0
100
Газета История Интернет-версия

23.03.2001

Первый раунд звездных войн выиграл Cоветский Cоюз

Тэги: 1961, казахстан, событие, балистические, ракеты, спутник


1961, казахстан, событие, балистические, ракеты, спутник Обломки головной части баллистической ракеты Р-12, пораженной 4 марта 1961 г. противоракетой В-1000.

ЧЕТВЕРТОГО марта 1961 г. в степях Казахстана произошло уникальное событие. Впервые в мире была продемонстрирована принципиальная возможность поражения боевых блоков баллистических ракет дальнего действия. Это достижение встало в один ряд с запуском первого спутника, первого космонавта и другими свершениями, которые продемонстрировали высочайший научный, технический и организационный уровень работы оборонных предприятий и организаций министерства обороны страны. Даже сегодня решение подобной задачи под силу лишь двум государствам в мире - России и США. Другие разработки - европейские, израильские - либо не вышли на такой уровень, либо используют чужие научные и технические заделы.

СИГНАЛ КО ВРЕМЕНИ

Впервые проблема ПРО была поднята на государственном уровне в 1953 г. Семь маршалов Советского Союза во главе с Василием Соколовским направили в ЦК КПСС письмо, в котором говорилось: ':средства ПВО, имеющиеся у нас на вооружении и вновь разрабатываемые, не могут бороться с баллистическими ракетами. Просим поручить промышленным министерствам приступить к работам по созданию средств борьбы против баллистических ракет'.

Обращение высшего военного руководства было встречено с пониманием и поддержано руководством страны. Вскоре разработка первой системы ПРО была поручена конструкторскому бюро ? 1 (КБ-1). В те годы КБ-1 являлось головной организацией по созданию систем управляемого ракетного оружия и прежде всего систем противосамолетной обороны. Здесь были сосредоточены лучшие инженеры и ученые в области радиотехники, электроники, автоматическою регулирования, теории вероятностей и случайных процессов.

Рассмотрение поставленной задачи было выполнено в КБ-1 на самом высоком уровне, с использованием опыта создания и отработки радиолокационных средств и зенитных ракет первой системы противосамолетной обороны С-25. Уже в 1954 г. специалистами КБ-1 был выпущен сводный отчет по проблеме создания средств ПРО, в котором были обоснованы фундаментальные принципы создания этого чрезвычайно сложного вида оружия. Ведущую роль в этой работе сыграл коллектив, возглавляемый 36-летним ученым Григорием Кисунько.

СЛОВО ЗА НАУКОЙ

Сложности при создании первой в мире системы ПРО были более чем значительны. Известные традиционные методы радиолокации не позволяли с требуемой сверхвысокой точностью определять все три координаты цели (дальность, азимут, угол места). Радиолокатор достаточно точно мог только измерить дальность до цели. Малые размеры боеголовки МБР делали ее труднонаблюдаемой для радиолокатора на требуемых дальностях обнаружения. Поэтому для любой гипотетической противоракетной системы требовались огромные, мощные и поэтому чрезвычайно дорогие радиолокационные станции.

Наконец, весь процесс стрельбы чрезвычайно скоротечен, баланс располагаемого времени крайне мал, а потому к противоракете предъявлялись неимоверно высокие требования по скорости полета и маневренности. Григорий Кисунько выдвинул следующие принципы конструирования и построения стрельбового комплекса противоракетной обороны. Требуемая большая дальность действия системы ПРО по малоразмерной цели должна достигаться за счет большой мощности излучения радиолокатора, выбора оптимальной рабочей длины волны, высокой чувствительности приемных устройств и достаточно больших размеров антенных устройств. Радиолокатор ПРО действительно будет крупногабаритным и энергоемким, но государственная важность противоракетной обороны оправдывает большие экономические и ресурсные затраты.

Необходимая высокая точность определения координат баллистической цели может быть достигнута отказом от традиционного для радиолокации метода определения координат цели по двум измеренным углам и дальности. Нужно перейти к методу триангуляции цели по трем дальностям, измеренным тремя радиолокаторами, разнесенными на местности. Трудности триангуляции сверхскоростной цели в реальном масштабе времени можно преодолеть с помощью высокопроизводительных электронно-вычислительных машин, имеющих соответствующее программно-алгоритмическое обеспечение. Радиолокаторы и ЭВМ должны быть соединены между собой с помощью широкополосных линий связи.

Распознавание радиолокаторами ПРО боевых блоков БР (отделившихся от корпуса ракеты) и самих корпусов БР, продолжающих лететь как бы параллельно с боевым блоком (проблема селекции целей), предлагалось осуществлять по различию в мощности отражаемых ими радиосигналов. Поражение прочной боеголовки БР можно обеспечить, используя для этого кинетическую энергию соударения высокоскоростной цели с осколками - поражающими элементами боевой части противоракеты.

ПРОРЫВ НЕДОСТУПНОГО

Достичь этого было очень трудно и весьма, весьма дорого. Однако у политического и военного руководства государства в то время существовало твердое убеждение, что стратегическая важность проблемы ПРО требует, несмотря на все ее сложности, конкретных действий. Закипела энергичная работа: в институтах, в конструкторских организациях, на предприятиях промышленности.

Летом 1956 г. в казахстанской пустыне Бет-Пак-Дала военные строители начали создание противоракетного полигона. Вскоре на берегу озера Балхаш недалеко от станции Сары-Шаган были созданы научно-технический центр полигона и командный пункт будущей системы ПРО.

Строительство полигона и создание средств системы 'А' велись по чрезвычайно жесткому графику. По мере готовности элементов системы они перевозились на полигон и монтировались на объектах, разбросанных на сотни километров. Уже в 1957 г. здесь начались автономные испытания радиолокационных средств системы 'А', проводились их натурные работы по обнаружению и сопровождению баллистических ракет и их головных частей.

С октября 1957 г. на полигоне начались летные испытания прогиворакеты В-1000, созданной под руководством Петра Грушина в Особом конструкторском бюро ? 2, будущем машиностроительном КБ 'Факел'. Эта ракета отличалась особой технической новизной и обладала уникальными для того времени характеристиками. В-1000 была способна достигать скорости полета 1500 м/с и с высокой точностью осуществлять перехват баллистических целей на высотах до 25 км, поражая их осколочной боевой частью.

Хорошая организация работ, энтузиазм коллективов-разработчиков и воинских частей позволили к 1960 г. сконструировать, изготовить и провести отработку на полигоне всех элементов системы 'А'. Однако успех пришел не сразу. Первый пуск противоракеты по реальной баллистической цели-мишени состоялся 24 ноября 1960 г., но по ряду причин поражения не произошло. В последующие месяцы были проведены дополнительные работы, связанные с повышением точности наведения противоракет, совершенствованием их боевого снаряжения, пусками противоракет по условным и реальным целям.

Вскоре эти усилия принесли желанный результат - 4 марта 1961 г. головная часть баллистической ракеты Р-12 была поражена, а ее фрагменты были рассеяны над полигоном. В процессе последующих испытаний системы 'А' подобное поражение боевых частей баллистических ракет было достигнуто еще десять раз. Результаты, достигнутые в процессе испытаний системы 'А', показали принципиальную возможность перехвата и достаточно эффективного поражения головных частей баллистических ракет.

Создание системы 'А' и ее успешные испытания позволили приступить к разработке боевых систем противоракетной обороны. Основная роль также принадлежала коллективам, хорошо зарекомендовавшим себя при создании системы 'А'.

НА БОЕВОМ ДЕЖУРСТВЕ

В июне 1961 г. завершена разработка и выпущен эскизный проект системы 'А-35', предназначавшейся для защиты Москвы от баллистических ракет типа 'Титан-2' и 'Минитмен-2'. С середины 1960-х гг. в Подмосковье началось строительство объектов системы 'А-35', а на полигоне началось создание ее экспериментального образца - 'Алдан'. Натурные испытания системы 'А-35' проводились на полигонном комплексе системы 'Алдан', построенном в том же месте, что и экспериментальная система 'А'. Аналогичной была и методология этих испытаний, включавшая в себя поэтапное усложнение условий испытаний - от пусков противоракет в разомкнутом контуре управления до пусков по реальным баллистическим целям-мишеням.

Впервые боевая задача с реальными пусками противоракет была выполнена 9 июня 1970 г., а уже в следующем году головной комплекс системы 'А-35' принят в опытную эксплуатацию. Однако не являлось секретом и то, что возможности системы 'А-35' уже стали недостаточны для поражения созданных к тому времени баллистических ракет нового поколения наземного и морского базирования, оснащенных многозарядными головными частями.

В мае 1977 г. систему 'А-35М', способную с определенными ограничениями поражать сложные баллистические цели, предъявили на государственные испытания. В дальнейшем ее приняли на вооружение и с 1978 г. поставили на боевое дежурство в составе отдельного корпуса ПРО.

На заключительных стадиях работ по системе 'А-35М' установили, что она решает довольно ограниченную боевую задачу, а достигнутый к тому времени уровень средств нападения требует существенного расширения боевых возможностей системы ПРО, с использованием последних достижений науки, техники и технологий.

Именно поэтому началось создание боевой системы следующего поколения - системы 'А-135'. Указом президента Российской Федерации ее приняли в эксплуатацию Вооруженными силами в 1995 г. Система обеспечивает оборону Москвы от стратегических БР, оснащенных самыми современными средствами преодоления ПРО. РЛС, входящие в состав системы 'А-135', и прежде всего многофункциональный локатор 'Дон-2Н', благодаря своим уникальным характеристикам вносят заметный вклад в решение задач предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства.

Еще в 1967 г. в преддверии подготовки к принятию на вооружение новейших видов ракетного и космического оружия в Войсках ПВО страны был создан новый род войск - Войска противоракетной и противокосмической обороны под командованием Юрия Вотинцева. В дальнейшем, когда было завершено техническое и организационное объединение ПРО, СПРН, СККП и ПКО и сложилась единая система ракетно-космической обороны, функционирующая автоматически при едином программно-алгоритмическом обеспечении, они стали войсками ракетно-космической обороны.

Работы по системе 'А' резко активизировали и другие направления создания и совершенствования средств РКО. Так, в начале 1960-х гг. в стране приступили к решению проблемы уничтожения космических аппаратов военного назначения. В этих работах приняли участие коллективы ЦНИИ 'Комета' (генеральный конструктор Анатолий Савин) и ЦКБ машиностроения (главный конструктор Владимир Челомей). Результатом их работы стало создание автоматизированного комплекса противокосмической обороны 'ИС', в состав которого вошли наземный командно-вычислительный и измерительный пункт, расположенный в Подмосковье, специальная стартовая площадка на полигоне Байконур, ракета-носитель и космический аппарат-перехватчик.

В августе 1970 г. этот комплекс, по целеуказанию от Центра контроля космического пространства, впервые в мире поразил космический аппарат-мишень. А в июле 1979 г. после проведения ряда доработок и опытной эксплуатации он был поставлен на боевое дежурство. В дальнейшем его боевые возможности и эффективность были значительно повышены. Однако по политическим мотивам в августе 1993 г. руководством страны было принято решение о снятии его с боевого дежурства.

ГАРАНТИЯ ПАРИТЕТА

Созданием боевых средств систем ПРО и ПКО реализовывалось одно из фундаментальных условий достижения и поддержания стратегического ракетно-ядерного паритета с США. Свидетельством этого стало заключение в начале 1970-х гг. ряда основополагающих договоренностей в области ограничения к сокращения стратегических вооружений. Одна из них - Договор об ограничении систем противоракетной обороны, подписанный 26 мая 1972 г., выполняет свои стабилизирующие функции уже почти 30 лет.

Выход работ по созданию систем противоракетной обороны на столь высокий военно-политический уровень позволил сформировать в высшем военном и политическом руководстве страны убежденность в особой значимости ракетно-космической обороны как решающего фактора обеспечения стратегической стабильности и обеспечения национальной безопасности государства.

Произошедший в 1991 г. распад СССР и появление новых форм собственности потребовали искать новые способы организации работ по системе ракетно-космической обороны. С 1993 г. в соответствии с соглашением, достигнутым между правительствами России и Белоруссии, выполнение задач по созданию и дальнейшему совершенствованию систем и средств РКО было возложено на межгосударственную акционерную корпорацию 'Вымпел', в состав которой вошли российские и белорусские предприятия. Президентом МАК был избран Николай Михайлов, а с 1997 г. - Владимир Литвинов.

В условиях, когда в мире ширится распространение ракетных технологий и обладателями ракетного оружия становятся все новые страны, вопросы противоракетной обороны приобретают особую значимость и остроту. США в настоящее время находятся на пороге принятия решения о развертывании национальной системы ПРО. А для России, уязвимой по зонам досягаемости баллистических ракет средней дальности, да и для большинства стран т. н. третьего мира, создание ПРО от нестратегических БР еще актуальнее, чем для любой развитой страны мира, включая США.

На сегодняшний день Россия в ряду этих стран находится в наиболее 'подготовленном' состоянии, так как располагает единственной в мире функционирующей системой ПРО, которая наряду с обороной Москвы от стратегических БР обладает также потенциалом предотвращения и нейтрализации ракетно-ядерного удара БР средней дальности со стороны любой страны третьего мира.

Поэтому не ослабляется и внимание к проблемам создания и совершенствования средств для систем нестратегической противоракетной обороны (главный конструктор Сергей Суханов), предназначенных для перехвата и поражения существующих и перспективных нестратегических ракетных средств нападения. Естественно, что все эти работы ведутся при полном соблюдении Договора по ПРО, а также существующих международных протоколов и обязательств Российской Федерации.

СПОРЫ ВОКРУГ СИСТЕМЫ

В середине 70-х гг. в военном и конструкторском мире сложились две принципиально различающиеся точки зрения. Сторонники первой полагали необходимым отказаться от кинетического принципа поражения боеголовок БР при соударении с поражающими элементами (осколками) неядерной боевой части противоракеты. Они предлагали оснащать их ядерными боевыми зарядами. Такой подход как бы снимал с повестки дня всю сложную проблему селекции реальных боевых блоков и ложных целей. К тому же прецедент установки ядерных зарядов на зенитных ракетах для борьбы с авиацией противника уже существовал.

Сторонники второй точки зрения предусматривали сохранение принципа кинетического поражения боевых блоков баллистических ракет, поскольку ядерные взрывы противоракет могли бы причинить разрушения обороняемому городу. Кроме того, возникли и дополнительные разногласия: допустимо ли в системе ПРО, кроме противоракет дальнего действия, иметь дополнительно и противоракеты малой дальности, предназначенные для уничтожения боевых блоков БР в атмосфере, после того как в ее верхних слоях произойдет 'естественная селекция' - легкие ложные цели 'затормозятся' и отстанут от истинных (тяжелых) боевых блоков?

Григорий Кисунько оставался сторонником кинетического поражения элементов баллистической ракеты. Задачу селекции реальных и ложных целей он считал возможным решить путем математического анализа (с помощью ЭВМ) матриц амплитуд и фаз радиолокационных сигналов, отраженных целями. Для проверки своей гипотезы Кисунько предлагал провести серию натурных экспериментов в лабораториях и на полигоне.

Руководства Минобороны и Минрадиопрома не согласились с точкой зрения Генерального конструктора ПРО и пошли на использование ядерных зарядов в противоракетах и на двухэшелонное построение ПРО Москвы. С 1975 г. Григорий Кисунько оказался вне дальнейших работ по ПРО.

Был период, когда СССР в области ПРО опережал США на 10 лет. Решения, которые предлагал Григорий Кисунько, базировались на передовых методах поражения боеголовки баллистической ракеты дальнего действия - точное наведение, осколочный заряд, частотная селекция, опознавание цели и пр. Многие эксперты полагают, что строительство же под Москвой системы ПРО с атомным зарядом не содержало каких-либо прогрессивных решений в развитии ПРО и не ставило перед наукой и техникой задач, способствующих их развитию. Последняя подмосковная ПРО 'А-135' значительно уступает в этом отношении системам ПРО, разработанным под руководством Григория Кисунько.

Считается, что если бы не было многолетнего провала в работах по этому направлению, в связи с уходом Григория Кисунько и соответствующей переориентацией в построении подмосковной системы, США не имели бы тех политических преимуществ, которыми они обладают сегодня.

ПОДКОП ПОД СТАБИЛЬНОСТЬ

В настоящее время Соединенные Штаты форсированно разрабатывают ограниченную систему противоракетной обороны североамериканского континента. Официально американцы декларируют, что планируемая система ПРО предназначена лишь для защиты от возможной агрессии со стороны государств, имеющих незначительный ракетно-ядерный потенциал, что якобы и предопределяет ограниченные возможности НПРО по числу перехватываемых баллистических ракет. Но совершенно очевидно, что эта 'ограниченность' весьма относительна, носит условный характер и, наконец, она временна. После создания костяка системы территориальной ПРО ее возможности (в том числе и по числу перехватываемых целей) могут быть расширены. Без особых усилий эту систему можно модифицировать таким образом, что она станет способной к отражению ракет ответного ракетно-ядерного удара по США в случае нанесения ими превентивного разоружающего удара по ракетно-ядерным силам гипотетического противника.

США получают полную свободу в принятии решения: наносить ли или не наносить такой упреждающий удар. Стратегический стабильности в мире наступает конец. Ей на смену приходит стратегическая гегемония одной сверхдержавы. Что может в такой ситуации Россия противопоставить США?

Вступить в соревнование с США и начать создавать свою сверхсовременную систему ПРО, не уступающую по боевым возможностям американской? Научный потенциал у России достаточен. Но она не располагает в настоящее время необходимыми экономическими ресурсами. Или же Россия должна попытаться так усовершенствовать свои баллистические ракеты, чтобы они в ответном ударе могли эффективно преодолеть систему ПРО США и проникнуть через нее? Но нет научно-технической гарантии, что это удастся реализовать.

ГРАЖДАНСКИЕ СЛЕДСТВИЯ

Необходимо отметить, что среди научно-технической общественности в 50-е гг. не было единого мнения о необходимости проведения работ по столь дорогостоящей проблеме, как создание работоспособной системы ПРО. Если бы не инициатива Дмитрия Устинова, то эта работа, наверное, не состоялась, так как много весьма влиятельных сил, в том числе и конструкторов военных систем, были против.

Необходимо иметь в виду два аспекта проделанной в этой сфере огромной работы: политический и научно-технический. Первый выразился хотя бы в том, что политическое руководство страны стало чувствовать себя увереннее перед лицом реальных опасностей и угроз. Достаточно сказать, что после успешного испытания системы ПРО Никита Хрущев в своих выступлениях занял более жесткую позицию в международной политике.

Создание системы ПРО имело и далеко идущие научно-технические последствия в гражданской сфере, прежде всего в области развития вычислительной техники. Именно система ПРО дала мощный толчок внедрению высокопроизводительных средств в экономический комплекс страны. Под эту систему впервые были созданы классные коллективы разработчиков, технологов и конструкторских бюро в Москве, Загорске, Пензе и других городах. Располагая опытом, наработанным при создании ПРО, они успешно справились с конструированием в кратчайшие сроки вычислительных средств для системы С-300 академика Бориса Бункина.

Самым положительным образом этот опыт повлиял на развитие радиолокации, теории и практики ракетостроения. Впервые в мире была создана станция обзорного действия с селекцией сигнала в цифровом виде с дальностью обнаружения 5 тыс. км. Существенно продвинулись цифровые системы моделирования. Натурным испытаниям предшествовало исследование контуров управления с цифровыми моделями поведения ракет.

Появление высокопроизводительных вычислительных средств потребовало и создания необходимой для их реализации элементной базы. Под заказ ПРО были поставлены разработки самых быстродействующих интегральных схем, разъемов, кабелей, прецизионных печатных плат и других компонент современной элементной базы.

Таким образом, создание отечественной системы ПРО прямо и косвенно придало мощное ускорение многим отраслям отечественной промышленности.

ИМЕНА

Говоря о конструкторах первой отечественной системы противоракетной обороны, следует назвать имена создателей составных частей системы 'А': радиолокаторов дальнего обнаружения - главный конструктор Владимир Сосульников; радиолокаторов точного наведения противоракеты на цель - главный конструктор Григорий Кисунько, радиолокационной станции вывода противоракеты - главный конструктор Самуил Рабинович, станции передачи команд управления противоракетой и подрыва ее боевой части - главный конструктор Григорий Кисунько; противоракеты В-1000 - главный конструктор Петр Грушин, с осколочной боевой частью - главный конструктор Петр Козорезов; главного командно-вычислительного пункта системы с центральной вычислительной станцией М-40 - главный конструктор Сергей Лебедев; системы передачи данных по радиорелейным линиям связи между средствами системы - главный конструктор Фрол Липсман.

Эти ученые и конструкторы в 50-60-е гг. совершили научно-технический подвиг, который и сегодня, спустя сорок лет, представляется выдающимся достижением отечественной науки и оборонной промышленности.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Газ из РФ пойдет в Китай через Казахстан

Газ из РФ пойдет в Китай через Казахстан

Виктория Панфилова

Астана предлагает выгодную энергетическую сделку

0
5028
Причины несовершенства отечественных ПТУР

Причины несовершенства отечественных ПТУР

Михаил Растопшин

У нас до сих пор нет противотанковых ракет третьего поколения

0
3321
Право на выход

Право на выход

Виктор Литовкин

Договор о РСМД становится для России обузой

2
4064
Помня о прошлом, думая о будущем

Помня о прошлом, думая о будущем

0
2687