0
3239
Газета История Интернет-версия

21.07.2000

В горячей войне с Пентагоном

Тэги: Китай, Корея, Сталин


МиГ-15бис, получивший пробоины в воздушном бою.
Фото из архива автора
Восьмого февраля 1948 г. в Пхеньяне состоялся первый парад войск корейской Народной армии. Этот день принято считать официальным праздником рождения вооруженных сил КНДР. Тогда же был утвержден институт советских военных советников в Северной Корее, отобранных тогда из числа генералов и офицеров 25-й армии, освобождавшей страну от японцев в августе 1945 г. Вначале их было 470 человек, а к концу 1948 г. - 209. У многих советских военнослужащих имелся опыт Великой Отечественной. Но они не предполагали, что вскоре им придется принять участие в новой войне...

ПРОЛОГ

8-10 апреля 1950 г. состоялся неофициальный визит в Москву главы правительства КНДР и Трудовой партии Кореи Ким Ир Сема и министра иностранных дел КНДР Пак Хен Ена, их сопровождал посол СССР в Пхеньяне Терентий Штыков. В ходе встреч со Сталиным северокорейские руководители изложили свой план объединения Кореи вооруженным путем. Советский лидер согласился с ним.

К этому времени Советский Союз уже испытал 26 августа 1949 г. собственную атомную бомбу. Большая часть американских войск начиная с лета 1949 г. покинула Южную Корею. Кроме того, уверенность Москве придавали победы Мао Цзэдуна в Китае и Хо Ши Мина во Вьетнаме. Неустойчивая внутриполитическая обстановка сложилась и в самой Южной Корее. Сталин надеялся на легкую и скорую победу северян в течение 25-27 дней, в чем убеждал его Ким Ир Сен. Однако окончательное решение о начале наступления зависело от китайских коммунистов, от их согласия поддержать военные действия на Корейском полуострове. 14 мая 1950 г. Сталин поставил в известность Мао Цээдуна о готовящейся операции. Китайский вождь хотя и опасался прямого столкновения с Вашингтоном и втягивания КНР, а равно и СССР в третью мировую войну, тем не менее одобрил политику Северной Кореи, рассчитывая в случае успеха Ким Ир Сена нанести удар по позициям США на Дальнем Востоке и возглавить национально-освободительное движение народов колониальных и зависимых стран Юго-Восточной Азии.

В соответствии с принятым решением Москва резко увеличила объем поставок вооружения и военной техники Пхеньяну. Только в 1950 г. Советский Союз передал КНДР ВВТ на сумму 871 млн. руб. - в 5,3 раза больше, чем в 1949 г., и практически столько же, сколько за 1951-1953 гг. Северная Корея получила советские самолеты, танки и САУ, гаубицы, пушки, минометы и противотанковые ружья, пулеметы, винтовки и пистолеты, автомобили, мотоциклы и боеприпасы, инженерное имущество, средства связи. Не позабыли даже о лошадях, повозках и упряжи.

По данным американской разведки, уже с середины марта 1950 г. северокорейские власти под предлогом якобы готовившегося наступления со стороны Южной Кореи проводили эвакуацию мирного населения из зоны шириной до 5 км, примыкающей с севера к 38-й параллели. 8 июня 1950 г. на всех железных дорогах КНДР ввели чрезвычайное положение. Гражданам Северной Кореи, кроме ограниченного круга должностных лиц, запретили ездить поездами. С этого времени на юг страны шли только эшелоны с военнослужащими и боевой техникой. С помощью советских военных специалистов был подготовлен и в Москве утвержден план наступления северокорейских войск на юг полуострова. По воспоминаниям бывшего военного советника при академии КНА полковника в отставке Александра Николаева, советские офицеры приняли непосредственное участие в отработке предстоящих действий в дивизиях корейской Народной армии, в рекогносцировке местности и в скрытом сосредоточении частей КНА в районе 38-й параллели в период с 12 по 23 июня 1950 г.

В результате войска Севера на тот период по линии соприкосновения превосходили южан: по пехоте - в 1,3, артиллерии - в 1,1, танкам и САУ - в 5,9, самолетам - 1,2 раза. Все подготовительные мероприятия были закончены к 24 июня. К 24 часам того же дня северокорейские дивизии вышли на исходное положение. Посол СССР в КНДР Штыков сообщил в Москву: "Агентура противника, вероятно, передислокацию войск обнаружила, но план и сроки начала действий войск удалось сохранить в секрете". Военнослужащим КНА был зачитан заранее заготовленный политический приказ министра национальной обороны КНДР Цой Ен Гена, где указывалось, что южнокорейская армия спровоцировала нападение, нарушив 38-ю параллель, и правительство КНДР приняло решение о переходе корейской Народной армии а контрнаступление. Это известие было воспринято с большим подъемом. На рассвете 25 июня 1950 г. в 4 часа 40 минут с позиций севернее 38-й параллели загрохотали артиллерийские орудия, сметая все на своем пути. Вслед за артподготовкой в атаку на южнокорейские позиции ринулись пехотные дивизии КНДР. Началась трехлетняя локальная война.

КТО ВИНОВАТ?

Нет сомнения, что северяне, опираясь на поддержку СССР и Китая, практически лишь упредили южан в решении проблемы объединения Кореи с помощью оружия. Пока еще не опубликованы документы того времени, касающиеся военных планов Южной Кореи и США в отношении КНДР, но это рано или поздно произойдет. Однако косвенные доказательства на сей счет имеются. Корейская Народная армия при взятии Сеула летом 1950 г. захватила, например, оперативную карту масштабом 1:1000000, составленную в штабе южнокорейских сухопутных войск. Отпечатанная в 1945 г. в военной типографии США, она раскрывает суть предполагавшегося южнокорейской армией "похода на Север".

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в 1948-1950 гг. южнокорейцы неоднократно предпринимали диверсионно-разведывательные действия в районе 38-й параллели, имевшие своей целью "прощупать" систему охраны северокорейских погранчастей, дестабилизировать обстановку на границе, вызвать недовольство существующим режимом и панику среди местного населения. Так, по отечественным архивным документам, только с 1 января по 15 апреля 1949 г. со стороны южнокорейских войск было зафиксировано 37 нарушений демаркационной линии, причем 24 из них в период с 15 марта по 15 апреля. В последующем число провокаций увеличилось, а в июне-августе бои на границе с небольшими перерывами продолжались два месяца. Всего в 1949 г. батальоны и полки 1-й, 8-й и Столичной южнокорейских дивизий, специальные отряды "Хорим" и "Пэккор", а также полицейские подразделения совершили 2617 вооруженных вторжений за 38-ю параллель. В отдельных боевых эпизодах на стороне южан действовали американские солдаты и офицеры-инструкторы, а вместе с северянами - советские военнослужащие. Столкновения на границе не прекратились и летом 1950 г. 20 июня 1950 г. Штыков отправил в МИД СССР телеграмму из Пхеньяна, в которой сообщалось о том, что в 20.00 по московскому времени в КНДР перехватили приказ южнокорейского командования начать в 23.00 операцию против Севера. На следующий день Ким Ир Сен проинформировал Сталина о том, что Сеулу стали известны данные о предстоящей наступлении КНА. В этой связи он считал целесообразным развернуть боевые действия по всему фронту 25 июня.

"ЗА 38-Ю ПАРАЛЛЕЛЬ НЕ ХОДИТЬ"

К началу войны в северокорейских вооруженных силах находилось только 148 советских офицеров, обладавших практическим опытом работы в армейском звене и знавших условия дальневосточного театра. По другую сторону 38-й параллели - в Южной Корее в то время было до 500 американских советников и инструкторов во главе с бригадным генералом Робертсом (по другим данным, до 900).

Военные советники из СССР имелись при штабе главнокомандующего КНА Ким Ир Сена, штабе тыла, центральных, армейских управлениях в учебных заведениях, в различных, главным образом, тыловых, соединениях и частях. Ввиду нежелания Москвы предать огласке присутствие советских военнослужащих на территории Кореи, а тем более опасений по поводу их возможного пленения, действовал строгий запрет на пересечение ими 38-й параллели, на пребывание в сражающихся войсках. Исключение сделали всего один раз для группы офицеров и генералов во главе с генералом армии Матвеем Захаровым, выезжавших в августе 1950 г. на КП Ким Ир Сена в район Сеула.

Советники носили гражданские костюмы и считались, по легенде, корреспондентами газеты "Правда". В различные периоды войны их численность колебалась от 128 до 164 человек. С середины 1952 г. в советнический аппарат при КНА ввели еще 8 должностей - военно-морских советников. Накануне подписания соглашения о перемирии, летом 1953 г., пo указанию Москвы все они покинули территорию Северной Кореи и вновь приехали в КНДР лишь 1 января 1954 г.

Определенную помощь в подготовке к военным действиям в Корее китайским народным добровольцам и северокорейским бойцам, выводившимся на переформирование и yчебy в Маньчжурию, оказывали и наши советники при Народно-освободительной армии Китая. Их насчитывалось в годы войны от 1069 до 347 человек. Возглавляли советнический аппарат в КНР последовательно генерал-полковник авиации Степан Красовский (он же командующий Оперативной группой ВВС СА в КНР) и генерал-лейтенант Котов-Легоньков. Прямого участия в боевых действиях военные советники при НОАК также не принимали, хотя отдельные из них выезжали на территорию КНДР в штаб командующего китайскими добровольцами Пэн Дэ Хуая и КП Объединенной воздушной армии КНР и КНДР Лю Чженя.

Кроме того, советские военные специалисты занимались в Северной Корее - преимущественно в начале войны - обслуживанием различных учреждений и объектов: 3 авиационных комендатур (в Пхеньяне, Сейсине и Канко) для обеспечения воздушной трассы Владивосток - Порт-Артур; Хейдзинского разведывательного пункта; станции "ВЧ" министерства госбезопасности в Пхеньяне, трансляционного пункта в Ранане; линии связи с посольством СССР; советских больниц; школы подготовки национальных военных кадров и Сейсинской военно-морской базы с портами Гензан и Расин (всего около 4300 человек). В дальнейшем они обучали корейских летчиков и техников, проходивших подготовку в Северо-Восточном Китае в летно-техническом училище в Яньцзи, и китайских добровольцев по различным военным специальностям в Мукденском военном округе.

"СТАЛИНСКИЕ СОКОЛЫ" В НЕБЕ КИТАЯ

К лету 1950 г. советские летчики уже имели некоторый боевой опыт, который был получен в воздушных боях с гоминдановской авиацией в небе над Шанхаем. Здесь на основании советско-китайских договоренностей действовала группировка советских войск ПВО под командованием генерал-лейтенанта Павла Батицкого. Она включала истребительную авиационную дивизию (на самолетах МиГ-15, Ла-11, Ту-2, Ил-10), зенитную артиллерийскую дивизию, зенитный прожекторный полк, авиационную транспортную группу (на самолетах Ли-2) и части обеспечения. Авиацией командовал Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Слюсарев. За период боевых действий в шести воздушных боях советские летчики сбили 6 машин противника, не потеряв при этом ни одной своей. Всего гоминдановская авиация потеряла над Шанхаем с 20 февраля по 20 октября 1950 г.

7 самолетов (2 - В-24, 2 - В-25, 2 -"Мустанга" и 1 - "Лайтнинг"). После этого вся система шанхайской ПВО была передана НOAK, а советские подразделения частично были возвращены на родину, а частично передислоцированы в Северо-Восточный Китай на границу с КНДР, где уже шла война и началось формирование 64-го истребительного авиационного корпуса (иак).

Сталин всячески избегал прямого участия советских войск в боях, чтобы не дать повода американцам, возглавившим в Корее многонациональные вооруженные силы ООН (под ее флагом впервые объединились войска США, Южной Кореи, Великобритании, Франции, Канады, Австралии, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Греции, Турции, Эфиопии, ЮАР, Таиланда, Филиппин, Японии, Новой Зеландии и Колумбии), обвинить СССР в причастности к провоцированию конфликта. Это могло повлечь за собой в конечном итоге новую мировую войну. Но когда войска США после высадки в Инчхоне нанесли тяжелое поражение северокорейцам и приблизились к границам Китая, одновременно наращивая воздушные бомбардировки не только КНДР, но и КНР (начиная с июля 1950 г.), Москва была вынуждена прийти на помощь своим союзникам.

Первой в Маньчжурию из CCCР прибыла 151-я истребительная авиационная дивизия (иад) и уже с 1 сентября 1950 г. заступила на боевое дежурство, имея задачу одновременно с переучиванием на советские истребители МиГ-15 китайских летчиков "организовать во взаимодействии с зенитной артиллерией ПВО прикрытие войск 13-й армейской группы НОАК", дислоцированной у границ с КНДР. После согласования вопроса ввода в Северную Корею китайских народных добровольцев советский Генеральный штаб принял решение о формировании в Северо-Восточном Китае истребительного авиационного корпуса. Его основу с 27 ноября 1950 г. составили три дивизии: 28, 50 и 151-я. В них насчитывалось более 3 тыс. военнослужащих. Управление корпуса, командовать которым был назначен генерал-майор авиации Белов, размещалось в Мукдене.

"МИГИ" ПРОТИВ "СЕЙБРОВ" И "СУПЕРКРЕПОСТЕЙ"

64-й иак принимал участие в военных действиях с ноября 1950 г. по июль 1953 г. Боевой состав корпуса, которым вслед за Беловым последовательно командовали генерал-майор авиации (Герой Советского Союза с 10.10.1951 г.) Г. Лобов и Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации С. Слюсарев, не был постоянным. В него входили две-три иад, один-три отдельные ночные иап, две зенитные артиллерийские дивизии, один зенитный прожекторный полк, одна авиационно-техническая дивизия и другие части обеспечения. Смена частей и соединений происходила, как правило, после 8-14 месяцев их пребывания на театре военных действий. Средняя общая численность личного состава корпуса составляла 26 тыс. чел. На вооружении первоначально имелись истребители МиГ-15, Як-11 и Ла-9. В дальнейшем их сменили более современные МиГ-15 бис и Ла-11. На 1 ноября 1952 г., например, в составе 64-го иак находились 441 летчик и 321 самолет (303 - МиГ-15 бис и 18-Ла-11).

Советские летчики были переодеты в китайскую военную форму, имели китайские псевдонимы, на их самолеты нанесли опознавательные знаки ВВС Северной Кореи. Базируясь на аэродромах Северо-Восточного Китая (Мукден, Аньшань, Аньдун, Мяогоу и Дапу), корпус имел боевую задачу по прикрытию "от ударов авиации противника с воздуха: мостов, переправ, гидроэлектростанций, аэродромов, а также объектов тыла и коммуникаций корейско-китайских войск в Северной Корее до рубежа Пхеньян-Гензан". Одновременно с этим 64-й иак должен был готов отразить во взаимодействии с частями китайской авиации возможные удары противника по основным административным и промышленным центрам Северо-Восточного Китая на Мукденском направлении. Исходя из этого, а также соображений скрытности, район боевых действий советской авиации ограничивался в Северной Корее не только 37-й параллелью, но и береговой чертой. Это в значительной степени, по признаниям летчиков корпуса, затрудняло полное использование в воздушных боях боевых возможностей истребителей МиГ-15. Пространство, в котором действовал 64-й иак, американцы прозвали "Аллеей МиГов". Летать здесь они откровенно побаивались.

На первых этапах войны, когда советские летчики вели боевые действия в основном против американских бомбардировщиков, в том числе стратегических В-29 "Суперкрепостей", и штурмовиков, ввиду малочисленности и неподготовленности северокорейской и китайской авиации приходилось рассчитывать только на свои сипы и на свои "МиГи". Летно-технические данные истребителей

МиГ-15 и МиГ-15 бис, по оценкам компетентных западных специалистов, превосходили аналогичные характеристики самолетов противника, за исключением "Сейбров" F-86, появившихся в Корее в декабре 1950 г. Однако и по сравнению с ними "МиГи" имели лучшие скороподъемность, тяговооруженность и потолок, однако несколько уступали в маневренности и радиусе действия. Максимальные же скорости полета у них были примерно равны.

МиГ-15 обладал мощным вооружением, состоявшим из двух

23-мм и одной 37-мм пушек. Именно эти достоинства умело использовали в небе Кореи и Китая советские асы.

По донесениям командования 64-го иак в Москву, с ноября 1950 г. по январь 1952 г. советские летчики сбили 564 самолета противника, при этом потеряв 34 своих товарищей и 71 самолет. Общее соотношение советских потерь к американским составило 1:7,9. По итогам этих боев 16 пилотов получили звания Героя Советского Союза. При этом более 50 воздушных боев летчики 64-го иак провели в составе от полка-дивизии до корпуса. 15 июня 1951 г. особо отличился гвардии майор Серафим Субботин из 324-й дивизии трижды Героя Советского Союза полковника Ивана Кожедуба. В этот день Субботин совершил первый реактивный воздушный таран, направив свой МиГ-15 с отказавшим двигателем на американский "Сейбр".

С декабря 1951 г. в небе Кореи появились первые две китайские реактивные авиадивизии, а с марта 1952 г. - первая северокорейская иад. Вместе с 64-м корпусом они вошли в Объединенную воздушную армию. После чего китайские, северокорейские и советские летчики сражались вместе. Вот почему нередко американцы считали все сбитые ими "МиГи", принадлежавшими СССР. Между тем советские асы продолжали иметь преимущество в воздушных боях. По архивным документам корпуса, соотношение советских и американских потерь в 1952 г. составило 1:2,2.

На следующий, 1953-й год к 27 июля соотношение потерь ВВС Советской армии и ВВС CША в Корее составило 1:1,9. До конца войны еще шесть советских летчиков стали Героями.

ИТОГИ БОЕВ В "АЛЛЕЕ МИГОВ"

В целом, как подчеркивалось командованием 64-го иак в итоговом донесении в Генеральный штаб Советской армии за войну, "активные и напряженные боевые действия истребителей корпуса с начала военных действий в Корее и до заключения перемирия, несмотря на явное превосходство в силах ВВС США, нe дали им возможности разрушить основные прикрываемые объекты и нанесли противнику значительные потери во всеx родах авиации". Общее соотношение потерь сторон за войну составило 1:3,4 в пользу советских ВВС.

По данным Генерального штаба СА, летчики 64-го иак произвели в ходе военных действий 64 300 самолето-вылетов, участвовали в 1872 воздушных боях (огонь по противнику вели 6462 летчика) и сбили 1106 самолетов войск ООН (в т.ч. 651 "Сейбр"). Еще 153 самолета противника (в т ч. 40 "Сейбров") было сбито огнем зенитной артиллерии корпуса. В это же время китайская и северокорейская авиация (ОВА) произвела 22 300 самолето-вылетов, участвовала в 366 воздушных боях и сбила 271 ооновский самолет (в т.ч. 181 "Сейбр").

По другим данным, приведенным в историческом формуляре 64-го иак, советские летчики произвели 63 229 боевых вылетов, участвовали в 1790 воздушных боях. Сбито 1309 самолетов противника, в том числе истребительной авиацией - 1097 и 212 вражеских машин - огнем зенитной артиллерии. В результате воздушных боев советской стороной были захвачены в плен, а затем переданы китайцам и северокорейцам 262 американских летчика, в том числе известные асы - командир

531-го авиакрыла полковник Арнольд, командир 4-гo истребительного авиакрыла подполковник Махурин, командиры авиаэскадрилий 51-, 58- и 33-го авиакрыльев подполковники Хеллер, Уитт, майор Ричардсон и др. Потери советской стороны составили 142 офицера (в том числе 126 летчиков), 133 сержанта и солдата (практически все они похоронены на русском кладбище в Порт-Артуре), 335 самолетов, 6 орудий и один прожектор. Объединенная воздушная армия (КНР и КНДР) потеряла 126 летчиков и 231 самолет.

Данные советской стороны существенно расходятся с западными источниками. Согласно им, в противоборстве

"МиГов" и "Сейбров" соотношение составило примерно 1:1,5 в пользу МиГ-15 отечественного производства.

В ходе Корейской войны 51 советский летчик стал асом, одержав по пять и более побед. Oни вписали славную страницу в боевую летопись российской авиации Среди них: капитан Н. Сутягин - 22 сбитых самолета противника, полковник Е. Пепеляев -19, майор Д. Оськин и капитан Л. Щукин - по 15, капитан С. Крамаренко - 13. По 12 выигранных поединков у подполковника А. Сморчкова, майоров К. Шеберстова и М. Пономарева, по 11 - у майора С. Бахаева, капитанов Милаушкина и Г. Охая, по 10 - у капитанов Сучкова и Д. Самойлова. Результаты американских пилотов скромнее. Наиболее удачливыми из них были: капитан Дж. Макконелл - 16 уничтоженных самолетов, капитан Дж. Джабара - 15, капитан М. Фернандес - 14 (плюс 1 в группе), майор Дж. Дэвис, полковник Р. Байкер - 13. Еще 8 американцев имеют от 10 до 14 выигранных поединков. А асами стали всего 40 летчиков.

В общей сложности, поочередно сменяясь, за время Корейской войны получили боевой опыт 12 советских истребительных авиационных дивизий (26 полков), 4 зенитных артиллерийских дивизии (10 полков), 2 отдельных (ночных) истребительных авиационных полка, 2 зенитных прожекторных полка, 2 авиационные технические дивизии и другие части обеспечения из состава ВВС и ПВО Советской армии и 2 истребительных авиационных полка ВВС ВМФ. За успешное выполнение правительственного задания орденами и медалями в СССР были награждены 3504 военнослужащих 64-го иак. В составе корпуса в небе Кореи и Китая сражались 57 Героев Советского Союза, 22 из которых получили это высокое звание в 1951-1953 гг.

Кроме постоянного личного состава, в 64-м иак проходили стажировку и находились в командировке и другие военнослужащие Советской армии, представлявшие Генеральный штаб, центральный аппарат Министерства Вооруженных сил, виды ВС и рода войск. Всего в Корейской войне приняли участие около 40 тыс. советских военнослужащих.

Кровопролитие в Корее закончилось 27 июля 1953 г. подписанием в Паньмыньчжоне соглашения о перемирии сторон. 38-я параллель вновь разделила страну на две конфликтующие части. Ни Северу, ни Югу не удалось военным путем добиться "объединения родины" на своих условиях. Противостояние затянулось почти на полвека. Лишь сегодня наметились первые ростки к урегулированию ситуации на полуострове.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Новый партнер в борьбе с насилием

Новый партнер в борьбе с насилием

Александр Сухаренко

Практическая реализация российско-китайского соглашения придаст новый импульс антитеррористическому сотрудничеству двух стран

0
1189
Гибридные угрозы возникли в Арктике

Гибридные угрозы возникли в Арктике

Александр Бартош

Чем опасна для российских интересов англосаксонская стратегия непрямых действий в арктической зоне

0
4203
Пекин призывает безработных и выпускников колледжей ехать в деревню

Пекин призывает безработных и выпускников колледжей ехать в деревню

Владимир Скосырев

Бывшие крестьяне, осевшие в городах, протестуют против дискриминации

0
1706
Мешок с долларами, на котором сидит Пекин, уменьшился

Мешок с долларами, на котором сидит Пекин, уменьшился

Владимир Скосырев

Китай ограничивает движение капитала за рубеж

0
1396

Другие новости

24smi.org