских кадет. Ныне более или менее общаются вне «Зубренка», приезжая друг к другу в «деловые гости», только кадеты белорусского Полоцкого кадетского училища и Смоленского фельдмаршала Кутузова кадетского корпуса. Обозреватель «НВО» поинтересовался у них также, а не витает ли в умах педагогов идея создания в стране хотя бы одного Президентского кадетского училища? Оно могло бы стать своеобразным эталоном, на который со временем вышли бы все другие подобные заведения. Ответ был в том смысле, что директора на своих сборах такую мысль между собой обсуждают, но только кулуарно. «А вот как донести ее до высших инстанций?» – риторически спросил один из них. Такой мягкотелой безынициативности кадеты вряд ли должны учиться.

Москва–Минск–берег озера Нарочь


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


 Переговоры по вопросу о присоединении Белоруссии к ВТО назначены на март 2018 года

Переговоры по вопросу о присоединении Белоруссии к ВТО назначены на март 2018 года

0
723
Минск и Москва решили соблюдать правила приличия

Минск и Москва решили соблюдать правила приличия

Антон Ходасевич

Премьер-министры Белоруссии и России попытаются устранить причины традиционного предновогоднего обострения

2
2563
Лукашенко знает, что скрывает

Лукашенко знает, что скрывает

Антон Ходасевич

Европейские доклады о коррупции в Белоруссии засекречены

8
1909
Не все капризы Лукашенко исполнимы

Не все капризы Лукашенко исполнимы

Антон Ходасевич

Белорусские чиновники "нарисуют" среднюю зарплату

1
1913

Другие новости

Загрузка...
24smi.org