0
2167
Газета Геополитика Интернет-версия

16.06.2017 00:01:00

"Арабское НАТО" против арабской "оси зла"

Дональд Трамп попытался провести перегруппировку сил на Ближнем Востоке

Шамсудин Мамаев

Об авторе: Шамсудин Абдурахманович Мамаев – политолог.

Тэги: сша, трамп, ближний восток, ирак, иран, вашингтон, эр рияд, тиллерсон, йемен, совбез оон


сша, трамп, ближний восток, ирак, иран, вашингтон, эр рияд, тиллерсон, йемен, совбез оон Бойцы Корпуса стражей исламской революции проходят «боевую обкатку» в Сирии. Фото Reuters

Результаты первого зарубежного турне президента США Дональда Трампа – попытка создания нового «арабского НАТО» на Ближнем Востоке и возвращения «старого» НАТО в Афганистан – говорят о том, что лейтмотивом его внешней политики, вновь как во времена Джорджа Буша-младшего, объявлена война с террором. В то же время ракетный удар США по сирийской авиабазе Шайрат и начавшиеся в мае американские авиаудары по сирийской армии в зоне Ан-Танф, посылка ударной авиагруппы к Корейскому полуострову с требованием сворачивания ядерной программы КНДР и подготовка наступления на Иран как государственного спонсора терроризма очень похожи на возврат команды Трампа к старой неоконсервативной концепции «оси зла». Этот термин – axis of evil – был использован президентом США Джорджем Бушем в ежегодном обращении к Конгрессу 29 января 2002 года для описания режимов Ирака, Ирана и КНДР, спонсирующих, по мнению США, терроризм или разрабатывающих оружие массового поражения, которое они могут передать террористам.

Сегодня в речах Трампа место уже поверженного Ирака фактически заняла Сирия, где Вашингтон по-прежнему настаивает на смене режима, в вину КНДР ставится разработка ракетно-ядерного оружия, а Иран, несмотря на то что он уже не только де-юре, но и де-факто отказался от создания ядерного оружия, по-прежнему подозревается в обоих грехах.

ВООРУЖЕННАЯ РУКА ВАШИНГТОНА

Тем не менее сам Трамп отнюдь не принадлежит к лагерю неоконов: его непримиримая вражда с сенатором Маккейном и кланом Бушей – тому свидетельство. Об этом же свидетельствует и его собственная политическая терминология – она все же значительно мягче, чем во времена Джорджа Буша, Трамп уже не добивается смены режима в этих «странах-изгоях», а лишь «молится» за это. «В моем обращении к американскому народу при инаугурации я пообещал, что Америка не будет навязывать свой образ жизни другим, а всего лишь протянет им руку в духе сотрудничества», – заявил он 21 мая на Исламском саммите в Эр-Рияде. И что народы Ближнего Востока должны сами решить, какое будущее они желают для себя. «Выбор между двумя будущими (мир или террор) Америка сделать за вас не может. Изгоните террористов, изгоните экстремистов из своих храмов. Лучшее будущее возможно, только если ваши народы изгонят их», – призвал присутствующих Трамп. И указал пальцем на запрещенные в РФ «Исламское государство», «Аль-Каиду», «Хезболлу» и ХАМАС как тех, кого надо изгнать. Указал он также и на ответственного исполнителя, который должен будет это сделать путем создания «арабского НАТО», – это Саудовская Аравия. Тут же приступив к ее вооружению: 20 мая, прямо в день своего прибытия в Эр-Рияд, Дональд Трамп подписал здесь разовый оборонный контракт на 110 млрд долл. и меморандум о 

Дональд Трамп и  Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд исполнили ритуальный танец с мечами. 	Фото Reuters
Дональд Трамп и Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд исполнили ритуальный танец с мечами. Фото Reuters

поставках военного вооружения Королевству Саудовская Аравия в течение 10 лет на общую сумму в 350 млрд долл.

Масштаб этой сделки беспрецедентен для королевства, причем особое внимание в ней уделено поставкам современных вооружений в области систем ПРО и ВМС. Это необходимо, заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, для «долгосрочной задачи обеспечения безопасности Саудовской Аравии и всего Персидского залива, особенно в свете зловещего иранского влияния и связанных с Ираном угроз по всему периметру саудовских границ». Из чего очевидно, что это оружие предназначено не столько для борьбы с вышеуказанными террористическими организациями в Сирии или Ираке, сколько для противостояния с Ираном – войны с хуситами в Йемене и контроля над Персидским заливом и проливом Баб эль-Мандеб. Кроме того, 10-летний срок меморандума отражает беспокойство как Вашингтона и Тель-Авива, так и Эр-Рияда успешным развитием иранской ракетной программы и тем фактом, что уже через 10 лет, по истечении срока ядерной сделки, Тегеран сможет начать производство ядерного оружия. Эту антииранскую направленность программы создания «арабского НАТО» подтвердил и сам президент США.

«От Ливана через Ирак к Йемену Иран финансирует, вооружает и обучает террористов, шиитскую милицию и другие экстремистские группы, которые распространяют хаос и насилие по всему региону. Жертвой одной из самых трагических интервенций Ирана стала Сирия. Где поддержанный иранцами Асад совершает столь ужасные преступления, что Соединенным Штатам в ответ на применение им химического оружия пришлось обрушить на сирийскую военную базу, с которой была проведена эта атака, 59 «Томагавков». И до тех пор, пока иранский режим не станет миролюбивым, все ответственные народы должны совместно работать над его изоляцией, лишая его средств для финансирования терроризма и молясь за то, чтобы наступил день, когда иранский народ получит справедливое и достойное правительство», – заявил на следующий день Трамп, выступая перед лидерами четырех десятков мусульманских стран на открывшемся в Эр-Рияде Арабо-исламском саммите. Чем дал ясно понять всему исламскому миру, что начатое его предшественником Бараком Обамой американо-иранское потепление будет заморожено и что «не мир пришел Я принести, но меч».

Столь неожиданно острое антииранское заявление, похоже, застало их врасплох – сегодня оно не очень справедливо по отношению к Ирану даже по критериям неоконов, поскольку Тегеран не только выполняет все свои обязательства перед международным сообществом по сворачиванию своей ядерной программы, но и вносит куда больший вклад в борьбу с «Исламским государством» и «Аль-Каидой» в Сирии и Ираке, чем любое другое мусульманское государство, присутствовавшее на этом саммите. Не говоря уже про саму Саудовскую Аравию, чьим незаконно рожденным детищем явилась в свое время «Аль-Каида» и выросшее затем из нее «Исламское государство», поставленные ныне вне закона решениями Совбеза ООН.

ИЗГНАНИЕ КАТАРА

Свидетельством этого кризиса стал разразившийся вслед за саммитом катарский кризис – такого острого кризиса в среде Совета по сотрудничеству арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) не было никогда с момента его основания. А ведь ССАГПЗ возникл после исламской революции в Иране специально для сдерживания распространения радикального ислама и является ближайшим стратегическим союзником США в арабском мире. И вдруг такой конфуз – разрыв дипломатических отношений и фактическое введение блокады Саудовской Аравией и примкнувшими к ней двумя другими членами совета, Бахрейном и ОАЕ, против своего сотоварища по ССАГПЗ – Катара – всего за пару якобы сказанных им фраз о том, что реально воюющий с их общим врагом, «Исламским государством», Иран тоже является стабилизирующей силой в регионе!

Вердикт Дональда Трампа, вставшего в этом конфликте на сторону Эр-Рияда, поскольку «народ Катара исторически был, к сожалению, спонсором терроризма на очень высоком уровне», является, по сути, неприкрытым политическим лицемерием. Поскольку он с куда большим основанием может быть применен и к саудовцам. Хотя бы потому, что Усама бен Ладен, будучи саудовцем, начал свой джихад в Афганистане задолго до арабской весны, когда началось финансирование джихадистских движений и со стороны Катара. Кроме того, Трамп с его лозунгом America First, должен был бы увидеть и другую, куда более существенную для американского народа разницу – это ведь саудовские, а отнюдь не катарские граждане осуществили атаку на Америку 11 сентября 2001 года. Трамп это прекрасно знает, поскольку шесть лет назад сам в своей книге «Былое величие Америки» писал про Саудовскую Аравию, что «это страна – самый крупный финансист терроризма в мире. Саудовская Аравия направляет наши нефтедоллары (а нефтедоллары – это наши, американские деньги) на финансирование террористов, стремящихся уничтожить американский народ». Но предпочитает закрывать на это глаза, поскольку сегодня Саудовская Аравия финансирует войну против Сирии, а не Америки. Как, впрочем, и Катар.

Поэтому то, что Трамп в нынешнем споре между саудовцами и Катаром поддержал первых, связано отнюдь не тем, что народ Катара якобы является «историческим спонсором терроризма», а исключительно тем, что у Дохи в отличие от Эр-Рияда сложились по-настоящему добрососедские отношения с Тегераном – они вместе долго и успешно разрабатывают крупнейшее в мире газовое месторождение в Персидском заливе, и крошечный Катар проявляет вполне понятное благоразумие, пытаясь избежать военного противостояния со своим могущественным соседом. Тем более что враждебные отношения между Тегераном и Эр-Риядом уже давно заступили за грань гибридной войны. А это как раз то, что нужно Трампу: «Главной и первой целью Америки в ее отношениях с Ираном должно стать сведение на нет ядерных амбиций этой страны» – эту точку зрения он тоже сформулировал и опубликовал в своей книге «Былое величие Америки». Сформулировал максимально категорично, как собственную программу: «Позвольте заявить это с предельной откровенностью, поскольку я знаю, как добиться этой цели: ядерную программу Ирана необходимо прекратить – причем любыми средствами. Точка».

Срочная «нужда» Трампа в создании «арабского НАТО» для противостояния Ирану возникла из-за того, что сегодня, когда падение Мосула и Ракки стало лишь вопросом времени, перед Вашингтоном встал вопрос о том, кому следует отдать под контроль освобождаемые от контроля ИГ суннитские территории. Вопрос этот поставил перед американским президентом король Иордании Абдалла II, а его исход был, похоже, предопределен результатами атаки сирийской авиации 4 апреля этого года складов в городке Хан-Шейхун в провинции Идлиб – несмотря на опровержения Дамаска и несогласие Москвы, мировое сообщество обвинило ее в применении химического оружия. «Мы продолжаем изучать ужасающую ситуацию, но ясно, что это то, как действует Башар Асад, – с жестоким, беззастенчивым варварством. Тот, кто применяет химическое оружие против своего народа, демонстрирует фундаментальное пренебрежение человеческой порядочностью и должен нести ответственность», – говорилось в заявлении Госдепа.

А вот как описывал реакцию самого Трампа на случившееся и его встречу с королем Иордании 6 апреля в «Розовом саду» Белого дома журнал Der Spiegel: «Дональда Трампа редко можно увидеть таким взволнованным. «Маленькие дети! – рассерженно восклицает президент США. – Их смерть была оскорблением для человечества». Трамп в Розовом саду Белого дома, рядом с ним его гость, король Иордании Абдалла II. «То, что произошло вчера, неприемлемо», – сказал он во время встречи, которая была полностью омрачена ужасом, произошедшим в Сирии. «Этот гнусный акт режима Асада нельзя игнорировать... Мое отношение к Сирии и Асаду, – говорил Трамп, и казалось, будто он даже гордится этим, – сильно изменилось». Так оно и оказалось – если до этого удара Трамп и его администрация говорили о том, что Башар Асад есть «политическая реальность», с которой надо считаться, и пусть сирийцы сами с ним разбираются, то отныне все упоминания этого тезиса исчезли. Вместо этого последовал ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат.

Соответственно шансы на то, что США согласятся после взятия Ракки передать ее в руки Башара Асада, сейчас близки к нулю. В то же время Вашингтон явно не хочет передавать ее и в руки добивающейся этого суннитской Турции – это грозит прямым столкновением между турецкими и курдскими частями, освобождающими сейчас этот город. Думается, отсюда и возникла идея о создании «арабского НАТО», войска которого можно будет вводить в будущие зоны деэскалации на освобождаемых от ИГ суннитских территориях. Идею, которую впервые озвучил для президента США тогда, в Розовом саду, иорданский король Абдалла II, предложив создать зону деэскалации в южных районах Сирии для недопущения воссоздания возникшего здесь в 90-х годах и разрушенного ИГ «шиитского полумесяца» от Персидского залива до Средиземного моря.

НОВЫЙ АРАБСКИЙ ПРОЕКТ

«Я думаю, что Ракка падет. Я думаю, что как в Сирии, так и в Ираке дела обстоят хорошо. Единственная проблема – боевики двинутся (от Ракки. – «НВО») вниз, к нам. Это вызов, но в координации с США и Британией мы готовы к нему. Правда, есть и некоторые стратегические проблемы из-за вовлеченности здесь Ирана – подразделения его революционной гвардии всего в 70 км от нас и пытаются установить географическую связь между Ираном, Ираком, Сирией и Ливаном («Хезболлой») с намерением получить власть над этим пространством». Я поднимал этот вопрос с президентом Путиным, он полностью в курсе этого стратегического замысла Ирана. Мы, как и израильтяне, были вполне откровенны с ним о том, что не потерпим у наших границ негосударственных формирований извне. Думаю, что с русскими мы договоримся», – говорил он 5 апреля в Вашингтоне в интервью газете Washington Post. Другими словами, он дал ее перед той самой встречей с Трампом в Розовом саду, которую мы описали вверху.

В ожидании этой встречи в США король Абдалла сказал мне, сообщает читателям в предисловии к интервью журналистка газеты, что рассчитывает «сыграть ключевую роль в оживлении застрявших израильско-палестинских переговоров. А также поговорить о необходимости для США связаться с президентом России Владимиром Путиным и, возможно, сделать ему некоторые уступки для решения сирийского кризиса». О какого рода уступках идет речь, читаем далее в самом интервью. «С русской точки зрения, они играют трехмерную шахматную игру. Для них Крым важен, Сирия, Украина, Ливия. Необходимо иметь дело с русскими по всем этим вопросам одновременно». Но с расчетом, что «самое главное для россиян – Крым», именно за уступки по Крыму король Абдалла ожидает получить «большую гибкость по Сирии». В противном же случае «русские будут бороться в Сирии и Ливии, следующая проблема возникнет в Молдове». Абдалла также указывает, что «интересы России в Сирии должны обеспечиваться постоянным военным присутствием в «полезной Сирии» – области между Дамаском, Латакией, Алеппо, Хомсом и Хамой» – и что даже Асад может «остаться в игре» при условии, что «Москва и Вашингтон смогут найти способы соблазнить Асада уйти от Ирана, чтобы оставить в покое повстанцев на общей основе борьбы против джихадистов». Иными словами, иорданский король фактически предложил Вашингтону и Москве сделать ради выхода из сирийского кризиса Украину и Иран своими разменными картами.

Географическое положение Иордании между Израилем, Сирией, Ираком и Саудовской Аравией делает из нее очень важный стратегический буфер на подступах, с одной стороны, к Восточному Средиземноморью, с другой – к Персидскому заливу. Кроме того, в 1994 году Иордания и Израиль подписали сепаратный мирный договор, что обеспечило ей весьма продвинутое сотрудничество с США и Великобританией, а также сильно облегчило доступ к прочим западным правительствам и международным организациям. При этом у короля Абдаллы сложились достаточно доверительные отношения как с саудовским монархом, так и с российским президентом – с 2015 года открыт и работает российско-иорданский Центр военной координации. В результате чего иорданские спецслужбы стали играть важную роль, выступая «коммутатором» в общении между представителями разведсообществ не только западных и арабских стран, но и России. Поэтому его публичное озвучивание столь неполиткорректного мирного плана по Сирии было вызвано скорее всего экстраординарными обстоятельствами – ведь на встречу с Трампом король прилетел на следующий день после того, как сирийская авиация Башара Асада нанесла удар с применением химического оружия (по версии как Трампа, так и самого короля Абдаллы) по поселку Хан-Шейхун в провинции Идлиб.

Другими словами, предложения короля Абдаллы о возобновлении переговоров по палестинскому вопросу и размене фигурами в «трехмерных русских шахматах» были скорее всего разными компонентами единого плана по выходу из внезапно обострившегося сирийского кризиса. Этот план он привез для обсуждения с американским президентом и решил перед этим разговором зафиксировать его в интервью как свое личное мнение. Его cуть понятна из текста интервью: Абдалла II предложил Трампу простить Асаду химическую атаку в Хан Шахуне, гарантировать Москве сохранение выгодного ей статус-кво в «полезной Сирии» и даже «забыть» про Крым, если только Москва поможет им «вытолкнуть» Иран из Сирии.

Принял этот план иорданского короля Трамп или нет, мы не знаем, но поскольку сразу после своей речи в Эр-Рияде Дональд Трамп вылетел в Иерусалим, чтобы договориться с израильским премьером Биньямином Нетаньяху о возобновлении переговоров о Палестине, то очевидно, что Абдалле II все-таки удалось сыграть ключевую роль в оживлении застрявших израильско-палестинских переговоров» в рамках своего плана по созданию «арабского НАТО». Ему это удалось, поскольку он еще при первой своей встрече с Трампом в феврале 2017 года сумел продемонстрировать новому американскому президенту необходимость решения палестинской проблемы – для окончательной, не только военной, но и идеологической победы над джихадистами. «В 2016 году мы в двух схватках (в Иордании) захватили и уничтожили 40 террористов ИГ. 96% из них были родом из Палестины», – описал он Трампу ситуацию в Иордании. Дав ясно понять, что именно палестинская проблема породила и порождает ту межцивилизацонную вражду, которая создает сейчас теракты игиловских «одиноких волков» как в Европе, так и в Америке. Так что запрет Трампа на въезд мусульман в США сам по себе не остановит процесс радикализации ее собственных исламистов – нужно для начала запустить мирный процесс в Палестине. И не спешить с переводом американского посольства в Иерусалим.

ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

Вообще-то идея «мусульманского НАТО» не нова: король Саудовской Аравии Сальман провозгласил создание «Исламской военной коалиции для борьбы с терроризмом» еще в декабре 2015 года. Приглашены в эту коалицию были почти все мусульманские страны, за исключением Ирана, Сирии и Ирака, что сразу превратило альянс в суннитскую организацию. Ее создание было отчасти обусловлено необходимостью для Эр-Рияда противостоять российско-иранской коалиции в Сирии – последняя возникала там, когда в сентябре 2015 года в Латакии были развернуты наши ВКС. Возникла и быстро переломила ход боев в стране в пользу режима Башара Асада. В то время как саудовская «Исламская военная коалиция» оказалась в Сирии мертворожденным проектом. В первую очередь из-за того, что Барак Обама не только наотрез отказался «воевать с русскими» в Сирии, но и надеялся договориться с иранцами. Соответственно даже Турция, имевшая тогда самую сильную армию среди членов коалиции, так и не рискнула послать свои войска в Сирию – провокация с российской «сушкой» так и осталась изолированным инцидентом, за который Эрдогану пришлось потом еще и извиниться.

Успехи же войск «Исламской коалиции» в Йемене не впечатляют, поскольку самые боеспособные и не арабские страны коалиции, Турция и Пакистан, не имеют в Йемене особых интересов и уклонились от участия в боях. В то время как Египет снарядил в Йемен столь малочисленный контингент, что на ход боевых действий он повлиять никак не мог. В результате основная боевая нагрузка легла на воинские контингенты КСА и ОАЕ – они отбили Аден, но до Саны так и не дошли. Более того, в середине 2016 года ОАЕ отозвали свои войска из этой страны ввиду «отсутствия единого видения будущего» Йемена. Отсюда вывод: без прямой помощи США и согласия на подобную интервенцию со стороны России никакая арабская коалиция вести войну в Сирии не сможет. Столь же обязательным является снятие разногласий относительно Сирии между Саудовской Аравией и Египтом, поскольку без египетской армии «арабское НАТО» недорогого стоит.

 Когда в январе этого года Барака Обаму сменил в Белом доме Дональд Трамп, у короля Сальмана проснулся оптимизм – хотя Трамп тоже собирался не воевать, а дружить с русскими в Сирии, однако он открыто презирал осторожную политику своего предшественника и рвался в бой с Ираном. «Бестолковые действия Обамы в отношении Ирана способны просто шокировать. Обама заключил жалкую и очень невыгодную сделку. Иран будет по-прежнему разрабатывать ядерное оружие, одновременно наращивая темпы роста своей экономики.

Главной и первой целью Америки в ее отношениях с Ираном должно стать сведение на нет ядерных амбиций этой страны», – сформулировав для себя эту точку зрения еще шесть лет назад, Дональд Трамп, придя в Белый дом, и менять ее не собирается. И когда в начале мая иранский генерал Кассем Сулеймани, глава спецбригады «аль-Кудс» КСИР, отвечающий перед верховным аятоллой за поддержку Сирии, и Хайдар аль-Амери, командующий силами народной мобилизации Ирака, приняли решение о прокладывании наземного коридора из Ирана в Латакию не через курдские регионы, вступившие в союз в американцами для взятия Ракки, а на 140 миль южнее, он перешел к политике сдерживания Ирана в этом регионе. Следствием чего стало объявление американцами 50-километровой «бесконфликтной зоны» в районе пограничного городка Ат-Танф, контролирующей шоссе Багдад–Дамаск, и майские бомбардировки американцами колонн сирийской армии и шиитских боевиков, пытающихся проникнуть в нее. Причем первый авиаудар по сирийской колонне был нанесен 18 мая, а затем 6 и 8 июня последовали еще два удара. Жертвы сирийцев незначительны – американцы стремятся лишь остановить колонны, а не уничтожить их.

РУССКИЕ ШАХМАТЫ

Тем не менее, хотя Вашингтон и Москва уже провели два раунда секретных переговоров по вопросу урегулирования ситуации в районе Ан-Танф, прорыва достигнуть не удалось. Особенно раздражает Москву то, что курдские подразделения, недавно возобновившие штурм Ракки, временами, чтобы облегчить себе задачу, выпускают из города по договоренности отдельные отряды ИГ, и те даже под нашими бомбардировками прорываются на юг, например, к Дэр-эз-Зору. «Они (американцы) хотят, чтобы оппозиция контролировала определенные районы на юге, а возможно, и на севере. Вероятно, что таким образом США готовятся к разделу Сирии», – считает советник директора РИСИ Елена Супонина.

Как известно, Дональд Трамп вел свою предвыборную кампанию под лозунгом заключения «большой сделки» с Россией во имя совместной борьбы с террором «Исламского государства». Однако сделка так и не состоялась – мы по-прежнему воюем в Сирии каждый за себя. И вот теперь, резко переориентировав свою позицию после инцидента с химическим оружием в Идлибе, он заключил в Эр-Рияде новую «большую сделку» в своей войне с террором – на этот раз с Саудовской Аравией и против Ирана. Весьма сомнительная сделка с точки зрения эффективной войны с террором – возложив всю тяжесть войны на земле с «Исламским государством» и «Аль-Каидой» в Сирии и Ираке на курдских и шиитских ополченцев, параллельно открыть второй фронт против Ирана. Поручив при этом сколачивание арабской коалиции для борьбы на эти оба фронта Саудовской Аравии, которая исторически была и остается ничуть не меньшим «спонсором терроризма на очень высоком уровне», чем Катар. И первый шаг, сделанный Эр-Риядом в формировании «арабского НАТО», весьма символичен – изгнание Катара из созданной саудовцами «арабской коалиции», воюющей против шиитов в Йемене, означает, что последний не будет включен и в состав создаваемого саудовцами «арабского НАТО».

Таким образом, продолжение этого конфликта между двумя конкурентно настроенными «историческими спонсорами терроризма» в Сирии – они вступили здесь в жесточайшую конкуренцию с самого начала арабской весны – предвещает такую же тяжелую судьбу второй «большой сделке» Трампа, какую Хиллари Клинтон устроила ему в первой. Зато у Москвы сейчас появляется шанс перетащить в свою коалицию с Турцией и Ираном еще и Катар. Что сделает совершенно призрачным план Трампа по «выдавливанию» из Сирии Ирана и «Хезболлы» – скорее наоборот: как разобиженный невыдачей Фатуллы Гюлена Эрдоган помог Путину выдавить «умеренную» оппозицию из Алеппо, так и разъяренный саудовским королем Сальманом катарский шейх Тамим бен Хамад Аль Тамим вполне может помочь ему выдавить финансируемую саудовцами военную оппозицию из Сирии.

Тем не менее никаких роковых или необратимых ошибок Трамп пока не совершил, даже с Катаром. А Москва, как известно, играет с ним в трехмерные шахматы. Поэтому если упрямый Трамп все-таки доведет до конца план короля Абдаллы и поможет Москве урегулировать ситуацию с Украиной, то Россия наверняка окажет ему ответную услугу как в Сирии, так и в Палестине – независимо от судьбы «арабского НАТО». И тогда Трамп спасет сразу обе свои «большие сделки». В конце концов, будем справедливы к Трампу: не только он, но и никто из ближневосточных политиков, даже многоопытный король Иордании, не предвидел возникновения столь серьезного кризиса, как катарский. Поскольку возник он практически пустом месте – на фейк-новостях, опубликованных анонимными хакерами. Хотя до сих пор не установлено как факт само существование этих мифических и якобы «русских» хакеров. Зато если этот факт будет установлен, то тогда Москве стоит задуматься: не было ли заказчиком провокации в Идлибе и Катаре одно и то же лицо, цель которого – смена режима в Сирии и «выдавливание» отсюда Ирана?



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Джихадисты в Ливии отступают, но не бросают оружия

Джихадисты в Ливии отступают, но не бросают оружия

Равиль Мустафин

Армия фельдмаршала Халифы Хафтара остановилась на подступах к Триполи

0
1992
Пекин обхаживает дочь и зятя президента США

Пекин обхаживает дочь и зятя президента США

Владимир Скосырев

Путь к сердцу Трампа лежит через родню

1
1506
Почему Трамп предпочтет Путину Си Цзиньпина

Почему Трамп предпочтет Путину Си Цзиньпина

Новые санкции США могут обрушить отношения с Россией

3
8442
Тегеран приступил к отправке в Катар более 1 тыс. т фруктов и овощей ежедневно

Тегеран приступил к отправке в Катар более 1 тыс. т фруктов и овощей ежедневно

0
454

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости