0
4165
Газета Геополитика Интернет-версия

03.02.2017 00:01:00

Теперь Джибути звучит воинственно

Борьба за стратегическое господство в важном регионе планеты только начинается

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – профессор.

Тэги: джибути, саудовская аравия, африка, аденский залив, индийский океан, сомали, япония, китай, военная база, оаэ


джибути, саудовская аравия, африка, аденский залив, индийский океан, сомали, япония, китай, военная база, оаэ Министр обороны Японии Томоми Инада (на фото справа) во время визита на японскую базу в Джибути. Фото Reuters

На территории этого небольшого государства в Восточной Африке, в районе Африканского Рога, Саудовская Аравия разместила первую свою заграничную военную базу. Контролируя Баб-эль Мандебский пролив, соединяющий акватории Красного моря и на востоке Аденского залива, Джибути оказалась центром морских транзитов между тремя континентами – Европы, Азии и Африки.

У САМОГО КРАСНОГО МОРЯ

Географически Республика Джибути, находящаяся у входа в Красное море из Индийского океана, располагается в регионе многолетней военно-политической нестабильности, который имеет важное стратегическое значение для многих государств мира. Некоторое время назад на территории Джибути появились военные базы Германии, Италии и Испании. Там же обустраивают территорию для своих военных миссий Япония и Китай. И это при том, что Франция и Соединенные Штаты давно расположили в Джибути значительные воинские контингенты. Пытается не отстать и Евросоюз, открывший в Джибути штаб военно-морских операций «Аталанта».

Джибути – страна с небогатыми ресурсами полезных ископаемых. Ее нередко называют в буквальном смысле нищим государством. Интерес к ней мировых держав, европейских государств и соседей, дальних и ближних, связан почти исключительно с ее географическим положением. Джибути на севере граничит с Эритреей, на западе и юге – с Эфиопией. На юго-востоке у Джибути соседом оказался непризнанный мировым сообществом Сомалиленд, официально считающийся частью Сомали. 

Большая часть населения Джибути этнически не относится к арабам, но исповедует ислам суннитского толка. После получения независимости от Франции в 1977 году страна примкнула к Лиге арабских государств. Одновременно с обретением независимости в стране начались вооруженные столкновения между двумя основными этносами – племенами афар и исса. В период действия колониального мандата в администрации господствовали афар, а после обретения страной независимости – исса. В 1992–2000 годах в Джибути шла гражданская война, закончившаяся соглашением о разделе полномочий.

Сегодня полностью еще не сложил оружия «Фронт за восстановление единства и демократии, ФВЕД» (Front pour la restauration de l «unitй et de la dйmocratie, FRUD), военная группировка афаров, созданная в 1991 году ныне 67-летним Али Мохамедом Даудом. И это при том, что одна из фракций ФВЕД попыталась помириться с властью и в марте 1996 года легализовалась как партия.

В ходе трехдневного (с 10 по 12 июня 2008 года) пограничного конфликта между Джибути и Эритреей погибло только три человека. Но в Джибути этот конфликт считают краткосрочной или трехдневной войной. Действительно, как только эритрейские войска пересекли границу Джибути, президент республики Исмаил Омар Гелле объявил мобилизацию всех военнослужащих и полицейских. Вооруженные силы государства, прошедшие серьезную выучку в основном у французских специалистов, не позволили эритрейцам продвинуться в глубь своей страны. Конфликт был прекращен благодаря вмешательству Франции. На джибутийско-эритрейской границе разместили миротворческий контингент из катарских войск. И тем не менее спорный участок границы заняли войска Эритреи.

Общая численность размещенных здесь французских военных приближается к 3 тыс. Корабли французских ВМС регулярно швартуются в джибутийском порту. Париж ежегодно переводит Джибути 70 млн долл. за аренду базы.

В 2001 году американцы получили от Джибути в аренду лагерь Лемонье, на котором ранее проходили тренировку солдаты французского Иностранного легиона. Через короткий срок этот лагерь превратился в крупную военную базу, единственную в зоне операций американцев на Африканском континенте. Американское командование использует Лемонье для обучения своих военнослужащих боевым действиям в условиях пустыни.

С учетом недружелюбия северного соседа Джибути «держит порох сухим»: закупает новейшее вооружение для своей 10-тысячной армии, сформировала новые подразделения в Республиканской гвардии и в батальонах быстрого реагирования. На вооружении сухопутных войск имеются гаубицы, советские реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град», минометы, зенитные установки, бронетранспортеры, бронемашины различных типов. ВМС представлены по меньшей мере 10 патрульными катерами.

В составе ВВС – транспортная и вертолетная эскадрильи. На вооружении джибутийцев имеются боевые и транспортно-боевые вертолеты Ми-24 и Ми-35М российского производства, многоцелевые американские вертолеты Bell 412, два китайских двухмоторных турбовинтовых военно-транспортных самолета Y-12, а также американские легкие самолеты различных типов. Немалая роль в обороне страны предназначена жандармерии и военизированным формированиям войск национальной безопасности. При объявлении мобилизации именно жандармерия становится базовым резервом формирования новых армейских частей.

Однако соседей Джибути в военном отношении нельзя считать слабыми. Поэтому Исмаил Омар Гелле и пошел на сближение не только с США и с европейскими странами, но и с Саудовской Аравией, королевством, пытающимся «играть первую скрипку» в суннитском мире. В январе 2011 года Джибути официально разорвала отношения с Исламской Республикой Иран (ИРИ), после того как Тегеран вмешался в гражданскую войну в Йемене. Незадолго до этого шага Омар Гелле обвинил иранских аятолл во вмешательстве в дела таких арабских государств, как Сирия, Ирак, Йемен и Бахрейн. Отвечая на эти обвинения, министр иностранных дел Ирана Бахрам Касеми посоветовал президенту Гелле воздержаться от голословных обвинений. Государство Джибути было одним из первых, примкнувших к коалиции, сформированной Саудовской Аравией для борьбы с хуситскими повстанцами в Йемене. Хуситы относятся к шиитским племенам на севере страны в области Саада. Они приняли такое название по имени своего идеолога Хусейна аль-Хуси, убитого йеменской армией в сентябре 2004 года. Этот конфликт вступил в активную фазу в 2009 году, когда развернулись боевые действия между хуситами, с одной стороны, и армиями Йемена и Саудовской Аравии – с другой. Свое вмешательство Эр-Рияд обосновал гибелью от рук повстанцев двух саудовских пограничников. Президент Йемена Абу-Раббу Мансур Хади бежал из столицы Саны вначале во второй по значимости город страны Аден, а затем в Джибути.

Саудитам приходится противостоять не только хуситам, но и боевикам опаснейшей организации «Аль-Каида» на Аравийском полуострове» (АКАП), созданной в начале 2009 года из сторонников головной афгано-пакистанской «Аль-Каиды», но действующей в значительной степени автономно. И хотя лидера АКАП уроженца Йемена Насер аль-Вахаяша и его заместителя, уроженца Саудовской Аравии Абу Сайяд аш-Шихри ликвидировали соответственно в июле 2015-го и в сентябре 2012 года, боевики этой группировки не оставили надежд свергнуть нынешнюю правящую династию. Те же цели на полуострове преследует и «Исламское государство», запрещенное в России и ряде других стран.

База Кэмп-Лемонье используется американскими военными для борьбы с террористами и решения других важных задач в регионе. 	Фото с сайта www.navy.mil
База Кэмп-Лемонье используется американскими военными для борьбы с террористами и решения других важных задач в регионе. Фото с сайта www.navy.mil

НА США УЖЕ НЕ НАДЕЮТСЯ

Нельзя пройти мимо того факта, что Эр-Рияд десятилетиями полагался на Соединенные Штаты и Францию и не помышлял о возведении военных баз за границами королевства. Однако во время президентства Барака Обамы союзнические отношения между Белым домом и королевским дворцом саудитов ослабли. В надежности Парижа, который не часто проявлял собственную политическую волю, а шел в фарватере Вашингтона, тоже возникали сомнения. В Эр-Рияде поняли, что расчет только на помощь из-за рубежа неверен и может дорого обойтись стране.

Саудиты начали действовать самостоятельно. Свою первую крупную операцию Эр-Рияд осуществил в Бахрейне, введя туда свой военный контингент для спасения суннитской королевской власти. Королевство Бахрейн – по территории самое маленькое в мире арабское государство (для сравнения: примерно как российский город Пермь), в котором подавляющее большинство населения представлено мусульманами-шиитами, а король Аль Халифа и его семья – мусульмане-сунниты. Интервенция саудовских войск помогла Аль Халифе удержаться на троне. В Манаме убеждены, что Тегеран тайно поддерживал и продолжает поддерживать шиитские оппозиционные группировки в Бахрейне.

Для саудитов Королевство Бахрейн – важный стратегический союзник. В Эр-Рияде не желают, однажды проснувшись, увидеть «под боком», в 25 км от своих границ, в богатом нефтью районе, незваных иранских солдат на танках и бронетранспортерах. Эр-Рияд не позволит ни Бахрейну, ни Йемену превратиться в сателлита тегеранских аятолл.

Еще недавно королевский двор Саудовской Аравии не сомневался, что в случае военного вмешательства ИРИ тамошним аятоллам пришлось бы иметь серьезное дело не только с саудовской армией, но и с американской. Но война в Сирии и Ираке изменила приоритеты. И еще не известно, куда дальше покатится «весна арабских народов».

Военная база в Джибути – это попытка саудитов перехватить инициативу у иранцев. Показательно, что подписание соглашения Эр-Рияда и Джибути состоялось через несколько дней после заявления Мухаммада Хусейна Бакри, начальника Генерального штаба армии ИРИ, о вероятности создания иранских военно-морских баз в других странах. В Эр-Рияде к словам высокопоставленного иранского военного отнеслись весьма серьезно. Тем более что до сих пор у Ирана не было военных баз за рубежом.

Важно заметить, что интерес к созданию военных баз в Джибути проявляют и другие арабские государства Персидского залива. Несомненно, под давлением Эр-Рияда о создании на территории Джибути своей базы подумывают ОАЭ. С эмиратами у джибутийцев сложные отношения. Эмираты создали военную базу в Эритрее (в районе международного аэропорта Асмары), при использовании которой сокращается путь для нанесения авиаударов по йеменским хуситам. Но джибутийцы относятся к эритрейцам, с которыми у них была трехдневная война, с понятным подозрением. Обидевшись на ОАЭ, Джибути закрыла у себя консульство эмиратов. Далее события развивались стремительно.

Неожиданно Асмара выразила поддержку йеменским хуситам. Возмущенный Эр-Рияд потребовал от Абу-Даби немедленного примирения с Джибути. В начале 2016 года примирение состоялось.

В финансовом отношении Джибути поддерживают не только саудиты. Недавно на средства Кувейта в Джибути построили жилые дома, школу и мечеть для 200 тамошних бедняков. Расщедрились и турки, на деньги которых в Джибути соорудили мечеть на 4 тыс. молящихся. Показательно, что эта мечеть получила имя османского султана Абдулгамида Второго, последнего абсолютного самодержца империи. Этот султан продвигал идею панисламизма, которой придерживается и нынешний турецкий лидер. Понятно, что даром Анкара ничего не делает. В обмен на возведенную мечеть турки получили права на строительство в Джибути своей военной базы. Первую зарубежную военную базу Турция возвела в Катаре. Вслед за базой в Джибути Анкара планирует построить базу и в Сомали.

ХВАТИТ ЛИ ДЖИБУТИ НА ВСЕХ

И все-таки стратегическое положение Джибути таково, что именно на ее территории создают свои базы Китай и Япония. Для обоих государств это первые зарубежные военные миссии. Несомненно, Пекин рассчитывает с помощью базы в Джибути усилить свое проникновение, как военное, так и экономическое, в Восточную Африку. Китайцы в 2015 году подписали 10-летний контракт на строительство базы и уже успели открыть в Джибути в рамках проекта «Великий шелковый путь» отделение банка, которое обслуживает финансовые интересы различных стран. Пекин планирует вложить в разрабатываемые им проекты 60 млрд долл. В 2015 году Китай подписал 10-летний контракт на возведение в Джибути базы материально-технического обеспечения кораблей своих ВМС, выполняющих задачи по охране и выполнению гуманитарно-спасательных операций в Аденском заливе у берегов Сомали. Строительство, уже вошедшее в активную стадию, должно завершиться в конце 2017 года. Эксперты не сомневаются, что постоянное китайское военное присутствие в Джибути расширит военное, политическое и экономическое влияние Пекина не только непосредственно в Африке, но и в мире в целом.

Вслед за китайцами в Джибути пришли и японцы. Ряд военных экспертов считают такое развитие событий из ряда вон выходящим. Ведь официально японские Силы самообороны являются гражданской, иначе говоря, невоенной организацией. По отношению к ним избегают употреблять даже термин «армия». Токио в течение семи десятилетий после Второй мировой войны никаких военных операций за рубежом не проводило. Только 19 сентября 2015 года парламент Японии разрешил использовать Силы самообороны для участия в военных конфликтах за рубежом.

Создание военно-морской базы в Джибути лидеры Страны восходящего солнца объясняют необходимостью защиты экспорта углеводородов из стран Ближнего Востока на территорию Японии. Как только стало известно о намерениях Пекина в отношении Джибути, Токио заявило о планах расширения своей базы в Джибути. По всей видимости, японцы построят в Джибути собственные казармы и летное поле в рамках антипиратской миссии у берегов Сомали. За аренду 12 га земли, используемой под базу, местные власти запросили с японцев значительно меньше, чем с французов – только 40 млн долл. в год.

Создание китайцами и японцами военных баз на далеком от них Африканском континенте трудно объяснить исключительно планами участия этих государств в антитеррористических операциях в регионах Среднего Востока и Северной Африки. Но даже согласившись с подобным объяснением, вывод напрашивается такой – и Китай, и Япония видят себя в когорте держав, отвечающих за «мировой порядок». Сегодня однозначно сказать, «хорошо» это или «плохо», невозможно. Главное, чтобы вершители мировой политики находили общий язык. В буквальном и переносном смысле.

Там же, в порту Джибути, базируется 152-е оперативное соединение 5-го флота ВМС США, участвующее совместно с боевыми подразделениями государств – участников антитеррористической коалиции – Великобритании, Франции, ФРГ, Испании и ряда других стран – в соответствующих операциях в Афганистане, Ираке, в центральной и южной частях Персидского залива.

Еще в 2010 году Джибути выразила готовность предоставить свой порт для базирования российских военных кораблей, ведущих борьбу с морским пиратством в регионе. И хотя определенные контакты между российскими и джибутийскими военными налажены, о долгосрочной программе действий речь пока не идет.

На сегодняшний день Джибути по количеству иностранных военных баз и соответственно военнослужащих не местного происхождения на душу населения – самое милитаризованное государство в мире. Понятно, что власти этой бедной страны стараются именно сдачей в аренду своей территории под военные базы увеличить свой бюджет. Похоже, что другого пути заработать денег они не видят.

Обозреватель израильской газеты Jerusalem Post Михаэль Ашкенази считает, что руководству Джибути вскружили голову успехи Сингапура. «Вероятно, президент Исмаил Омар Гелле видит себя джибутийским Ли Кван Ю, – пишет Ашкенази, – но первый премьер-министр Республики Сингапур, «архитектор сингапурского экономического чуда», никогда не надеялся на чью-либо помощь». Да и территорию крошечного города-государства сингапурцы направо и налево в аренду под иностранные военные базы не раздают. На единственной военной базе в Сембаванге, северной оконечности Сингапура, дислоцированы учреждения материально-технической поддержки 7-го флота ВМС США и ряд учреждений американских ВВС.

Что же касается беспрецедентного количества иностранных военных баз в Джибути, то такое развитие событий несет в себе опасность дальнейшей дестабилизации не только в регионе Среднего Востока, но и в других частях мира.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


По случаю Рамадана в ОАЭ досрочно освободят из тюрем 977 заключенных

По случаю Рамадана в ОАЭ досрочно освободят из тюрем 977 заключенных

0
324
Водный аналог дрона обходится без мотора

Водный аналог дрона обходится без мотора

Александр Спирин

Электромеханическая пиранья идеальна для работы в морских глубинах

0
269
Российская авиация станет китайской

Российская авиация станет китайской

Анастасия Башкатова

Шанхай скажет свое веское слово в производстве авиалайнера нового поколения

0
18409
Си Цзиньпин уговорил Трампа не бомбить Пхеньян

Си Цзиньпин уговорил Трампа не бомбить Пхеньян

Юрий Паниев

Ким Чен Ыну дали время исправиться

0
994

Другие новости

24smi.org
Загрузка...
Рамблер/новости