0
6651
Газета История Интернет-версия

21.11.2003

От лупы до высокоточного оружия

Борис Давыдов

Об авторе: Борис Владимирович Давыдов - экономико-географ, изучает отечественный ВПК в его развитии с допетровских времен.

Тэги: оптика, история, представление


ОПТИКО-МЕХАНИЧЕСКАЯ, или, как ее теперь часто называют, оптико-электронная, промышленность не относится к самым известным подотраслям отечественного ВПК. Между тем она столь же важна, как и патронная промышленность ("НВО", # 26, 2002 г.). Если раньше подзорная труба была атрибутом лишь полководцев, то теперь оптические изделия являются важнейшей составляющей практически любого вооружения, в том числе высокоточного.

НАЧАЛО

Долгое время производство оптических изделий велось кустарным способом. В России появление оптико-механических заводов связано по времени с окончанием Русско-японской войны, показавшей важность оптических приборов для ведения боевых действий армией и флотом. Стала очевидной недопустимость отсутствия собственных производителей оптики, и в 1905 г. был основан оптический отдел казенного Обуховского завода. В Варшаве появился завод Фосса, который к 1911 г. разорился, а его оборудование было куплено Обуховским заводом. Решено было размещать казенные заказы у иностранных фирм только на условиях передачи права производства заводам в России. Поэтому в Риге открыли свои филиалы германские оптические заводы Герца (1911 г.) и Цейса (1912 г.). Все заводы являлись небольшими, преимущественно сборочными производствами из зарубежных деталей и оптического стекла.

Казенные подряды были причиной роста производства и гражданской оптики. Так, ремонтная мастерская Швабе в Москве (открыта в 1852 г.) с 1908 г. приступила к выпуску геодезических инструментов. Оптическим производством, в основном сборкой и ремонтом, занимались и другие небольшие предприятия: Герцика, Крауса, Невское оптическое общество в Петербурге, Таубера и Цветкова в Москве. Поставкой военных оптических приборов и механизмов к ним занимались и заводы Гейслера, Ветцера, Манцевича. Перед самой войной в Петербурге французской фирмой "Шнейдер и Крезо" было основано "Общество оптического и механического производства". Часть оптических приборов, в том числе наиболее сложные, комплектующие и все оптическое стекло по-прежнему закупались за границей.

Потребности армии и флота в оптических изделиях были значительными. Например, с 1909 г. каждому свежеиспеченному офицеру положено было приобрести бинокль за казенный счет. Флот нуждался в дальномерах, артиллерия в панорамах, появлялись и новые потребности. В том же 1909 г. были проведены опыты обстрела воздушных шаров, по результатам которых выявилась необходимость в особых орудиях и дальномерах. Были выработаны и сообщены лучшим русским и иностранным заводам требования с предложением разработать образцы таких орудий и дальномеров.

С началом мировой войны отсутствие собственного производства оптического стекла сразу сказалось, поскольку Германия прекратила поставки, запасы таяли, а закупленного у союзников стекла не хватало. С 1915 г. при фарфоровом заводе в Петрограде начали осваивать производство оптического стекла на основе купленного у Чейса в Англии патента. Еще один завод оптического стекла было решено строить в 1916 г. в Изюме под Харьковом на территории казенного винного склада (завода). При нем собирались открыть и завод оптико-механических приборов для армии. Завод в Изюме не успели построить до революции, а Петроградский давал лишь немного оптического стекла невысокого качества.

Приходилось закупать оптико-механические приборы в США, Японии и даже в Германии. Русский военный агент (атташе) во Франции Игнатьев приобрел в Германии через нейтральные страны 100 тыс. биноклей. Отечественные заводы не могли полностью обеспечить их производство из-за отсутствия стекла, импортных комплектующих, ограниченности числа предприятий и их малой мощности. Еще с начала войны руководство рижскими заводами Цейса и Герца ввиду их особой важности осуществляли офицеры ГАУ. В мае 1915 г. на эти германские предприятия был официально наложен секвестр (внешнее управление). Из-за приближения фронта заводы вместе с рабочими были вывезены в Петроград в июле 1915 г., еще до начала массовой эвакуации Рижского промышленного района. В мае 1916 г. эти заводы были реквизированы, и на их основе создали казенный оптический завод ГАУ, расширенный за счет закупленных американских станков.

Столь же важным для обороны был оптический отдел Обуховского завода, выпускавший панорамы, бинокли, стереотрубы. Завод группы Шнейдера в основном собирал взрыватели и только осваивал производство стереотруб и перископов. Мелкие оптические заводы и мастерские также получили небольшие военные заказы. Почти все оптические предприятия оказались сосредоточены в Петрограде, отрезанном с началом войны от морских поставок импортного сырья, оборудования и топлива. Организовать достаточное снабжение столицы железнодорожным транспортом не удалось, и крупнейший промышленный центр империи задыхался от топливного кризиса. Именно из-за этого стали строить завод в Изюме, пытались организовать производство биноклей в Саратовском ремесленном училище.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

После двух революций военное производство в стране резко сократилось, на мирное производство перейти не успели из-за германского наступления и начавшейся гражданской войны. Завод ГАУ был эвакуирован из Петрограда весной 1918 г. и после переездов по воюющей стране (Пермь и Воронеж) осенью 1918 г. оказался в подмосковном Подольске. Здесь его разместили на территории завода Зингер в здании бывшего снарядного завода, вскоре сюда же перевезли и Петроградский патронный завод. Оптический отдел фарфорового завода перешел в ведение наркомата просвещения и закрылся. Остальные петроградские предприятия находились в полуэвакуированном состоянии. Строительство в Изюме было остановлено, а в немецкую оккупацию и гражданскую войну были утеряны все чертежи. В самом конце 1918 г. в Петрограде был организован Государственный оптический институт (ГОИ).

В Гражданскую войну в военной промышленности был только один оптический завод - Подольский (ПОЗ), в 1920 г. сюда передали оптический отдел Обуховского завода (переименован в "Большевик") и строительство в Изюме (ИЗОС). В конце 1923 г. в военную промышленность включили бездействовавший завод оптического стекла в Петрограде, выделенный из фарфорового завода (позже - ЛенЗОС). До этого завод был в ведении ГОИ, входившего в Главнауку наркомата просвещения. К этому времени завод утратил весь свой персонал, почти не получали оптических заказов на "Большевике". Вернулось в Латвию и большинство квалифицированных рабочих Подольского завода. Таким образом, в начале 1920-х гг. пришлось восстанавливать оптико-механическую промышленность практически заново.

Вне военной промышленности остались Ленинградский государственный оптический завод (# 95 Главметалла), бывший группы Шнейдера, в составе треста оптико-механического производства и завод "Геофизика" в Москве (бывший Швабе) в составе треста точной механики. В 1925 г. в Москве открылся завод "Геодезия" на базе мастерской, переведенной из Ташкента. Ленинградский завод был сопоставим по мощности и кадрам с Подольским и отделом "Большевика", на нем имелось единственное в республике производство перископов для флота, фотопулеметов. Завод "Геофизика" также претендовал на получение военных заказов (биноклей). Остальные мелкие оптические предприятия были в основном ликвидированы, а их оборудование передано на оставшиеся заводы. Оптические заводы выпускали и гражданскую продукцию - очки, объективы, геодезический инструмент. Обсуждался вопрос об объединении всей оптико-механической промышленности в единый трест, но решили, что это преждевременно и снизит мобилизационную готовность.

К концу 1925 г. заводы в значительной мере восстановили выпуск военных изделий, получили 16 тонн оптического стекла (в 1916 г. - всего 4 тонны). Из-за опытного характера производства стекла его стоимость в 4 раза превышала цену импортного немецкого. Считалось, что для мирного времени имеется достаточно мощностей, но в случае войны они обеспечат лишь 25% потребностей. С целью наращивания производства планировалось перевести Подольский завод, находящийся в стесненных условиях, в Москву, где его можно будет расширить. В 1926 г. было решено перебазировать завод в пос. Баньки у Павшино под Москвой (ныне Красногорск) на бывшую красильную фабрику. Рассматривались и планы эвакуации в случае войны ленинградских заводов из опасной зоны вблизи границы в глубь страны. Завод оптического стекла предлагалось перевести в Изюм, а отдел "Большевика" в Москву.

Предприятия продолжали оставаться сравнительно небольшими по размеру, по 200-500 человек, поскольку военные заказы были еще довольно скромными. Для развития оптико-механической промышленности рассматривались предложения немецких фирм Цейс и Герц, у которых военные заказы совсем отсутствовали, по организации в СССР смешанных акционерных обществ. Такая форма уже использовалась в производстве отравляющих веществ, было создано АО "Метахим". Условием немецкие фирмы выдвигали единовременный взнос в 400-500 тыс. долл. и 12% с оборота предприятия. Решено было идти по пути приобретения патентов и обмена техническими и научными работниками. Были и инициативные просьбы немецких специалистов о работе в СССР, и не только от рабочих. В 1926 г. рассматривалось конфиденциальное предложение доктора Хоффа, директора завода Герца в Братиславе. Немецкие специалисты, в основном члены Компартии, работали на советских заводах по крайней мере до 1936 г.

С 1927 г. военные заводы страны стали переименовываться и получать номера для сохранения секретности. Из оптических заводов номер получил только завод у Павшино, ставший заводом точной механики # 19. Изюмскому оптическому заводу присвоили имя Дзержинского. В 1929 г. вернулись к идее объединения предприятий оптико-механической промышленности в тресте оптико-механического производства (позже - Всесоюзное объединение оптико-механической промышленности - ВООМП). В него вошли в Ленинграде: ГОМЗ им. ОГПУ (бывший Шнейдера), ЛОМЗ (выделенный из "Большевика"), ЛенЗОС и опытный завод ГОИ, в Москве - "Геофизика" и "Геодезия", у Павшино - завод точной механики # 19, в Изюме - ИЗОС. Трест числился среди гражданских объединений, и его заводы в отличие от военных были показаны в атласе промышленности, изданном в 1934 г. Правда, за исключением завода # 19.

С началом индустриализации заводы быстро росли, и к началу 1933 г. на них было около 12 тыс. рабочих. Как и во всей промышленности СССР того времени, на заводах была большая текучесть кадров, сокращалась численность занятых. Очевидно, снабжение на заводах объединения было хуже, чем в военных трестах, и численность не смогли восстановить к 1935 г. В сентябре 1933 г. Советом труда и обороны (СТО) было принято решение увеличить капитальные вложения в оптико-механическую промышленность и построить 3 новых завода к концу 1935 г. Решение не выполнялось, и через год Тухачевский предложил форсировать реконструкцию заводов, перевести строительство заводов в ударные стройки и распространить на все заводы ВООМП преимущества номерных заводов.

За 11 месяцев 1934 г. заводы ВООМП выпустили спецпродукции: ГОМЗ - танковых и авиационных прицелов, перископов на 10,7 млн. руб., завод # 19 - биноклей, стереотруб, прицелов, дальномеров на 7,5 млн. руб., ЛОМЗ - прицелов, монокуляров, панорам на 3,1 млн. руб., "Геофизика" - авиационных прицелов и буссолей на 2,7 млн. руб., "Геодезия" - аэрофотоаппаратов на 0,9 млн. руб. Завод точной механики # 19 был переименован в # 69. В 1934-1935 гг. в Подмосковье началось строительство новых заводов: зеркальных отражателей в Лыткарино (ЗЗО) и Загорске (ЗОМЗ), а в 1937 г. - в Казани (КОМЗ). В начале 1936 г. был переведен на выпуск оптико-механических приборов завод "Прогресс" в Ленинграде, выпускавший ранее взрыватели. В декабре 1936 г. объединение включили в образованный наркомат оборонной промышленности (НКОП). Сюда же вошел и ГОИ.

В июне 1938 г. было решено передать завод # 69 в НКВД. Особый завод НКВД был образован для того, чтобы "навести порядок на заводе, наладить производство и обеспечить выполнение программы 1938 всех видов вооружения для РККА". Очевидно, проблема заключалась не во врагах народа, поскольку в декабре Берия просил правительство обеспечить завод оборудованием и помочь со строительством жилья, школы-десятилетки и районной больницы. Предлагалось иметь дублер завода, поскольку он единственный производитель некоторых видов оптики. Ненормальность положения завода была очевидна, и в начале января 1939 г. Берия и нарком оборонной промышленности Каганович просили вернуть завод обратно в НКОП.

ФОРСИРОВАННЫЙ РОСТ

НКОП разделили на 4 самостоятельных наркомата 8 января 1939 г., и оптико-механическое производство передали в наркомат вооружений (НКВ). Особый завод НКВД в конце января вернули уже в НКВ, возвратив ему # 69. Всего в 1939 г. в подотрасли было занято около 25 тыс. человек. В 1939 г. все заводы получили статус особорежимных предприятий, а к маю 1940 г. - номерные названия. Теперь это были заводы # 349 (ГОМЗ им. ОГПУ), # 350 (ЛОМЗ), # 354 (ЛенЗОС), # 357 ("Прогресс") в Ленинграде, # 217 ("Геофизика") и # 356 ("Геодезия") в Москве, # 69 в Красногорске, # 355 в Загорске, # 233 в Лыткарино (позже передан в наркомат электропромышленности) и # 353 в Изюме. Строились новые заводы # 237 в Казани, # 267 (ремонтный) в Семеновке Приморского края (ныне Арсеньев) и # 297 в Йошкар-Оле. На заводе в Изюме в 1940 г. начали развертывать производство биноклей, в Муроме также планировали построить новый завод # 585. Без номера остался только ГОИ в Ленинграде.

Помимо заводов НКВ перед войной оборонное оптическое производство планировали наладить на заводах медицинской оптики, кино- и фотоаппаратуры. Харьковская трудовая коммуна (затем комбинат) им. Дзержинского с 1934 г. выпускала фотоаппараты "ФЭД", а в 1939 г. освоила производство снайперских прицелов. Здесь был организован завод # 3 НКВД, переданный в феврале 1941 г. в наркомат авиапромышленности под # 266, но сохранивший производство прицелов. Таким образом, перед войной в стране были большие мощности по производству оптико-механических изделий. Однако действовавшие заводы компактно размещались в трех местах - Ленинграде, Москве с областью и в районе Харькова.

Территориальные потери начала войны вынудили приступить к эвакуации всех действовавших заводов. Точный план эвакуации перед войной отсутствовал, и в распоряжении были лишь строительства в Казани (вывезена часть оборудования с # 349) и Йошкар-Оле (вывезен ГОИ). Производство оптического стекла решили восстанавливать на базе предприятий, выпускающих стеклянные изделия, - так возникли # 354 в Николо-Пестровке (Никольск) Пензенской области, # 542 на станции Чад Молотовской (Пермской) области и # 588 в Ленинск-Кузнецке. Компактное оборудование механических заводов оказалось возможным разместить в зданиях вузов, поэтому новые заводы возникли в областных центрах Урала и Сибири - # 217 и # 356 в Свердловске, # 69 и # 350 в Новосибирске, # 353 и # 355 в Томске и # 357 в Омске. Заработали заводы в Казани и Йошкар-Оле, в Муроме и Семеновке они не строились.

Ленинградские заводы вывезли лишь частично, и в блокаду они работали в основном на ремонт приборов. В 1943 г. заводы в Томске были объединены под # 355, он был реэвакуирован в Загорск в 1944 г. В Изюме завод был восстановлен после освобождения под # 353. Площадку бывшего завода # 350 в Ленинграде вернули заводу "Большевик", а территорию завода # 356 в Москве передали НК боеприпасов. Восстановили свою работу заводы # 349, # 780 (бывший # 354), # 787 (бывший # 357) в Ленинграде, # 589 (бывший # 217) в Москве, # 393 (бывший # 69) в Красногорске. После освобождения Киева в подотрасль передали завод # 784 (бывший # 393 - "Арсенал"). В начале 1945 г. на предприятиях было занято около 34 тыс. рабочих.

После войны завод из Омска был реэвакуирован в Ленинград на завод # 787 с возвращением ему # 357. Вернулся в Ленинград из Йошкар-Олы и ГОИ. В Новосибирске завод # 350 влился в завод # 69, отправив часть оборудования в Ленинград на завод # 349. В Свердловске также остался один завод # 217, в него влился патронный завод # 46. Передали под радиолокационное производство завод # 356 в Свердловске (ныне "Вектор") и # 297 в Йошкар-Оле (ныне Марийский машиностроительный завод, головной по системе ПВО С-300В). Были закрыты заводы оптического стекла в Ленинске-Кузнецком и на ст. Чад. Вместо них его стал производить завод # 233 в Лыткарино под Москвой, выпускавший ранее зеркальные отражатели для зенитных прожекторов.

По репарациям заводы стали получать многочисленное оборудование с немецких оптических предприятий. Приехали в СССР и немецкие специалисты оптико-механической промышленности. С 1946 г. по начало 1950-х гг. они помогали изучать образцы немецких приборов, оптического стекла, технологию их производства и оборудование. В 1950 г. на всех заводах Москвы и области, Ленинграда и Украины работало около 300 немецких специалистов. Основная часть, свыше трети, была направлена на завод в Красногорске. Для сравнения, всего в подотрасли было занято 34 тыс. рабочих. Постепенно немцев снимали с работ, связанных с военной техникой, планировали перевести в гражданские министерства, а затем отправили на родину.

НОВОЕ РАЗВИТИЕ И УПАДОК

Через 10 лет после окончания войны началось строительство нового завода # 941 в Минске. Помимо традиционной оптико-механической продукции предприятия начали осваивать производство инфракрасной техники, средств самонаведения, космической ориентации. В 1960 г. завод # 318 в Азове Ростовской области, выпускавший ранее боеприпасы, был включен в подотрасль для производства тепловых головок самонаведения. В 1962 г. было решено создать в Москве и Ленинграде первые отраслевые производственные объединения и среди них - Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО). В него в итоге вошли все оптические предприятия города, включая гражданский завод "Кинап", только ЛенЗОС стал в 1971 г. опытной базой ГОИ.

В 1965 г. структура управления оборонными предприятиями была очередной раз перестроена и восстановлена система министерств оборонных отраслей промышленности. Оптико-механические предприятия были включены в Министерство оборонной промышленности (МОП), к ним присоединили и московские радиоэлектронные НИИ - 801 (позже НПО "Орион"), завод # 399 (позже завод "Сапфир") и другие предприятия. Подотрасль становилась все более оптико-электронной, и это название стало применяться к ней. Строились новые заводы в Вологде, Ростове (Ярославская обл.), Валдае (Новгородская обл.), Салавате (Башкирия), Пензе, Феодосии. Особенно много новых предприятий появилось в Белоруссии. Научные центры возникли, помимо Москвы и Ленинграда, в Казани и Новосибирске, где к заводам добавились НИИ и КБ.

В области оптико-электронной техники работали не только предприятия МОП, но и Министерства электронной промышленности, и граница их деятельности была довольно условной. Зачастую предприятия переводили из одного ведомства в другое. Например, завод "Кристалл" в Железногорске Курской области в 1992 г. передали в электронную промышленность, а в 2001 г. вернули обратно. Азовский ОМЗ с середины 1960-х гг. освоил также продукцию, далекую от традиционной, - тяжелые стыковочные механизмы и манипуляторы для перестыковки космических аппаратов, наземные станции для проверки параметров космических кораблей при их изготовлении и пуске.

После распада СССР на территории РФ осталась основная часть предприятий подотрасли. Это московские государственные НПО "Геофизика", НПО "Оптика", НПО "Орион", ОАО "Завод "Сапфир" и их обособившиеся части, петербургские ОАО "ЛОМО" и ГОИ им. С.И. Вавилова с несколькими входящими в него НИИ, подмосковные ОАО "Красногорский завод им. С.А. Зверева", "Загорский ОМЗ" (Сергиев Посад), ОАО "Лыткаринский ЗОС". Вне столичных регионов расположены Уральский ОМЗ в Екатеринбурге, Новосибирский приборостроительный завод, ОАО "Ростовский-на-Дону завод "Агат", Азовский ОМЗ, завод "Красный Гигант" в Никольске Пензенской области, ОАО "Пензенский завод точных приборов", ОАО "Салаватский ОМЗ "Беркут", "Казанский ОМЗ" (г. Казань), ОАО "Вологодский ОМЗ", "Ростовский ОМЗ", завод "Юпитер" в Валдае, ОКБ "Аметист" в Краснодаре.

На Украине расположены киевские завод и ЦКБ "Арсенал", феодосийские оптический и приборостроительный заводы, приборостроительный завод в Изюме, завод "Кварц" в Черновцах, завод "Фотоприбор" в Черкассах. Завод "ФЭД" в Харькове (авиапромышленность) до недавних пор продолжал производить прицелы. В Белоруссии заводы в Минске, Рогачеве, Вилейке, Жлобине входят в состав БелОМО, оптическое стекло производит завод "Оптик" в Лиде, заводы оптического станкостроения расположены в Сморгони и Островце. Всего в начале 2001 г. в Белоруссии на этих предприятиях и ЦКБ в Минске было занято свыше 15 тыс. человек. Из предприятий бывших республик СССР можно назвать еще Ереванское НПО "Орбита", переданное недавно в собственность РФ в счет погашения долгов.

Как и другие предприятия ВПК, оптические предприятия оказались в тяжелом положении, резко сократился оборонный заказ, упал спрос на отечественные фотоаппараты и другую гражданскую продукцию. Закрыты или прекратили выпуск оборонной продукции небольшие заводы и филиалы в Белозерске Вологодской области, Пильне Нижегородской области и др. К началу 2001 г. признаки банкротства были у Вологодского, Ростовского, Казанского, Салаватского и Загорского ОМЗ, внешнее управление вводилось на НПО "Геофизика". В значительно лучшем положении находится ЛОМО, очевидно, здесь сказывается и влияние его недавнего руководителя Ильи Клебанова.

В последние годы спрос на продукцию вырос, поскольку оптико-электронные приборы необходимы для комплектации экспортируемых вооружений. Очевидно, что с началом второй чеченской кампании увеличились и государственные заказы на высокоточное оружие. На многих предприятиях произошел существенный рост производства. Есть надежда, что государство найдет достаточно средств для насыщения Вооруженных сил столь необходимыми им приборами. А пока любой желающий с деньгами может свободно купить прибор ночного видения в магазине, очевидно, для сторожей, охраняющих капустные поля.

Представление о необходимости оптико-механических и электронных приборов для Вооруженных сил остается весьма поверхностным, и не только у обывателя. Даже знания о таких простейших изделиях, как бинокль, формируются "киношными" штампами. Вспомните, в подавляющем большинстве фильмов герои, наблюдая в бинокль, имеют поле зрения, ограниченное горизонтальной "восьмеркой". В исправном бинокле это должен быть круг. Впрочем, у постановщиков, может быть, не все в порядке со зрением.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О букве и духе отечественной Конституции

О букве и духе отечественной Конституции

Спустя 25 лет ключевое положение Основного закона так и не реализовано

0
664
Из пушки – по аэропланам

Из пушки – по аэропланам

Николай Дорожкин

Судьба Франца Лендера, конструктора первого русского зенитного орудия, и его изобретения

0
783
Конституция-93: путь, итог, перспективы

Конституция-93: путь, итог, перспективы

Виктор Шейнис

25 лет назад был принят Основной закон новой России

0
651
Шанхая много не бывает

Шанхая много не бывает

Юрий Тавровский

Самый некитайский город Поднебесной

0
1299

Другие новости

Загрузка...
24smi.org