0
5957
Газета Геополитика Интернет-версия

26.01.2018 00:01:00

США и НАТО берут под контроль процесс военной интеграции ЕС

Вашингтон и Брюссель не готовы предоставить Европе право на самостоятельность в области обороны

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт Лиги военных дипломатов.

Тэги: нато, сша, пентагон, евросоюз, евроармия, германия


нато, сша, пентагон, евросоюз, евроармия, германия Еврокорпус, в который вошли подразделения ряда европейских стран, уже принимал участие в миротворческих операциях, но до сих пор так и не стал реальной вооруженной силой. Фото с сайта www.eurocorps.org

В связи с учреждением в конце прошлого года Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны военные амбиции Европейского союза существенно возросли. С географической точки зрения они не ограничены, но только теоретически могут рассматриваться как выполняемые за пределами территории стран – членов ЕС без опоры на возможности НАТО. Вот почему во время своего визита в Париж в конце декабря минувшего года генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг вынужден был обсудить с президентом Эмманюэлем Макроном, министром обороны Жан-Ивом Лё Дрианом и начальником главного штаба генералом Франсуа Лёкуантром проблемы военной интеграции Европейского союза (ЕС) и совместимости этого процесса с интересами альянса. Разговор сосредоточился вокруг вопросов взаимодействия против угроз двух видов: пресловутой «угрозы с Востока» и угрозы международного терроризма. Затрагивались темы киберобороны, гибридной войны, обеспечения безопасности морских коммуникаций, нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ).

Выбор страны для визита не случаен. После выхода Великобритании из ЕС Франция остается единственной ядерной европейской державой – членом Евросоюза и третьим государством (после США и Германии) по объему выплат в военный бюджет НАТО. 

При этом лишь к 2025 году Франция выйдет на требуемый уровень расходов на оборону в 2% от ВВП. Париж обладает высокой степенью стратегической независимости. Военно-промышленный комплекс Франции способен производить все виды современного вооружения – от легкого стрелкового до баллистических ракет, атомных и дизельных подлодок, авианосцев, бронетанковой техники и сверхзвуковых истребителей. Париж поддерживает устойчивые дипломатические связи с государствами Ближнего Востока и Африки, откуда в страны НАТО идут потоки беженцев и где действуют сетевые структуры международного терроризма.

В годы холодной войны Франция долгое время использовалась в качестве тыловой зоны и зоны коммуникаций НАТО, что сегодня становится вновь актуальным в связи с проблемами обеспечения военной мобильности через Атлантику и внутри Европы.

И наконец, Франция пользуется среди европейцев репутацией давнего партнера России, способного находить с ней общий язык в кризисных ситуациях.

Немаловажно также и то, что на сегодняшний день Париж представил наиболее проработанную идею создания к 2020 году интегрированных общеевропейских сил быстрого реагирования для использования прежде всего в экспедиционных операциях по принуждению к миру в Африке. Военная инициатива президента Макрона содержит 17 пунктов, направленных на улучшение подготовки солдат европейских стран, а также повышение степени боеготовности вооруженных сил (ВС). При этом французский проект не станет частью уже существующих институтов, а будет осуществляться параллельно с НАТО и Постоянным структурированным сотрудничеством ЕС в сфере обороны. При этом Франция намерена энергично «продавливать» проект среди остальных союзников по ЕС.

АЛЬЯНС ОЗАБОЧЕН АКТИВНОСТЬЮ ПАРИЖА

Задача «взять все под контроль», которая стоит перед генсеком НАТО Стотенбергом, в известной мере облегчается тем фактом, что руководство Евросоюза и крупные европейские страны пока не пришли к согласию по концепции военной интеграции, старт которой был дан с момента принятия главами МИД стран Евросоюза 11–12 декабря 2017 года в Брюсселе решения об учреждении Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны.

В частности, верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини предлагает реализовать долгосрочный подход к стимулированию более тесной интеграции европейского военного планирования, закупок и развертывания, а также интеграции дипломатических и оборонных функций. Такое неспешное продвижение «шаг за шагом» в большей степени устраивает осторожных чиновников НАТО, которых весьма настораживает революционный проект французов.

Именно поэтому генеральный секретарь Столтенберг и предостерег французских коллег от опрометчивых шагов по военной евроинтеграции, которые могут привести к ненужному дублированию возможностей ЕС и альянса и, что самое опасное, породить конкуренцию между ведущими производителями оружия (Францией, Германией, Италия и некоторыми другими европейскими странами) при перевооружении европейской армии на современные образцы с целью приведения к единому стандарту.

Оценивая проблему в целом, глава НАТО особо отметил фактор чрезвычайной «пестроты» вооружений армий европейских стран и фрагментации военной промышленности Европы: у американцев всего один тип основного боевого танка, а у ЕС – 17 различных типов танков, соотношение по фрегатам/эсминцам – четыре типа у США и 29 в ЕС, по истребителям – 6/20 соответственно. Такое положение дел не только усложняет интеграцию, затрудняет тыловое обеспечение единой армии, но и создает благодатную почву для конкуренции и возможного раскола среди союзников при распределении оборонных заказов.

В проигрышном положении неминуемо окажутся восточноевропейские члены ЕС, армии которых вооружены устаревшими и несовместимыми с вооруженными силами передовых стран Европы типами оружия и военной техники. Им придется изыскивать немалые средства для обеспечения требуемого уровня стандартизации.

НАТО предлагает сосредоточиться на развитии европейцами сил и средств, которые будут служить дополнением к возможностям альянса, но не дублировать их. Как представляется, такой подход в существенной мере ослабит порыв европейцев к созданию полноценной, сбалансированной армии и приведет к появлению некоего европейского «довеска» к Объединенным вооруженным силам (ОВС) НАТО, по определению мало способного к самостоятельным действиям без опоры на возможности альянса.

Йенс Столтенберг в то же время отдал должное активному участию французов в многонациональных бригадах, дислоцированных на границах с Россией, а также их вкладу в воздушное патрулирование в Прибалтике. Одновременно он посоветовал уделять больше внимания регионам традиционных интересов Франции на Ближнем Востоке и в Африке и расширять там сеть центров подготовки военнослужащих национальных вооруженных сил стран-партнеров для проведения самостоятельных операций по борьбе с терроризмом.

В ПОИСКАХ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ

Развитие интеграционных процессов в Европе существенно повлияло на структуру безопасности континента, основанную на двух опорах – атлантической и европейской. Претворение в жизнь проекта Постоянного структурированного сотрудничества в сфере обороны заставило Евросоюз, США и НАТО приступить к поиску баланса интересов в сфере обеспечения безопасности Европы. Сущность достигнутого на данном этапе компромисса заключается в том, что Соединенные Штаты удерживают европейскую активность в русле атлантизма и с помощью НАТО снижают ее конкурирующий потенциал при сохранении за собой лидирующих позиций. Одновременно американцы сохраняют за собой возможности для давления на союзников в целях обеспечения их большего вклада в альянс. Европейцы же получают некоторую свободу действий для того, чтобы ослабить американский барьер на пути развития сотрудничества в сфере безопасности и обороны, избежав при этом размывания роли Соединенных Штатов в Европе.

При этом следует отметить, что несмотря на политические декларации ЕС не допустить дублирования в собственных военных структурах военные концепции и структура ЕС существенно отличаются от натовских.

Во-первых, военная структура ЕС в отличие от НАТО не имеет собственных постоянных, «совместно финансируемых» и находящихся под постоянным командованием военных штабов стратегического или оперативного уровня. Поэтому для обеспечения политического управления и контроля над силами развертывания ЕС намеревается использовать либо национальные штабы, либо постоянные совместно финансируемые командные структуры штабов НАТО.

Во-вторых, военные цели НАТО и ЕС по-прежнему существенно отличаются. Только НАТО несет ответственность за коллективную безопасность государств-членов и их территорий, включая безопасность 22 государств, являющихся одновременно членами ЕС и НАТО.

Проводимые консультации в формате НАТО – ЕС или НАТО – отдельные государства ЕС имеют целью удержать под контролем США и НАТО процесс военной интеграции европейцев. Для этого используется разработанная в НАТО матрица угроз безопасности 19 века, элементами которой являются надуманная «угроза с Востока», международный терроризм, а также распространение оружия массового поражения. В рамках матрицы НАТО и ЕС планируют долгосрочные реформы в области обороны, на роль координатора которых при теневой поддержке Вашингтона продвигается Организация Североатлантического договора, выступающая важным элементом объявленной новой американской администрацией «соревновательной стратегии». Впрочем, время покажет, насколько такая ноша окажется посильной для НАТО.

СОРЕВНОВАТЕЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ

Появление новой Стратегии национальной безопасности США, опубликованной в период правления Трампа, придает качественно новое содержание конкурентной дипломатии, проводимой основными международными игроками. В большинстве стратегий нацбезопасности США, разработанных после окончания холодной войны, соперники или конкуренты прямо не указывались. Публиковавшиеся президентом Биллом Клинтоном документы представляли мир в неконкурентном свете, а Стратегия национальной безопасности – 2015 президента Барака Обамы также была в существенной мере направлена на поиск компромиссных решений.

На этом фоне обнародованная Дональдом Трампом стратегия отличается от предыдущих заметной агрессивностью и нацеленностью на проведение широкого спектра силовых и несиловых действий, ориентированных прежде всего против России и Китая. Главный тезис документа: Китай и Россия вступили в эру соперничества с США, пытаясь отобрать «геополитические преимущества и изменить международный порядок в свою пользу», делают «свои экономики менее свободными, менее справедливыми, наращивают военные расходы, контролируют информацию для подавления своих обществ и расширения собственного влияния».

Один из способов противостояния соперникам США предлагается в разделе документа «Мир через силу», в котором содержится прямой призыв к реализации так называемой «соревновательной стратегии». Такая стратегия должна фокусироваться на обнаружении, исследовании и использовании в своих интересах уязвимостей и асимметрий в долгосрочном соревновании великих держав. Не останавливается Вашингтон и перед целенаправленным снижением конкурентного потенциала своих союзников и партнеров из ЕС, НАТО, Японии. Первым шагом в претворении идей новой стратегии является так называемая «всесторонняя оценка» собственной относительной позиции, а также позиций своих соперников в военной, экономической и дипломатической сферах.

Наряду с использованием американской военно-экономической мощи, предназначенной дать отпор действиям Пекина и Москвы, роль элементов соревновательной стратегии отводится союзникам и партнерам Вашингтона, таким как НАТО, Франция, Германия, Япония и некоторым другим странам. Проводимая в отношении союзников и партнеров стратегия преследует двойственные цели: с одной стороны – помешать развитию России и Китая, с другой – создать препятствия в реализации их собственных инициатив как конкурентам США. Наряду с этим важное место отводится борьбе за влияние на Индию, предпринимаются шаги по дестабилизации Ирана.

Ответом России на брошенный ей вызов должны стать шаги по вскрытию слабых и уязвимых мест соперников и умелому использованию собственных асимметричных преимуществ в соревновательной стратегии. В этом контексте наметившиеся подвижки в сфере военной интеграции Европы создают окно возможностей для России и ее оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Например, за счет умелого взаимодействия дипломатов, военных и представителей промышленности следует использовать для продвижения продукции отечественного ОПК неминуемые противоречия внутри Европы и между военно-промышленными комплексами европейских стран и партнерами в процессе стандартизации ими боеприпасов, оружия и военной техники.

В более широком аспекте на конкуренцию с соперниками должны ориентироваться ШОС, БРИКС, ОДКБ, а также другие геополитические партнеры России. Для сплочения союзников и партнеров необходимы согласованная наступательная повестка, выработка совместных стратегических инициатив и оперативный обмен информацией.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Владимир Щербаков

Вашингтон целит в Москву, но бьет по Пекину

0
8485
Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
564
Кто подталкивает Украину к войне

Кто подталкивает Украину к войне

Американское оружие потоком идет в Незалежную, чей военный бюджет на 2019 год превысит 5% ВВП

0
2136
Война в Заливе 1991 года:  причины и уроки

Война в Заливе 1991 года: причины и уроки

Сергей Печуров

Амбициозная операция против иракских войск завершилась аморфно и неопределенно

0
1520

Другие новости

Загрузка...
24smi.org