0
3562
Газета Армии Интернет-версия

01.08.2019 00:01:00

Крылатая гвардия

Как создавался резерв Верховного главнокомандующего

Тэги: ВДВ, Маргелов, парашютисты, десантники, голубые береты


ВДВ, Маргелов, парашютисты, десантники, голубые береты 2 августа Воздушно-десантным войскам исполняется 89 лет. Фото РИА Новости

Пехота издревле являлась становым хребтом любой армии. Да, была кавалерия, которая в решающий момент стремительным натиском могла качнуть чашу весов в сражении в пользу того или иного его участника. Были смертоносные колесницы и боевые слоны, своеобразные «танки» древности, пробивавшие бреши в обороне противника. Была и есть артиллерия, способная создать огненный вал, сокрушающий все на своем пути. Но основную тяжесть войны всегда выносила на себе именно пехота.

Не утратила она своей роли и в век машин, когда поле боя заполонили танки и другая бронетехника. Более того, ее роль при этом даже возросла, поскольку «стальным чудовищам» требовалось постоянное сопровождение – они не могли воевать в одиночестве, становясь достаточно легкой жертвой для вражеской пехоты и артиллерии.

Революцию в военном деле была призвана совершить авиация. После того как небо заполонили боевые дирижабли и самолеты, многие посчитали, что наступил закат сухопутной армии в классическом ее понимании. А итальянский генерал Джулио Дуэ даже разработал доктрину ведения воздушной войны, в соответствии с которой авиация массированными бомбардировками должна была подорвать военный, экономический и моральный потенциал врага, заставив его капитулировать. В одной из своих статей, опубликованной в 1928 году, знаменитый теоретик даже утверждал, что 300 тонн бомб, сброшенных на главные города противника, позволят закончить войну менее чем за месяц.

Однако на практике эта доктрина не сработала. Да и не могла сработать. Ведь не зря же говорят, что территория не может считаться завоеванной или, напротив, освобожденной от врага, пока на нее не ступила нога пехотинца. 

Ну, а уж крылатое прозвище «царица полей», данное пехоте, самым наилучшим образом характеризует ее роль и влияние на ход сражения и войны в целом. Причем даже флот, который, казалось бы, не имеет никакого отношения к полям, кроме минных, не смог обойтись без этой «царицы» и был вынужден создать морскую пехоту, решающую широкий круг задач.

В итоге пехота и в эпоху войн моторов осталась основой армии любой страны мира, но на повестке дня встал вопрос о дальнейших направлениях ее развития. Понятно, что надо было повышать ее огневую мощь с одной стороны и защищенность от артиллерии, бронетехники и авиации противника – с другой. Почти сразу же было решено воспользоваться в интересах пехоты преимуществами танков и бронемашин. Так появились бронетранспортеры, доставляющие пехоту на поле боя и поддерживающие ее огнем, а также пришло решение «сажать» пехоту на танки, формируя группы прорыва для действий в отрыве от своих сил, зачастую в глубине взломанной обороны противника.

Впрочем, все эти решения лежали на поверхности и были, естественно, тут же реализованы военными теоретиками и практиками. Но что делать дальше в концептуальном плане? Вот тут‑то и родилась смелая идея – «срастить» пехоту с авиацией, что давало возможность, скажем так, перескочить линию обороны противника и атаковать его в самом неожиданном месте и едва ли не с любого направления, нарушая его систему управления войсками и как бы изнутри разрушая его оборону. Так и появилась на свет крылатая пехота.

«Небесные солдаты»

Американские военные историки любят приписывать своим политикам и генералам первенство в разного рода деяниях: то они первыми предложили это, а то и впервые в мире совершили другое. Вот и с крылатой пехотой дела обстоят так же: как утверждают американцы, первым в мире идею использования воздушного десанта, своеобразных «небесных солдат», предложил Бенджамин Франклин, который якобы заявил в 1784 году: «Найдется ли лидер, который сможет создать войско из 10 тысяч человек, которые спустятся с небес на землю и успеют нанести противнику сильный урон до того, как тот сможет собрать войска, чтобы отразить нападение?»

Что имел в виду два с лишним века назад Франклин, не совсем понятно, но в целом ту же идею уже в 1917 году высказал Уинстон Черчилль, предложивший создать аэромобильные войска, которые смогли бы «перепрыгнуть» германские траншеи и нанести удар изнутри обороны противника. Это позволило бы наконец перейти от надоевшей всем позиционной обороны к решительным действиям.

А чуть позже, в 1918 году, аналогичную идею двинул уже американский бригадный генерал Уильям Митчелл, считающийся «отцом» американских ВВС. Он предложил «посадить пехотинцев на парашюты», а точнее использовать снабженную парашютами 1‑ю пехотную дивизию американской Армии для атаки в феврале 1919 года германских позиций в районе города Мец – с одновременным ударом «в лоб» остальных сил, что, по его расчетам, должно было привести к полной победе над противником.

Коллапс кайзеровской Германии не дал возможности ни британцам, ни американцам реализовать свои планы, а затем на Западе все почти на четверть века забыли о том, что противника можно и нужно атаковать в глубине его территории. Точнее – почти все, поскольку в Италии, где всему, что было связано с авиацией, уделялось чрезвычайно большое внимание, решили все же опробовать идею воздушного десанта на практике. И в ноябре 1927 года итальянцы высадили парашютным способом относительно крупный воинский контингент. К сожалению, подробностей об этом автору найти не удалось, но поверим зарубежным историкам на этот раз на слово. После этого в течение нескольких лет были сформированы несколько парашютно‑десантных батальонов, на базе которых позже появились полки, преобразованные затем в дивизии.

Применяли, конечно, парашютистов и в Германии: отряд десантников входил в состав одного из подразделений полиции, в 1935 году он был переведен в подчинение командования Вермахта, а когда Герман Геринг возглавил Люфтваффе – оказался в составе последних, став фактически базой для создания немецких воздушно‑десантных сил. Но все это было существенно позже – во второй половине 1930‑х годов.

Впрочем, в 1920‑е годы идея «скрещивания» пехоты и авиации завоевала умы не только итальянских военных. Была еще одна страна, уделявшая повышенное внимание созданию воздушного десанта. Этой страной был Советский Союз, который, судя по имеющимся данным, совсем ненамного отстал от итальянских «партнеров» в деле практического применения воздушных десантов: отечественные историки в качестве первого примера боевого использования крылатой пехоты приводят операцию по деблокаде в апреле 1929 года осажденного басмачами таджикского городка Гарм.

Тогда на помощь местному гарнизону с воздуха было высажено подразделение красноармейцев, с помощью которого и была уничтожена вторгшаяся из‑за границы банда. Правда, здесь речь идет скорее всего о высадке десанта посадочным способом, но уже в следующем году в СССР был выброшен и первый парашютный десант, а к концу 1930‑х годов в СССР были созданы крупнейшие в мире воздушно‑десантные войска – это единодушно признают сегодня даже зарубежные военные историки. Правда, историки трезвомыслящие и неангажированные.

РОЖДЕНИЕ ДЕСАНТА

Датой рождения отечественных Воздушно‑десантных войск считается 2 августа 1930 года – именно в тот день в рамках учения, проводившегося под Воронежем командованием Военно‑воздушных сил Московского округа, с самолета «Фарман‑Голиаф» была осуществлена выброска в тыл условного противника подразделения парашютистов в составе 12 человек. Руководителями этой первой в нашей истории воздушно‑десантной операции являлись Леонид Григорьевич Минов и Яков Давидович Мошковский.

Данный эксперимент позволил военным теоретикам увидеть перспективу преимущества парашютно‑десантных частей, их огромные возможности, связанные с охватом противника по воздуху. Поэтому в перечне задач, которые определил на 1931 год Реввоенсовет СССР, указывалось: «… воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической сторон Штабом РККА с целью разработки и рассылки соответствующих указаний на места». В том же, 1930‑м, году была открыта и первая в Советской России фабрика по изготовлению парашютов, на которой выпускались парашюты моделей ПЛ‑1 (парашют летчика) и ПТ‑1 (парашют тренировочный), созданные Михаилом Алексеевичем Савицким.

Первая же официально сформированная часть воздушно‑десантных войск, «нештатный опытный авиационный моторизованный десантный отряд», создавалась на основании директивы Штаба РККА от 18 марта 1931 года – в Ленинградском военном округе (ВО), на базе 1‑й авиабригады. Задачей отряда численностью 164 военнослужащих было определено «изучение вопросов оперативно‑тактического применения и наиболее выгодных организационных форм авиационных десантных (воздушно‑десантных) подразделений, частей и соединений».

27-15-1.jpg
Генерал армии Василий Маргелов создал
уникальный в мировой истории род войск.
Фото с сайта www.mil.ru
Организационно авиамотодесантный отряд, командиром которого был назначен Е.Д. Лукин, состоял из стрелковой роты, трех отдельных взводов (саперного, связи и легких машин), а также приданных отряду тяжелой бомбардировочной авиаэскадрильи (12 самолетов ТБ‑1) и корпусного авиационного авиаотряда (10 самолетов Р‑5, переданы только в сентябре 1931 года). На вооружении отряда, кроме личного оружия, имелись две 76‑мм динамореактивные пушки, две танкетки Т‑27, три легкие бронемашины, четыре гранатомета, 14 ручных и четыре станковых пулемета, а также автотехника (10 грузовых и шесть легковых автомашин, четыре мотоцикла и один самокат (велосипед)).

В июне того же года по приказу командующего войсками Ленинградского ВО на базе 1‑й авиабригады сформирован «нештатный парашютно‑десантный отряд» численностью 46 военнослужащих, который был призван дополнять авиамотодесантный отряд и формировался исключительно из добровольцев. Парашютно‑десантной подготовкой личного состава отряда руководил инспектор ВВС по парашютному делу Л.Г. Минов. В августе‑сентябре 1931 года первые советские воздушно‑десантные части принимали активное участие в учениях Ленинградского и Украинского военных округов в районах Красного Села, Красногвардейска и Могилевки.

Результаты применения авиамотодесантного отряда были заслушаны на заседании Реввоенсовета СССР от 5 января 1932 года (обсуждался вопрос «Об авиамотодесантном отряде Ленинградского военного округа»), по итогам которого было принято решение о необходимости создания в 1932 году в Ленинградском, Украинском, Белорусском и Московском ВО по одному – уже штатному – авиамотодесантному отряду. В частности, Отдельный отряд № 3 был сформирован в Ленинградском ВО в районе Детского Села – на базе ранее существовавших и упомянутых выше двух авиадесантных отрядов. Численность отряда составляла 144 военнослужащих, командиром отряда был назначен М.В. Бойцов, а начальником штаба – И.П. Чернов. Отряд состоял из трех пулеметных рот, трех авиаэскадрилий и отдельного авиаполка. На его вооружении числились 76‑мм пушки, ручные пулеметы, автоматические пистолеты, мотоциклы с коляской, самокаты и грузовые автомашины. И в том же месяце был пущен в эксплуатацию экспериментальный завод по изготовлению опытных образцов воздушно‑десантной техники.

Позже, согласно постановлению Реввоенсовета от 11 декабря, на базе Отряда № 3 была развернута бригада, в задачу которой входили подготовка инструкторов по воздушно‑десантной подготовке и отработка оперативно‑тактических нормативов для воздушно‑десантных войск. Фактически это постановление, предусматривавшее также создание к марту 1933 года еще и по одному авиадесантному отряду в Белорусском, Украинском, Московском и Приволжском ВО, дало старт созданию воздушно‑десантных войск РККА. Главной задачей новых соединений являлась дезорганизация управления войсками и тыловой системы противника, действие в районах и условиях, где применение других родов войск являлось нецелесообразным или физически невозможным. Кроме того, воздушно‑десантные части должны были использоваться высшим командованием во взаимодействии с войсками, наступающими с фронта – воздушные десанты должны были содействовать окружению и разгрому противника на данном направлении.

В январе 1933 года директивой наркома по военным и морским делам авиадесантный отряд Ленинградского ВО развернули в 3‑ю авиационно‑десантную бригаду особого назначения (с 1935 года – 3‑я авиационная бригада особого назначения имени С.М. Кирова; командир бригады – М.В. Бойцов), представлявшую собой совершенно новый тип воздушно‑десантного соединения, которая строилась по принципу общевойскового соединения и включала парашютный и механизированный батальоны, артдивизион, авиаэскадрильи и подразделения специальных войск. К концу 1933 года в составе ВВС уже имелось 29 авиадесантных батальонов и бригад, а в следующем году к учениям были привлечены уже 600 парашютистов.

20 июня 1935 года учреждено почетное спортивное звание «Мастер парашютного спорта СССР», а по состоянию на сентябрь того года в стране уже работало около 400 парашютных вышек, 315 парашютных станций и школ, несколько тысяч парашютных кружков, тогда как военнослужащими РККА было выполнено более 100 тыс. прыжков с парашютом. Популярность нового дела была так высока, что прыжок с парашютом выполнил даже бывший тогда слушателем Военной академии им. М.В. Фрунзе Семен Михайлович Буденный, которому традиционно приписывают «косность военного мышления и узость кругозора».

НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ

«Если бы я не видел все это собственными глазами, то никогда бы не поверил, что такое вообще возможно осуществить», – указал в очередном рапорте генерал‑майор Арчибальд Уэйвелл. Во многих источниках указывается, что такой рапорт будущий фельдмаршал подготовил после посещения в сентябре 1935 года проводившихся в Киевском ВО крупных маневров Красной Армии (руководитель – И.Э. Якир), на которых был выброшен парашютный десант численностью 1188 человек с оружием и полной амуницией, а еще около 2500 десантников и тяжелое вооружение были высажены посадочным способом.

27-14-1.jpg
Бойцы ВДВ на учениях. Фото с сайта www.mil.ru
Считается, что генерал Уэйвелл посетил эти учения в качестве британского военного атташе в СССР. Однако, возможно, более верен другой вариант: данный рапорт генерал, с марта 1935 по август 1937‑го командовавший 2‑й дивизией британской Армии, подал после учений Белорусского ВО, проходивших осенью 1936 года. На этих учениях Уэйвелл, согласно британским данным, точно присутствовал как глава британской военной делегации (информация о его присутствии на учениях 1935 года противоречива). И именно они могли заставить его дать такую выразительную оценку. Еще бы, ведь на маневрах Белорусского ВО (общее руководство – И.П. Уборевич) наступавшими был применен комбинированный воздушный десант, в ходе которого вначале с самолетов парашютным способом было десантировано около 3 тыс. человек, а уже затем, на захваченные в тылу условного противника аэродромы были высажены около 8, 2 тыс. военнослужащих, танки, орудия, другое вооружение и техника.

Несмотря на молодой возраст воздушно‑десантных войск и недостаточно богатый опыт их применения, командиры и штабы воздушно‑десантных частей успешно справились с подготовкой войск к десантированию, управлению ими во время боя, после приземления, а приглашенные на маневры зарубежные наблюдатели из Великобритании, Франции, Чехословакии и других стран дали высокую оценку действиям десантников и были просто ошеломлены «грандиозностью действа». А как же иначе, если ничего подобного по масштабам на Западе тогда еще даже не планировалось.

Большое внимание уделялось также и созданию специальной техники для воздушно‑десантных частей. В марте 1938 года на заседании Военного совета ВВС РККА обсуждался вопрос «О состоянии опытного строительства парашютно‑десантной техники за 1934‑1937 гг.», по результатам чего было принято решение возложить вопросы обеспечения войск воздушно‑десантной техникой на Управление материально‑технического снабжения ВВС, тогда как научно‑исследовательские институты должны были заняться вопросами разработки новых образцов техники и проведением государственных и войсковых испытаний. В следующем году братья Анатолий, Владимир и Николай Доронины создают полуавтоматический прибор – ППД‑1 – для раскрытия парашюта после отделения парашютиста от самолета, а в октябре 1940 года организуется опытно‑производственная база десантно‑транспортных объектов и создается прибор автоматического раскрытия парашюта, ПАС‑1, конструкции инженера Леонида Владимировича Саввичева.

БРИГАДЫ ВЛИВАЮТСЯ В КОРПУСА

Боевое крещение советские воздушно‑десантные войска получили еще до начала Великой Отечественной войны – в боях на Халхин‑Голе в 1939 году против японцев действовала 212‑я воздушно‑десантная бригада (вдбр) майора Ивана Ивановича Затевахи на, будущего командующего ВДВ (его внук – известный телеведущий, автор передач о животном мире Иван Игоревич Затевахин, у него в этом году юбилей).

В советско‑финляндской войне принимали участие 201‑я, 204‑я и 214‑я вдбр (десантники совершали рейды в глубокий тыл противника, наносили удары по опорным пунктам, штабам, узлам связи, нарушали управление войсками), а к операции по присоединению к СССР в 1940 году Бессарабии и Северной Буковины привлекались 201‑я и 204‑я бригады (214‑я бригада находилась в резерве).

В конце 1940 года утверждены новые штаты воздушно‑десантных бригад, численный состав которых увеличен почти вдвое (в каждой вдбр теперь – три боевые группы: парашютная, планерная и посадочно‑десантная). А затем происходит просто грандиозное событие: осознавая необходимость дальнейшего усиления, как сейчас принято говорить, «сил быстрого реагирования», Москва в марте‑апреле 1941 года осуществляет развертывание на базе воздушно‑десантных бригад пяти воздушно‑десантных корпусов (вдк) численностью около 10 тыс. человек каждый.

В состав 1‑го вдк вошли 1‑я, 204‑я и 211‑я вдбр (командир корпуса – генерал‑майор М.А. Усенко); в состав 2‑го вдк – 2‑я, 3‑я и 4‑я вдбр (генерал‑майор Ф.М. Харитонов); 3‑й вдк включал 5‑ю, 6‑ю и 212‑ю вдбр (генерал‑майор В.А. Глазунов); 4‑й вдк – 7‑ю, 8‑ю и 214‑ю вдбр (генерал‑майор А.С. Жадов), а 5‑й вдк включал в свой состав 9‑ю, 10‑ю и 201‑ю вдбр (генерал‑майор И.С. Безуглый).

В конечном итоге к началу Великой Отечественной войны наши ВДВ стали полноценным самостоятельным родом сил, хотя только 29 августа 1941 года приказом наркома обороны СССР № 0329 в РККА вводится должность Командующего ВДВ и создается аппарат Управления ВДВ Красной армии. Первым командующим ВДВ стал генерал‑майор, позже – генерал‑лейтенант Василий Афанасьевич Глазунов, находившийся в этой должности до июня 1943 года.

Приказом наркома обороны № 0083 от 4 сентября «О развертывании воздушно‑десантных войск Красной Армии» начато формирование 5 новых вдк (с 6 по 10‑й) и 5 отдельных маневренных вдбр, а также оговаривалось формирование 10 запасных воздушно‑десантных полков (вдп), воздушно‑десантного училища в Куйбышеве (первый начальник – полковник П.И. Высоков, в 1942 году – переведено в Москву), курсов по переподготовке начальствующего состава войск и авиапланерной школы для подготовки планеристов‑буксировщиков в Саратове (в декабре 1941 года переведены в Нахабино, Московская область). Все это передавалось в подчинение командующему ВДВ.

В горниле Великой Отечественной

С началом Великой Отечественной войны все пять имевшихся в Красной армии воздушно‑десантных корпусов принимали самое активное участие в ожесточенных боях на территории Латвии, Белоруссии и Украины. Южнее Даугавпилса противнику преградила путь 10‑я бригада 5‑го вдк, другие части которого в конце июня вели ожесточенные бои под Двинском. 4‑й вдк в то же время сдерживал натиск превосходящих сил противника в районе города Борисова, а его 214‑я бригада (полковник А.Ф. Левашов) насмерть стояла под Минском. В первый месяц войны в тыл наступающему противнику в район населенных пунктов Мозырь, Калинковичи, Довжак, Рава‑Русская и Яворов был выброшен десяток воздушных десантов – силами 204‑й вдбр 1‑го вдк.

В июле силы 2‑го и 3‑го корпусов переброшены в район Киева и на протяжении трех месяцев удерживают назначенные им участки фронта. В конце сентября 1941 года под Одессой были выброшен воздушный десант и высажен десант морской пехоты, благодаря чему удалось разгромить 13‑ю и 15‑ю немецкие пехотные дивизии.

3 октября 1941 года на аэродромы Орла и северо‑восточнее Орла‑Оптухе высаживаются 10‑я и 201‑я вдбр 5‑го вдк общей численностью более 6 тыс. человек, с двумя комплектами боеприпасов и вооружений, а также различной боевой техникой и тяжелым вооружением. Задача десантников – совместно с другими войсками задержать продвижение немцев в районе Тулы, дать возможность завершить отход частей 50‑й армии Брянского фронта и провести перегруппировку на левом крыле Западного фронта в целях прикрытия брянско‑московского направления. Бригады успешно справились с поставленной задачей, а 17 октября по решению Ставки ВГК 5‑й вдк выведен из боя и переброшен под Подольск. В том же месяце формируется 6‑й вдк, преимущественно из добровольцев Урала и Сибири (генерал‑майор А.И. Пастревич).

В ходе контрнаступления под Москвой для содействия войскам Западного и Калининского фронтов в окружении и разгроме вяземско‑ржевско‑юхновской группировки противника в начале 1942 года была проведена Вяземская воздушно‑десантная операция, в рамках которой в несколько этапов было осуществлено десантирование части 4‑го вдк (командир генерал‑майор А.Ф. Левашов, после его гибели – полковник А.Ф. Казанкин), а чуть ранее посадочным способом высажена 201‑я вдбр 5‑го вдк и 250‑й вдп.

В тыл врага были выброшены силы 8‑й, 9‑й и 214‑й вдбр 4‑го вдк численностью около 10 тыс. десантников, что стало наиболее крупной операцией ВДВ в их истории. Десантники во взаимодействии с частями кавалерийского корпуса генерала Павла Алексеевича Белова, прорвавшимися в тыл противника, вели боевые действия вплоть до конца июля 1942 года, прошли по вражеским тылам примерно 600 км, освободили около 200 населенных пунктов и уничтожили порядка 15 тыс. вражеских военнослужащих. С другой стороны, была окружена и практически полностью уничтожена 33‑я армия генерала Михаила Григорьевича Ефремова, сам командарм, многие командиры и солдаты погибли. Тяжелые потери понесла и крылатая пехота. Однако начальник Генштаба СВ Германии генерал‑полковник Франц Гальдер в дневнике дважды с тревогой упоминал о действиях десантников и кавалеристов, серьезно нарушивших снабжение немецких войск и сковавших до семи дивизий. А чтобы попасть в дневник Гальдера, да еще и дважды, надо было очень сильно попортить кровь немецким генералам.

8 декабря 1942 года приказом наркома обороны № 00253 предписывалось «вместо формируемых восьми воздушно‑десантных корпусов и пяти маневренных воздушно‑десантных бригад сформировать десять воздушно‑десантных гвардейских дивизий по новому штату гвардейских стрелковых дивизий, численностью 10 670 человек каждая». Именно с этого времени части ВДВ стали называться «Гвардейскими». В феврале следующего года новые дивизии в полном составе направлены на Северо‑Западный фронт, где более двух месяцев вели тяжелые бои, преодолевая хорошо организованную вражескую оборону, наступая в условиях лесисто‑болотистой местности при ограниченном количестве дорог, что затрудняло маневр, подвоз материальных средств и эвакуацию раненых. А в соответствии с постановлением Государственного комитета обороны от 4 июня 1943 года началось формирование дополнительно 13 гвардейских вдбр численностью 3480 человек каждая.

Попытка проведения крупной воздушно‑десантной операции была предпринята в сентябре 1943 года – Днепровская воздушно‑десантная операция, в которой участвовали 1‑я, 3‑я и 5‑я отдельные вдбр, объединенные для лучшей управляемости в воздушно‑десантный корпус общей численностью около 10 тыс. парашютистов. В связи с тем что при подготовке и осуществлении данной операции было допущено множество «проколов», поставленные задачи выполнены не были, а десантники понесли тяжелые потери. Фактически после этого советское военное командование больше не проводило крупных воздушно‑десантных операций и не осуществляло выброску сколько‑нибудь крупных воздушных десантов, а выбрасывавшиеся десанты решали тактические задачи.

В то же время в августе 1944 года в составе советских ВДВ были сформированы три гвардейских воздушно‑десантных корпуса, которые в октябре были сведены в Отдельную гвардейскую воздушно‑десантную армию (генерал‑майор И.И. Затевахин), ставшую крупнейшим в отечественной истории воздушно‑десантным объединением.

Последними действиями десантников в годы Великой Отечественной войны стали захват важных объектов обороны японских войск на Дальнем Востоке: силами 1‑й вдд было высажено более 20 воздушных десантов в центральные города Маньчжурии, на Ляодунском полуострове и в Северной Корее, а также на Южном Сахалине и Курильских островах. Большинство из них были, впрочем, осуществлены посадочным способом.

Всем участвовавшим в Великой Отечественной войне воздушно‑десантным соединениям было присвоено звание гвардейских, тысячи солдат, сержантов и офицеров ВДВ награждены орденами и медалями, а 296 человек стали Героями Советского Союза.

«Мирные» будни

Вскоре после окончания Второй мировой войны Постановлением СМ СССР от 3 июня 1946 года ВДВ были выведены из состава ВВС и переданы в состав Сухопутных войск, включены в состав войск резерва ВГК и подчинены непосредственно министру ВС СССР с учреждением должности командующего ВДВ ВС СССР, на которую получил назначение генерал‑полковник Василий Васильевич Глаголев, занимавший ее по октябрь 1947 года, когда его – также на год – сменил генерал‑лейтенант Александр Федорович Казанкин (затем он вновь возглавил ВДВ с января по март 1950 года).

На формирование ВДВ были направлены 8‑й, 15‑й, 38‑й и 39‑й гв. стрелковые корпуса в составе 76‑й, 98‑й, 99‑й, 100‑й, 103‑й, 104‑й, 105‑й, 106‑й, 107‑й и 114‑й гв. стрелковых дивизий. В состав ВДВ также вошли 1‑я и 12‑я, а также дополнительно сформированы 3‑я, 6‑я, 281‑я авиатранспортные дивизии. В 1948 году дополнительно развернуты пять воздушно‑десантных дивизий и две авиатранспортные дивизии. Можно по праву утверждать, что наши ВДВ на протяжении первых послевоенных десятилетий были самыми массовыми воздушно‑десантными войсками в военной истории.

Одновременно в войска поступает новое вооружение, военная и специальная техника. Сначала на снабжение ВДВ принимается парашют ПД‑47, а в 1949 году – уже в бытность командующего ВДВ генерал‑полковника Сергея Игнатьевича Руденко – на вооружение принимается авиадесантная самоходная установка АСУ‑76. Постепенно для десантников создаются и принимаются на вооружение боевая машина десанта БМД‑1, десантируемые самоходки АСУ‑57 и СУ‑85, 85‑мм и 122‑мм орудия, реактивные установки и другое вооружение. Для высадки десанта создаются новые самолеты.

В марте 1950 года командующим ВДВ назначается генерал‑полковник Александр Васильевич Горбатов, а в июне 1954 года его сменяет легендарный командующий – генерал‑лейтенант Василий Филиппович Маргелов (с октября 1967 года – генерал армии), находившийся в этой должности с июня 1954‑го по март 1959 года и с июля 1961‑го по январь 1979 года и создавший на базе ВДВ уникальный в мировой истории род войск, способный решать широкий круг задач и аналогов которому нет и по сей день. В честь него ВДВ тогда стали именовать не иначе как «Войска Дяди Васи».

После В.Ф. Маргелова отечественными ВДВ последовательно командовали генерал‑полковник Иван Васильевич Тутаринов, генерал армии Дмитрий Семенович Сухоруков, генерал‑полковник Николай Васильевич Калинин, генерал‑полковник Владислав Алексеевич Ачалов, генерал армии Павел Сергеевич Грачев, генерал‑полковник Евгений Николаевич Подколзин, генерал‑полковник Георгий Иванович Шпак, генерал‑полковник Александр Петрович Колмаков, генерал‑лейтенант Валерий Евгеньевич Евтухович и генерал‑полковник Владимир Анатольевич Шаманов, а сегодня должность командующего ВДВ занимает генерал‑полковник Андрей Николаевич Сердюков.

Во второй половине ХХ века личный состав ВДВ принимал участие в десятках учений, некоторые из них уникальны. Так, 5 января 1973 года впервые в мире внутри боевой техники, БМД‑1, на парашютно‑платформенных средствах был десантирован экипаж в составе подполковника Леонида Гавриловича Зуева и старшего лейтенанта Александра Васильевича Маргелова, сына командующего ВДВ. Боевая машина сбрасывалась с Ан‑12, спускалась на пяти куполах (система «Кентавр»). В августе‑сентябре 1974 года в рамках проводившихся на базе 104‑й вдд сборов руководящего состава ВДВ было проведено опытное тактическое учение, на котором впервые было десантировано 108 объектов тяжелой техники, в том числе 122‑мм гаубицы Д‑30 с двумя членами экипажа в кабине совместного десантирования, а 23 января 1976 года прошла испытания парашютно‑реактивная система «Реактавр» («реактивный кентавр»), на которой вместо пяти куполов имелся один. В состав экипажа, десантировавшегося вместе с боевой машиной, входили подполковник Леонид Иванович Щербаков и майор Александр Васильевич Маргелов.

Были также отмечены «мирные» будни десантников участием в боевых действиях в районе Африканского Рога (1977 год), в Афганистане (более 30 тыс. воинов‑десантников награждены орденами и медалями, а 16 стали Героями Советского Союза), в рамках миротворческих операций в Абхазии, Молдавии, Южной Осетии, Республике Боснии и Герцеговине, Косово и Метохии (Союзная Республика Югославия), а также в ходе боевых действий на Северном Кавказе (за мужество и героизм 89 десантников были удостоены звания Героя Российской Федерации), в ходе операции по принуждению Грузии к миру, широко известной как «война 08.08.08», и др. И везде десант действовал строго в соответствии со своим девизом: «Никто, кроме нас!».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Войска дяди Васи против войск дяди Сэма

Войска дяди Васи против войск дяди Сэма

Алексей Васильев

Сравнительный анализ и пути совершенствования российских ВДВ

1
5827
Смертоносные парашюты спецназа

Смертоносные парашюты спецназа

Владимир Щербаков

0
2975
Офицерам НАТО покажут боевые секреты "крылатой пехоты"

Офицерам НАТО покажут боевые секреты "крылатой пехоты"

Владимир Мухин

Впервые в истории РФ пройдет десантирование с воздуха полка ВДВ с боевой техникой

0
2015
Сергей Миронов: «По силе духа и выучке наши десантники сильнее натовских»

Сергей Миронов: «По силе духа и выучке наши десантники сильнее натовских»

Александр Шарковский

Школа ВДВ – это настоящая школа жизни

0
1635

Другие новости

Загрузка...
24smi.org