0
4747
Газета Геополитика Интернет-версия

12.01.2018 00:01:00

Гибридизация НАТО набирает обороты

Как и зачем искусственно существующая организация пытается продлить свои дни

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: нато, европа, мерсье, столтенберг, вооружения, сбр, про


нато, европа, мерсье, столтенберг, вооружения, сбр, про Генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг предлагает расширить зону ответственного блока. Фото с сайта www.nato.int

Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе французский генерал Денис Мерсье, выступая недавно в Атлантическом совете, обобщил результаты нового стратегического прогноза (Strategic Foresight Analysis 2017), выполненного группой специалистов альянса и других исследовательских центров Запада в контексте структурных изменений, происходящих в мировой политике. В докладе содержится развернутая оценка 20 глобальных тенденций развития обстановки и их политических последствий в сфере обеспечения безопасности государств – членов НАТО.

Основная цель доклада – доказать необходимость сохранения и усиления альянса, дальнейшей глобализации его функций и расширения зоны ответственности. Стратегический прогноз формирует основу для долгосрочных военных преобразований альянса и будет использован как рамочный документ при разработке планов операций Североатлантического союза.

Содержанию документа придан подчеркнуто алармистский характер. Сопоставительный анализ Прогноза-2017 и предшествующего ему Прогноза-2013 показывает, что в анализе глобальных тенденций и их последствий в новом прогнозе проводится мысль о повышении в мире потенциала для серьезного конфликта.

Отмечается, что сегодня военно-политическая обстановка существенно изменилась. В последние годы риск крупного межгосударственного конфликта вырос, что связано со сдвигом в военной и экономической мощи таких стран, как Китай и Россия. 

Китай использует свою экономическую мощь, чтобы увеличить расходы на оборону, которую Пекин рассматривает в качестве фундамента своей глобальной энергетической стратегии. Индия идет по тому же пути и может достичь сопоставимого статуса в среднесрочной перспективе.

РОССИЯ ОПРЕДЕЛЕНА УГРОЗОЙ

Особый акцент сделан на возрастание «российской угрозы»: «Россия решительно добивается получения статуса великой державы и бросает вызов порядку, установленному на постсоветском пространстве».

Указанные тенденции реализуются в рамках глобального смещения экономической и военной мощи из Северной Америки и Западной Европы в такие страны, как Китай и Россия, которые в течение ряда лет поддерживают высокие расходы на оборону. В целом Азиатско-Тихоокеанский регион, по прогнозам альянса, обеспечит 60% общего глобального увеличения обороноспособности, наращивания военных исследований и разработок и около 30% общих расходов на оборону в период до 2020 года.

В этих условиях жизненно важным для НАТО считается сохранение ядерного оружия, которое наряду с силами общего назначения и ПРО останется ключевым элементом способности альянса проводить политику сдерживания и обороны. Одновременно подтверждается курс на повышение возможностей государств – членов альянса и всего блока в целом по противостоянию гибридным угрозам и гибридной войне.

Серьезными источниками рисков для стран – участниц НАТО является влияние демографических и климатических изменений на военные операции альянса. В частности, растущий уровень урбанизации потребует проведения дополнительных мер по наращиванию способности ОВС НАТО действовать в густонаселенных городах, а изменение климата повлечет за собой необходимость увеличить военное присутствие блока в Арктике.

Новый стратегический прогноз отмечает существенную трансформацию общих характеристик среды в сфере обеспечения международной безопасности: быстрый темп изменений, их комплексный характер, неопределенность и взаимосвязь событий, происходящих в географически удаленных районах.

Потенциал нестабильности возрастает в связи с поляризацией отношений внутри и между государствами, чему способствуют действия властей и конкуренция между основными державами.

Силы быстрого реагирования становятся главным средством реализации альянсом своих глобальных целей. 	Фото с сайта www.eur.army.mil
Силы быстрого реагирования становятся главным средством реализации альянсом своих глобальных целей. Фото с сайта www.eur.army.mil

Некоторые другие тенденции связаны с возрастающей активностью государственных и негосударственных субъектов, которые используют гибридные и киберинструменты для воздействия на среду безопасности в так называемой серой зоне, находящейся несколько ниже порога конвенционального вооруженного конфликта.

Неопределенность, хаотичность и сложность обстановки усугубляются рядом других транснациональных проблем, таких как организованная преступность, изменение климата и экономическая нестабильность.

Все это происходит на фоне ухудшения глобального управления, в то время как ни одна страна или организация не в состоянии самостоятельно управлять каким-либо будущим кризисом. Делается вывод, что глобальный характер угроз требует привлечения более широкого круга участников из Евро-Атлантического региона для решения будущих транснациональных и трансрегиональных проблем.

В военно-стратегической сфере перераспределение экономической и военной мощи, в первую очередь в сторону Азии, ускоряет процесс изоляции и относительного упадка Запада. Преобладание НАТО и Запада  скорее всего будет все более оспариваться формирующимися и возрождающимися державами.

Эти процессы приводят к перераспределению власти между правительствами и негосударственными субъектами во всем мире, что способствует возникновению стратегических потрясений, усиливает нестабильность в рамках мирового порядка после окончания холодной войны.

Ожидается, что будет возрастать влияние на национальные правительства и международные учреждения со стороны негосударственных субъектов от транснациональных корпораций (ТНК) до международных террористических организаций.

Действия властей и конкуренция между основными державами будут способствовать увеличению вероятности конфронтации и конфликтов в будущем.

Альтернативные институты глобального управления (БРИКС, ШОС и некоторые другие), поддерживаемые формирующимися и возрождающимися державами, скорее всего бросят вызов существующему международному порядку, построенному на голосовании в директивных структурах.

Растущее общественное недовольство приведет к усилению поляризации между политическими и социальными группами в отдельных государствах, будет способствовать подрыву доверия к правительствам и традиционным институтам.

УГРОЗЫ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОМУ ОБЩЕСТВУ

Важным катализатором изменений является глобализация, которая открыла рынки и активизировала экономическую интеграцию при одновременном усилении влияния развивающихся стран и наращивания нагрузки на природные ресурсы.

Экономическая глобализация принесла пользу главным образом очень богатым странам, которые занимают первое место в распределении национальных и глобальных доходов, а также средним классам стран с формирующейся рыночной экономикой, особенно в Индии, Китае, Индонезии и Бразилии. Потенциальными потребителями благ глобализации являются около 200 млн китайцев, 90 млн индийцев и около 30 млн человек из Индонезии, Бразилии и регионов прогресса по всей Африке. С другой стороны, те, кто не извлекает выгоду из глобализации, считаются «глобальным высшим средним классом», куда входят граждане европейских стран, доходы которых стагнируют. Растущее неравенство, порождаемое глобализацией, будет по-прежнему способствовать усилению несогласованности Запада и подрыву его совокупной экономической мощи.

Доступность глобальной финансовой системы делает ее все более уязвимой для воздействий со стороны как государственных, так и негосударственных субъектов. Децентрализация финансовых сетей делает менее заметными и прослеживаемыми финансовые операции в поддержку терроризма и организованной преступности.

Увеличение неравенства является катализатором миграции и может иметь последствия второго порядка, такие как разрушенные и конфликтные общества, насильственный экстремизм, национализм, изоляционизм и протекционизм.

В целом нынешняя нагрузка на национальные экономики будет расти в связи с ростом конкурирующих потребностей в условиях ограниченных ресурсов.

Указанные тенденции будут усиливаться рядом гуманитарных факторов, среди которых асимметричные демографические изменения, быстрая урбанизация и все более поляризованные общества.

Дополнительную напряженность будут вносить требования силовиков выделять дополнительные средства на оборону и безопасность.

В целом поляризация общества и расширение оппозиционных сетевых структур представляют собой один из острейших вызовов в ближайшие два десятилетия.

Важным фактором влияния на мировую политику являются новые технологии, которые останутся основой при формировании социальных, культурных и экономических тканей общества на всех уровнях.

Новые технологии открывают огромные возможности, но также создают новые уязвимые места и проблемы. Среди ключевых технологий важная роль уже сегодня принадлежит наступательному использованию кибернетических средств в разведке, применению автономных систем и технологиям совершенствования человеческого потенциала.

Ожидается, что физические лица, государственные и негосударственные субъекты будут активно использовать доступные технологии в инновационной деятельности, а также в потенциально разрушительных проектах.

Масштаб и быстродействие глобальных сетей позволяют отдельным лицам и группам получать непосредственный доступ к информации и знаниям, а также могут способствовать распространению ложной или вводящей в заблуждение информации. Информация во все большей степени становится стратегическим ресурсом.

Важной тенденцией является то, что коммерческие инновации опережают традиционные оборонные исследования и разработки (НИОКР). Сокращение оборонных бюджетов привело к чрезмерной опоре на коммерчески доступные решения, что приводит к утрате навыков оборонных исследований и разработок и может повысить риски для безопасности. Технологические достижения будут использоваться в новых областях боевых действий, таких как киберпространство и космос.

В целом стратегический прогноз влияния на безопасность государств – членов НАТО тенденций и политических последствий изменений в различных сферах мировой политики свидетельствует о появлении массы разнородных факторов, что приводит к высокой степени гибридизации самого процесса изменений.

ГИБРИДИЗАЦИЯ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Гибридизация в сфере обеспечения международной безопасности представляет собой способы, с помощью которых существующие формы международного взаимодействия суверенных государств и международных организаций отделяются от сложившейся международной практики и служат основой для формирования новых моделей, отражающих набор новых функций, целей и задач.

Гибридизация как процесс не нова, но в условиях современной ускоренной глобализации интенсивность влияния факторов гибридизации придает самому процессу новую динамику и расширяет сферу его охвата.

К числу важных факторов, обусловливающих гибридизацию мировой политики и ключевых международных акторов, следует отнести:

– возрастание масштабов транснационализации субъектов международного права, которые активно действуют за пределами национальных границ одного государства или целого региона.

– наряду с процессом транснационализации наблюдается процесс гибридизации международных акторов, а также переплетение их функций. В результате становится невозможно жестко разделить международных субъектов на государственных и негосударственных, а также четко определить специфику их функций.

Так, в конфликтных регионах сегодня наблюдается масштабное вовлечение частных военных компаний. Например, в Ираке и Сирии активно используются частные военные компании с широким диапазоном функций, охватывающих проведение силовых и несиловых операций, обеспечение логистики, обучение персонала и т.п. Важными негосударственными акторами в конфликтах современности стали сетевые структуры международного терроризма и организованная преступность;

– одновременно происходит расслоение ресурсного потенциала государств. В конфликтах современности наряду с самостоятельным военно-политическим ресурсом (силой и мощью вооруженных сил, системой военно-политических союзов) все более существенное место занимают различные виды экономического ресурса (производственный, энергетический, финансовый), научный и образовательный ресурсы, культурный и т.п., сочетание которых обусловливает баланс жесткой и мягкой силы государства;

– снижение возможностей организаций обеспечения международной безопасности по предупреждению и разрешению конфликтов. Этому во многом способствуют действия США по применению силы вопреки существующим нормам и правилам, создание американской стратегической ПРО;

– возрастающая хаотизация международных отношений, спровоцированная незаконным применением силы Вашингтоном, спровоцированными американцами государственными переворотами на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Украине;

– активизация военных приготовлений НАТО с четкой их ориентацией против России, наличие у альянса широкой сети партнерских программ и проектов, охватывающей ключевые регионы мира;

– проявляются особые факторы гибридизации мировой политики – гибридные войны и цветные революции, основанные на технологиях управляемого хаоса, использование которых приводит к возрастающей хаотизации международных отношений, спровоцированной незаконным применением силы Вашингтоном, организованными американцами государственными переворотами на Ближнем Востоке, в Северной Африке и на Украине;

– активизация военных приготовлений НАТО с четкой их ориентацией против России, наличие у альянса широкой сети партнерских программ и проектов, охватывающей ключевые регионы мира;

– и наконец, непредсказуемую динамику процессу гибридизации (и хаотизации) мировой политики придает появление на политической арене таких ярких и трудно прогнозируемых политиков как, например, Дональд Трамп и Ким Чен Ын.

Таким образом, мировая политика и международные организации подвергаются процессам гибридизации, важными инструментами которой выступают гибридные войны и цветные революции, включающие широкий спектр технологий управляемого хаоса, воздействующих на политико-административную, социально-экономическую и культурно-мировоззренческую сферы отдельных государств и их коалиций. При этом в арсенале политических субъектов сохраняются и совершенствуются военные средства, включая ракетно-ядерное оружие и высокоточные системы обычного оружия, которые могут быть использованы в чрезвычайных обстоятельствах.

РЕАКЦИЯ НАТО НА ВЫЗОВЫ И УГРОЗЫ СОВРЕМЕННОСТИ

В складывающихся условиях Североатлантический союз намерен сосредоточиться на совершенствовании уровня стратегической осведомленности об обстановке в мире, разработке и внедрении унифицированных критериев оценки обстановки при одновременном развитии силовой составляющей блока. В ходе непрерывного процесса реформирования, модернизации и трансформации военно-политического блока потребуется адаптировать и преобразовывать возможности альянса для выполнения трех ключевых задач: коллективная оборона, кризисное урегулирование и безопасность на основе сотрудничества. Изменения политической расстановки сил потребует от НАТО налаживания более прочных связей с большим количеством стран в различных районах мира,  активизации работы с новыми центрами силы в рамках диалога между военными и развития мер по укреплению доверия и безопасности.

Успешное решение комплекса задач в существенной мере зависит от наличия у НАТО и партнеров блока единого стратегического видения смыслов сохранения и дальнейшего развития этого реликта времен холодной войны, который уже в течение многих лет требует от своих сторонников немалых затрат при сохранении перспективы быть втянутыми в новые кровопролитные конфликты.

Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, находясь в Минске, в интервью белорусскому телевидению отметил, что  «НАТО существует по большому счету уже искусственно. После того как исчез Советский Союз, как исчез Варшавский договор, НАТО смысл своего существования утратило. И прежде всего американские и заокеанские наши коллеги поддерживали военно-политический блок Североатлантического альянса в стремлении не утратить рычаги влияния на Европу».

Существенно расширилась сфера влияния альянса в Старом Свете в результате грубейшего нарушения натовцами договоренностей, которые были достигнуты в 90-е годы, в частности о том, что безопасность неделима и что НАТО не будет расширяться на Восток. Достигнутые когда-то договоренности были грубейшим образом нарушены, а российских соседей периодически пытались ставить перед выбором, с кем они: с Россией, либо с Западом.

После масштабных террористических актов в США почти 10 лет НАТО сохраняло смысл своего единения на теме Афганистана, а когда это перестало работать как объединяющая тема, был активизирован поиск новых смыслов существования громоздкой военно-политической структуры.

Политика суверенной России и ее союзников, направленная на отстаивание своих интересов в пространстве, которое исторически им всем принадлежит, была провозглашена угрозой международному миру и безопасности и послужила катализатором для формулирования новой версии смысла существования НАТО. В поддержку этой версии работают и утверждения различных прогнозов о повышении потенциала для серьезного конфликта. При этом за скобками остается факт, что именно действия США и НАТО в решающей степени способствуют перегреву международной обстановки.

В рамках вживания альянса в новую смысловую оболочку потребовался качественный перезапуск спланированного в Вашингтоне сложного механизма переустройства мира. Такое переустройство предусматривает постепенное переформатирование НАТО из региональной военно-политической структуры в глобальную гибридную силовую систему, обслуживающую интересы англосаксонской элиты, мировой финансовой олигархии, ТНК.

Более того, для гибридизации альянса был создан особый механизм, действие которого находится в противоречии с международным правом.

Речь идет о том, что в процессе гибридизации Североатлантический альянс не останавливается перед самовольным присвоением все большего количества разнородных функций и задач других организаций (прежде всего ООН и ОБСЕ), что приводит к хаотизации международных отношений, порождает новые вызовы и угрозы, повышает вероятность конфликтов. В результате геополитическая структура мира приобретает неустойчивый, нестабильный характер и сегодня находится в переходном (бифуркационном) состоянии.

Временные рамки процесса гибридизации НАТО – начало 90-х годов прошлого века и до настоящего времени, когда альянс в условиях слома биполярной системы приступил к системному втягиванию в орбиту своего влияния целых стран и регионов. При этом альянс нарушает свои собственные нормативные документы, международные законы и правила и берет на себя решение задач, которые лежат за пределами его компетенции, включая функцию применения силы в международных отношениях. В этом процессе НАТО принадлежит двойственная роль объекта и субъекта гибридизации мировой политики.

Под гибридизацией НАТО как военно-политической структуры следует понимать процесс заимствования у других организаций обеспечения международной безопасности (прежде всего у ООН и ОБСЕ) широкого спектра разнородных функций, задач, понятий и методов. Незаконное с точки зрения международного права заимствование осуществляется при поддержке США и некоторых других государств – членов НАТО в условиях крайне незначительного противодействия со стороны руководства этих организаций и значительной части международного сообщества в целом. Отдельные попытки противодействия процессу гибридизации НАТО со стороны России, Китая и некоторых других государств лишь подчеркивают самодовлеющий характер происходящего. В результате альянс в конце XX  – начале XXI века превратился в крупную структуру, деятельность которой не подчиняется существующим международным нормам и правилам, осуществляется на основе внутренних процедур и направлена на реализацию интересов и ценностей консолидированного Запада.

Если во время существования СССР и Организации Варшавского договора функции альянса были ограничены военными вопросами, а географически – зоной его ответственности, то с начала 90-х годов прошлого века были запущены механизмы расширения и гибридизации военно-политического блока. Таким образом, в результате в зону ответственности НАТО превращается весь мир, а кроме военных задач альянсу предписано заниматься широким спектром силовых и несиловых вмешательств в дела суверенных государств и целых регионов с опорой на технологии гибридных войн и цветных революций.

Феномен гибридизации НАТО требует углубленного изучения и учета при разработке мер обеспечения национальной безопасности России, в повседневной работе российской дипломатии, при подготовке кадров.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сенат намерен отрезать Европу  от "Северного потока – 2"

Сенат намерен отрезать Европу от "Северного потока – 2"

Игорь Субботин

Участники энергетического проекта рискуют столкнуться с санкциями

0
587
Депутаты приняли во втором чтении законопроект о свободе выбора изучения родных языков в школе

Депутаты приняли во втором чтении законопроект о свободе выбора изучения родных языков в школе

0
402
В Украине спорят  о мировом соглашении  с "Газпромом"

В Украине спорят о мировом соглашении с "Газпромом"

Татьяна Ивженко

"Нафтогаз" не отказывается от старых претензий и хочет новый транзитный контракт

0
1083
Генсек НАТО пригрозил России

Генсек НАТО пригрозил России

Юрий Рокс

Грузия получила очередные обещания Североатлантического альянса

0
1546

Другие новости

Загрузка...
24smi.org