0
1927
Газета История Интернет-версия

03.11.2005

Тайны нового праздника 4 ноября

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад - историк.

Тэги: праздник, смута, поляк, годунов, пожарский


Приходится констатировать: пытаясь разрушить одни мифы, мы - вольно или невольно - создаем новые. Пример тому - история Смуты начала XVII века, которую сейчас преподают в школах и вузах. Ее окончание 4 ноября 1612 года послужило основанием для введения нового государственного праздника РФ - Дня народного единства.

ВЕЛИКАЯ СМУТА: ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

Трилогия Алексея Толстого "Хождение по мукам", роман "Сестры". Инженер Иван Телегин читает своей молодой супруге Даше отрывок из исторического труда: "... ветер вольно гулял по лесам и степным равнинам, по огромному кладбищу, называвшемуся Русской землей. Там были обгоревшие стены городов, пепел на местах селений, кресты и кости у заросших травою дорог, стаи воронов да волчий вой по ночам...

Опустошена и безлюдна была Россия. Даже крымские татары не выбегали больше на Дикую степь - грабить было нечего. За десять лет Великой Смуты самозванцы, воры и польские наездники прошли саблей из края в край Русскую землю..."

Таковы были последствия одного из величайших бедствий, пережитых нашим Отечеством на протяжении более чем тысячелетнего его существования.

Первая страница разыгравшейся трагедии открылась летом 1603 года, когда вспыхнуло восстание в 19 западных, центральных и южных уездах страны. Полчища мятежников под предводительством некоего Хлопка уже осенью оказались на подступах к Москве и только здесь были разгромлены правительственными войсками. Но в следующем году против царя Бориса Годунова выступил новый враг - Григорий Отрепьев, объявивший себя якобы чудесным образом избежавшим смерти царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного. Этот Лжедмитрий после внезапной кончины Годунова сумел в конце концов войти со своими приспешниками в столицу и получить признание и низов и верхов. Однако не надолго. В 1606 году самозванец был убит.

На царский престол вступил высокородный князь-рюрикович Василий Шуйский. Но вскоре явился Лжедмитрий II. Его именем прикрывались бунтовщики Ивана Болотникова, едва не взявшие Москву и с великим трудом принужденные к капитуляции в Туле, другие предводители больших и малых отрядов (фактически банд) казаков, беглых крестьян и холопов, выходцев из Литвы и Польши. Наконец и новый самозванец осадил Москву, став лагерем в Тушино, а потому прозванный "Тушинским вором". А затем на Россию под благовидными предлогами начали наступать армии польского и шведского королей...

Поляки заняли Москву. Шведы стремились укорениться на северо-западе Руси. Но по всему лицу ее хозяйничали шайки и собственных мятежников, и магнатов Речи Посполитой, и просто отделившихся от королевских войск наемников. Убитого в Калуге Лжедмитрия II сменил объявившийся в Пскове Лжедмитрий III. Но теперь почти в каждом мало-мальски крупном разбойничьем формировании имелся либо свой "царь", либо "царевич". В конце концов, как помнят многие еще из школьного учебника истории, осенью 1612 года Отчизну спасло народное ополчение во главе с Козьмой Мининым и Дмитрием Пожарским. Царем собравшийся в Москве Земский собор избрал юного Михаила Романова.

Официальная историография в царские времена возлагала вину за все случившееся в первую очередь на "худородного" Бориса Годунова, занявшего московский престол после кончины царя Федора и загадочной гибели последнего сына Ивана Грозного Дмитрия, на самозванцев, изменников из высших сословий, воров (то есть государственных преступников-бунтовщиков), польских и шведских интервентов, воспользовавшихся внутриполитическими трудностями Руси. Советские исследователи в целом поддержали предшественников, правда, внесли в излагаемые ими версии событий некоторые поправки. Воры у них превратились в народных героев - так сказать, в борцов за счастье трудового люда. Кроме того, начисто отрицалась какая-либо значительная роль в прекращении Смуты князей и бояр, дворянства и духовенства. Нынче же в основном в ходу опять принятая до 1917 года точка зрения. Конечно, причин произошедшего - много. И, разумеется, дело отнюдь не только в интригах, происках, замыслах каких-либо конкретных людей. Недовольство своим положением перед Смутой было всеобщим: крестьян - крепостным закабалением, феодальной верхушки - усилением государственной власти... Обо всем этом написано и сказано не единожды. И все же историки до сих пор не объяснили, как мог 20-летний монашек Григорий Отрепьев решиться на невиданную авантюру? Почему князь Пожарский повел сперва нижегородское ополчение не к Москве, куда путь был всего 2-3 недели, а начал удаляться от нее и пришел туда спустя 9 месяцев? Что заставило опытного воеводу уступить власть 16-летнему мальчишке?

ЗЛОЙ ЧЕРНЕЦ

Ответ на первый вопрос нам подсказывает... Пушкин. В ноябре 1824 года поэт приступил к работе над трагедией "Борис Годунов". К концу декабря - началу января 1825-го он дошел до сцены в Чудовом монастыре и остановился. Пушкинисты утверждают, что Александр Сергеевич занялся четвертой главой "Онегина". Возможно, это и так, но скорее - не сходились концы с концами в пьесе.

Пушкин возвращается к "Годунову" в апреле и одним духом пишет сцены "Келья в Чудовом монастыре" и "Ограда монастырская". Позвольте, возмутится образованный читатель, какая еще "Ограда монастырская", да нет ничего подобного в трагедии. Совершенно верно, нет, но Пушкин эту сцену написал. Она короткая, на две страницы, а по времени исполнения на 3-5 минут. Там Отрепьев беседует с неким "злым чернецом", который убеждает Григория стать самозванцем. Последний в конце концов соглашается: "Решено! Я Дмитрий, я царевич". И слышит в ответ: "Дай мне руку: будешь царь". Обратим внимание на последнюю фразу - уж очень важно и убедительно глаголет сей простой "злой чернец".

Данный эпизод имел взрывной характер. Он поднимал опасный вопрос: кто стоял за спиной Отрепьева? Поэтому Жуковский, готовивший в 1830 году первые сцены "Бориса Годунова", не дожидаясь запрета цензуры, сам выкинул "Ограду монастырскую". Опубликована эта сцена была лишь в 1833 году в немецком журнале, издававшемся в Дерпте.

На поиски "злого чернеца" мне пришлось потратить более 5 лет в ходе сборов материалов для недавно увидевшей свет книги "Загадка 4 ноября". Им оказался... сам архимандрит Чудова монастыря Пафнутий.

Очень странно, что все наши историки не докопались до этой зловещей личности, о коей в огромном труде "История русской церкви" митрополита Макария, в VI томе, посвященном Смуте, упоминается вскользь всего два раза в двух строчках. Причем последний раз сказано с явной злобой: "┘как и когда он умер и где погребен, неизвестно".

Некоторые сведения о Пафнутии мне удалось найти в житиях святых Никодима, Адриана и Ферапонта Монзенского.

В Троицком Павло-Обнорском монастыре жили-были два монаха Адриан и Пафнутий. Им явился, каждому отдельно, во сне неизвестный инок и повелел основать обитель на берегу лесистой реки Монзы. Но ее устройством занялся один Адриан. Пафнутия же кто-то и неизвестно за что назначает архимандритом придворного Чудова монастыря в Москве!

Обратим внимание на географию. Река Обнора, где находился Павло-Обнорский монастырь, и река Монза, где Адриан основал монастырь новый, - правые притоки реки Костромы и расположены почти рядом. Причем здесь располагались вотчины бояр Романовых. Кстати, став царем, наведывался в Павло-Обнорский монастырь Михаил Романов. Видимо, что-то сильно связывало его семейство с сей обителью.

Нетрудно догадаться, что в Чудов монастырь Пафнутий попал по протекции своих соседей Романовых. 1593-1594 годы - время тесного альянса Романовых и Годуновых. Кстати, и патриарх Иов благоволил тогда к Романовым. Ведь с 1575 по 1581 год он был архимандритом Новоспасского монастыря, который давно уже состоял под патронажем Романовых и служил им родовой усыпальницей. Только благодаря Иову ничем не прославившемуся захолустному иноку удалось попасть в Кремль.

А рядом с Троицким монастырем и вотчиной Романовых была маленькая деревушка, принадлежавшая стрелецкому сотнику Богдану Отрепьеву, убитому в пьяной драке. Его сын Юрий, которого все звали Юшкой, поступил на службу к боярам Романовым и поселился у них в Москве.

Воспользовавшись болезнью царя Бориса, Романовы устраивают заговор. Однако соглядатаи Годуновых не дремали. По приказу монарха в ночь на 26 октября 1600 года несколько сот стрельцов начали штурм усадьбы Романовых на Варварке. Несколько десятков сторонников знатного боярского семейства были убиты, многие казнены без суда и следствия. Сами же Романовы отправились в ссылку, главу клана Федора Никитича ожидало пострижение в монахи.

А вот Юшке удалось бежать. Скрываясь от властей, он сам решил податься в ряды монашеской братии под именем Григория. Традиционное поведение опальных в Московской Руси - бежать в отдаленный монастырь. Но инок Григорий вопреки логике едет в Москву, где его запросто могут узнать. Он поступает чудесным образом (второе чудо после инока Пафнутия) в придворный Чудов монастырь, куда даже боярин, пожертвовавший вотчину, не всегда мог попасть. Мало того, архимандрит Пафнутий поселяет инока у себя в келье...

Итак, Пафнутий и есть звено, связывавшее романовскую родню и их клиентуру с будущим Лжедмитрием.

Следует заметить, что в дальнейшем Пафнутий был одним из главных действующих лиц Смуты. После побега Григория Отрепьева царь Борис лишает чудовского архимандрита сана и отправляет "в места не столь отдаленные". Взойдя на престол, Лжедмитрий I возвращает из заточения своих покровителей. Монах Филарет, в миру Федор Никитич Романов, превращается в митрополита Ростовского, а монах Пафнутий - в митрополита Крутицкого, то есть удостаивается второго чина в церковной иерархии после патриарха.

Увы, вскоре пути этих новоявленных митрополитов расходятся. Нет, они не стали злейшими врагами, они просто "поставили на разных лошадей". Романовы связали свою судьбу с Тушинским вором (Лжедмитрием II), а Пафнутий - с Василием Шуйским.

ЯРОСЛАВСКИЙ ПРАВИТЕЛЬ РУСИ

А теперь перейдем к князю Пожарскому. И царские и советские историки пытались представить его нам как неродовитого, храброго, но мало разбирающегося в большой политике служаку. На самом деле Дмитрий Михайлович - прямой потомок великого князя Всеволода Большое Гнездо. Его прапрадед был независимым властителем Стародубского княжества. По прихоти Ивана Грозного Пожарские и Стародубские князья лишились своих исконных земель и отправились колонизировать Казанский край. Последнее и дало повод говорить о худородности Пожарских.

Минин и Пожарский, собирая войско в Нижнем Новгороде, вовсе не собирались идти освобождать Москву. Под столицей и так уже стояло первое ополчение во главе с Прокопием Ляпуновым. На свою беду воевода имел неосторожность допустить в подчиненные ему рати тысячи казаков, служивших ранее Тушинскому вору. Они и устроили переворот. 22 июня 1611 года Ляпунова предательски убили, а первое ополчение фактически превратилось в шайку разбойников.

Цель вождей второго ополчения была совсем иной - они хотели занять какой-либо большой город в стратегически важном месте и сделать его временной столицей Руси. Первоначально планировался Суздаль, но позже выбрали Ярославль. Отсюда 7 апреля 1612 года по всей Руси разослали грамоты, в которых предлагалось собрать представителей ото всех городов, чтобы "выбрать бы нам общим советом государя, чтоб от таких находящих бед без государя Московское государство до конца не разорилось".

Тем временем в Ярославле возникли Поместный приказ, Монастырский приказ, Разрядный приказ, Казанский дворец, Новгородская четверть и другие государственные учреждения, существовавшие при Иване Грозном и Борисе Годунове. Заработал Денежный двор, и началась чеканка монеты. Земское правительство вступило в переговоры с зарубежными странами, учредило новый государственный герб, на котором был изображен лев. На большой дворцовой печати красовались два льва, стоящие на задних лапах. При желании эти нововведения можно объяснить тем, что все самозванцы выступали под знаменами с двуглавым орлом - символом Русского государства еще со времен Ивана III. Но, с другой стороны, теперь государственный герб очень походил на герб князя Пожарского с двумя рыкающими львами. Да и сам Пожарский теперь именовался "Воевода и князь Дмитрий Михайлович Пожарково-Стародубский".

Возникает риторический вопрос, а кого избрали бы в цари выборные от всей земли, если бы они успели собраться в Ярославле? Родня Романовых сидела в осаде в Кремле вместе с поляками, Филарет находился в плену в Речи Посполитой. В самом Ярославле какие-либо влиятельные персоны отсутствовали (Козьма Минин, понятно, на престол претендовать не мог). Правда, Минин и Пожарский хотели предложить собору две кандидатуры - австрийского принца и шведского королевича - и даже вступили в переговоры с соответствующими дворами. Но русский народ слишком много натерпелся от иностранцев, и оба кандидата сразу же были бы отвергнуты. Нетрудно догадаться, что все делегаты встали бы на колени перед природным Рюриковичем Дмитрием Пожарским.

ПРИХОТЬ МАТЕРИ ХУДОРОДНОГО ЦАРЯ

Однако поход гетмана Ходкевича на Москву спутал все планы вождей нижегородского ополчения. Требовалось срочно спасать столицу, а вслед за тем Пожарскому пришлось направить часть своих ратников к Можайску. Вдобавок немало дворян из-за бескормицы в разоренной и сожженной Белокаменной сами разъехались по своим имениям.

И тут тушинские казаки силой заставили собравшихся в Москве представителей городов выбрать царем 16-летнего Михаила Романова.

Надо заметить, что это был самый худородный кандидат. По преданию, Романовы происходили от Андрея Кобылы, дружинника Симеона Гордого, который всего лишь один раз упомянут в летописи под 1346 годом, поскольку сопровождал в числе других невесту московского князя. Любой Рюрикович имел в сто раз больше прав на московский трон. К тому же, в отличие от Пожарского, Михаил Романов целовал крест королевичу Владиславу, и последний, оказавшись во главе Речи Посполитой, считал его своим подданным.

Став царем, Михаил жил по указаниям матери, желавшей не столько освобождения русской земли от поляков, сколько вызволения своего бывшего мужа Филарета. Между тем самой Польше угрожали с севера - Швеция, а с юга - Турция. Наконец, польские паны не желали давать деньги королю на войну.

У царя Михаила были все шансы как минимум добиться восстановления статус-кво на границе Руси и Речи Посполитой. Но согласно договору, подписанному 1 декабря 1618 году в деревне Деулино, поляки возвращали Филарета, а русские навечно отдавали им целый ряд городов, в том числе Смоленск и Чернигов. Причем крепости переходили к интервентам вместе с пушками и "пушечными запасами", а все территории - вместе с населением. Право уехать в Россию получали дворяне, духовенство и купцы. Крестьяне и горожане должны были принудительно оставаться на своих местах...

...Властвующие политики всегда стремились приспособить историю под свои текущие потребности в плане манипулирования общественным мнением. Возрождение празднования 4 ноября помимо всего прочего не только призвано стать символом единения народов РФ, но и работает на пропаганду сильной самодержавной власти. Российские цари и императоры на протяжении веков твердой рукой вели государство по пути укрепления, расширения, развития. Реабилитация свергнутой в 1917 году монархии уже практически произошла. Следующий шаг в этой логической цепи - закладка камня под восстановление династии Романовых незадолго до ее 400-летия (2013 год).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Пхеньяне торжественно отпраздновали 70-летие со дня образования КНДР

В Пхеньяне торжественно отпраздновали 70-летие со дня образования КНДР

0
572
Козельск с ракетным щитом

Козельск с ракетным щитом

Валерий Мастеров

Город добыл воинскую славу еще 780 лет назад

0
2285
Войскам Дяди Васи – 88 лет [+ВИДЕО]

Войскам Дяди Васи – 88 лет [+ВИДЕО]

Александр Шарковский

0
5136
ЧМ-2018. Праздник футбола в Москве

ЧМ-2018. Праздник футбола в Москве

0
14058

Другие новости

Загрузка...
24smi.org