3
14420
Газета Геополитика Интернет-версия

12.08.2016 00:01:00

Китай не признаёт Гаагский трибунал

Запад возмущен силовыми действиями Пекина, но санкций против него не применяет

Тэги: кнр, пекин, гаагский трибунал, южно китайское море, ссср, вашингтон, сяопин, шанхай, пво, ноак, япония


кнр, пекин, гаагский трибунал, южно китайское море, ссср, вашингтон, сяопин, шанхай, пво, ноак, япония Основа военной мощи КНР – стратегические ядерные силы. Фото Reuters

Американские СМИ с участившейся периодичностью публикуют статьи, в которых речь идет о возможном вооруженном противостоянии США и КНР. Причиной такового, по мнению западных журналистов, могут стать территориальные и морские притязания Китая. В первую очередь обсуждаются события, происходящие в Южно-Китайском море, связанные с «картой девяти пунктиров». Западные политики не столь категоричны, они время от времени грозят Пекину пальцем – мол, нехорошо поступаете, негоже захватывать острова, на которые претендуют другие страны, создавать искусственные острова, чтобы расширить свои морские владения.

Но дальше вербальных порицаний или озабоченности дело не идет. Москву за подобные шалости уже давно бы «наградили» жестким пакетом санкций, а с Поднебесной как с гуся вода. На фоне непростых отношений России и Запада Пекин выгодно позиционирует себя на международной арене, развивает экономику, укрепляет свои вооруженные силы и в спокойном режиме, не считаясь с временными затратами, ведет свою геополитическую игру, об истинных целях и поэтапных задачах которой можно только догадываться.

КАК РАЗВИВАЛИСЬ ОТНОШЕНИЯ КНР И ЗАПАДА

Взаимоотношения США и КНР с самого момента образования последней складывались достаточно бурно. Пиком противостояния в них можно назвать войну в Корее 1950–1953 годов. 

Затем последовал почти 20-летний период очень прохладных отношений, пока политикам в Вашингтоне не пришла в голову идея использовать возникшие после смерти Сталина противоречия между КНР и СССР для борьбы с последним. Причем в противостоянии с Москвой США всегда делали упор на борьбу с коммунизмом. Порой в этом деле Вашингтон доходил до истерии, особо обнажившейся в эпоху маккартизма. Но в отношении Китая США вдруг забыли, что имеют дело с коммунистами. Заокеанским политикам было наплевать на то, что маоизм является одной из крайних, радикальных форм коммунизма. Запад в очередной раз продемонстрировал свою абсолютную беспринципность в выборе союзников и средств борьбы с противниками.

И в наше время, когда Москва официально открестилась от коммунизма, в России даже какое-то время коммунистическая партия была под запретом, Вашингтон кооптируется с коммунистическими режимами в противостоянии с Москвой. Выходит, что изначально для Запада не имела значения государственная идеология СССР, борьба всегда велась именно против России. Порой складывается впечатление, что Запад уже забыл о корнях этой борьбы и продолжает противостояние по инерции, не отдавая себе отчета, что сама первопричина этой борьбы уже давно исчерпана.

В начале 70-х из Вашингтона в Пекин зачастили американские эмиссары разных уровней, среди которых самыми видными были Киссинджер и Хейг. В 1972 году Поднебесную посетил президент Никсон. В ходе его визита было подписано Шанхайское коммюнике, что означало поворот во взаимоотношениях двух стран. Причем, как уже было сказано, Вашингтон решил не обращать внимания на тот факт, что китайцы – коммунисты, а Пекин в лице председателя Мао протянул руку для рукопожатия не кому-нибудь, а «оголтелым американским империалистам», несмотря на то что США не отказались оказывать военную помощь чанкайшистскому Тайваню. Дальше все пошло как по накатанному, правда, официальные дипломатические отношения между США и КНР были установлены уже после смерти «великого кормчего», в бытность его преемника Хуа Гофэна, в 1979 году. По сути, КНР стал косвенным союзником США. Например, в афганской эпопее 1979–1989 годов Пекин занял сторону противников СССР и поставлял моджахедам оружие.

Дальнейшее сближение Запада и КНР связано с политикой открытости и преобразований, авторство которой приписывают Дэн Сяопину. О ней стоит сказать пару слов. В Коммунистической партии Китая нашлись мудрые головы, направившие страну по пути процветания. Они не заигрывали с Западом, отдавая ему один рубеж за другим, как это сделал Горбачев, не позволили разрушить свою страну, не разоряли уже поверженную Россию, подобно бездарным политиканам и горе-экономистам постсоветского разлива. А настойчиво, этап за этапом, создавали условия в Поднебесной, при которых западные бизнесмены стали активно инвестировать капитал в экономику Китая. Причем в отличие от России это не спекулятивные инвестиции. Пекин великолепно использовал свой самый сильный ресурс – рабочую силу, а главное предоставил выгодные условия для создания производств на своей территории ведущим западным промышленникам, полностью выключив из структуры распределения доходов коррупционную составляющую. И одновременно начал взращивать своих предпринимателей, этот процесс начинался болезненно, но в целом прошел успешно, а правительство КНР задавало ему нужный вектор.

Китай менялся на глазах. Такие экономические центры, как Шанхай или Гуанчжоу, в 1995 году выглядели непрезентабельно, на улицах этих городов было мало автомобилей, главным транспортом для их обитателей был велосипед. В начале нового века, китайцы начали активно пересаживаться на небольшие седаны, а главным транспортным средством стал скутер. С 1995 по 2009 год ежегодно прирост ВВП составлял почти 10%. Китай предоставил возможность западным промышленникам дешево производить товары для европейского и американского рынков, взамен получил технологии и специалистов. К 2010 году те же Шанхай и Гуанчжоу было уже не узнать. Города преобразились, выросли деловые кварталы, застроенные небоскребами, появились фешенебельные жилые районы. Активно развивалась новейшая транспортная система. Уровень жизни в стране стал заметно подниматься. Экономические центры материкового Китая нельзя было отличить от столиц «экономических тигров» Юго-Восточной Азии – Южной Кореи или Тайваня. По количеству владельцев автомобилей премиум-класса Шанхай мог уже тогда поспорить с Дубаем. Правильная политика в отношениях с Западом позволила Пекину вернуть под свою юрисдикцию Гонконг и Макао.

Очередной вехой в развитии отношений Поднебесной с Западом стало выступление председателя Си Цзиньпина на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2015 года, им была провозглашена «новая» внешняя политика Китая. Руководитель КНР заявил о намерении выстраивать с другими странами партнерские отношения. По его словам, «только совместное развитие является истинным развитием». Си Цзиньпин также указал о необходимости уважения суверенитета каждого из государств, но, судя по контексту, он имел в виду только Китай. По его мнению, принцип уважения суверенитета должен исключать агрессию и вмешательство во внутренние дела другого государства со стороны. Он подчеркнул, что необходимо «поддерживать право любого государства самостоятельно выбирать свой общественный строй, а его практика социально-экономического развития должна пользоваться уважительным отношением со стороны внешних партнеров». Си Цзиньпин призвал к гармоничному «соразвитию и взаимообогащению разных цивилизаций, в отношениях между которыми должен быть диалог, а не бойкот, обмен ценностями, а не их подмена».

В общем председатель Си Цзиньпин вежливо дал понять всему миру, что Китай претендует на роль сверхдержавы. Свое участие в работе сессии Генеральной Ассамблеи ООН он совместил с официальным визитом в США. 22 сентября 2015 года глава КНР провел так называемую осеннюю беседу в Белом доме со своим американским коллегой, которая продлилась около девяти часов.

В ходе визита китайский лидер договорился с американской стороной о дальнейших совместных действиях, направленных на углубление партнерства. Главы государств условились «правильно учитывать стратегические планы сторон, непрерывно наращивать взаимное стратегическое доверие, не допускать стратегических ошибок в понимании и действиях». Во время переговоров также было решено активизировать взаимодействия между США и КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Африке. Стороны согласовали планы по контролю за ядерными программами Ирана и Северной Кореи. Были приняты решения по тесному сотрудничеству в области инноваций, экономики, здравоохранения и т.д.

К уже сказанному хочу добавить, что за годы реформ Китай не только превратился в мировую фабрику, но очень глубоко интегрировался в глобальный рынок и стал его неотъемлемой частью. И уже поэтому введение экономических санкций против него со стороны Запада из-за каких-то «шалостей» маловероятно. К тому же Пекин не нарывается на грубость и скромно не влезает в драки, происходящие как вдали от его границ (Сирия), так и вблизи (Афганистан). Но при этом руководство Китая умудряется увеличивать свои территориальные и морские владения за счет соседей, иногда демонстрируя свои военные мускулы, иногда слегка применяя силу.

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ КНР

Несмотря на то что прирост ВВП Китая в прошлом году был самым низким за последние четверть века, его абсолютное финансовое значение все же составило астрономическое число – около 68 трлн юаней (приблизительно 10,3 трлн долл.). Военный бюджет Поднебесной, по разным оценкам, составляет от 135 млрд до 150 млрд долл., и он имеет тенденцию к увеличению. Как говорил Наполеон, «Деньги – кровь войны». Величина военного бюджета в значительной мере отражает состояние вооруженных сил страны.

По информации агентства «Синьхуа», на прошлой неделе министр обороны КНР шанцзян (генерал) Чан Ваньцюань провел инспекцию войск Народной освободительной армии Китая (НОАК) в провинции Чжецзян (береговая линия этой провинции омывается водами Восточно-Китайского моря). В ходе своей рабочей поездки он заявил, что есть угрозы национальной безопасности страны, и призвал армию и народ КНР готовиться к войне. В частности, он сказал, что армия, полиция и народ «должны готовиться к мобилизации для защиты суверенитета и территориальной целостности страны». Если учесть, что провинция Чжецзян равноудалена от Южной Кореи, южных префектур Японии и Тайваня, можно сделать вывод – в чей адрес на этот раз глава китайского военного ведомства запустил увесистый камень.

В оригинале НОАК именуется так: Чжунго Жэньминь Цзефан Цзюнь. По определению китайского политического и военного руководства, НОАК является самой мощной и самой дисциплинированной армией в мире, в ней под запретом находятся такие явления, как татуировки и избыточный вес тела.

Против своих оппонентов в Желтом, Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях Поднебесная в состоянии выставить три оперативных объединения – 3 флота: Северный, Восточный и Южный. В их составе 6 эскадр подводных кораблей различного класса, 7 эскадр боевых надводных кораблей (не учитываются тральщики и корабли обеспечения). ВМС Китая насчитывают 230 тыс. военнослужащих, из них до 10 тыс. – морпехи. На вооружении флотов Поднебесной как минимум 6 АПЛ (разных проектов), около 80 ДЭПЛ разных типов, 1 авианосец (проекта 1143,5), 49 фрегатов, 32 эсминца, 86 десантных кораблей, 39 минных тральщиков, около 400 кораблей береговой обороны. Парк военно-морской авиации насчитывает как минимум 685 самолетов и 43 вертолета. Сразу оговорюсь, цифры спорные, приблизительные, поскольку точной информации о вооруженных силах КНР в свободном доступе нет.

Сухопутные войска КНР насчитывают от 1,3 млн до 1,5 млн человек. Сведены они в 7 оперативных объединений (военных округов), в составе которых 21 общевойсковая армия, воздушно-десантный корпус, армейская авиация, отдельные части и соединения (в том числе горно-пехотная бригада), части связи, РХБ, инженерных войск и т.д. На вооружении около 10 тыс. танков, около 6 тыс. ББМ, самоходная и буксируемая артиллерия, средства ПВО.

ВВС Китая насчитывают до 470 тыс. военнослужащих (в том числе войск ПВО – около 200 тыс.). На вооружении более 4 тыс. самолетов из них около 120 дальних бомбардировщиков, 1230 истребителей. Кроме того, парк ВВС имеет около 1000 вертолетов. На вооружении ПВО кроме прочих образцов есть ЗРС С-300 (всех модификаций) и ее аналоги китайского производства (HQ-9), аналог ЗРК Бук-М3, системы РЭБ.

Основа военной мощи Поднебесной – стратегические ядерные силы (СЯС). КНР в настоящее время имеют на вооружении 60 сухопутных мобильных комплексов DF-21 (аналог советской системы РСД-10 «Пионер») и 20–30 МБР DF-31/31А (аналог РС-12 «Тополь») и, возможно, около 40 комплексов DF-31B. Военно-морские силы Поднебесной вооружены ракетными комплексами JL-2 (аналог «Булавы»). В распоряжении СВ и ВВС есть тактические и оперативно тактические ядерные боеголовки. Дальняя авиация КНР в своих арсеналах имеет не менее 2 тыс. крылатых ракет (сходных с ТТХ, с Х-55). На подходе китайский аналог «Ярса» DF-41. Ядерный арсенал Китая оценивается военными специалистами как минимум в 200–240 боеголовок. По другим данным, потенциал оценивается в 400 ядерных боеприпасов, из которых 260 находятся на стратегических носителях. Некоторые западные военные эксперты считают, что Пекин уже имеет на вооружении более чем 3500 ядерных боеголовок, более того, каждый год производится до 200 боеголовок нового поколения. Скорее всего стратегический ядерный потенциал КНР находится в пределах 300–450 боезарядов, размещенных на межконтинентальных баллистических ракетах-носителях (МБР) и доставляемых стратегической авиацией. Около 150 зарядов могут быть размещены на крылатых ракетах (КР) и баллистических ракетах среднего и меньшего радиуса действия (РСМРД). При этом в арсенале есть авиабомбы мощностью от 15 до 40 кт, а также до 3 мт в тротиловом эквиваленте. На баллистические ракеты устанавливаются боеголовки мощностью от 3 до 5 мт и модернизированные заряды мощностью 200–300 кт в тротиловом эквиваленте.

Военно-промышленный комплекс (ВПК) Китая развивается, зачастую используя заимствованные технологии, но в последнее время местные конструкторы ведут собственные разработки. Основу военной мощи КНР – СЯС обслуживают 24 предприятия ядерной отрасли. В интересах ракетно-космических структур Поднебесной общего и военного назначения (что, по сути, одно и то же) работают 12 предприятий. Военную авиацию обслуживают 9 производственных комплексов, прочая бронетехника создается на 14 производственных объединениях. Готовые к применению самоходные и буксируемые артиллерийские комплексы производят на 20 военных заводах. В распоряжении китайских Военно-морских сил – 23 современные мощные судоверфи. Боеприпасы производят более чем 200 заводов и фабрик. Если взглянуть на предприятия Китая, которые выпускают конечную военную продукцию, и без учета отраслей, работающих с ВПК по кооперации, получается очень внушительная картина. Правда, стоит признать, что достаточно большая часть производимых в Поднебесной вооружений идет на экспорт.

НА КОГО МОЖЕТ ОБРУШИТЬСЯ ГНЕВ КНР

В роли потенциальных противников Поднебесной может оказаться Южная Корея – спор между Сеулом и Пекином идет по поводу подводной скалы Иодо, правда, в последнее время он перешел в вялый режим, но не исчерпан. В первую очередь стоит учитывать, что Южная Корея является союзником США с момента своего образования, собственно, Вашингтон и создал эту страну. То есть Сеул реально может рассчитывать на поддержку из-за океана в случае агрессии извне. Но даже сама по себе Южная Корея (РК) является неудобным противником для НОАК, этаким крепким орешком. Сухопутные войска этой республики рассматривать не будем, остановимся на оценке ВМС и ВВС. Южнокорейский военный флот имеет на вооружении 1 авианосец, 26 субмарин, 12 эсминцев, 9 фрегатов, 26 корветов, около 100 малых кораблей и катеров, а также десантные суда, тральщики и корабли поддержки. Морская авиация РК располагает 38 вертолетами и 21 самолетом различных типов. Численность морской пехоты Южной Кореи в 2,5 раза превосходит китайскую. Южнокорейские ВВС предназначены только для обороны, но все же внушают уважение. На их вооружении находится 158 истребителей, 310 многофункциональных истребителей, 8 самолетов разведки, 4 авиатанкера, 75 вертолетов различного назначения и около 250 учебных самолетов.

Другой вероятный противник Китая – Япония. С этой страной у Поднебесной идет спор за острова Дяоюйдао. В этом случае есть нюансы. Страна восходящего солнца хоть и является союзницей США и американские военные базы присутствуют на ее островах, но Вашингтон взял на себя обязательство оборонять только территории, признанные как японские на международном уровне, а спорные острова ей придется отстаивать самостоятельно. Посмотрим, чем располагают ВМС сил самообороны Японии. Три вертолетоносца, до 100 вертолетов, морская авиация представлена слабо, 17 ДЭПЛ, 25 эсминцев, по другим данным, 11 эсминцев и 6 фрегатов, а также боевые катера, тральщики, корабли поддержки и обеспечения. Да, не густо.

Тайвань является по законам КНР мятежной территорией, подлежащей возврату под юрисдикцию Пекина, но в этом деле есть одна загвоздка – этот остров чанкайшистов находится под протекторатом США и поэтому пока, а точнее, в обозримом будущем он не по зубам КНР. Тайвань располагает неплохим военным флотом, в состав которого входят 4 эсминца, 22 фрегата, 4 ДЭПЛ, 45 ракетных катеров, тральщики, десантные корабли и суда обеспечения. Военно-морская авиация включает 27 самолетов и 29 вертолетов различного назначения.

В Южно-Китайском море не согласны с «картой девяти пунктиров» Пекина: Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней. С Вьетнамом Поднебесная оспаривает Парасельские острова. С Филиппинами, Малайзией и Брунеем разгорелся конфликт из-за островов Спратли.

Единственный китайский авианосец куплен на Украине и достроен на верфях КНР. 	Фото с сайта www.war.163.com
Единственный китайский авианосец куплен на Украине и достроен на верфях КНР. Фото с сайта www.war.163.com

Вьетнам сможет выставить против Китая 4 ДЭПЛ, 7 корветов, 13 ракетных катеров плюс другие корабли различного назначения, морская авиация этой республики не представляет собой никакой силы. ВВС республики насчитывает 38 единиц учебно-боевых самолетов L-39C, более 100 истребителей МиГ-21, около 40 фронтовых бомбардировщиков Су-22, более 20 истребителей Су-27 и Су-30, около 120 единиц вертолетов различного назначения.

Флот и военную авиацию Филиппин можно вообще не учитывать. В боевой состав малайзийского королевского военного флота входят 2 ДЭПЛ, 2 фрегата, 12 корветов, тральщики и прочие. Боевой состав ВВС представлен в основном западными образцами, но есть и российские Миг-29 и Су-30: 23 истребителя-бомбардировщика, более 30 многоцелевых истребителей. Королевские военно-морские силы Брунея располагают 3 патрульными кораблями, 4 корветами, 3 ракетными катерами и другими судами различного назначения. Военную авиацию Брунея можно не учитывать. По всему видно, что Вьетнаму, Малайзии, Брунею и Филиппинам своими силами на море против Китая не выстоять.

На материке Пекин претендует на значительную часть индийских территорий, а точнее, это земли на севере Индостана, небольшая часть штата Кашмир и практически весь штат Аруначал-Прадеш на крайнем востоке страны. Но воевать с ядерной державой с мощными вооруженными силами, к тому же обладающей многочисленным населением, Пекин, конечно же, не решится. Другое дело соседний Бутан, на большой кусок которого претендует КНР.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Политическое и военное руководство Поднебесной осознает, что современные китайские вооруженные силы нуждаются не только в грамотном структурировании, оснащении новейшим вооружением и системами управления, но и в боевом опыте, которого у НОАК явно не хватает. Военное строительство руководство КНР ведет с учетом анализа достижений и ошибок мощнейших военных держав мира современности и недавнего прошлого. Китай осознает ошибочность для себя своей же, ранее практикуемой, стратегии малых военно-морских сил, имеющих второстепенное значение по отношению к сухопутным силам. Это понимание возникло на фоне пока вяло развивающихся противоречий на море, связанных с понятием морских границ и 200-мильной морской исключительной экономической зоной.

В качестве своих учителей на море Китай рассматривает в первую очередь военных моряков США, что подтверждает постоянное участие его военных кораблей в международных военно-морских учениях, таких как RIMPAC. Американский флот доказал свою эффективность во множестве войн и военных конфликтов начиная с ПМВ, более того, он является самым мощным в мире на сегодняшний день и особенно внушительно представлен на тихоокеанском ТВД. Бесспорно, и Вашингтон, и Пекин учитывают возможные конфликты государственных интересов между собой, но при этом сотрудничество между ними наращивается не только в экономической, но и в военной сфере. Поднебесная также учитывает военный опыт, полученный российским флотом в предыдущих войнах, и проводит множество военно-морских игр совместно с российскими военными моряками, что уже начало приобретать вид тесного военного сотрудничества и что также позволяет флоту Поднебесной осваивать ТВД вблизи российских берегов.

В опыте боевого использования ВВС большой интерес представляют для Пекина две военные державы – Россия и США, поскольку своего боевого опыта в массированном применении авиации у Китая нет. В действиях сухопутных сил Поднебесная так же охотно участвует во всех международных маневрах, куда ее приглашают. Во-первых, это дает возможность хоть в какой-то мере освоить незнакомый для себя ТВД. Во-вторых, командиры и штабы НОАК могут не только учиться на всем лучшем в действиях сухопутных войск российской и западной военной школы, но и анализировать возможные ошибки в их тактике, планировании боевых действий, системе управления, а также при необходимости синтезировать что-то свое.

В области ракетных, ядерных и тем более космических войн опыта нет ни у кого, так что здесь военное искусство как на оперативно-тактическом, так и на стратегическом уровне находится только в теоретической стадии. А в остальном китайские генералы, так же как и генералы армий других крупных мировых держав, готовятся к прошедшей войне с учетом возможностей обновленной техники и вооружений, чье появление обусловило появление ранее не существовавших технологий.

Американские СМИ очень часто делают упор на тот факт, что в Южно-Азиатском регионе в случае военного конфликта Пекина и Вашингтона, у первого практически нет союзников, а у последнего их там не просто много, а, по существу, все соседи Китая (кроме России и КНДР) в этом регионе являются либо действующими, либо потенциальными военными союзниками США.

К примеру, у Пекина есть реальный союзник в лице КНДР, в теории, он может заключить военный союз с Россией. Вроде бы как Китай весьма тесно сотрудничает с Пакистаном, но в случае конфликта Поднебесной с США нетрудно догадаться, на чьей стороне окажется Исламабад.

Пекин активно участвует в миротворческих акциях ООН, это тоже позволяет китайским военным осваивать удаленные театры военных действий.

ВЕКТОР ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ КНР

Пекин ведет мудрую международную политику, уделяет заметное внимание своим северным и западным соседям, участвует в ШОС и одновременно очень тесно сотрудничает с Западом. КНР, к примеру, с пониманием относится к тому, что Крым исторически является российской территорией, но при этом официально по поводу него не делает никаких заявлений, кроме того что поддерживает территориальную целостность всех стран. Китай старается не лезть в зоны геополитических интересов США и не укрывает у себя беглых сотрудников NSA (у нас это агентство называют АНБ). К тому же Пекин, по сути, примкнул к экономическим санкциям, которые Запад ввел против России. Причем сделал это очень мягко, деликатно, так, что комар носу не подточит. Взаимоотношения с соседями, к которым у Китая есть территориальные претензии, Пекин в состоянии строить по-соседски, так, чтобы Вашингтону было невыгодно влезать в эти конфликты. Допустим, дело, связанное с «картой девяти пунктиров», в котором Китай объявил своей исключительной экономической зоной всю акваторию Южно-Китайского моря, дошло до Гаагского трибунала, последним было принято решение не в пользу КНР. Но Пекин вежливо известил мировое сообщество, что не собирается признавать Гаагский международный трибунал и собирается продолжить возврат Поднебесной в пределы ее исторических границ.

Активность КНР ощутима на Африканском континенте и Центральной Азии, а эти регионы Вашингтон не считает зоной своих жизненных интересов, если туда не направляет свой взор Россия.

Вслед за мощными инвестициями в экономики стран Черного континента Пекин планирует до 2020 года выделить Организации африканских государств 100 млн долл. для поддержки регулярных войск африканских государств и сил быстрого реагирования. Очевидно, что КНР таким образом собирается защищать свое экономическое присутствие в Африке. Китай не обладает сколь-нибудь существенными запасами полезных ископаемых, в которых так остро нуждается его быстрорастущая индустрия. Присутствие на Черном континенте позволит КНР восполнить этот пробел.

Пекину удалось добиться от Вашингтона понимания того, что «азиатские дела и проблемы безопасности должны решаться азиатами», естественно, с ограниченным участием Москвы либо без такового. Судя по всему, это понимание было подтверждено сторонами во время американо-китайских переговоров на высшем уровне в сентябре 2015 года.

Чтобы понять, на какие проблемы Пекин в настоящее время делает основной упор, стоит вновь вернуться к речи китайского лидера на Генеральной Ассамблее ООН 2015 года, в которой он, в частности, подчеркнул, что «с помощью рынка, лишенного морали, трудно добиться процветания в мировом развитии». Указывая этим, что рынки должны в необходимой степени контролироваться государственными структурами, которые должны в определенных случаях обеспечивать стабильность в обществе и справедливость в вопросах распределения, регулируя рынок. Как сказал Си Цзиньпин, необходимо «грамотно использовать видимую руку и невидимую руку», чтобы неуклонно добиваться эффективного сочетания деятельности рынка и правительства. Это также звучит как обвинение Западу в том, что тот только декларирует свободу рынка, а на деле порой очень грубо занимается его регулированием.

В общем, действуя с позиции «мягкой силы», Китай добивается значительных успехов на международной арене и мастерски обходит моменты возможной жесткой конфронтации с Западом как в экономическом, так и в политическом плане.

БОЛЬШАЯ ВОЙНА

Рассматривая возможные сценарии возникновения большой войны между Китаем и США, западные аналитики приходят к выводу, что она может привести к очень значительным потерям с обеих сторон, поэтому таковое явление в обозримом будущем вряд ли состоится. Как Вашингтон будет урегулировать свои отношения с Пекином, в случае если Филиппины, Малайзия, Бруней, Вьетнам и другие морские соседи Китая попробуют решать спор с Поднебесной о границах военным путем, предвидеть не очень сложно. У США отработана на этот случай стратегия, которую сами американцы называют гибридной войной, правда, они скромно открещиваются от авторства в этом деле и коварно приписывают его Москве. Впрочем, скорее всего Вашингтон уговорит своих союзников уступить КНР, чтобы не создавать угрозы полного перекрытия важных водных торговых путей в этой части акватории Тихого океана.

В действительности самому Пекину развязывание военных действий как в Восточно-Китайском, так и в Южно-Китайском морях также крайне невыгодно. В случае таковых будет прервано морское торговое сообщение Поднебесной с внешним миром, а именно оно обслуживает основной оборот товаров, как экспортируемых из Китая, так и импортируемых в Китай. Остановка этого оборота спровоцирует страшный экономический кризис в стране, который повлечет за собой значительные экономические потери, соизмеримые с теми потерями, которые Поднебесная могла бы понести в случае большой войны.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(3)


Иван Боков 19:43 12.08.2016

«Вашингтон кооптируется с коммунистическими режимами в противостоянии с Москвой.» Неясно, что мужик имеет в виду, о чём он говорит. О какой кооптации и с кем.

Сергей Леонтьев Иван Боков 09:16 13.08.2016

Известных "коммунистических режимов" у нас немного: КНР, СРВ, Куба

Сергей Леонтьев 09:19 13.08.2016

Ну так китайцы более бережно относятся с наследию Маркса, не то что мы, ревизионисты, сначала улучшали Маркса, потом вообще повелись и вдарились капитализм :)



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Комплексы С-300 не обезопасят группировку РФ в Сирии

Комплексы С-300 не обезопасят группировку РФ в Сирии

Владимир Мухин

Тегеран намерен размещать свои военные объекты вблизи российских баз и средств ПВО

0
447
Россия готовится развернуть в Иране авиабазу

Россия готовится развернуть в Иране авиабазу

Владимир Мухин

После трагедии с Ил-20 Москва не будет мешать Тегерану размещать системы ПВО в Сирии

0
5845
Человек-магнит

Человек-магнит

Юрий Потапов

Об особенностях конвойной службы и невероятных способностях военного пенсионера

0
2162
Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
797

Другие новости

Загрузка...
24smi.org