0
4187
Газета Геополитика Интернет-версия

20.01.2017 00:01:00

Трамп делает ставку на морпехов

Министерство внутренней безопасности США возглавит генерал Джон Келли

Тэги: сша, трамп, морская пехота, мэттис, келли, пентагон, багдад, боливия


Генерал-майор Джон Келли на передовом командном пункте 1-го экспедиционного корпуса МП в Ираке. 5 декабря 2008 года. 	Фото с сайта www.dvidshub.net
Генерал-майор Джон Келли на передовом командном пункте 1-го экспедиционного корпуса МП в Ираке. 5 декабря 2008 года. Фото с сайта www.dvidshub.net

Одной из особенностей кадровой политики нового президента США, инаугурация которого проходит сегодня, стало то, что руководителями в два ключевых силовых министерства страны выбраны отставные генералы морской пехоты Джеймс Мэттис и Джон Келли. Вероятно, Дональд Трамп, которого часто сравнивают с Рональдом Рейганом, принял во внимание такие его слова: «Многие люди тратят всю свою жизнь в поисках ответа на вопрос: смогли ли они изменить что-то в мире? У морпехов этой проблемы не существует». О генерале Мэттисе, которому Конгресс США недавно разрешил «баллотироваться» на должность главы Пентагона (его утверждение в ней пройдет после инаугурации Трампа), «НВО» рассказывало, а сегодня мы рассмотрим другого генерала-морпеха – Джона Келли, который представлен на должность министра внутренней безопасности США. 10 января 2017 года он держал ответ перед членами сенатского Комитета по внутренней безопасности и правительственным делам, сделав ряд важных заявлений.

ГЛАВНЫЙ «МОНСТР» АМЕРИКИ

Министерство внутренней безопасности США, которое отдельные правозащитники именуют не иначе, как главный «монстр» Америки, было сформировано в 2003 году, на волне последствий громких терактов 11 сентября 2001 года путем слияния более двух десятков различных агентств и на сегодня является фактически главным антитеррористическим ведомством Америки, обеспечивающим ее безопасность «во всех измерениях».

«Должность министра внутренней безопасности – самая сложная работа в правительстве, – подчеркнул председатель сенатского Комитета по внутренней безопасности и правительственным делам сенатор Рон Джонсон в своей вступительной речи на слушаниях комитета по вопросу назначения генерала Келли на пост руководителя Министерства внутренней безопасности США. – В министерстве работают 240 тыс. мужчин и женщин, которые отвечают за обеспечение безопасности наших границ, авиационной сети и водных путей; организацию и исполнение нашего миграционного режима; защиту киберпространства и подготовку нашей страны к противодействию катастрофам. Министерство также играет важную роль в борьбе нашего государства с терроризмом».

Сенатор Джонсон при этом отметил, что, основываясь на многочисленных слушаниях, проводившихся комитетом, он сделал весьма тревожный вывод: «Наши границы – не защищены, миграционный режим – не исполняется в полной мере, киберугрозы – реальны и возрастают, а наша инфраструктура – не защищена адекватно». Устранять все эти недостатки как раз и выбран один из наиболее заслуженных и опытных ветеранов морской пехоты.

ВСЕГДА ГОВОРИТЬ ПРАВДУ

Генерал Джон Фрэнсис Келли так же, как и генерал Мэттис, известен своим решительным характером и прямотой суждений, что неоднократно подтверждалось на практике во время его военной службы, в особенности в годы президентства Барака Обамы, когда Келли активно высказывал противоречащие линии Белого дома мнения по различным важным вопросам, за что в итоге оказался в немилости у президентской администрации.

«Когда я впервые познакомился с генералом Келли, он был просто хорошим воином, но со временем… он изменился – цитируют слова республиканца, члена Комитета по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США Данкана Хантера журналисты американского военного издания Military Times. – Было интересно наблюдать, как позиция «все прекрасно, мы не будем что-то говорить, нам надо исполнять наши обязанности» изменилась на «это неправильно, и я должен об этом сказать».

«Я всегда считал, что надо говорить начальству правду, – говорил сам генерал Келли. – Будь ты вторым лейтенантом, проходящим службу под началом капитана или подполковника, или же четырехзвездным генералом, работающим с управлением министра обороны и Белым домом. Люди, принимающие решения, должны иметь правильную основу для их принятия. В противном случае их решения могут быть неверными, а это может быть опасным... Многие скажут: «Ему легко говорить – он четырехзвездный генерал». Но я вам скажу: один из самых сложных периодов в моей жизни как офицера морской пехоты был как раз недавно, когда я окунулся в эти взаимоотношения гражданских и военных, где правда не всегда приветствуется. У вас в буквальном смысле может возникнуть изжога, когда кто-то звонит вам из Вашингтона и говорит, что «это, вероятно, не самая хорошая идея – продолжать действовать в данном направлении дальше». Но я в таких случаях говорю: «Эй, но это правда. Я вызван на слушания в Конгресс, и они задают мне вопросы. Я что, должен врать им?»

«Я находился в подчинении у многих высокопоставленных представителей американской власти, включая нашего президента, и я никогда при этом не стеснялся высказывать несогласие с кем-либо из них или же при необходимости вносить альтернативные предложения», – подчеркивал генерал на недавних слушаниях в Сенате.

Впрочем, такая прямота отнюдь не помешала ему сделать хорошую военную карьеру. Последним постом, который Келли занимал на действительной службе, была должность командующего Южным командованием ВС США, на которой он отвечал фактически за все вопросы, связанные с обеспечением нацбезопасности США на южном направлении (Карибский бассейн, Центральная и Южная Америка), включая борьбу с контрабандой наркотиков и оружия. В этой должности ему пришлось по роду решаемых задач тесно взаимодействовать с различными ведомствами и организациями, подведомственными Министерству внутренней безопасности США, так что на новой должности генерал не станет для сотрудников последнего таким уж «варягом».

Еще большее уважение генерал заслужил тем, что стал самым высокопоставленным американским военным, потерявшим ребенка на бескомпромиссной войне с террором: его младший сын, 29-летний 1-й лейтенант морской пехоты Роберт Майкл Келли, погиб в Афганистане, в районе города Сангин, что в провинции Гильменд, 9 ноября 2010 года. Кстати, старший сын генерала, Джон Фрэнсис Келли, также связал свою жизнь с морской пехотой – он служит в Корпусе в звании майора, прошел через две командировки в Ирак и готовил американских солдат перед отправкой в Афганистан, а его дочь, Кэтлин Маргарет Келли, после окончания учебного заведения поступила на работу в Национальный военный медицинский центр им. Уолтера Рида, посвятив свою жизнь работе с ранеными и инвалидами.

ОТ РЯДОВОГО ДО ГЕНЕРАЛА

Генерал Келли, которому в мае этого года исполнится 67 лет, отдал службе в морской пехоте 46 лет. Родился он в Бостоне, ни к одной партии не принадлежит. Получил степень бакалавра в Массачусетском университете и степень магистра – в Университете Джорджтауна. Первичное военное образование получил в Офицерской школе КМП, а затем окончил Командно-штабной колледж КМП. Высшее военное образование он получил в Национальном военном колледже Университета национальной обороны. В процессе продвижения по карьерной лестнице он также получил разностороннее дополнительное профессиональное образование на различных курсах, программах и семинарах, включая обязательную для всех новых генералов и адмиралов учебную программу КЭПСТОУН и программу подготовки командного состава сухопутного компонента объединенного оперативного формирования.

Поступил на службу в Корпус будущий генерал рядовым – в 1970 году, но после того, как в 1972 году получил звание сержанта (службу он проходил во 2-й дивизии МП), покинул активную службу и, будучи зачисленным в резерв, обучался в Массачусетском университете в Бостоне. После выпуска из последнего он вернулся на активную службу, в свою родную 2-ю дивизию МП, получив по окончании Офицерской школы КМП в Квантико, штат Вирджиния, звание 2-го лейтенанта морской пехоты.

В 1980–1981 годах капитан Келли прошел обучение на Курсах переподготовки офицеров пехоты СВ США в Форт-Беннинге, а затем по 1984 год проходил службу в штабе КМП в Вашингтоне. Затем он возвращается во 2-ю дивизию МП, где занимает должности командира стрелковой роты и роты тяжелого вооружения (огневых средств), а в августе 1986 года, после присвоения воинского звания «майор», назначается офицером по оперативным вопросам штаба 3-го батальона 4-го полка МП. Затем он направляется в Офицерскую школу МП в Квантико, где с июня 1987-го по август 1990 года преподает тактику и занимает должность руководителя курсов подготовки офицеров пехоты, а затем поступает в Командно-штабной колледж КМП в Квантико. После его окончания в 1991 году он поступает, там же в Квантико, на Курсы передовых методов ведения боевых действий, которые оканчивает в 1992 году и после присвоения воинского звания «подполковник» в июне того же года назначается командиром 1-го разведывательно-дозорного батальона 1-й дивизии МП.

Батальоном подполковник Келли командовал до мая 1994 года, а затем отправился за новой порцией знаний в Национальный военный колледж Университета национальной обороны, который окончил в 1995 году, получив в июне назначение на должность руководителя группы офицеров связи по делам военного законодательства коменданта КМП США при Палате представителей Конгресса США, на которой он прослужил до июня 1999 года и получил звание полковника. Следующим назначением стала должность специального помощника Главнокомандующего союзными силами в Европе, которую полковник Келли занимал с июля 1991-го по июль 2001 года.

Вернувшись во второй половине 2001 года в войска, Джон Фрэнсис Келли сначала проходил службу в должности помощника начальника штаба 2-й дивизии МП, а с июля 2002-го по июль 2004 года – в должности помощника командира 1-й дивизии МП по оперативным вопросам и планированию (для нас более привычно – начальник оперативного отдела штаба дивизии). Большую часть службы на последней должности он провел в Ираке, где в марте 2003 года на расположенной в районе нефтяных полей Южной Румайлы передовой базе дивизии был произведен в бригадные генералы, а в следующем месяце – возглавил оперативную воздушно-наземную группу «Триполи», которая прошла на север от Багдада до Самарры и Тикрита, среди прочего освободив в Самарре семь американских военнопленных.

Примечательно, что в труде «Вместе с 1-й дивизией морской пехоты в Ираке, 2003 год», подготовленном группой специалистов под руководством подполковника Майкла Гроена и выпущенном в 2006 году историческим факультетом Университета КМП в Квантико, указывалось: производство полковника Д.Ф. Келли в бригадные генералы в зоне боевых действий стало первым случаем такого рода аж с 1951 года. Именно тогда последний раз в истории КМП США было осуществлено производство в бригадные генералы на фронте – в январе в Корее это звание получил помощник командира 10-й дивизии МП полковник Льюис Барвелл Пуллер (Чести), до сих пор являющийся самым прославленным американским морпехом – удостоенным наибольшего количества государственных наград.

Кстати. Знаете, кто командовал 1-й дивизией МП в то время, когда Джон Келли был помощником командира дивизии, штурмовавшей Багдад, Тикрит, Фаллуджу и другие города и опорные пункты иракской армии, а годом позже обеспечивавшей порядок в провинции Анбар? Правильно – генерал-майор Мэттис! А следующий раз Джон Келли стал замом Джеймса Мэттиса, когда тот командовал 1-м экспедиционным корпусом МП. Генерал Келли также поддерживает очень тесные дружеские отношения с еще одним выходцем из морской пехоты – генералом Джозефом Фрэнсисом Данфордом-младшим, занимающим сегодня должность председателя Комитета начальников штабов ВС США, а до того – пост коменданта Корпуса морской пехоты. Именно Данфорд в свое время лично сообщил Келли о гибели его сына.

В период с сентября 2004-го по июнь 2007 года бригадный генерал Келли занимал должность помощника по вопросам военного законодательства коменданта КМП США, коим тогда являлся генерал Майкл Уильям Хейджи. В январе 2007 года Келли был выдвинут на получение звания генерал-майора и 11 сентября того же года – утвержден Сенатом. Перед этим, в июле 2007 года, он был назначен командиром группировки 1-го экспедиционного корпуса МП, которая была направлена в Ирак, причем 9 февраля 2008 года он возглавил западную группировку Многонациональных сил в Ираке. С апреля по октябрь 2009 года он являлся заместителем командира этого корпуса, а в октябре 2009 года Д.Ф. Келли, уже генерал-лейтенант, был назначен на должность командующего резервом КМП – командующего группировкой КМП в составе Северного командования ВС США. 21 марта 2011 года он стал старшим военным советником министра обороны.

НА ЮЖНЫХ РУБЕЖАХ

31 января 2012 года генерал-лейтенант Келли был представлен к назначению, а 19 ноября 2012 года – вступил в должность главы Южного командования ВС США. Здесь он в буквальном смысле оказался на острие копья в борьбе с латиноамериканскими наркобаронами и транснациональной организованной преступностью, которую сенатор Карл Левин – глава сенатского Комитета по делам ВС – во время слушаний 19 июля 2012 года, где генерал-лейтенант Келли и утверждался на означенную должность, назвал главной угрозой безопасности США в зоне ответственности Южного командования. «Минувшим летом президент утвердил национальную стратегию по борьбе с транснациональной организованной преступностью (Strategy to Combat Transnational Organized Crime: Addressing Converging Threats to National Security. – В.Щ.), – подчеркивал тогда сенатор Левин. – Вы, генерал Келли, станете одним из тех, кто в рамках Министерства обороны будет претворять стратегию президента в жизнь».

«Несмотря на потраченные миллиарды долларов, нам еще не удалось нанести решительный удар по потоку наркотиков и других контрабандных материалов, захлестнувшему регион и проторившему дорогу в Соединенные Штаты, – отмечал, в свою очередь, сенатор Джон Маккейн. – Вы должны выйти за пределы традиционного мышления и найти новые, инновационные пути решения задачи по прекращению или по меньшей мере существенному сокращению потока наркотиков через нашу южную границу, который убивает американцев – молодых и старых».

Приобретенный в должности главы Южного командования генералом Келли опыт, судя по всему, стал одной из ключевых причин, подвигнувших Дональда Трампа на то, чтобы назначить его руководителем Министерства внутренней безопасности США. Ведь на новой должности угрозы Америке, исходящие изнутри страны и с ее южных рубежей, станут приоритетными. Кстати, служба Д.Ф. Келли во главе Южного командования и безопасность южных рубежей Америки стали, как утверждают американские журналисты, основной темой беседы с Дональдом Трампом, которая состоялась 20 ноября 2016 года в Нью-Джерси.

«Я несколько раз беседовал с избранным президентом, – подчеркивал на сенатских слушаниях 10 января 2017 года генерал Келли. – Он сказал мне, что министерству и его администрации требуются такие лидерские, управленческие и организаторские способности, а также такие волевые качества для принятия трудных решений, которые я проявлял в течение моей военной карьеры. В частности, он упомянул периоды, когда я командовал войсками в Ираке, возглавлял Южное командование и проходил службу в качестве старшего советника по военным вопросам при двух министрах обороны».

Именно такой человек, судя по всему, и нужен для того, чтобы навести порядок на границах Америки, особенно – на юге. «Близкие к Келли источники утверждают, что он имеет в Латинской Америке более обширные контакты, чем весь Госдепартамент», – пишет издание Military Times. В частности, его считают одним из инициаторов утвержденной в начале 2015 года программы помощи Гондурасу, Гватемале и Сальвадору объемом в 1 млрд долл., которая позволяет существенно снизить уровень преступности в этих странах (программа Alliance for Prosperity).

И действительно, Соединенные Штаты – это не Греция или Италия, до островов которых рукой подать от берегов Малой Азии и Северной Африки, а потому исламские радикалы если и могут попасть на континентальную часть территории США, то только по воздуху или же на борту океанских судов. Однако первую возможность американские спецслужбы после терактов 2001 года фактически ликвидировали, а второй путь хоть и возможен теоретически, но по большому счету весьма сложен в осуществлении по целому ряду причин. Так что основная угроза исходит со стороны своих, доморощенных исламских радикалов – граждан США или лиц, законным путем получивших вид на жительство и пр. Так, будучи главой Южного командования ВС США, генерал Келли на парламентских слушаниях по вопросам безопасности южных границ Америки указывал, что те группы джихадистов из Южной Америки и с Карибских островов, которые отправили на Ближний Восток воевать на стороне исламистских радикалов и террористов, в конечном счете вернутся домой и ничто не остановит их от того, чтобы направиться на север – убивать американцев (примечательно, что администрацию президента Обамы это заявление тогда возмутило). Но все же сегодня более реальная угроза исходит от транснациональной организованной преступности, атакующей США с южных рубежей и постоянно совершенствующей свою тактику в ответ на действия сил правопорядка.

«Латинская Америка и Карибы – это регион, который характеризуется как наличием нетрадиционных вызовов безопасности, так и возможностями для сотрудничества, – отмечал в своем выступлении на слушаниях по своему назначению на должность главы Южного командования в июле 2012 года генерал-лейтенант Келли. – Вне всякого сомнения, есть немало угроз нашей безопасности, не последнее место среди которых занимают контрабанда наркотиков и их прекурсоров, а также наращиваемая деятельность транснациональных организованных преступных синдикатов, постоянно повышающих изощренность своих действий. Кроме того, вызовами являются киберугроза и угроза безопасности в энергетической сфере, равно как и природные катастрофы, гуманитарные кризисы и другое пагубное влияние, исходящее изнутри этого региона или из-за его пределов. Впрочем, каждый из этих вызовов – реальная возможность для организации сотрудничества с другими странами региона».

Главными направлениями на юге, откуда исходит основная угроза для безопасности США, генерал Келли называл, в частности, Мексику, Боливию, Венесуэлу, Колумбию и Перу.

Первую – потому что она имеет протяженную границу с США, которая используется для доставки на территорию последних наркотиков, нелегального оружия и мигрантов-нелегалов. Причем, по мнению генерала, наркотики не только представляют собой угрозу с точки зрения соблюдения законности и правопорядка, но и являются вызовом глобального характера для нацбезопасности США. При этом он неоднократно подчеркивал, что прорытые мексиканскими наркокартелями под границей между США и Мексикой подземные тоннели и используемые ими часто «поезда мулов» позволяют не только доставлять, как это делается сейчас, контрабандой наркотики, оружие и различные товары (примечательно, что гражданское оружие идет по туннелям в обратную сторону – из Штатов в Мексику и далее к своим многочисленным покупателям), но и могут быть использованы для переброски на территорию Соединенных Штатов террористов и их оружия, включая средства массового поражения. «Наше общество имеет тенденцию рассматривать безопасность в Западном полушарии как данность до той поры, пока мы не столкнемся с явным и неприятным кризисом, – указывал Келли в своей записке, подготовленной для слушаний в сенатском Комитете по делам ВС весной 2015 года. – Я считаю это ошибкой». Пути, проложенные контрабандистами из наркокартелей и преступных синдикатов, действующих в Латинской Америке, выглядят весьма привлекательно для международных террористов, в особенности для «Исламского государства» (запрещено в России), подчеркивал тогда генерал, ссылаясь на многочисленные перехваченные сообщения от представителей последнего, в которых содержались указания по поиску «входа в США через южную границу». Вероятно, данная точка зрения была учтена Дональдом Трампом, когда он предложил построить вдоль американо-мексиканской границы защитную стену, а также ужесточить политику в отношении нелегалов, рвущихся или уже попавших в Соединенные Штаты.

Впрочем, для устранения означенной угрозы стены будет недостаточно – туннели будут рыть и под ней, как это делают контрабандисты и террористы в случае с Израилем и его соседями. «Министерство возвело на южной границе примерно 650 миль различных типов заграждений, – подчеркивал генерал Келли на сенатских слушаниях 10 января. – Кроме того, имеются и другие объекты инфраструктуры – мобильные и стационарные. И тем не менее безопасность нашей границы обеспечена недостаточно». При этом наркобароны и преступные синдикаты оперативно меняют маршруты контрабанды, приспосабливаются к действиям правоохранителей и задействуют свои огромные ресурсы, позволяющие им использовать в своих целях различные высокие технологии.

На новой должности генералу Келли придется более активно заняться противодействием высокотехнологичному врагу, включая использование для борьбы с ним те же высокие технологии или нетрадиционные решения. Так, например, будучи во главе Южного командования, он предлагал использовать для постоянного наблюдения за огромными пространствами подведомственной ему территории оснащенные радиолокационными и оптико-электронными системами аэростаты, связанные в единую разведывательную сеть, доступную для заинтересованных потребителей, включая правоохранительные органы стран-партнеров в регионе.

«Ни одна система физической защиты не позволит решить задачу в полной мере, – говорил генерал Келли сенаторам. – Стена должна быть частью грамотно сформированной и хорошо поддерживаемой эшелонированной системы защиты, которая включает средства обнаружения и, что самое важное, хорошо подготовленных профессионалов… А в основе этой системы – необходимость быстро возвращать те огромные количества нарушителей, проникших – не важно как – через эту систему защиты обратно в их страны». В то же время, отмечал будущий министр, Соединенные Штаты «не могут просто обороняться». «Безопасность нашей границы начинается в 1500 милях к югу от Рио-Гранде – в джунглях Латинской Америки», – подчеркивает генерал.

БЕСПОКОЯЩЕЕ ВЛИЯНИЕ ИРАНА И РОССИИ

Остальные же страны Латинской Америки рассматриваются американскими специалистами в качестве основных производителей наркотиков и поставщиков в США, но уже другими путями – морским и воздушным. В частности, генерал Келли в свое время указывал на растущую роль в этом процессе Венесуэлы: «Венесуэла стала крупнейшей страной – транзитером кокаина воздушным, наземным и морским путями… который направляется на Карибы, в Центральную Америку, США, Западную Африку и Европу». Так, по собранным американцами данным, в Венесуэле, а также в меньшей степени в Колумбии на реках развернута масштабная постройка небольших подлодок-нарковозов, участвующих в доставке наркотиков в Гватемалу и Гондурас, где они перегружаются на малые суда и далее – в Америку, либо же идут в Штаты через Мексику – через границу с Техасом и Аризоной. Стоимость постройки такой подлодки – около 2 млн долл., а прибыль, которую она может принести с одного рейса, доставив до 8 т кокаина, достигает 250 млн долл. Строители используют преимущественно широко доступные технологии, время постройки субмарины – около года. «Они разворачиваются и делают это снова, и снова, и снова. Прибыль – астрономическая, – подчеркивал на слушаниях в Сенате генерал Келли. – Все это стоит Америке почти 200 млрд долл. в год».

Генерал Келли также настаивал на том, что экономические и политические проблемы в Венесуэле стали причиной того, что в наркоторговлю и другие незаконные виды деятельности в стране вовлекается не только все больше простых граждан, но и представителей власти и правоохранительных органов. Так, например, американцы обвиняли в покровительстве контрабанде наркотиков и оружия одного из соратников Уго Чавеса – генерала Генри Ранхеля Сильву, занимавшего в 2012 году пост министра обороны страны. Вряд ли такое негативное отношение американского руководства к Венесуэле, а также ориентирующимся на нее Боливии и Эквадору изменится при новом президенте США. Тем более что те же Боливия и Венесуэла стали одними из региональных союзников Ирана, который рассматривается в качестве одной из самых серьезных угроз Америке. Руководство последней весьма обеспокоено ростом активности Тегерана в Латинской Америке, выраженной растущей политической и экономической деятельностью, а также, что в особенности не нравится американским специалистам, – в виде постоянно увеличивающегося количества так называемых «культурных центров», имеющих религиозный характер.

«Я вижу, что Иран активно проникает в различные уголки мира, а также в Южную Америку, Карибский бассейн и Латинскую Америку, – подчеркивал некоторое время назад генерал Келли. – И, к сожалению, наш опыт показывает: там, куда приходит Иран, затем приходят силы «Кодс» (спецподразделение Корпуса стражей Исламской революции для проведения операций за пределами территории Ирана. – В.Щ.), а затем и терроризм». Кстати, в этом генерал Келли единодушен с генералом Мэттисом, который являлся одним из наиболее активных противников политики разрядки в отношениях с Ираном, проводимой президентом Обамой. Среди американских военных экспертов и политологов бытует мнение, впрочем, не подтвержденное реальными фактами, что военная карьера обоих генералов могла бы продолжиться и дальше, если бы не их неодобрительные высказывания в отношении ряда пунктов политической и военной повестки дня Барака Обамы.

Беспокоит Вашингтон и нарастающий объем финансовых средств, собираемых в данном регионе в пользу движения «Хезболла», включая доходы от контрабанды наркотиков и пр. В этом случае «на карандаш» американцы взяли Аргентину, Бразилию, Панаму и Парагвай. «Теракты, устроенные Ираном и «Хезболлой» в Аргентине в 1992-м и 1994 годах, подтверждают их способность проводить такие атаки в Латинской Америке, – подчеркивал на сенатских слушаниях генерал Келли. – Иран и «Хезболла» могут проводить различные операции в регионе, направленные против США и их союзников, включая убийства, теракты и похищения людей… И мы озабочены тем, что Иран может использовать группы или отдельных людей в регионе для атак против США».

В целом схожую, деструктивную политику в Латинской Америке, по мнению генерала Келли, проводит и Россия, без которой современная политическая жизнь в США, судя по всему, уже просто немыслима. Среди основных угроз, по его мнению, – нарастающие объемы поставок оружия и гражданской техники в страны этого региона. «Русские – достаточно умны, чтобы понимать, какую выгоду приносят поставки различного имущества – от реактивных самолетов до грузовиков – с точки зрения построения долгосрочных отношений с тем или иным государством, – отмечал генерал Келли на слушаниях сенатского Комитета по внутренней безопасности и правительственным делам. – Скорость, с которой русские – да и те же китайцы – откликаются на пожелания какой-либо из стран купить те или иные образцы, просто впечатляет. При этом им не важно, какой тип власти установился в этой стране – демократия или диктатура. Есть ли там свободная пресса или же правительство поставило ее под контроль. Соблюдаются ли там права человека или в стране имеется большое количество политических заключенных. Они просто продают испрошенное или устанавливают иные формы сотрудничества, которые крепко привяжут страну к ним».

Высокую озабоченность у будущего главы Министерства внутренней безопасности США вызывают и «попытки русских оказать влияние на недавние выборы», и «враждебные» проявления в киберпространстве, защита которого также определена генералом Келли в качестве одной из наиболее приоритетных задач, которые он обязался решать в случае своего утверждения в означенной должности.

В заключение отметим, что не в последнюю очередь успешность решения генералом Келли этих и иных задач будет зависеть от эффективного взаимодействия не только с его бывшими партнерами по работе на посту главы Южного командования ВС США из различных федеральных и неправительственных организаций, но и с его бывшими сослуживцами по Пентагону. То, что руководителем последнего будет генерал Мэттис – его дважды бывший непосредственный начальник – позволит организовать такое взаимодействие на самом высоком уровне. А об уровне их доверия может говорить хотя бы тот факт, что, как указывают американские журналисты со ссылкой на осведомленные источники, в процессе выбора Дональдом Трампом кандидатуры на пост будущего министра обороны генерал Мэттис назвал генерала Келли одним из лучших претендентов, а тот, в свою очередь, сделал то же самое в отношении генерала Мэттиса.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Унесенная "бабьим ветром"

Унесенная "бабьим ветром"

Михаил Юдсон

0
4107
США подталкивают Киев к прямому диалогу с Москвой

США подталкивают Киев к прямому диалогу с Москвой

Татьяна Ивженко

Американский план урегулирования может не устроить украинскую власть

2
8165
Повседневность зла

Повседневность зла

Олег Дмитриев

Историк Андрей Мартынов о войне, коллаборации и группенфюрере Власоффе

0
1132
Новые санкции США не затронут рядовых россиян

Новые санкции США не затронут рядовых россиян

Игорь Субботин

Меры против Москвы сохраняют цель, но меняют свой фокус

0
2124

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости