0
1018
Газета История Интернет-версия

06.09.2002

Подземная война

Михаил Виниченко

Об авторе: Михаил Васильевич Виниченко - кандидат исторических наук, преподаватель Общевойсковой академии, полковник.

Тэги: китай, корея, подземная война


АРХИВ

АНАЛИЗ опыта Второй мировой войны привел высшее американское командование к выводу, что в будущих войнах все будет решать авиация. Поэтому стали разрабатываться различные теории, основу которых составляла идея преобладания воздушного компонента над всеми остальными. Другие виды вооруженных сил, как это часто бывает, ушли на второй план, были сокращены, им все меньше выделялось средств на развитие и совершенствование.

НАЧАЛО ЗА АВИАЦИЕЙ

С началом войны на Корейском полуострове американское командование стремилось решить ее исход преимущественно за счет ударов с воздуха. Сама война ими сначала рассматривалась как некая "полицейская операция". Однако уже к концу 1950 г. реалии заставили американский генералитет пересмотреть свои взгляды. Как бы ни была сильна авиация, но одна она выиграть войну не в состоянии. Пришлось привлечь к ведению боевых действий на сложном театре военных действий не совсем подготовленную к этому 8-ю полевую армию и военно-морские силы. Тем не менее авиация продолжала играть весьма важную роль в огневом поражении противника. Число самолетов постоянно увеличивалось. Так, если к 1 января 1951 г. авиация американцев и их союзников насчитывала 1 800 самолетов, то через год - 2 124. Интенсивность ее действий в 1950-1952 гг. была довольно высока и иногда достигала 1200-1500 самолетовылетов в сутки.

Наибольшую опасность для оборонявшихся войск представляли бомбардировщики. Ими только за период с 25 июня 1950 г. по 1 января 1952 г. было сброшено 154 208 т авиабомб, 52 149 332 л зажигательной жидкости напалм. Кроме того, американское командование придавало большое значение тактической авиации, действиями которой оно стремилось компенсировать невысокую боеготовность и боеспособность своих и южнокорейских сухопутных войск. Для поддержки пехотной дивизии, наступавшей на фронте шириной 10-15 км, в отдельные периоды войны производилось в среднем около 200 самолетовылетов в день.

Массированное применение авиации не уберегло американцев и их союзников (Великобританию, Австралию, Грецию, ЮАР, Канаду, Южную Корею) от довольно больших потерь, которые только к 10 января 1952 г. составили 1 543 самолета (из них сбито в воздушных боях - 608 самолетов, огнем зенитной артиллерии и ружейно-пулеметным огнем - 935). К концу войны потери США составили около 2000 самолетов ВВС, более 1200 самолетов авиации ВМС и корпуса морской пехоты, несколько сот самолетов авиации сухопутных войск. Ведение воздушной войны обошлось США примерно в 4 млрд. долл., что составило около 20% расходов на сухопутные войска в Корее.

Для борьбы с противником, засевшим в наземных и подземных сооружениях, американцы использовали бомбы с различной "начинкой" зажигатель-ные, начиненные белым фосфором, термитом, а также горючими маслами и ядовитыми жидкостями. Особенно широко использовался напалм, представлявший собой студенистую массу, полученную путем растворения порошкообразной смеси из алюминиевой соли и различных кислот (нафтеновой, олеиновой, кокосово-пальмовой и др.) в бензине из расчета 4-8% смеси на 92-96% бензина. Ядерное оружие с самого начала войны в Корее не рассматривалось американцами как средство поражения противника, ввиду принятия ООН решения о запрещении его применения, дабы не спровоцировать развязывания третьей мировой войны.

Помимо нанесения ударов по войскам, укрывшимся в подземных сооружениях, галереях (туннелях), американская авиация вела активную борьбу с наземными и подземными объектами, представлявшими большую ценность для поддержания боевого потенциала КНДР. К их числу относилась сеть гидроэлектростанций. Сначала система электроснабжения северокорейцев не входила в 18 стратегических целей, намеченных американцами для поражения. Одной из главных причин сохранения системы электроснабжения были перспективы ее использования в послевоенное время новым проамериканским руководством страны. Высокая стоимость восстановления гидроэлектростанций оставляла их вне ударов авиации.

Однако в 1952 г. в американских разведсводках стали появляться данные, что северокорейцы производят военную продукцию на подземных заводах, которые трудно обнаружить и разрушить с воздуха. Было принято решение о выводе из строя системы их электроснабжения путем разрушения источников энергии - гидроэлектростанций. В ходе налетов авиации американцев летом-осенью 1952 г. часть из них была разрушена. Удары наносились и позднее, однако гидроэлектростанции довольно быстро восстанавливались с помощью советских и китайских специалистов.

Массированные бомбардировки, активное использование артиллерии против сухопутных войск вынудили командование северокорейских войск и китайских добровольцев искать пути повышения живучести личного состава, техники и вооружения и др. в сложных условиях мощного воздействия противника. К тому же никто не был уверен, что американцы не применят ядерное оружие. У всех перед глазами были Хиросима и Нагосаки.

Опыт предыдущих войн свидетельствовал, что китайские стены ХХ в. - линии Мажино, Маннергейма, советская полоса укрепрайонов и др. - не спасли Францию, Финляндию, СССР от поражений. В войне с Японией советские войска смогли довольно быстро преодолеть мощные укрепрайоны в горах, основу которых составляли подземные сооружения. Поэтому корейское командование с началом войны не очень-то надеялось на подземные действия.

"ЛИСЬИ НОРЫ"

Однако массированные удары американской авиации и артиллерии наносили серьезный урон боевой технике и личному составу северокорейской ар- мии, заставляя его искать способы выживания. Первыми за дело взялись рядовые и младшие командиры. Сначала траншеи и ходы сообщения перекрывались жердями и засыпались сверху грунтом. Общая длина перекрытых участков составляла около 10% от всего количества ходов сообщения и траншей. Эти перекрытия защищали личный состав от осколков снарядов и бомб, а также напалма. В условиях активизации применения американцами напалма обмазывание материалов, из которых изготавливалась обшивка траншей и др., глиной или мокрым грунтом имела первоочередное значение. Для предотвращения затопления ходов сообщения и траншей дождевыми водами, текущими по склонам гор, а также скатывания гранат и попадания напалма отрывались нагорные канавы.

Первые подземные сооружения стали строиться как укрытия от ударов авиации без какой-либо системы и связи с замыслом командира на ведение обороны. Они представляли собой "лисьи" норы и пещерные убежища. Отделения, взвода отрывали для себя ниши (полутуннели) там, где позволяли условия местности. Сначала эти укрытия не вписывались в общий замысел оборонительного боя. Однако затем ниши углублялись и соединялись между собой, превращаясь в подковообразные галереи, связанные с наземными ходами сообщения и траншеями. Это создавало уже определенную наземно-подземную систему оборонительных позиций.

Опыт применения таких подземных сооружений в 1951 г. указал направления совершенствования обороны корейских войск и китайских добровольцев. С осени 1951 г. во всей армии развернулось широкое движение за строительство подземных сооружений галерейного типа, которое стало подчиняться не только замыслу оборонительного боя, но и операции. Сооружения увязывались с системой траншей, занимаемых войсками. Это существенно повышало устойчивость, активность и живучесть обороны. Основные усилия по совершенствованию подземных сооружений и коммуникаций сосредотачивались обычно в горных районах, где оборона носила очаговый характер. Войска располагались на вершинах гор, сопок, между которыми в долинах, как правило, находились рисовые поля, в большинстве своем непроходимые для бронетехники. Практически в течение всего года они были покрыты слоем воды до 70 см. Грунт полей был очень вязким, что существенно затрудняло проходимость войск.

Каждая сопка представляла собой ощетинившуюся крепость. Вокруг нее отрывались многочисленные траншеи, располагавшиеся нередко в два яруса. Огневые средства находились как в самих траншеях, так и между ними в открытых или закрытых дерево-каменно-земляных огневых сооружениях для ручных, станковых пулеметов и противотанковых орудий. Помимо этого отрывались подземные укрытия для гранатометчиков и стрелковые бойницы. В пределах одного опорного пункта или узла обороны отрывались ходы сообщения, значительная часть из которых была подземной. Нередко траншеи оборудовались соединительными участками с туннелями. На некоторых высотах галереи имели два выхода: один - в тыл, другой - в сторону противника. Галереи имели защитные толщи до 50-70 м и выдерживали разрывы авиационных бомб и снарядов любых калибров.

В ходе войны северокорейцы все больше "уходили под землю" и отрывали подземные ходы сообщения. Это происходило потому, что передвижение в недрах земли защищало личный состав от воздействия противника, скрывало направление маневра, а также позволяло существенно сократить расстояния от объекта на одной части сопки до другого - на противоположной стороне. Так, например, 100 м галереи могли заменить 500 м наземного хода сообщения, отрытого с учетом рельефа вершины горы.

В 1952 г. подземное строительство приобрело широкий размах. Каждый батальон имел наземную и подземную части района обороны. В среднем в батальоне отрывалось 500-600 пог. м туннеля. В результате получалось, что весь американо-корейский фронт протяженностью 250 км был насыщен 500 км туннелей, что в среднем составляло около 2 км туннелей на километр фронта. Подземные сооружения и коммуникации стали постепенно приобретать оперативно-стратегическое значение. Общий объем вынутого грунта из-под земли достиг 2 млн. кубометров.

ВСЕ ВРУЧНУЮ

Особенность создания подземных сооружений заключалась в том, что более 95% всех работ было выполнено вручную. Такой подход к организации подземных работ не явился основанием к существенным организационно-штатным преобразованиям в инженерных войсках и не увеличил существенно их долю в сухопутных войсках. Основным орудием труда были привычные с давних времен кирки, молотки, буры, лопаты. Из-за прочного грунта работать было крайне тяжело, а инструмент быстро стачивался. Тыловые органы не могли своевременно обеспечивать войска всем необходимым. Поэтому бойцы находили различные пути решения проблемы обеспечения необходимым инструментом для подземных работ. Они стали собирать металлический лом (осколки снарядов, бомб, отработанные инструменты и др.) и переплавлять его в устроенных в подземных помещениях самодельных домнах, а затем изготавливать из него новые рабочие инструменты. Хотя его качество оставляло желать лучшего, тем не менее это позволяло постоянно наращивать темп работ по созданию подземных сооружений. Несколько позже, когда северокорейское и китайское командования поняли все преимущества сочетания наземной и подземной обороны, в войска стали поступать отбойные молотки, бетономешалки, компрессорные установки, на месте стали изготовляться железобетонные конструкции.

С удалением породы из галерей была та же самая проблема. Практически отсутствовали средства механизации труда. Основным способом выноса грунта из галерей было использование обыкновенных носилок и самодельных вагонеток. Но большее распространение получили мешки из рисовой соломы, которой было много, а стоимость ее равнялась почти нулю. Отсутствие средств механизации, с одной стороны, несколько сдерживало темпы создания подземной системы обороны, с другой стороны, делало ее независимой от сети энергоснабжения.

Все подземные сооружения имели конкретное целевое предназначение. Основу подземной сети составляли галереи. Сначала они строились как подземные ходы сообщения, прорезавшие некоторые сопки и высоты насквозь. По ним личный состав мог быстро перемещаться к опасному участку обороны. Затем галереи стали использовать для расположения подразделений, боеприпасов, запасов продовольствия. Однако загроможденные туннели затрудняли передвижения войск. Учитывая это, командование северокорейских войск в стороне от основных галерей стало отрывать второстепенные галереи и специальные помещения для размещения материальных средств и личного состава: спальни, кухни, столовые, бани, склады боеприпасов, продовольствия, воды и др. Количество и качество таких помещений зависело от времени и возможностей обороняющихся войск.

Галереи, как правило, имели два выхода (оголовка). В целях недопущения беспрепятственного проникновения противника в подземную систему обороны, а также защиты личного состава от отравляющих веществ и огнеметов выходы из галерей закрывались с обеих сторон обычно прочными герметическими дверями. Помимо этого, двери навешивались во всех подземных помещениях. Выход, обращенный в сторону противника, оборудовался как огневая точка. Из него прикрывались основные подступы к обороне, иногда выдвигалась вперед под землей скрытая огневая точка, из которой мог довольно эффективно поражаться атакующий противник. Так, в октябре 1952 г. с одной только скрытой огневой точки 135-го пехотного полка 45-й пехотной дивизии КНА было уничтожено за несколько часов боя более 300 солдат и офицеров 7-й американской пехотной дивизии.

Опыт войны показал, что наиболее целесообразным является создание наземно-подземной системы обороны в масштабе рота-батальон. Именно в этом звене можно было достигнуть устойчивости и активности обороны при четком и непрерывном управлении войсками. Батальонная подземная система могла иметь главную и второстепенные галереи, помещения для расположения штаба, личного состава, запасов, огневые точки и др. Практически все батальонные районы обороны и некоторые ротные опорные пункты имели выходы из галерей в вершину сопки и использовались в основном в качестве наблюдательных пунктов. Протяженность главных галерей была, как правило, в пределах 150 м, второстепенных - намного больше, а площадь всех подземных помещений могла составлять около 500 кв. м.

Командиры и штабы частей и подразделений располагались в командных, наблюдательных и командно-наблюдательных пунктах. В батальонном звене они по своему устройству были очень просты и представляли собой две-три ниши для работы штаба батальона и связистов. Командные пункты полков нередко располагались в одном или нескольких туннелях. Однако были случаи, когда даже штаб соединения находился в одном туннеле.

Для высших штабов строились командные пункты более крупного масштаба. Для их создания широко применялись средства механизации, они отделывались железобетоном, оборудовались фильтровентиляционными установками и другим оборудованием. Их герметичность позволяла защищать личный состав от бактериологического оружия, которое применяли американцы.

Для работы и расположения командного состава в туннеле устраивалось 10-12 отдельных помещений общей площадью 100-120 кв. м. Обслуживающий персонал располагался отдельно в небольших помещениях, создаваемых в ответвлениях от основной галереи. При создании подземных помещений высотой потолков 2-2,5 м и более проводилась отделка их стен и потолков деревом. В крепкой породе устраивались галереи для командно-наблюдательных пунктов шириной 1,2-1,5 м без отделки. Входные и внутренние двери, перегородки внутри туннеля, как правило, делались из дерева. Автотранспорт, обслуживавший командование, обычно располагался на поверхности земли, хорошо замаскированный в складках местности. Однако были случаи, когда автомобили располагали в специальных подземных гаражах.

Наблюдательные пункты были хорошо замаскированы. Проходка галерей к ним велась зачастую под углом снизу вверх. Порода в отвал транспортировалась по туннелям на обратные скаты сопок. Такой способ отрывки позволял добиться максимальной степени скрытости амбразур наблюдательных пунктов. Правда, для их устройства требовалось много сил и времени. Северокорейское командование видело выход из создавшегося положения в привлечении для выполнения работ большого количества личного состава.

Особое место в подземной системе занимали сооружения для артиллерии. Конечно, орудия не сразу оказались под землей. Их, также как и личный состав, вынудили переместиться в недра земли с открытых огневых позиций удары авиации и артиллерии противника. Несомненно, что из-под земли вести огонь стало труднее. Сектор обстрела был довольно ограниченным, пороховые газы затрудняли дыхание. Зато подземные огневые сооружения позволяли сохранять артиллерийские системы от массированных ударов противника. Для существенного увеличения сектора обстрела перед выходами устраивались специальные площадки. Когда позволяла обстановка, орудия выкатывались на открытые огневые позиции и вели огонь по противнику. Затем артиллеристы вместе с орудиями снова укрывались под землей, закрывая выходы массивной дверью и прячась от огня противника в подземных помещениях или галереях. Открытые огневые позиции артиллерии могли находиться как на скатах, обращенных к противнику, так и на обратной стороне холмов. Артиллерийские позиции, пробитые в крепком граните без внутренней отделки и крепления туннеля, выдерживали взрывы 500- и даже 1000-килограммовых бомб. Здесь все подземные выработки имели свое целевое предназначение. Имелись специальная галерея для личного состава и запасов продовольствия, соединительные галереи для укрытия и маневра орудиями, тупики - хранилища боеприпасов, закрытые и открытые огневые позиции. На вершинах сопок располагались артиллерийские наблюдательные пункты. Артиллерийские позиции пушечных батарей в основном устраивались на скатах, обращенных к противнику. Гаубичная артиллерия, наоборот, располагалась на обратных скатах сопок. При этом рядом с огневыми позициями готовились укрытия, куда в случае опасности могли спрятаться тягач с гаубицей.

Особенностью ведения подземной борьбы с использованием артиллерии являлось то, что иногда для маневра орудиями под землей создавались специальные ходы сообщения. К такому способу прибегали при выполнении большого объема задач в условиях существенного ограничения в артиллерии крупного калибра.

Противотанковая артиллерия располагалась на огневых позициях более рассредоточено, чем гаубичная или пушечная. Это объяснялось тем, что несколькими орудиями можно было перехватить узкие танкоопасные направления. Для ведения фронтального огня по бронеобъектам противника огневые сооружения противотанковой артиллерии располагались на скатах сопок, обращенных к неприятелю, а для ведения флангового огня - в складках местности и на обратных скатах высот. Эти позиции хорошо маскировались и позволяли внезапно наносить поражение противнику в ходе боя. Противотанковые орудия устанавливали, как правило, в оголовках туннелей с железобетонной отделкой.

Огневые позиции 82-мм и 120-мм минометов зачастую располагались на обратных скатах высот и связывались подземными ходами сообщения с подземными укрытиями. В период налетов авиации противника минометы заносились в подземные сооружения, где укрывался и личный состав. При этом работу по устройству подземных ходов, сооружений и огневых позиций выполняли сами артиллеристы и минометчики, в том числе и взрывы тяжелых пород. При наличии танков для них отрывались окопы, а в ряде случаев подготавливались подземные укрытия.

БОИ У САНГАМРЕНА

Одним из примеров эффективного противостояния воздушно-наземным атакам американцев северокорейскими войсками и китайскими добровольцами при помощи наземно-подземной системы оборонительных позиций могут служить бои северо-западнее Кумхуа в районе Шанганьлина (по-корейски Сангамрен).

Не достигнув успеха в наступательных действиях по всему фронту, американское командование осенью 1952 г. решило сосредоточить усилия на одном из важнейших направлений центрального участка фронта, прорвать оборону противника, выйти ему в тыл и создать выгодные условия для ведения переговоров о мире.

Командующий 8-й американской армией Ван Флит решил нанести главный удар в направлении высот с отметкой 597,9 и 537,7, там, где у китайских народных добровольцев занимали оборону всего две роты: 9-я рота 3-го батальона и 1-я рота 1-го батальона 135-го пп 45 пд. В целях нанесения мощного первоначального удара на узком участке фронта было сосредоточено большое количество пехотных, артиллерийских и танковых частей. За 43 дня непрерывных боев американцы провели до 900 атак на наземно-подземные опорные пункты китайских добровольцев. Со стороны атакующих в сражении приняло участие до шести пехотных дивизий (более 60 000 человек), до 18 дивизионов артиллерии калибра 105-мм и выше (более 300 орудий) и большое количество танков.

Китайские добровольцы стойко обороняли свои позиции. Несмотря на то что американцы выпустили по высотам более 1 900 000 снарядов, произвели свыше 3 000 самолетовылетов, в ходе которых сбросили более 5 000 обычных и напалмовых авиабомб (в день сбрасывалось до 500 бомб), они так и не смогли выбить неприятеля с высот. Временами им удавалось занимать наземные позиции китайских добровольцев, однако под землю проникнуть так и не удалось. Для борьбы с противником, умело действующим под землей, применялись самые разнообразные и довольно жестокие меры. Американцы сверлили вертикальные шурфы, стараясь взорвать галереи, пускали в потерны дым, отравляющие вещества, жгли входы в подземелья при помощи огнеметов. Но все попытки проникнуть внутрь были тщетны. В конце концов контратакой частей вторых эшелонов совместно с ударами из-под земли американцы были отброшены на исходные позиции. В борьбе практически за две высоты за полтора месяца боев они потеряли убитыми и ранеными более 25 тыс. человек. Оправдывая свое бессилие перед несколькими сотнями героических защитников Шанганьлиня, командующий 8-й армией Ван Флит говорил, что даже применение тактической атомной бомбы не помогло бы решить проблему прорыва обороны китайских добровольцев и северокорейских войск.

Несмотря на то что высоты непосредственно обороняли всего лишь две роты, бои за них носили оперативно-стратегический характер. Прорыв позиций на этом направлении позволил бы американцам углубиться в оборону китайских добровольцев и вынудить их к отходу по всему фронту, дабы избежать окружения.

Успешные действия северокорейских войск и китайских добровольцев при наземно-подземном ведении обороны заставили американское командование задуматься об эффективности организации своей обороны. В результате вскоре стали появляться не только отдельные мощные подземные укрытия, но и создаваться системы подземных сооружений и коммуникаций. Конечно, они уступали северокорейским и китайским. Однако начало было положено.

В целом в войне в Корее строительство подземных сооружений и коммуникаций приобрело поистине грандиозный размах. Общая протяженность всех галерей, построенных только китайскими добровольцами за годы войны в Корее, составила 1250 км. Северокорейские войска также вырыли огромное количество подземных ходов сообщения и сооружений. Подземное строительство за войну составило около 80% объема всех выполненных фортификационных работ. Наземно-подземная система оборудования полос и позиций позволила северокорейским войскам и китайским добровольцам вдвое снизить потери личного состава от ударов авиации и артиллерии противника.

Боевой опыт корейских войск и китайских добровольцев свидетельствует, что подземная борьба может оказать существенное влияние на итог противоборства в оперативно-стратегическом масштабе, особенно в условиях сложного театра военных действий, и ему следует уделять серьезное внимание в военных теориях будущих войн и вооруженных конфликтов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Си Цзиньпин призвал ракетчиков не бояться смерти

Си Цзиньпин призвал ракетчиков не бояться смерти

Владимир Скосырев

Договоренности с Россией позволили Пекину усилить современные виды вооружений

0
404
Пекин может перекрыть кислород Ким Чен Ыну

Пекин может перекрыть кислород Ким Чен Ыну

Владимир Скосырев

Китайские военные эксперты предрекают крах северокорейского режима

0
2741
Ядерная энергетика Поднебесной наступает на пятки российской

Ядерная энергетика Поднебесной наступает на пятки российской

Михаил Сергеев

В Китае жалуются на нехватку мест для строительства атомных станций

0
3329
Партия призывает китайцев плодиться и размножаться

Партия призывает китайцев плодиться и размножаться

Владимир Скосырев

Новые семьи заводить второго ребенка не спешат

0
2009

Другие новости

24smi.org