0
24445
Газета История Интернет-версия

18.06.2004 00:00:00

Военные планы Германии и СССР перед Второй мировой войной

Тэги: германия, ссср, планы, война


Есть определенные основания полагать, что советское руководство, прежде всего Сталин, всерьез рассчитывало остаться в стороне от начавшейся мировой войны. И предпосылками для этого должна была стать наша военная мощь, беспрецедентная по масштабам того времени. Разумеется, мощь потенциальная, гипотетическая, на деле бесполезная, как показало время.

ИГРЫ НА КАРТАХ

В сентябре 1940 г. Наркомат обороны доложил Политбюро ЦК ВКП(б) соображения по развертыванию войск у западной границы в свете происшедших в Европе событий. Предполагалось, что сосредоточение основных сил германской армии наиболее вероятно к северу от устья реки Сан. Поэтому главные силы нашей армии необходимо развернуть от Балтийского моря до Полесья, в Прибалтийском и Западном округах.

Сталин предположил, что главный удар будет на юго-западе, для овладения Украиной, Донецким бассейном, Кавказом - наиболее богатыми промышленными, сырьевыми и сельскохозяйственными районами. Так написано в советской "Истории Второй мировой войны".

Был разработан новый план, появившийся к концу 1940 г. По нему основной удар противника ожидался в направлении Львов-Киев. Вспомогательный удар мог быть нанесен из Восточной Пруссии на Вильнюс-Витебск.

Концентрация основных сил на львовско-киевском направлении преследовала цель не допустить продвижение крупных танковых масс противника на Украину. Принималось во внимание, что на этом направлении местность наиболее удобна для развертывания танковых и мотопехотных частей, которых у нас было куда больше германских. Важно отметить, что военные все же предполагали возможность флангового удара по центральной группировке немцев частью сил южного направления, но при условии обязательного удержания района Ковель, Ровно, Львов.

В декабре 1940 г. состоялось совещание высшего командного состава нашей армии, на котором обсуждались проблемы современной войны. Интересна характеристика, данная тогдашним начальником Генерального штаба Мерецковым в его докладе по проекту Полевого устава советским и германским войскам. Он утверждал, что наша дивизия значительно сильнее германской и во встречном бою безусловно разгромит ее. В обороне наша дивизия отразит удар двух-трех дивизий противника. В наступлении полторы наши дивизии преодолеют оборону дивизии противника. По раскладу генерала армии получалось, что у нашей дивизии никак не меньше чем двойное превосходство над германской. Это типичная для тех времен оценка.

После совещания состоялись две оперативно-стратегические игры на картах, замысел которых отражал советскую военную доктрину. По заданию на первую игру "западные" (командующий Жуков) осуществили нападение на "восточных" (командующий Павлов) и к 23-25 июля продвинулись на территорию Белоруссии и Литвы на 70-120 км от границы. Но в результате ответных действий были отброшены к 1 августа в исходное положение.

По заданию на вторую игру Юго-Восточный фронт "западных" (командующий Павлов) и их союзники начали боевые действия 1 августа 1941 г. против Львовско-Тернопольской группировки "восточных" (командующий Жуков) и вторглись на территорию Украины на глубину 50-70 км, однако на рубеже Львов-Ковель были встречены сильным контрударом Юго-Восточного фронта "восточных" и к исходу 8 августа отошли на заранее подготовленные рубежи.

В играх не было даже попытки рассматривать действия "восточных" в случае нападения реального противника. То есть предполагалось, что план прикрытия государственной границы был выполнен успешно в первые дни. Что казалось разработчикам игры самим собой разумеющимся в условиях превосходства в силах и средствах, особенно в авиации и танках. В первой игре - по танкам 2,5:1, по авиации 1,7:1. Во второй - по танкам 3:1, по самолетам 1,3:1.

В обеих играх наступающей стороной были "восточные". В первой игре наступление "восточных" было прервано фланговым ударом "западных". Во второй игре наступление "восточных" было более успешным.

11 марта 1941 г. был составлен "уточненный план" стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза с учетом результатов игр. В этом плане окончательно признавалось как основное направление удара противника южное, для захвата Украины. Соответственно и наши войска должны были сосредоточиться именно там, чтобы разбить нападающих и в первый же этап войны отрезать Германию от Балканских стран, лишить ее важнейших экономических баз и решительно воздействовать на Балканские страны в вопросах их участия в войне против СССР. После успешного отражения первого удара мощными механизированными соединениями провести и развить глубокий прорыв и быстро решить исход войны.

ПРЕВЕНТИВНЫЙ УДАР ОСТАЛСЯ НА БУМАГЕ

К этому времени уже изготовилась германская армия - осталось только включить механизм массовой переброски соединений и частей из западных областей Германии к границе СССР. Причем германское командование делало ставку на превосходство железнодорожной сети, полагая, что не имеет большого значения, где будут находиться предусмотренные для сосредоточения на востоке войска - в Померании, Бранденбурге, Силезии или в Западной Германии. Чем дальше силы от предстоящего района сосредоточения, тем внезапнее будет начало этого сосредоточения, которое Германия в состоянии провести гораздо быстрее, чем противник.

Фактически сохранилось соотношение скорости мобилизации и развертывания армии, которое было к началу Первой мировой войны: Германия за 10 дней, Россия - за 40. Дело в том, что железнодорожная сеть развивалась в СССР в 20-30-х гг. крайне неудовлетворительно, а во вновь захваченных районах только и успели, что перешить имеющуюся сеть на более широкую колею. Следует особо отметить, что понимали тогда военную мощь как-то однобоко: танки, пушки, самолеты, люди. А вот то, что дорог не хватало, и это было крайне опасно, - об этом голова не болела.

В мае 1941 г. появляется пресловутый документ за подписью тогдашнего заместителя начальника оперативного отдела Генерального штаба. Он настаивал на необходимости перехвата инициативы у германского командования, упреждении его в развертывании. Для этого нужно атаковать германскую армию, находящуюся в стадии развертывания. Этому благоприятствует то, что Германия увязла в войне с Англией.

Второе, что благоприятствовало, по мнению Василевского, наступательной операции - то, что из якобы имевшихся 287 германских дивизий на нашей границе сосредоточено только 120 (на самом деле 123). А выставить Германия могла 180 дивизий (в том числе 19 танковых и 15 моторизованных) и до 240 - вместе с союзниками.

Идея состояла в том, чтобы главный удар нанести силами Юго-Западного фронта в направлении Кракова-Катовиц и отрезать Германию от союзников - Венгрии и Румынии. Левое крыло Западного фронта должно было наносить удар в направлении Седлец-Демблин. Этот удар мог сковать Варшавскую группировку и содействовать в разгроме Юго-Западным фронтом Люблинской группировки. Против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии, Румынии следовало вести активную оборону, но быть готовым к нанесению удара против Румынии.

Выглядело все это не только прожектерством, но даже и глупостью с точки зрения направления ударов, их целей. Действительно, у Германии на разработку и обеспечение плана "Барбаросса" ушел почти год. А ведь Германия имела прекрасный военный аппарат, чего у нас практически не было.

Словом, времени для подготовки крупной наступательной операции было явно недостаточно. Опыта еще меньше. А печальный пример финской кампании позволяет усомниться в возможности успешных наступательных действий нашей армии в тех условиях и при том ее состоянии. Весьма сомнительны появляющиеся сейчас предположения о том, что превентивный удар позволил бы нам легче разбить Германию. Как и версии о том, что вступление в войну в 1939 г. было бы большим благом.

ПЛАНЫ ГЕРМАНИИ

Уже в октябре 1939 г. Гитлер сформулировал идею западной кампании - решительный удар и быстрая победа, глубокий прорыв танковых частей через Арденны к побережью Ла-Манша и окружение основной массы вражеских войск. Наступление вести на максимально широком фронте, чтобы противник не смог организовать прочной обороны. Расчленять его фронт. Сосредотачивать крупные силы в глубине расположения своих войск, нацеливая их против отдельных участков фронта противника. Именно тогда появится возможность полнее реализовать превосходство германского руководства. Главное - воля к разгрому противника.

Это очень важно подчеркнуть - нападающий сам выбирает направление, время, силу удара. Удел обороняющегося - выдержать первый удар, перегруппироваться, грамотной обороной измотать противника и только потом ударить самому. Это большое искусство, которого у нас совсем тогда не было.

В ноябре 1939 г. Гитлер на совещании руководства вермахта констатировал, что Россия опасности в данный момент не представляет, а ее вооруженные силы имеют низкую боеспособность. Проходит чуть более полугода - и тон становится еще более категоричным: война против СССР в противоположность войне с Францией будет похожа только на игру в куличики. Основой подобного утверждения служило представление о том, что советский офицерский корпус не в состоянии осуществлять квалифицированное руководство войсками, подтверждением чему служил опыт финской кампании.

Начальник штаба 4-й германской армии Блюментритт 9 мая 1941 г. на совещании в оперативном отделе штаба сухопутных войск утверждал, что советское военное командование уступает германскому: мыслит формально, не проявляет уверенности в себе. Оставшихся высших военачальников следует еще меньше бояться, чем бывших, хорошо подготовленных генералов царской армии. Германские войска превосходят противника по боевому опыту, обученности и вооружению. Системы управления, организации и подготовки войск самые правильные. Предстоят упорные бои в течение 8-14 дней, а затем успех не заставит себя ждать. Слава и ореол непобедимости, идущие повсюду впереди вермахта, будут особенно парализующе действовать на противника.

Если вспомнить, что в июле 1940 г., когда были отданы первые распоряжения Гитлера о начале практической подготовки операции против СССР, речь шла о длительности ее примерно в 5 месяцев, то за год срок сократился чуть ли не до недели. Гитлер сразу же повел речь о главном ударе на Москву, позволявшем создать чрезвычайно невыгодные условия для боевых операций мощнейшей советской группировке на Украине (война с "перевернутым фронтом").

Общие соображения о возможности развития событий были изложены в памятной записке, подготовленной к 15 сентября 1940 г. полковником Лоссбергом, руководителем группы сухопутных войск в оперативном отделе германского Генерального штаба. По его мнению, в войне против Германии у СССР было три возможности: превентивный удар по начинающим сосредоточение у границы германским войскам; принятие на себя удара германских вооруженных сил, развернувшись у границы, чтобы удержать в своих руках новые позиции, захваченные на обеих флангах (Балтийское и Черное моря); отступление в глубину своего пространства, чтобы навязать наступающим армиям трудности растянутых коммуникаций и связанные с ними трудности снабжения, а затем лишь в дальнейшем ходе кампании нанесение контрудара.

Первый вариант показался невероятным - в лучшем случае операции против Финляндии либо против Румынии. Более вероятен второй вариант, поскольку нельзя предполагать, что столь мощная военная держава без боя уступит свои богатейшие, в том числе недавно завоеванные области. Кроме того, западнее Днепра развернута особенно хорошо оборудованная сеть наземных сооружений ВВС. При отступлении эта сеть будет утрачена.

Для германской армии такое решение, при котором противник уже на раннем этапе примет бой крупными силами, благоприятно, потому что после поражения в приграничном сражении советское командование вряд ли сможет обеспечить организованный отход всей армии.

Если же советские войска будут заранее строить свои планы на том, чтобы сначала принять удар немецких войск малыми силами, а главную свою группировку сконцентрируют в глубоком тылу, то рубежом расположения последней севернее Припятских болот мог быть мощный водный барьер, образованный Двиной (Даугавой) и Днепром. Такое неблагоприятное решение Лоссберг посчитал возможным. Но невероятным ему показалось предположение, что южнее Припятских болот без боя будут оставлены южные области Украины.

Из трех вариантов признавался самым вероятным тот, который был самым неблагоприятным для нас. Фактически ведь так и случилось. Причем просчитывалась невозможность для Сталина поступить по-иному - и политическая, и психологическая, и даже экономическая.

Все последующие германские разработки развивали эти идеи. В середине декабря 1940 г. в штабе командования сухопутных войск состоялась подготовительная стратегическая игра для операции "Барбаросса". Замысел операции изложил Паулюс. Первой целью он назвал овладение Украиной (включая Донбасс), Москвой, Ленинградом. Это позволяло захватить практически всю военную и тяжелую промышленность. Вторая цель - достижение линии Архангельск-Волга-Астрахань. По замыслу разработчиков такой исход лишал СССР всякой надежды на возрождение.

При оценке возможного поведения советского командования расчет однозначно был сделан на его стремлении оказать упорное сопротивление на границе. Мотивы - трудно решиться добровольно отдать области, совсем недавно захваченные. А кроме того, попытаться с самого начала ослабить германские силы и обеспечить возможность развертывания армии.

Поэтому задачи сухопутных войск Германии формулировались таким образом - при поддержке авиации уничтожить лучшие кадровые войска противника, добившись решающего сражения, и тем самым воспрепятствовать планомерному и полноценному использованию огромного людского потенциала СССР. После удачи первого прорыва стремиться по частям громить силы противника и не давать им создавать единый новый фронт. Если при помощи этих решений не удастся достичь окончательного выигрыша войны, то все равно противник не сможет удержаться, а тем более добиться перелома в войне.

31 января 1941 г. появилась директива по стратегическому развертыванию германских сухопутных войск, в которой окончательно было закреплено намерение уничтожить советские войска путем быстрейшего продвижения вперед ударных танковых групп для воспрепятствования отхода в глубь страны. Более того, ожидалось проведение нашим командованием крупных наступательных операций для ликвидации германского прорыва, а также для обеспечения отхода войск за линию Днепр-Двина.

11 июня 1941 г. увидела свет директива Гитлера # 32, в которой после разгрома СССР к осени 1941 г. (это примерно 3 месяца, именно такой срок предполагался еще в марте для "окончательного решения русской проблемы") должен был последовать прорыв на Ближний Восток (через Турцию или из Закавказья и через Египет) в 1942 г. План этот был подтвержден в июльской директиве Гитлера, правда, развал СССР ожидался к зиме 1941 г. с выходом к Волге.

Советское руководство надеялось на осознание германским руководством опасности нападения на СССР. Сталин как прагматик предположил невозможность для Гитлера успешно провести кампанию против СССР. И полагал, что войны попросту не будет. И Гитлер ловко этим естественным желанием Сталина воспользовался.

Что касается соотношения военного потенциала СССР и Германии в 1939 и 1941 гг., то оно не изменилось, поскольку не изменилась внутренняя политика в СССР, стиль руководства, принципы военного планирования и все остальное. Поэтому тяжкие поражения были неизбежны.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Аэропорты РФ в марте 2020 года зафиксировали падение общего пассажиропотока на 75% год к году

Аэропорты РФ в марте 2020 года зафиксировали падение общего пассажиропотока на 75% год к году

0
430
Энергопотребителей вынуждают переплачивать за избыток мощности

Энергопотребителей вынуждают переплачивать за избыток мощности

Глеб Тукалин

Эксперты призывают пересмотреть механизм поддержки строительства новых электростанций

0
285
Минздрав: коронавирус передается половым путем

Минздрав: коронавирус передается половым путем

0
717
Правозащитники попросили перенести начало весеннего призыва для предотвращения эпидемии

Правозащитники попросили перенести начало весеннего призыва для предотвращения эпидемии

0
432

Другие новости

Загрузка...
24smi.org