0
15037
Газета История Интернет-версия

07.03.2003

Второй штурм Грозного

Тэги: чечня, грозный, штурм

Валерий Журавель - помощник депутата Государственной Думы генерала армии Анатолия Куликова;
Александр Лебедев - журналист.

В ХОДЕ контртеррористической операции начале декабря 1999 г. федеральные войска вышли к Грозному. И здесь перед российским командованием встал вопрос: что делать дальше, штурмовать или не штурмовать столицу Чеченской Республики?

БРАТЬ - НЕ БРАТЬ

Между тем в первой декаде декабря 1999 г. ситуация складывалась следующим образом. Три войсковые группировки ("Западная", командующий генерал-майор Владимир Шаманов; "Северная", командующий генерал-лейтенант Владимир Булгаков; "Восточная", командующий генерал-лейтенант Геннадий Трошев), очистив от боевиков равнинные районы Чечни, взяли Грозный в своеобразные "тиски", оставив на его северной окраине коридор для выхода из города мирного населения и сложивших оружие экстремистов. Не был занят федералами и небольшой участок в южной части города.

Авиация разбрасывала листовки с призывом покинуть столицу ЧР. Но, несмотря на то, что из Грозного ушла значительная часть его жителей, по разведывательным сведениям, немалое число мирных граждан осталось в своих домах и квартирах, не желая или не имея возможности эвакуироваться. Кроме того, террористы всячески угрожали грозненцам, запрещая им пользоваться имеющимися для выхода из столицы ЧР возможностями. Данные свидетельствовали: горожан боевики планируют использовать в качестве "живого щита" при активизации боевых действий со стороны российских войск.

Одновременно через южный открытый участок шло активное проникновение выбитых из других населенных пунктов бандитов, немалую часть из них составляли иностранные наемники. Это объяснялось тем, что тщательные специальные мероприятия по выявлению членов незаконных вооруженных формирований (НВФ) на уже освобожденных территориях, как правило, не проводились. Практика "мягких" зачисток таила в себе большую опасность. Но┘ в действия военных вмешивалась политика.

Итак, когда российские войска подошли к Грозному, вопрос о дальнейшей судьбе города еще не был решен. 14 декабря 1999 г. ИТАР-ТАСС сообщил, что "российские военные не планируют штурма Грозного". Об этом заявил журналистам министр обороны РФ маршал Игорь Сергеев. По его словам, "никаких штурмов Грозного, которые были бы похожи на действия в прошлой чеченской кампании не будет". Командование Объединенной группировки войск (сил) на Северном Кавказе "рассматривает различные варианты" проведения операции по освобождению города от боевиков.

Мнение, которое отстаивали Генштаб и его начальник генерал армии Анатолий Квашнин, командующий ОГВ(с) генерал Виктор Казанцев, было вполне определенным: Грозный надо брать. Понять главных действующих лиц нового кавказского похода Российской армии не представляло труда: очистив равнинную часть Чечни, подойдя к горам, войска оставили у себя за спиной своего рода укрепрайон, до отказа набитый самыми подготовленными, прекрасно вооруженными и оснащенными бандформированиями во главе с наиболее одиозными главарями. Уничтожить их в городе - задача, конечно, весьма сложная, но сделать это абсолютно необходимо для дальнейшего успеха во всей контртеррористической операции.

Вдобавок не следовало сбрасывать со счетов такой аспект, как использование боевиками в своих пропагандистских целях утверждения о том, что Грозный - столица "независимой Ичкерии" - "никогда не будет взят русскими". Оставлять в руках террористов подобный "козырь" - означало существенно подорвать общий дух наступающих федеральных войск, негативно повлиять на российское общественное мнение.

Однако генерал-полковник Вячеслав Овчинников (в то время главнокомандующий Внутренними войсками МВД РФ) считал, что штурм в настоящий момент не возможен, поскольку части ВВ, участвующие в контртеррористической операции, измотаны практически непрекращающимися боями, "жесткими" и "мягкими" зачистками, в подразделениях большой некомплект личного состава после Дагестана и похода по равнинной Чечне - погибшие, раненые, больные. У значительного числа солдат подходят к концу установленные сроки службы, их необходимо увольнять в запас, а молодое пополнение пока не имеет того опыта, каким обладали "старики". Техника находилась на грани "жизнеспособности". На ее ремонт требовалось время.

Генерал Овчинников потом вспоминал: " Генералы армейские считали, что я им палки в колеса вставляю. В таком же виде преподносили это все и президенту. Мол, Овчинников медлит, он вообще нам мешает, не понимает ситуации. Как я мог не понимать ситуации, когда сам участвовал в новогоднем штурме Грозного еще в ту кампанию. Я прекрасно знаю, что такое брать этот город. И я знаю, как его можно брать. К слову я тогда командовал группировкой "Восток" внутренних войск. У меня за весь штурм погибло всего 15 человек..."

Кстати, забегая вперед, отметим, что первоначально планировалось для взятия Грозного создать штурмовые отряды из десантников и мотострелков, но потом решили поручить все внутренним войскам и милиции. Почему? На этот вопрос Овчинников до сих пор не может найти ответа.

Среди оппонентов Генштаба был и Николай Кошман, полномочный представитель правительства России в Чечне в ранге вице-премьера. Вот что он впоследствии рассказывал: "Сначала планировалось как - встать по хребту Сунженскому и левому берегу Терека, здесь остановиться, разделить республику на "белую Чечню" и "черную Чечню". Но потом, когда операция в начальной стадии стала довольно неплохо развиваться, как говорится, пришел аппетит во время еды. Что касается Грозного, то мое мнение было таким: входить в него не следует. Потому что город укреплен, мы не готовы вести в нем бои. Я предлагал его блокировать, обойти и все нормально - через два-три месяца вся эта публика, которая была там, сама повыползала бы из города..."

ОСЕЧКА

Однако бои на подступах к чеченской столице уже начались. Они, правда, сперва не были частью какого-то определенного плана или общего стратегического замысла командования, а происходили, если можно так сказать, в силу инерции того наступления, которое так успешно развивалось до этого.

Вместе с тем уже в середине декабря российские войска заняли Ханкалу - восточный пригород Грозного, широко известный еще по прошлой кампании как центр всей федеральной группировки. Здесь тогда располагались вертолетная площадка и командные пункты Российской армии, Внутренних войск, иных силовых органов. Отсюда, из Ханкалы, открывалась и прямая дорога по улицам Октябрьского района к площади Минутка, да и первые жилые кварталы Грозного, по сути, непосредственно примыкали к здешним дачным участкам. Затем практически весь декабрь происходил захват стратегически важных пунктов и высот вокруг Грозного. В основном используя разведку боем, войска выявляли узлы обороны и огневые точки противника в самом городе.

26 декабря 1999 г. началась намеченная спецоперация "по поиску и ликвидации" бандформирований в Грозном силами подразделений внутренних войск и милиции. К сожалению, первые же дни показали полную ошибочность расчетов российского командования. Город, как и пять лет назад, надо было штурмовать по классической схеме - брать дом за домом, квартал за кварталом, улицу за улицей┘

Срочно создается еще одна, помимо уже имеющихся, группировка войск. Район ее действий включал собственно чеченскую столицу, а также ее ближайшие пригороды и получил в штабных документах название "Особый район "г. Грозный".

ПОДГОТОВКА

В течение почти двух недель командование провело большую аналитическую работу. Выводы, сделанные по ходу боевых действий, а также после анализа первых неудачных попыток вклиниться в оборону противника, послужили основой для разработки иных тактических приемов при продвижении по городу, уничтожения боевиков, захвата и удержания освобожденных кварталов. Были определены подразделения по блокированию очищенных от экстремистов территорий путем выставления ротных и взводных опорных пунктов, блокпостов. Большее внимание уделось созданию мобильных, боеготовых подразделений, способных прорвать, или точнее, продавить оборону бандформирований.

В кратчайшие сроки были сформированы штурмовые отряды, состав которых более всего отвечал задачам боя в городских условиях. Они включали штурмовые группы, тактика действий которых предусматривала продвижение не только прямо по улицам, а по дворам, садам, зданиям. В связи с этим важное значение приобретало устройство проломов в оградах, заборах, стенах и межэтажных перекрытиях. Группы разведки, разминирования и подрывных работ, входившие в штурмовые группы, готовились к подрыву обороняемых противником объектов, а также к их разминированию после захвата, производству разрушений в городских коммуникациях, устройству заграждений. Для этого имелись кумулятивные, удлиненные и сосредоточенные стандартные заряды. Все военнослужащие штурмовых отрядов получили отличительные повязки.

Действия атакующих на всех этапах выполнения задачи должна была прикрывать артиллерия (огневое окаймление). Техника выдвигалась так называемыми "скачками" - от укрытия к укрытию. По верхним этажам велся огонь из танков, БМП, а по нижним - из оружия штурмовых подразделений, включая гранатометы и огнеметы. Каждому командиру взвода вручили закодированную схему города. Связь обеспечивалась до командира отделения включительно.

СНОВА ВПЕРЕД

Второй этап операции началась в 7 утра 17 января 2000 г. Наиболее успешными оказались действия штурмового отряда # 1, в состав которого входил 1-й батальон 674-го полка особого назначения ВВ. Используя результаты огневого поражения и фактор внезапности, он активно вклинился в оборону противника, а затем расширил свою полосу действий в южной оконечности Старопромысловского района. Спустя несколько суток, не снижая темпа наступления, подавив укрепленные пункты бандформирований, этот штурмовой отряд полностью отсек Старые Промыслы, что позволило в сжатые сроки овладеть их территорией.

Несмотря на ожесточенное сопротивление бандформирований, двум штурмовым отрядам (# 4 и # 5), состоящим из батальонов 506-го мотострелкового полка МО, поддерживаемым с тыла подразделениями 33-й бригады ВВ, к исходу первого дня удалось захватить школьный комплекс и три квартала жилых зданий частного сектора. А в последующем, уничтожая узлы обороны боевиков, успешно продвинуться в направлении площади Минутка.

Однако на западном направлений, где в Заводском районе Грозного действовали штурмовые отряды 21-й ("Софринской") бригады ВВ из-за сильного тумана движение в глубь кварталов перенесли на более позднее время. Только в 9 часов утра 17 января началась огневая подготовка штурма, а в 9.30 - атака позиций бандформирований. Эта временная задержка, безусловно, оказалась на руку боевикам. Внезапности - важнейшего фактора успеха - достичь не удалось. Войска встретил массированный огонь террористов. Через 20 минут после начала штурма атакующие были остановлены. Вызванная на помощь артиллерия подавила отдельные узлы сопротивления, наступление возобновилось, однако...

Штурмовой отряд #2 у стадиона попал под перекрестный огонь и был вынужден отступить в район дачных построек на окраине города. Штурмовому отряду #3 удалось захватить один пятиэтажный и два двухэтажных дома на окраине. Дальнейшее продвижение успеха не имело.

Из причин неудачи можно выделить две главные: первая - недостаточная эффективность огневой подготовки. Вторая, и весьма весомая, - предельная осторожность в действиях командиров штурмовых отрядов, их стремление избежать ненужных жертв. При этом следует учесть, что у софринцев была еще слишком свежа рана, вызванная кровопролитным боем 29 декабря 1999 г., когда в огневых мешках в течение одних суток "сгорело" почти сорок человек, несколько танков и БМП. К тому же численность штурмовых отрядов #2 и #3 оказалась абсолютно недостаточной для наступления в городе.

Однако в складывающейся обстановке такая чрезмерная осторожность, видимо, считал командующий группировкой войск особого района генерал-лейтенант Владимир Булгаков, шла вразрез с разработанным планом операции. Темп наступления на западном участке был недостаточен, не позволял в стремительном броске рассечь формирования боевиков. Тревоги командующему добавил, кроме того, и штурмовой отряд, состоящий из подразделений 674-го полка, который к 13 часам 17 января также полностью остановился на улице Коперника в северо-западном секторе Грозного. О том, сколь тяжко приходилось войскам, свидетельствует и факт гибели 17 января генерал-майора Михаила Малофеева - старшего начальника на западном направлении.

Крайняя нервозность в командах, отдаваемых с КП группировки особого района, отмечали в те дни почти все командиры штурмующих подразделений. Многим пришлось испытать на себе "разряды сверхвысокого напряжения". Кому-то удавалось гасить начальственный гнев предельной сдержанностью и четкими неоспоримыми аргументами, доказывающими правильность избранных действий, а кому-то нет. При этом, однако, было необходимо сохранять способность грамотно, уверенно и без нервотрепки руководить своими подчиненными, которые в сложнейшей обстановке, ежеминутно рискуя жизнью, выполняли поставленную задачу.

Именно так удавалось действовать командиру 21-й бригады полковнику Геннадию Фоменко. Ему приходилось не просто отдавать приказы офицерам и солдатам, находящимися на пределе физических и моральных возможностей. Негромкие убеждающие слова полковника, единственно нужные в той обстановке, позволяли вдохнуть в людей уверенность в своих силах, в правильность того дела, которое они с таким трудом делали в грозненских развалинах. Медленно и с трудом продвигаясь в первые дни, в последующем софринцы смогли наверстать упущенное и выполнить все поставленные задачи с минимальными потерями в личном составе┘

В общем, несмотря на проведенную подготовку, перегруппировку, даже с учетом измененной тактики продвижения российские войска все же не смогли сразу добиться явного, ощутимого преимущества над врагом. Снова, как и две недели назад штурмовые отряды встретили мощное сопротивление по всему фронту. Это свидетельствовало о том, что экстремисты, засевшие в Грозном, даже после почти месяца боев сумели сохранить и четкую организацию, и достаточные боевые возможности.

В то же время объективные данные свидетельствовали: какого-то существенного изменения в силах и средствах группировки особого района за время, предшествовавшее началу второго этапа операции по освобождению города, не произошло. И оперативный штаб, и лично генерал-лейтенант Владимир Булгаков располагали тем же самым, что имелось у них и до Нового года. Рассчитывать на успех можно было только на неослабевающее давление на позиции противника и - как следствие - на изматывание экстремистов, снижение их боевых возможностей за счет понесенных потерь, а также дефицита в боеприпасах, который к концу января бандиты стали испытывать весьма ощутимее.

Это принесло успех. Федеральные войска сумели к 19 января овладеть корпусами консервного и молочного заводов, где враг потерял свыше двухсот человек. Наступающим открывался путь к центру Грозного и конечной победе в затянувшейся операции.

ГИБЕЛЬНЫЙ ПРОРЫВ

Главари бандформирований понимали, что продолжение дальнейшего сопротивления в Грозном бессмысленно. 23 января у 15-го военного городка были разгромлены основные силы полка специального назначения "Борз", а через три дня в Черноречье в результате бомбово-штурмового удара авиации погибло около 50 человек из отряда Ахмеда Закаева. Обороняющимся не хватало ни боеприпасов, ни продовольствия, ни медикаментов.

На исходе 26 января для федерального командования стало окончательно ясно, что прорыв из города боевиков неминуем. Части и подразделения, участвующие в штурме столицы Чечни и составлявшие внешнее кольцо окружения, получили на сей счет соответствующее боевое распоряжение.

30 января появилась информация о том, что для вывода остатков бандформирований из города по найденному "каналу" к одному из полевых командиров прибыл специальный проводник. Избранное направление: Заводской район Грозного - Алхан-Кала - Гойты.

Боевики тщательно и долго готовились к прорыву. Они рассчитывали на помощь своих "подельников", находившихся вне чеченской столицы, и надеялись, пройдя по кратчайшему пути из Грозного в горы, укрыться там от преследования федеральных войск. Плюс к тому в горах их ждали подготовленные "лежки", склады боеприпасов, схроны с продовольствием и медикаментами.

Участок для выхода из Грозного был выбран после того, как ранее Арби Бараеву удалось пройти здесь через кольцо блокирования. Российское командование предполагало, что рано или поздно этим "окном" воспользуются теснимые на всех направлениях в городе боевики. Перед основным прорывом по коридору прошли небольшие вражеские группы, которые беспрепятственно пропустили наши войска. Бандиты расползлись по нескольким селам, но их не трогали, дабы не спугнуть более крупную "дичь". Вырвавшиеся из котла радостно сообщили своим в Грозный, что путь свободен.

И в ночь с 29 на 30 января основные силы бандитов, среди которых были практически все полевые командиры - Шамиль Басаев, Турпал-али Атгериев, Хункар-паша Исрапилов, Асланбек Большой, по некоторым сведениям, Руслан Гелаев, Ахмед Закаев и Арби Бараев, - пошли на прорыв. Командование федеральных войск, чтобы поторопить "исход" боевиков из города нанесли по нему массированный удар авиацией и артиллерией. В этот время минные поля, которые полностью закрывали коридор, уже привели в боевое положение...

...Противник попал под перекрестный огонь на мосту через реку Сунжу. Разбегаясь в разные стороны, экстремисты подрывались на минах. Вырвавшиеся из города бандиты в буквальном смысле вышли из Грозного по трупам своих товарищей. После чего заполнили близлежащие села. К ним немедленно стянули подразделения федеральных сил, в населенных пунктах развернулись бои, прошли жесткие зачистки.

1 февраля в северо-восточном пригороде Грозного Алхан-Кале части внутренних войск окружили остатки вырвавшихся боевиков. По селу, где заняли оборону бандиты, работали штурмовики, вертолеты, танки и "Град". Мирные жители покинули село еще 31 января. В ночь с 1 на 2 февраля противник предпринимает отчаянную попытку вырваться. Утром на местах ночных боев валялись брошенные автоматы и окровавленные маскхалаты. Но ни одного трупа. С утра боевые действия снова возобновились. Однако затем, понимая бессмысленность сопротивления, экстремисты начинают сдаваться. Их более 120 человек.

Драматические события развернулись и в Катыр-Юрте, последнем населенном пункте на пути неприятеля из Грозного в горы. Здесь засело значительное количество бандитов, в большинстве своем - наемники, брошенные своими "эмирами". В штурме Катыр-Юрта участвовали части дивизии ВВ, отряд спецназначения "Росич", армейские подразделения, артиллерия, танки. Село было сильно разрушено, однако в развалинах уцелело много боевиков, они продолжали оказывать ожесточенное сопротивление и за немногим исключением почти все полегли в бою.

Столица Чечни освобождена, бандиты разгромлены. Значит, успех налицо?

Но вот что говорит генерал-полковник Михаил Паньков, бывший командующий группировкой Внутренних войск на территории Северо-Кавказского региона, Герой России: "Я помню тот момент, когда Басаев пошел по минным полям. Пошел он на южном направлении. Можно, конечно, оптимистично оценивать ту нашу операцию. Боевики действительно понесли ощутимые потери, но остается много вопросов. Там выполнял задачу по блокированию армейский полк.

И несмотря на значительные потери, многим бандитам удалось выйти из кольца практически на том направлении. И пошли на Алхан-Калу и так далее┘ И потом началось┘ Сколько сил мы потратили на то, чтобы добить этих вырвавшихся боевиков, среди которых было огромное количество фанатичных ваххабитов, наемников-арабов! Им ведь нечего было терять, они в тех селах потом бились со звериной жестокостью. Мы несли значительные потери, мирные жители очень страдали. Трудно сейчас говорить, но если бы мы полностью уничтожили ту прорывающуюся из Грозного группировку боевиков, ситуация в дальнейшем была бы совсем иной".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Братки –  не вы!

Братки – не вы!

Фалет

Сказ о том, по каким показателям в Росстате здоровый образ жизни определяют

0
1692
Кому нужна такая война

Кому нужна такая война

Владимир Иванов

О суровых буднях, героях и судьбах пленных российских солдат и офицеров

0
3438
Представитель группы депутатов Ингушетии: истинная причина решения Конституционного суда еще не озвучена

Представитель группы депутатов Ингушетии: истинная причина решения Конституционного суда еще не озвучена

Павел Скрыльников

Председатель Конституционного суда заявил, что для установления границы референдум не обязателен

0
850
Эх, дороги!

Эх, дороги!

Николай Петелин

Никогда не знаешь, кто тебя ждет за поворотом

0
5328

Другие новости

Загрузка...
24smi.org