0
14613
Газета Геополитика Интернет-версия

16.01.2015 00:01:05

В Париже расстреляли фундаментальные либеральные ценности

Безопасностью Европы пожертвовали ради принципов демократии и прав человека

Тэги: сharlie hebdo, алькаида, братья куаши, игил, франция, саркози, меркель, олланд


сharlie hebdo, аль-каида, братья куаши, игил, франция, саркози, меркель, олланд В Париж ввели около 10 тыс. военнослужащих. Фото Reuters

В среду 7 января двое террористов в 11-м округе Парижа около полудня вошли в помещение сатирического еженедельника Charlie Hebdo. В течение нескольких минут расстреляли из автоматов Калашникова 20 человек. 11 были убиты, 10 – ранены. Затем преступники вышли на улицу и убили полицейского. Так начались «три дня кошмара», всколыхнувшие всю Западную Европу и до смерти перепугавшие Францию.

ТРИ ДНЯ КОШМАРА

Среди убитых пять карикатуристов. Обратите внимание на возраст: 76-летний Жан Кабю – основатель еженедельника, 80-летний Жорж Давид Волински (Волынский), 74-летний Филипп Оноре, 57-летний Бернард Верлак (Тинью), 47-летний Стефан Шарбонье (Шарб) – главный редактор и карикатурист. Кроме них акционер Charlie Hebdo, то есть еще один из основателей – 68-летний Бернард Марис, писатель и журналист. В редакции он не работал, хотя на политику, видимо, влиял, раз присутствовал на редакционной летучке.

Совсем никакого отношения к редакции не имел сотрудник строительной компании 42-летний Фредерик Буше. Он пришел по делам, его впустили, а следом ворвались террористы и тут же убили строителя. Следующей жертвой стал 49-летний полицейский Франк Бринсоларо, телохранитель главного редактора. Затем боевики расстреляли всех остальных, кто был в редакции, включая технический персонал, корректоров и т.д. При этом они кричали: «Мы – «Аль-Каида», мы пришли отомстить за пророка!» Об этом рассказал один из журналистов, спрятавшийся под столом. Стрельба продолжалась пять минут.

После этого террористы вышли из здания, к которому как раз подъехала полицейская машина. По телевидению много раз прокрутили видеоролик, снятый очевидцем с крыши здания. На лобовом стекле полицейской машины 12 пулевых отверстий, уложенных очень кучно. 

Видимо, один из полицейских, тяжело раненный, так в ней и остался. Его напарник, похоже, попробовал убежать и был ранен. То ли у него не было оружия, то ли он даже не пытался им воспользоваться. Он корчился на асфальте и, видимо, умолял не стрелять. Проходивший мимо террорист на ходу направил одной рукой автомат и в упор прикончил полицейского одиночным выстрелом. Хотя тот был арабом и мусульманином. Убедившись, что опасности больше нет, двое убийц сели в машину и спокойно уехали.

Их хладнокровие породило версию о неких профессиональных убийцах, которые скрылись. А братья Куаши не совершали теракт, а всего лишь стали прикрытием. Но это вряд ли. Именно таких профессиональных палачей, хладнокровно расстреливающих в упор, готовят в учебных лагерях «Аль-Каиды» и «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). В Интернете полно роликов со сценами расстрела лежащих в ряд на земле людей. Сначала новобранцы просто смотрят, привыкая к виду смерти, крови и разлетающихся мозгов. Потом берут в руки автомат и сами стреляют в головы лежащим людям. Пара недель – и палач готов убивать без всяких эмоций. Что мы и увидели на видео из Парижа.

Дальнейшие события проходили на фоне полной беспомощности полиции и спецслужб Франции. В брошенной террористами машине стражи порядка обнаружили бутылки с бензином, оружие и боеприпасы, а также идентификационную карточку – внутренний французский паспорт одного из братьев Куаши. Возможно, он выложил пластиковую карточку перед нападением на редакцию, а потом просто забыл. Но не исключено, что сделано это было умышленно – хотелось посмертной славы. Ведь перед нападением братья известили всех знакомых, что намерены стать воинами-мучениками. То есть намеревались погибнуть, чтобы стать вдохновляющим примером для других.

Их планы нарушили полицейские, которые вовсе не нагрянули всем спецназом к редакции Charlie Hebdo, хотя автоматная пальба в течение пяти минут должна была поднять большую тревогу. И террористы, расстреляв двух патрульных, прибывших выяснить, отчего шум, пустились в бега. Подозреваемыми в массовом убийстве были объявлены братья Саид Куаши 32 лет и Шериф Куаши 34 лет.

При этом полиция начала кроме них искать третьего участника налета, якобы ожидавшего в машине. Этим третьим назначили 18-летнего школьника Хамида Мурада, родственника братьев-террористов. Хотя на видео, снятом очевидцем, ясно видно, что за руль садится один из убийц, никакого третьего и близко нет. Узнав, что его разыскивают, школьник сам пришел в полицию. Кстати, во Франции, где полное среднее образование – 12 классов, сплошь и рядом аттестат (он там называется «бакалавр») получают в 20–21 год.

Спецслужбы, жандармерия и полиция в трех регионах проводили спецоперацию по перехвату террористов. Но те вовсе не собирались покидать страну, а, наоборот, поколесив по Франции, направились обратно в Париж. Они ограбили бензоколонку, захватили машину в департаменте Уаза, устроили перестрелку с полицией на трассе департамента Сена и Марна и снова скрылись.

9 января братья Куаши в 8.30 утра позвонили в дверь типографии CDT в промзоне города Данмартан-ан-Гоэль, в 60 км к северу от Парижа в департаменте Эн. Хозяин типографии Мишель Каталано увидел в окно человека, вооруженного автоматом и гранатометом. Он крикнул работнику Лилиану Леперу, чтобы тот спрятался, после чего покорно открыл дверь. Работник спрятался на складе в пустую картонную коробку. И хотя боевики не знали о его присутствии, стал считаться заложником, которого требовалось освободить. Должна же полиция совершить что-то героическое?

Примерно через час в типографию пришел один из поставщиков. И террористы его отпустили, а затем отпустили и хозяина типографии. Объяснить такую «доброту» можно только тем, что братья свою программу выполнили и просто не представляли, что делать дальше. Успешно скрываясь от полиции, меняя машины, они могли легко раствориться в арабских районах. Но, запрограммированные на мученическую смерть в бою, уставшие, морально вымотанные за «три дня кошмара», вызвали, что называется, огонь на себя.

Параллельно произошел еще один теракт. 8 января в южном пригороде Парижа Монруж неизвестный мужчина из автомата застрелил сотрудницу полиции и тяжело ранил агента дорожной службы, после чего скрылся. На следующий день этот же преступник, вооруженный двумя автоматами Калашникова, в 20-м округе на юго-востоке Парижа у Венсенских ворот ворвался в магазин еврейской кошерной пищи и открыл огонь. Были убиты четыре человека, хозяин магазина ранен в руку. Террориста идентифицировали как 32-летнего Амеди Кулибали.

Он созванивался с братьями Куаши, что свидетельствует – все они состояли в одной террористической ячейке. Более того, полиция задним числом выяснила, что подруга Кулибали и жены братьев Куаши за год созванивались около 500 раз.

Французы вышли отстаивать свободу слова, а не бороться с терроризмом. 	Фото Reuters
Французы вышли отстаивать свободу слова, а не бороться с терроризмом. Фото Reuters

В кошерном магазине оказались в заложниках 15 человек. Шестерых покупателей спрятал в отключенном промышленном холодильнике эмигрант из Мали мусульманин Лассане Батхили. Сам он поднялся на грузовом лифте и выбрался на улицу. Затем помог полиции составить план помещений и передал ключи от всех дверей.

Кулибали сделал несколько звонков своим друзьям, призывая их присоединиться к нему. Для этого и нужен был второй автомат. Но никто не захотел погибнуть вместе с ним.

9 января в 17.00 по местному времени по приказу президента начался одновременный штурм двух объектов. В типографию спецназ ворвался через крышу. Братья Куаши, поливая перед собой из автоматов, бросились в двери и тут же были убиты, успев ранить одного спецназовца. Точно так же поступил и Амеди Кулибали. Выбежал наружу и был застрелен. Фактически все они совершили самоубийство.

Полицейские аналитики пришли к выводу, что у Кулибали был сообщник – его гражданская жена Хаят Бумедьен. Ее искали даже после того, как глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что 8 января женщина из Турции перебралась в Сирию. В Стамбул же она прилетела еще 2 января из Берлина.

УСЛОВНАЯ СВОБОДА СЛОВА

Циничное и жестокое преступление всколыхнуло Францию. Десятки тысяч французов вышли протестовать с карандашами в руках – в защиту свободы слова. Они так и не поняли, что война объявлена не карикатуристам, не прессе, а всей Франции, всему миру в конечном счете. Но почему они это не поняли?

16-страничный еженедельник вполне соответствует обычным французским вкусам. Юмор в нем не просто грубый, а, с точки зрения среднего россиянина, похабный. Сплошь и рядом, так сказать, гомосексуальный. Скорее злые, чем смешные, карикатуры на всё и вся. Там всем достается – Обаме, Путину, Олланду, папе римскому, фрау Меркель и т.д. А также евреям. Что касается карикатур религиозного характера, то самые злые и похабные – на Христа и христианство. При этом наиболее непристойные украшают обложку.

Франция давно страна атеистическая. Французы живут в уверенности, что все жители страны смотрят на мир одинаково. То есть там вообще нет такого понятия, как оскорбление чувств верующих. И они вполне искренне не понимают, почему мусульман так злят шаржи на пророка. Не нравится – не покупайте журнал. Поэтому и рассуждают о свободе слова.

Charlie Hedbo возник в 1970 году как следствие студенческих волнений 1968 года. С тех пор так и остался злым сатирическим изданием, ведь заправляли в нем все те же люди, только постаревшие на полвека. Это вообще французская традиция – издевательская карикатура, еще со времен Великой французской революции. И в первую очередь карикатура антиклерикальная.

Хотя, как признают сами французы, никакой свободы слова у них нет. Поместила газета фотографию подруги президента Олланда в купальнике среди морских волн – та подала в суд. И за вторжение в частную жизнь, хотя море частным не является, газета заплатила подружке президента 30 тыс. евро. Подобных случаев полно. Так что во Франции свое «басманное правосудие», которое еще и наше переплюнет.

Еще более скандальный случай произошел в самом Charlie Hebdo в 2008 году. Тогда еженедельник опубликовал карикатуру на Жана – сына президента Саркози. Автором был старейший карикатурист Франции художник Синэ. Он сопроводил рисунок пояснением: «Жан Саркози – достойный сын своего отца, он делает блестящую карьеру, а суд едва не наградил его аплодисментами после несчастного случая на дороге, когда он стал причиной ДТП и скрылся с места преступления». Кроме того, поводом для сатиры послужило желание президентского отпрыска принять иудаизм ради женитьбы на наследнице крупнейшей французской сети бытовой техники Darty Джессике Сибун-Дарти. На редакцию тут же надавили, и главный редактор Филипп Валь уволил старика, обвинив в антисемитизме. Еврейские организации Франции аплодировали.

В некоторой степени нынешние протесты адресованы и властям Франции. Французы плохо знают законы, потому что в стране действует негласный общественный договор между властью и населением. Есть определенный порядок, который никто не нарушает. Например, все знают, что во французской полиции людей пытают, но никто не рискует подавать в суд, потому что только себе сделаешь хуже.

Нельзя публиковать ничего о жизни кинозвезд, но на карикатуры ограничения вроде не распространяются. Поэтому французы так поднялись с карандашами наперевес. Эти карикатуры – зеркальное отражение французского общества. Общество кинулось защищать себя, свои представления о свободе, свое право на похабную сатиру, понятную и близкую.

А ведь убийцы напали как раз на это общество, на французов, а не на тоненький журнал. Они предъявили ультиматум всей Франции, а не только прессе. Речь не о запрете карикатур на пророка, а о неприкосновенности исламских религиозных и моральных ценностей, освобождении их от законов и общественных договоров.

Во Францию пришел джихад. Пришел давно. Это же не первый такой теракт, и до этого людей убивали исламисты за принадлежность к армии, за принадлежность к евреям... Просто сейчас убийство оказалось массовым, особо показательным и дерзким.

Но во французской прессе убийц не называют убийцами и террористами!

Это же неполиткорректно!

Их и арабами не называют, это слово под запретом, как и слово «негр».

Описывая преступление, расстрел своих сограждан и коллег, французские журналисты именуют убийц «молодые люди». «Двое молодых людей, выходцы из Магриба...»

И никто не покушается на свободу пропаганды экстремизма и воинствующего джихадизма – у них же свобода слова! Мультикультурализм!

А всякий, кто потребует ограничить эмиграцию из бывших колоний, тут же получает клеймо фашиста и нациста. Бандеровцы, сжегшие десятки людей в Одессе, – это борцы с тиранией Москвы. Это преступление французов не трогает. А у себя дома нацистом становится всякий, покусившийся на либеральные ценности. И ему затыкают рот, забыв о свободе слова.

Эти настроения общества пропитывают всё, включая полицию. Французская полиция многочисленна, отлично экипирована, на шикарных автомобилях и получает шикарные зарплаты. Но она недееспособна в принципе. Она упустила убийц и не могла найти.

Более того, спецслужбам было прекрасно известно, что братья Куаши прошли подготовку в лагерях «Аль-Каиды» а Йемене, а затем стажировались в Сирии. В США они внесены в списки людей, которым запрещен въезд в страну. Младший из братьев уже успел получить и отсидеть срок за вербовку боевиков. Однако полгода назад братьев Куаши признали неопасными, наблюдение за ними сняли. Точно так же было снято наблюдение с Кулибали.

Первоначально расстрел редакции хотели выдать за обособленную акцию двух боевиков-отморозков. Но очевидно, что налет был тщательно организован. Боевики отлично знали расположение помещений редакции и время, когда коллектив в сборе. Вряд ли обошлось без разведки и планирования. Поэтому можно говорить о существовании подпольной сети боевых ячеек.

Об этом предупреждали, когда власти европейских стран сквозь пальцы смотрели на отъезд своих граждан на джихад в Сирию. Боевики вернулись и привезли не только боевой опыт, но и саму войну. А спецслужбы не только оказались не готовы к этой опасности, они просто не способны ей противостоять. Как не способно противостоять расслабленное, толерантное, политкорректное, недалекое и недумающее общество, не готовое адекватно ответить на агрессию. Более того, французы боятся отвечать жестко, потому что (и это общий настрой) тогда начнут жечь машины! А потом и дома.

РЕГУЛИРУЕМЫЙ ПРОТЕСТ

Германское издание Bild am Sonntag со ссылкой на данные Агентства национальной безопасности (АНБ) США пишет, что преступления в Париже являются началом серии террористических актов в Европе. Сотрудникам АНБ еще несколько месяцев назад удалось прослушать телефонные разговоры лидеров ближневосточного «Исламского государства и Ирака и Леванта», из которых стало известно, что Европу ожидает волна террора. Глава британской контрразведывательной службы MI5 Эндрю Паркер недавно заявил, что атаки на страны Запада планирует сирийская «Аль-Каида». По его данным, готовятся нападения на объекты транспортной инфраструктуры и достопримечательности. Высока вероятность терактов в Великобритании. В качестве объектов нападения фигурируют также достопримечательности Рима.

Все понимают, что террористическая война объявлена и надо что-то делать. В принципе, понятно, что делать – закручивать гайки. Отменить «шенген», восстановив границы. Прекратить поток эмиграции из Африки – 200 тыс. человек в год. За пять лет – миллион арабов и негров. Но это «священная корова» французской демократии. Даже речи об этом нет. Всякий, кто предлагает подобное, тут же клеймится словом «нацист».

Марин Ле Пен, «Народный фронт» которой получил 25% голосов на выборах в Европарламент, несогласная с лозунгами марша, провела свою манифестацию «памяти жертв террора» в Бокере на юге Франции. Более 3 млн человек вышли на марши по всей Франции. В Париже – не менее 1,5 млн. В марше приняли участие члены правительства и президент, а также более 50 делегаций из разных стран мира, включая глав государств. Российскую делегацию возглавил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Примечательно, что США довольно спокойно отнесли к теракту в Париже и своей делегации не прислали. VIP-участники марша прошли всего несколько сот метров, после чего отбыли восвояси. А народ продолжал манифестацию до глубокой ночи.

Некоторые французские СМИ особо отметили один эпизод марша: «Когда колонна двинулась, голубь нагадил на плечо Олланда. Идущие рядом родственники жертв дружно расхохотались. Это свидетельствует, что французы даже в такой обстановке не утратили чувство юмора». Как говорится, без комментариев.

Стоит подчеркнуть, что марш проводился именно в память жертв, а не против террора, как его трактуют некоторые СМИ. Французские власти не рискнули объявить его антитеррористическим, поскольку испугались, что он может стать антиисламским. Демонстранты несли карандаши и таблички, текст которых у нас переводят как «Я – Шарли!» Хотя смысл там более тонкий, скорее «Я следую за (иду путем) Шарли». Впрочем, встречались и самодельные плакатики против терроризма.

Можно не сомневаться, что новые теракты в Европе не за горами. Смогут ли их предотвратить спецслужбы, в частности французские? Сомнительно, поскольку это сопряжено с покушением на фундаментальные европейские демократические ценности. Так что не будет препятствий для перемещения боевиков в шенгенской зоне. Для их агитации, вербовки, сбора средств и т.д. После скандалов с прослушкой мобильных телефонов американскими спецслужбами европейские спецслужбы оказались законодательно ограничены в возможностях контроля за телефонией и Интернетом.

Так что засылка подготовленных боевиков «Аль-Каиды» и ИГИЛ для действий в Европе продолжится. А террористические акции будут максимально продуманными и резонансными.

За три дня погибли 17 человек, почти столько же было ранено. 	Фото Reuters
За три дня погибли 17 человек, почти столько же было ранено. Фото Reuters 

ТЕРРОРИСТЫ ДОБИЛИСЬ МАКСИМАЛЬНОГО ЭФФЕКТА

Каковы последствия трагических событий во Франции?

Во-первых, «Исламское государство Ирака и Леванта» показало, что готово перенести боевые действия в любую точку мира. Кровавая акция в Париже случилась в тот же день, когда авианосец «Шарль де Голль» отправился в Персидский залив воевать с ИГИЛ. Боевики-смертники уже находятся на местах и по сигналу готовятся действовать.

В пользу ИГИЛ и всемирный резонанс на расстрел редакции. Для террористов очень важен пропагандистский эффект. В данном случае он превзошел все ожидания. А «три дня кошмара» показали, что запугивание населения прошло более чем успешно. В этом смысле можно говорить, что ИГИЛ достигло максимального успеха в результате теракта.

Политический истеблишмент Франции, прежде всего социалисты во главе с Олландом, набрал очки, остановив падение популярности. И, возможно, снова начал завоевывать авторитет у электората. Экс-президент Николя Саркози, активно засветившийся в последние дни, сделал серьезную заявку на новый президентский срок.

Националистический «Народный фронт» Марин Ле Пен был отстранен от марша объединения. То есть с борцами с неконтролируемой эмиграцией власть размежевалась. И даже сумела отодвинуть их в тень, хотя ситуация вроде бы целиком на стороне националистов.

И самое главное: власти Франции не дали протестам превратиться в антиисламские. Их канализировали строго в защиту свободы слова. Никаких погромов, нападений на иммигрантов, никакой антиисламской волны протестов. Пара эксцессов – брошенная во двор мечети граната и надпись на стене, и только. Более того, уже заявлено, что никаких ограничений на приток иммигрантов не будет. Политика в этой сфере останется неизменной.

Естественно, что в таких условиях очень трудно говорить о расширении полномочий спецслужб и усилении борьбы с терроризмом. Если общество встало на защиту фундаментальных гражданских свобод, значит, полицейские функции государства следует ограничивать, а не расширять. То есть французы готовы принести в жертву собственную безопасность ради демократических принципов и символов. Террористов это только порадует.

Премьер Франции Манюэль Вальс согласен, что спецслужбы работают слабо и что необходимы более эффективные антитеррористические действия. Проблема в том, что это трудно совместить с пресловутыми свободами. Шесть лет назад было ликвидировано спецподразделение La Direction centrale des renseignements gйnйraux (RG), которое занималось мониторингом настроений общества, собирало информацию о социальных движениях, профсоюзах, протестных акциях. Анализировало угрозы и предлагало способы их купирования. То есть покушалось на «свободы», за что и было расформировано.

Однако год назад подразделение пришлось восстановить под названием Service central de renseignement territorial (SCRT). Это вызвало бурю возмущения в СМИ, опасающихся за фундаментальные права человека. Так что деятельность подобных структур во Франции связана по рукам и ногам. И это не способствует борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Если же говорить о глубинных причинах такой государственной политики, то здесь не при чем традиции французских революций и либеральные ценности. Просто французские социалисты и коммунисты немало голосов на выборах получают в эмигрантских районах. И, естественно, отстаивают права своих избирателей. Поэтому во Франции нет нужды в «арабских» партиях и движениях. Вместо них зато появляются религиозные…

Теракт в Париже вызвал серьезный резонанс в соседней Германии. Там ширится движение против исламизации страны. За считаные месяцы оно набрало серьезную силу. В демонстрациях за сохранение германской идентичности участвуют десятки тысяч человек. Но одновременно почти столько же людей приходит на контрдемонстрации.

Налицо поляризация Европы в вопросе исламизации континента. И теракт в Париже послужил катализатором этой тенденции.

В мусульманских странах лидеры и пресса осудили теракт, хотя не преминули осудить и карикатуристов за издевательство над исламскими ценностями. Дальше всех пошел Иран, очень резко выступивший против террористов из ИГИЛ. Это понятно, ведь Тегеран – ярый враг суннитского экстремизма. Точнее, это суннитские экстремисты насмерть сражаются с шиитами и Ираном. В первую очередь это происходит в Ираке и Сирии.

В войне с ИГИЛ Иран является естественным союзником Запада. Но США никогда не простят Тегерану захват своего посольства 30 лет назад. Поэтому Запад никогда не будет сотрудничать с Ираном. Так что полный разгром ИГИЛ откладывается, а теракты в Европе продолжатся.

Отказ от сотрудничества с Россией, переход к конфронтации, риторике холодной войны и особенно агрессивная попытка подорвать безопасность РФ, втягивая Украину в зону НАТО, тоже не способствуют борьбе с терроризмом. Более того, двойные стандарты, деление террористов на «плохих» и «хороших», на «кровавых убийц» и «борцов за свободу» чужих земель лишь способствуют расцвету терроризма. Не забудем, что братья Царнаевы, устроившие взрывы на Бостонском марафоне, жили на государственное пособие США.

В России громче всех на теракт в Париже откликнулся глава Чечни Рамзан Кадыров. Преступление осудил, но потребовал извинения СМИ, печатавших карикатуры на пророка. И высказал опасения, что кто-то пытается разжечь религиозную войну. Но религиозная война в Европе невозможна в принципе. Если одна воюющая сторона есть – воинствующие исламисты, то на стороне христиан воевать некому – Европа насквозь атеистична. Поэтому и говорят о конфликте цивилизаций, а не конфессий или религий. По данным правозащитных организаций, ежегодно в мире убивают около 100 тыс. христиан именно по конфессиональному признаку. Убивают в Индии, Пакистане, Ираке, Сирии, странах Африки. Никого на Западе это не трогает.

Более того, именно страны Запада провоцируют подобные явления, разжигая цветные революции, свергая неугодные режимы. И высвобождая деструктивные силы, вкладывая в их руки оружие. И очень удивляются, когда это оружие оказывается направлено против них самих. Но напрасно ожидать, что США и Западная Европа изменят подходы к ситуации на Ближнем Востоке. Одной рукой они будут воевать с «Исламским государством Ирака и Леванта», а другой – его же питать через так называемую сирийскую оппозицию.

8 января угрозы поступила на электронную почту другого журнала – Canard Enchaine («Цепная утка»): «Теперь ваша очередь». Издание специализируется на журналистских расследования и скандалах, и более популярно, чем Charlie Hebdo. Свои материалы журнал сопровождает карикатурами, но более ителлектуальными. Сейчас его редакция под круглосуточной охраной.

Год 2015-й только начался. Начался резонансным терактом и «тремя днями кошмара» во Франции. Но это только начало. Потому что выводы из произошедшего явно не сделаны. Силы правительств и спецслужб будут направлены не столько против террористов, сколько против борцов с исламизацией.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Французская компания Total: спрос на СПГ в мире будет расти на 5% в год до 2030 года

Французская компания Total: спрос на СПГ в мире будет расти на 5% в год до 2030 года

0
296
"Дело экс-контрразведчика Маасена" угрожает коалиции в ФРГ

"Дело экс-контрразведчика Маасена" угрожает коалиции в ФРГ

Олег Никифоров

Германская оппозиция выступает за проведение досрочных выборов

0
656
Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
1844
Меркель регулирует поток беженцев из Магриба

Меркель регулирует поток беженцев из Магриба

Олег Никифоров

Алжир примет своих граждан, получивших в Германии отказ в убежище

0
1271

Другие новости

Загрузка...
24smi.org