0
3505
Газета История Интернет-версия

16.03.2001

Тайная война - невиданная по размаху и ожесточению

Николай Губернаторов

Об авторе: Николай Владимирович Губернаторов - генерал-майор КГБ в отставке, кандидат юридических наук.

Тэги: терроризм, Великая, Отечественная, война, Германия


Терроризм - как правило, наглядная и особо опасная форма проявления крайне агрессивной идеологии, о чем свидетельствует исторический опыт.

Диверсионно-террористическая деятельность, в частности, широко применялась гитлеровскими спецслужбами во время Великой Отечественной войны. По замыслу политических и военных руководителей нацистской Германии массовые террористические и диверсионные операции должны были деморализовать и ослабить тыл Красной Армии, нарушить управление войсками и тем самым способствовать поражению СССР. Отвечал за это отдел абвер-II немецкой военной разведки.

АГЕНТУРНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Уже с 1937 г. с помощью руководителей зарубежных антисоветских националистических центров, вроде Бандеры, давно контактировавших с гитлеровцами, началась активная вербовка и обучение будущих диверсантов и террористов. Германские разведчики по всей Европе собирали и "благонадежных" русских эмигрантов-белогвардейцев, которые направлялись затем в учебные команды, спецшколы, на спецкурсы. Здесь же обучались и немцы, знающие языки народов Советского Союза.

В лабораториях абвера и в технологическом институте под Берлином (он находился в ведении разведки) ученые и инженеры испытывали новые, более мощные типы взрывчатки, яды. Совершенствовалась старая и конструировалась новая диверсионная техника, оружие, экипировка, документы прикрытия и т. д. В диверсионно-террористических формированиях (в полку, а затем дивизии "Бранденбург-800", в учебном полку "Кюрфюрст", в батальоне "Бергман" и т. д.) осваивались новые тактические приемы проведения диверсий и терактов.

Со второго квартала 1941 г. немецко-фашистская разведка, в сущности, начала агентурное наступление в приграничные районы Советского Союза. Перед диверсионно-разведывательными группами и террористами-одиночками до начала военных действий были поставлены следующие задачи: создавать склады оружия, базы и площадки для парашютных десантов; устанавливать ориентиры для воздушных бомбардировок военных, промышленных и транспортных объектов; вербовать кадры сигнальщиков для целеуказаний авиации; организовывать антисоветские банды; совершать взрывы, поджоги, нарушать связь, отравлять источники воды.

С мая гитлеровские лазутчики начали свою "работу", в частности, поджигали склады, леса, торфоразработки и т. д. Только в приграничном Таурагском уезде Литовской ССР выгорело около 400 га леса, в Тракайском - 200 га. На тушение пожаров были брошены пограничники, воинские части и местные жители. Последние, кстати, оказывали большую помощь в поимке диверсантов-террористов. Вот почему с 18 по 22 июня 1941 г. на одном только минском направлении органы государственной безопасности задержали и обезвредили 211 диверсионных групп и одиночных диверсантов-террористов.

Начальник германской разведки адмирал Канарис и руководители абвер-II полковники Лахузен и Штольц создали под Варшавой (местечко Сулевейк) орган Вали-II в целях повышения эффективности диверсионно-террористических операций на Востоке. Ему подчинялись диверсионные абвер-команды, состоящие из трех и более диверсионных абвер-групп (201, 202, 203, 204 и т.д.) каждая. Эти команды и группы непосредственно придавались группам армий и армиям. Они должны были разрушать советский тыл на главных оперативных и стратегических направлениях.

Центральный отдел абвер-II, фронтовой отдел Вали-II и абвер-команды имели при себе школы и курсы, где готовились соответствующие "специалисты". Такие же кадры обучались и в ведомстве Гиммлера - СД.

На Советский Союз обрушилась настоящая тайная армия террористов и диверсантов, переодетых и замаскированных под военнослужащих РККА, милиционеров, железнодорожников и обычных мирных граждан. С начала войны ее действия приобрели исключительно широкий размах и вплоть до мая 1945 г. велись с невиданным в истории ожесточением.

АКТИВНАЯ ОБОРОНА

Основная тяжесть борьбы с абвером, СД, их агентурой легла на плечи советской разведки и контрразведки.

В первый же день войны в НКВД была образована особая группа по борьбе с немецко-фашистскими спецслужбами в ближних и дальних тылах вермахта. При этой группе создавалась отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН) численностью более 20 тыс. человек из добровольцев - лучших чекистов, спортсменов ( в т.ч. известных), иностранцев (2 тыс.), проживавших в СССР. ОМСБОН стал основой противодиверсионных и антитеррористических формирований, которые направлялись на фронт и забрасывались в тыл врага. За время войны за линию фронта переправили более двух тысяч оперативных групп - всего 15 тыс. человек. Двадцати трем из них потом присвоили звание Героя Советского Союза.

С конца июня 1941 г. в НКВД функционирует штаб по формированию истребительных батальонов, предназначенных для борьбы с немецкими парашютными десантами и агентами-диверсантами, охраны важных объектов.

Особую трудность в противоборстве с гитлеровской военной разведкой испытывали армейские чекисты. Действуя в тяжелых фронтовых условиях, своим мастерством и мужеством они предотвратили проникновение вражеских шпионов и диверсантов в войска и штабы. Этому способствовало и укрепление военной контрразведки, когда особые отделы были усилены опытными кадрами и преобразованы в органы "Смерш" ("Смерть шпионам") с подчинением непосредственно Верховному главнокомандующему Сталину.

Однако в 1941 г. гитлеровской разведке удалось добиться успехов, содействуя наступлению своих войск. В районе Каунаса, например, были подорваны железнодорожные пути и закупорено движение поездов через туннели. На территории Прибалтики диверсантам удалось сколотить вооруженные бандитские группы, которые нападали на подразделения РККА, стремясь уничтожить в первую очередь командиров.

Но даже в начальный период войны случались у гитлеровских спецслужб серьезные провалы. Так, вооруженное выступление буржуазных националистов во Львове было подавлено. Только истребительные батальоны захватили или уничтожили более тысячи диверсантов и террористов. Во время битвы за Москву германская разведка так и не смогла осуществить ни одной диверсионно-террористической операции. К концу 1941 г. она лишилась основных кадров своих лазутчиков.

ВЫБОР: СМЕРТЬ ИЛИ ИЗМЕНА

После провала блицкрига и поражения под Москвой немецко-фашистская разведка находилась в растерянности. Перед ней возникли непредвиденные трудности. Война затягивалась. Прежние источники пополнения людьми исчерпали себя. Поэтому перед руководством гитлеровских спецслужб остро встал вопрос о подборе, вербовке и обучении массовой и надежной диверсионно-террористической агентуры. И тогда выбор пал на советских военнопленных.

"В целях расширения агентурной работы, - заявил на допросе захваченный в плен Эрвин Штольц (руководитель диверсионного отдела абвера),- я предложил Канарису идею: развернуть вербовочную деятельность среди военнопленных Красной Армии. Выдвигая такое предложение, я обосновывал его тем, что военнослужащие Красной Армии морально подавлены успехами германских войск и фактом своего пленения и что среди военнопленных найдутся лица, враждебные Советской власти. После этого было дано указание повести вербовку агентуры в лагерях военнопленных".

Но среди них оказалось мало лиц, враждебных советской власти. Об этом, в частности, свидетельствует директива Гиммлера от 18 декабря 1941 г.: "Пленные, в особенности молодое поколение, беззаветно преданы большевикам. Они способны на всякую низость..."

После такой неудачи руководство гитлеровской партии, службы разведки и пропаганды разработали и начали осуществлять комбинированный план по разложению, антисоветской обработке, созданию невыносимых условий и истреблению военнопленных. Он предусматривал, среди прочего, натравливание одних национальностей на другие, создание националистических, религиозных комитетов, партийных союзов и национальных воинских формирований типа РОА (русская освободительная армия), РНА (русская народная армия), туркестанский, армянский и другие батальоны и рабочие команды, откуда легче было вербовать агентуру. Шантажом, голодом, истязаниями, тяжелым трудом и расстрелами гитлеровцы методично создавали невыносимые условия нахождения в лагерях и ставили военнопленных перед выбором: или умереть от пули, голода и болезней, или соглашаться работать на гитлеровскую разведку.

Завербованных направляли в диверсионные школы, на курсы военной разведки и СД. Их создавали теперь не только в центральных органах абвера, СД, но и во фронтовых командах и группах, а также в абверштелле (органы разведки на оккупированных территориях). "Число агентов, находящихся одновременно во всех абверкомандах-II и абвергруппах-II, - показывал Штольц, - которые действовали непосредственно на Восточном фронте было от 200 до 400 человек. Перед переброской в тыл советских войск агенты проходили краткосрочную подготовку по диверсионному делу".

Несложный подсчет показывает: общее количество команд, групп, школ и курсов при всех центральных, окружных и фронтовых органах только военной разведки составляло в среднем от 25 до 30, следовательно, в них находилось более 10 тыс. "учащихся" одновременно. Если также учесть, что подготовка диверсантов занимала от двух недель до месяца (а для глубокого тыла - до трех и более месяцев), после чего происходила заброска и набор нового контингента, то можно себе представить масштабы диверсионной деятельности абвера.

Диверсиями и террором занималась и вотчина Гиммлера - РСХА (Главное управление имперской безопасности). В частности, в начале 1942 г. при этом управлении был создан диверсионно-разведывательный орган "Предприятие "Цеппелин".

Следует отметить, что германской разведке в 1942 г. в ряде случаев удавалось провести операции по разрушению транспортных коммуникаций в полосе обороны и тылу наших войск. Например, в период подготовки Северо-Западным фронтом ликвидации демянской группировки немцев противник забросил в наш тыл большое количество диверсионно-разведывательных групп и отдельных диверсантов. Основное внимание они сосредоточили на железных дорогах Бологое-Старая Русса, Бологое-Торопец. Вражеским агентам ставились задачи: сорвать переброску советских войск в районы сосредоточения, разведать их численность, состав и предполагаемый характер действий. И, надо отметить, лазутчики сумели затруднить своевременное сосредоточение наших сил и средств, предназначавшихся для наступления.

На железной дороге в районе Архангельска диверсионная группа, выброшенная с самолета и действовавшая на лыжах, провела серию подрывов пути и крушений поездов.

Отдельные диверсионные операции были совершены и на Северном Кавказе, между Доном и Волгой, на коммуникациях Калининского фронта и в других местах. Однако в целом диверсионная деятельность немецко-фашистской разведки своевременно пресекалась, агентура обезвреживалась органами государственной безопасности совместно с войсками НКВД по охране тыла, заградительными отрядами, милицией и местным населением. Только в тылу Северо-Западного фронта с 1 октября по 22 ноября 1942 г. было выловлено около двухсот диверсантов.

Гитлеровская разведка не дезорганизовала тылы Сталинградского фронта. В сентябре 1942 г. 90 чекистов четыре дня бились с крупным диверсионным десантом, сброшенным с самолетов для взрыва главной переправы через Волгу. Несмотря на потери, объект удалось удержать до подхода помощи. Диверсионно-разведывательные формирования дивизии "Бранденбург", действовавшие на Кавказе, были в основном ликвидированы и рассеяны, нефтепромыслы Баку, военные и промышленные объекты других районов тыла для гитлеровцев оказались неуязвимыми. Настойчивая попытка организовать массовые диверсии на наших основных железнодорожных коммуникациях успеха не имела.

КОНТРУДАРЫ

Вместе с тем советским органам безопасности необходимо было удержать инициативу в тайной войне, сорвать планы противника, направленные на усиление диверсионно-террористической деятельности. В 1942 г. количество заброшенных и обезвреженных агентов-диверсантов возросло по сравнению с 1941 г. более чем в два раза. Только на транспорте было задержано 256 агентов-парашютистов и ликвидировано 266 шпионско-диверсионных резидентур.

Еще больше расширилась деятельность гитлеровской разведки в 1943 г. Об этом свидетельствует увеличение забрасываемой в наш тыл агентуры по сравнению с 1942 г. в полтора раза. На советско-германском фронте в 1943 г. действовало 130 разведывательно-диверсионных органов противника и более 60 специальных школ по подготовке агентуры.

В этих условиях советские органы госбезопасности перешли к наступательной тактике, заключавшейся в проникновении чекистов и перевербованных агентов противника в разведывательные органы и школы врага. В течение 1943 г. благодаря этому были получены сведения о более чем 1260 агентах, переброшенных в наши тылы. Чекисты, внедренные в диверсионный учебный центр абвера в Смоленске, завербовали начальника его паспортного бюро и получили от него данные на 200 немецких агентов, отправленных для выполнения различных заданий. Все они были обезврежены, а часть из них согласились работать против немцев.

Чекистам удалось проникнуть в Полтавскую, Минскую диверсионные школы, в школы, располагавшиеся в местечках Вяцати, Ульброк (на территории Латвийской ССР), Ванно-Нурси (на территории Эстонской ССР), в 202-ю, 203-ю и другие абверкоманды и группы. Это давало возможность быть в курсе не только характера и направления работы этих школ, но и знать контингент обучающихся, планируемые операции, количество групп, приметы, клички и район действия их членов.

В июле 1943 г. германская разведка забросила группу агентов для совершения диверсий в Туркмению. Однако двое диверсантов погибли в песках Каракумов, а остальных задержали чекисты. У лазутчиков были изъяты оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, рация, динамомашина, другое снаряжение, 1 млн. руб.

Примерно в то же время на территории Коми АССР выбросили с парашютами 11 агентов из числа советских военнопленных во главе с бывшим офицером колчаковской армии Николаевым. Основная задача этой группы заключалась в том, чтобы с помощью диверсий на Северо-Печорской железной дороге сорвать перевозки угля и нефти из Воркутинского и Ухтинского месторождений. Но по предварительной договоренности участники группы убили Николаева и добровольно сдались органам госбезопасности. Диверсионные группы были арестованы и на территории Калининской, Ярославской, Вологодской, Горьковской, Тульской, Саратовской и других областей.

Потерпела крах долго готовившаяся в ведомстве Гиммлера группа "Ульм" (50 человек), которая должна была действовать на железных дорогах и электростанциях Урала и Сибири. Диверсантов и террористов, возглавлявшихся белоэмигрантом Семеновым, чекисты обезвредили на территории Пермской области.

ДЕТИ-ДИВЕРСАНТЫ

Гитлеровские спецслужбы терпели неудачу за неудачей. Их руководители просчитались и с использованием советских военнопленных. Количество совершенных диверсий и террористических актов по сравнению с огромным числом заброшенных агентов выглядело ничтожно малым. Примерно половина завербованных советских военнопленных после переброски являлась с повинной. Многие из них сознательно шли на вербовку, чтобы оказаться у своих и сражаться за Родину. Некоторые агенты, отказавшись от выполнения задания, но боясь ответственности перед военным трибуналом (немцы усиленно вдалбливали эту мысль), просто стремились попасть в маршевые роты, затем они отважно бились с врагом.

Руководители абвера лихорадочно искали новые приемы совершения диверсий, новые надежные кадры агентов, чтобы ударить по самому уязвимому месту русских - железнодорожному транспорту и прежде всего вывести из строя паровозный парк. И тогда в германской разведке родился чудовищный план: привлечь к "работе" детей-подростков от 12 до 15 лет. Во-первых, они малоприметны и не обращают на себя внимания, по тылам их бродит много - осиротевших и неприкаянных. Во-вторых, детская психология такова, что мальчишек можно толкнуть на любые действия, на любую авантюру - главное, заинтересовать и увлечь. Этот замысел абвер методично начал проводить в жизнь. Абверкомандой "Буссард" в глубине Германии, под городом Касселем, была создана специальная детская диверсионная школа.

В ночь на 1 сентября 1943 г. 29 подростков немцы сбросили с самолетов на парашютах в тыл Красной Армии вблизи железнодорожных узлов Ржев, Тула, Курск. Каждый паренек имел в торбах продукты, бутылку водки, деньги, письменный пароль на обратный переход линии фронта и по 3 мины, замаскированные под куски каменного угля, чтобы подбрасывать в тендеры паровозов или угольные бункеры на станциях. Но все ребята просто пришли к чекистам.

А "Буссард" продолжал готовить и забрасывать детей-диверсантов. В 1944 г. детская диверсионная школа переместилась ближе к фронту: сначала в Белоруссию, а потом в Польшу. Здесь детей (русских, белоруссов, цыган, евреев) набирали главным образом в детском концлагере на окраине города Лодзи. Брали теперь даже девочек-подростков. Неделю учили и забрасывали в тылы советских войск.

"Смерш" тогда уже знал о "Буссарде" все. В частности, и то, что начальник детской школы белоэмигрант Ростов не верит в победу Гитлера. В складывающейся обстановке конца 1944 г. чекисты направили к нему своего человека - диверсанта, вернувшегося после якобы выполненного задания (на самом деле добровольно сдался советским контрразведчикам). Он сумел убедить Ростова в бессмысленности его дальнейшей работы на фашистскую Германию, и в начале 1945 г. в расположение наступающих частей Красной Армии ушла вся диверсионная школа, в том числе и дети-"учащиеся".

"ВЫЗВАТЬ СТРАХ И ПАНИКУ"

С конца 1943 г. и в 1944 г. масштабы диверсионно-террористической деятельности в тылах наступающей Красной Армии продолжали возрастать. В некоторых районах фронтового тыла немцам удалось разрушить ряд объектов. Например, только на перегоне Лановцы-Котначовка, в тылу 1-го Украинского фронта, диверсанты уничтожили 10 железнодорожных мостов и на несколько дней прервали движение поездов на этом участке, что отрицательно сказалось на наступлении наших войск. Однако ожидаемых результатов достигнуть им все же не удалось.

При отступлении своих войск немецко-фашистская разведка не только оставляла своих инструкторов, многочисленную агентуру, оружие, взрывчатые вещества на территории Западной Украины, Белоруссии и Прибалтики, но и до конца войны продолжала руководить вооруженными бандами, оказывая им необходимую помощь. Так, в декабре 1944 г. только 202-я диверсионная команда запросила у верховного командования вермахта для так называемой Украинской повстанческой армии снаряжения на 5 тыс. человек, в том числе по 20 кг взрывчатки на каждого. Это имущество было сброшено на парашютах. В ходе преследования бандитов завязывались настоящие бои, в которых погибло немало чекистов.

Еще с лета 1943 г. гитлеровские спецслужбы стали прибегать и к такой тактике. Они скрытно оставляли группы диверсантов в городах с тем, чтобы с приходом советских войск устраивать взрывы и пожары, стремясь не только нанести материальный ущерб, о чем убедительно свидетельствуют трофейные документы. Вот один из них - отчет 204-й абверкоманды при 8-й немецкой армии.

"Операция # 20. Август 1943 года.

Силы: 17 агентов во главе с лейтенантом Гирн, 2 переводчика. Маскировка: гражданская одежда, затем русская военная форма и русское оружие.

Задание: здания в Харькове, в которых после взятия города будут размещены советские войска и штабы, а также окружающие их дома - поджечь! Поджоги должны быть начаты через 24 часа после оставления города.

Цель: пожары в различных местах города должны, кроме разрушений, вызвать страх, панику и неуверенность...

Результаты: по донесению воздушной разведки было замечено до 50 пожаров, которые продолжались несколько дней... Из всех диверсантов возвратились только девять. Остальные задержаны...".

Подобные операции проводились в Смоленске, Орле, Полтаве, Мерефе и других городах и на станциях Украины, Белоруссии, Польши и Германии.

Следует подчеркнуть, что после освобождения Польши и выхода Красной Армии к границам Германии фашистские спецслужбы почти полностью взяли курс на диверсии и террор. По этому поводу германский разведчик зондерфюрер Фридрих Пауль на допросе в плену показал: "Вопросами агентурной разведки глубокого тыла Советского Союза сейчас заниматься нет смысла. Основной упор в работе делается на развитие диверсионной и террористической деятельности..."

Выполняют задания теперь в основном немцы, говорящие по-французски, по-польски, завербованные военнопленные (не советские).

В 1944 г. произошли изменения и в структуре гитлеровских спецслужб. Абвер стал управлением РСХА. Наряду со старыми действующими появились новые диверсионные школы и формирования. Так, в июле 1944 г. известный "спаситель" Муссолини Отто Скорцени предложил Гиммлеру создать специальное диверсионно-террористическое соединение с проверенными, хорошо обученными кадрами для выполнения особо важных заданий. Рейхсфюрер СС поддержал инициативу и поручил любимцу Гитлера возглавить новый орган, главный штаб которого стал условно называться "Ваффен-Ягдсфербанд". Ему были переданы опытные "специалисты" диверсионной дивизии "Бранденбург-800". В пяти его диверсионных школах обучались по 600-700 агентов, набранных в СС, полицейских батальонах, подразделениях СД, СА.

Большинство диверсионных и террористических групп "Ягдсфербанда" действовало на советско-германском фронте. Они провели несколько операций и, в частности, разрушили одну из переправ через Одер, но их вылазки по большей части срывались советской военной контрразведкой. Поэтому личный состав "Ягдсфербанда" использовался затем в обычных боевых действиях.

НАЦИСТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Как свидетельствуют трофейные документы и показания задержанных сотрудников разведки и функционеров нацистской партии, перед надвигающимся крахом с лета 1944 г. на территории Германии начали создаваться обширные и глубоко законспирированные организации "Вервольф" и "Корпуса Гитлера", которые должны были действовать путем "кляйн Криг" ("малой войны"): или сразу после оккупации Германии союзными войсками, или - в последующем и длительное время. Конечной их целью являлось возрождение при новых условиях нацизма и подготовка Третьей мировой войны. Организаторами этого подполья были назначены Борман, Гиммлер, Кальтенбруннер и Лей.

В конце января 1945 г. Гиммлер и Борман по личному указанию Гитлера разослали приказ, в котором говорилось: "После оккупации неприятельскими войсками районов Германии члены партии, СС, СА, Гитлерюгенд, оставшиеся на занятой территории, должны установить между собой связь и продолжать активную вооруженную борьбу в тылу врага...". Отряды и группы "Вервольфа" оставались в занятых Красной Армией районах. Кое-где им удалось провести ряд диверсий и терактов. Так, в городе Нойдам они подорвали железнодорожные объекты, почту, убили чекиста майора Чернышева.

Но развернуть "малую войну" гитлеровцам не удалось. Советская военная контрразведка с помощью части немецкого населения выявляла и задерживала диверсантов-террористов. Однако значительная часть организации "Вервольф", как и планировалось гитлеровской верхушкой, ушла в подполье. Один нацистский партийный руководитель из Кюстрина, имевший в подчинении 1500 "вервольфовцев", заявил: "В целях конспирации предполагалось показать себя лояльными гражданами с тем, чтобы остаться на работе на том или ином производстве, а при угрозе ареста пробираться к американским или английским войскам". Так и поступили уцелевшие гитлеровские "подпольщики".

***

Красная Армия закончила войну в Берлине. Советские разведчики и контрразведчики вышли победителями в схватке со спецслужбами врага. Но тайная война, как продолжение политики иными, скрытными средствами, не прекратилась.

В основе создаваемых сейчас в СНГ и по России центров по борьбе с терроризмом целесообразно заложить стратегию и тактику выявления, предупреждения и пресечения всех проявлений подрывных форм агрессивной идеологии. Для этого в центры должны входить органы разведки и контрразведки, так как без внедрения в террористические формирования и создания в них агентурных позиций эффективная работа не получится. Кроме того, как показывает боевой опыт ОМСБОН времен Великой Отечественной войны, без специальных сил и средств антитеррористические центры могут превратиться в конторы бумажных чиновников.

Печальный урок операции в Чечне 1994-1996 гг., когда Россия проиграла информационную войну бандитам, был во многом учтен в 1999 г., однако четкая, централизованная вертикаль информирования общественности так до конца и не выстроена из-за ведомственной разобщенности. Поэтому антитеррористический центр должен иметь в своей структуре специальное информационное подразделение для связи с общественностью и СМИ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лидер афганских талибов потерял брата

Лидер афганских талибов потерял брата

Андрей Серенко

0
955
Применение артиллерии в войнах и конфликтах XXI века

Применение артиллерии в войнах и конфликтах XXI века

Анатолий Цыганок

Выявление типичного и специфического

0
2501
Война на Кавказе в августе 2008 года получила новую оценку

Война на Кавказе в августе 2008 года получила новую оценку

Анатолий Цыганок

Москва укрепила собственный вес как государство, претендующее на супердержавность

0
947
Панафриканская война началась с геноцида

Панафриканская война началась с геноцида

Александр Храмчихин

В заирском вооруженном противостоянии участвовало большинство стран Черного континента

0
1286

Другие новости

Загрузка...
24smi.org