0
728
Газета История Интернет-версия

19.05.2006

Хан на государевой службе

Тэги: иванов, генераладъютант его величества, нахичеванский


Р.Н. Иванов. Генерал-адъютант Его Величества. Сказание о Гуссейн-Хане Нахичеванском. – М.: Герои Отечества, 2006. – 368 стр., 60 илл., прил.

В многонациональной России равенство наций всегда было одной из основ единства и силы государства. Хоть и называли Российскую империю «тюрьмой народов», но этнического неравенства здесь не было. Социальное – да, существовало, как и во все мире. Люди из низших слоев общества с трудом могли подняться на верхние ступеньки общественной лестницы. Однако дворяне на равных могли делать военную или административную карьеру. И зачастую выходцы с далеких окраин империи оставляли далеко позади своих ровесников коренной национальности.

Новая книга известного специалиста по истории Кавказа, постоянного автора «НВО» Рудольфа Иванова посвящена генерал-адъютанту Гуссейн-Хану Нахичеванскому, блестящему гвардейскому офицеру, командовавшему в Первую мировую войну кавалерийским корпусом. Гуссейн-Хан принадлежал к четвертому поколению славного рода ханов Нахичевани, связавших свою судьбу с судьбой России. Воинственные, безоглядно отважные, преданные присяге и верные слову, ханы Нахичеванские доблестно служили царю и Отечеству. Дядя Гуссейн-Хана – Исмаил-Хан Нахичеванский – прославился тем, что возглавил оборону Баязета во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, не позволил сдать крепость и единственный из всех защитников был удостоен ордена Святого Георгия IV степени.

Гуссейн-Хан окончил самое привилегированное учебное заведение России – Пажеский корпус. Службу начал в лейб-гвардии Конном полку. Об элитарности этого воинского подразделения свидетельствует тот факт, что все российские императоры числились в его составе. При этом полк участвовал в боевых действиях, а не был «паркетным».

За 20 лет Гуссейн-Хан прошел путь от корнета до полковника. Избирался на общественные должности и принимал участие в переписи населения, за что награжден медалью «За участие в производстве Первой всеобщей переписи». За отличные действия в приеме и проводах высоких иностранных делегаций получал ордена, тоже, разумеется, иностранные – персидские, австрийский, болгарский... Был назначен на должность помощника командира полка по хозчасти. Следующей ступенью могла стать должность командира полка. В общем, нормальная гвардейская карьера. Но разразилась Русско-японская война.

Гвардия рвалась в бой, но Николай II лишь нескольким лучшим офицерам позволил отправиться на Дальний Восток. Полковнику Гуссейн-Хану Нахичеванскому поручили сформировать на Северном Кавказе 2-й Дагестанский иррегулярный полк. Всего за месяц из добровольцев, главным образом аварцев, даргинцев и лакцев, личный состав полка был набран. Каждый кавалерист пришел со своим конем, обмундированием и шашкой.

Практически всю войну дагестанцы не выходили из боев. И не было ни одного случая, чтобы они не выполнили боевую задачу. Славные дела под Ляояном, Далинский перевал, Инкоу, Сандепу, Мукден – везде горцы Гуссейн-Хана показывали чудеса храбрости. И сам командир участвовал в боях, за что был награжден пятью орденами, в том числе «Георгием» IV степени. А также золотой саблей с надписью «За храбрость».

После Русско-японской войны Гуссейн-Хан командовал Нижегородским драгунским полком и родным лейб-гвардии Конным – двумя самыми прославленными кавалерийскими частями. Получил чин генерал-майора, а затем и генерал-лейтенанта. Мусульманин, он первый обратился к царю с предложением построить полковой православный храм. Именно его стараниями была воздвигнута церковь Конной гвардии во имя Святой Ольги. Что интересно, жена Гуссейн-Хана была лютеранкой, а трое его детей – православными.

Первая мировая война оказалась для России неподъемным грузом. Рудольф Иванов в своей книги показывает трагические эпизоды гибели армии Самсонова, анализирует причины этого поражения. Гуссей-Хан, командовавший Особым конным отрядом из четырех дивизий гвардейской кавалерии и находившийся в подчинении у генерала Ренненкампфа, не успел пробиться на помощь погибавшей в Восточной Пруссии 2-й армии. Причина – ошибки командования. Сведений о противнике не было, устойчивая связь с подразделениями отсутствовала. Генерал Ренненкампф в самое горячее время отстранял начальников штабов, переговоры по радио велись открытым текстом, и немцы знали все о передвижениях и планах русской группировки.

Автор беспристрастно анализирует ход боевых действий. Есть в книге и глава о награждении царя «Георгием» IV степени без всякого воинского подвига в нарушение статута. Фронтовая Дума георгиевских кавалеров (семь генералов и полковник) присудила Николаю II этот офицерский орден просто за визит в окопы, который якобы необыкновенно воодушевил войска. А вот Гуссейн-Хан «Георгия» III степени получил вполне заслуженно за ряд боев в августе 1914 года. Вот отрывок из Высочайшей Грамоты с описанием его подвигов: «вступили в решительный бой с неприятелем, угрожавшим флангу и отбросили его с большими потерями┘ командуя двумя кавалерийскими дивизиями, способствовали наступлению армии, разрушая в районе расположения противника железные дороги и мосты, заняли, после упорного боя, узловую станцию и уничтожили большие запасы бензина и керосина┘ при обнаружении обхода неприятелем, вы выяснили, рядом боевых столкновений, силы и направление его и тем оказали помощь своим войскам┘»

В 1915 году, когда Гуссейн-Хан из-за тяжелой контузии покинул передовую, ему вдогонку пришла еще одна высокая награда – орден Белого орла с мечами. А вскоре он был удостоен звания генерал-адъютанта. Со времен Петра I примерно 750 высших генералов было удостоено этого чина. И среди них только один мусульманин – Гуссейн-Хан Нахичеванский.

В 1916 Гуссейн-Хан командует Гвардейским кавалерийским корпусом и участвует в знаменитом Брусиловском прорыве, где снова ярко проявились все беды императорской России. Конная гвардия была отведена в резерв по причине┘ невозможности снабжения. Но и в тылу, в районе Ровно, целому корпусу пришлось заниматься самообеспечением, поскольку интендантские службы не давали элите русской армии провиант и фураж. Здесь и встретили кавалеристы весть о Февральской революции. А вскоре Гуссейн-Хана отстранили от командования.

После Октябрьской революции Гуссейн-Хан оставался в Петрограде. Ему шел шестой десяток, и ни в какой контрреволюционной деятельности он не участвовал, однако в мае 1918 года был арестован. Дальнейшая его судьба неизвестна. Есть утверждение, что его расстреляли в январе 1919 года, но ни одного документального подтверждения этому не найдено┘

Автор книги – Рудольф Николаевич Иванов неспроста главной темой своих книг выбрал судьбы российских воинов – выходцев с Кавказа. Он родом из Пятигорска, в годы Великой Отечественной войны был сыном полка, служил в армии. Сейчас он отмечает свое 75-летие. Редакция «НВО» поздравляет талантливого историка и писателя с юбилеем.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Сочинение – это не литературный экзамен

Сочинение – это не литературный экзамен

Наталья Савицкая

Отвечать за школьное эссе придется всему учительскому коллективу

0
2136
Дмитрий Ливанов в поисках сверхзадачи

Дмитрий Ливанов в поисках сверхзадачи

До сих пор невозможно понять, чего хочет власть от Министерства образования

0
4196
Технические вопросы дались с боем

Технические вопросы дались с боем

Наталья Савицкая

На выборах президента Российского союза ректоров случилась драка

5
6409
Сергей Иванов считает себя не политическим "ястребом", а обычным прагматиком

Сергей Иванов считает себя не политическим "ястребом", а обычным прагматиком

0
432