0
7342
Газета История Интернет-версия

23.06.2006

Первая битва холодной войны

Джамиль Гасанлы

Об авторе: Джамиль Гасанлы - доктор исторических наук, профессор.

Тэги: тегеран, иран, холодная война, южный азербайджан


Особый интерес Советского Союза к Ирану, а точнее – к его части, Южному Азербайджану, – проявился в первые дни Второй мировой войны. Наряду с решением ряда других задач, СССР преследовал здесь прежде всего цель территориальной экспансии. При этом сотрудничество Тегерана с Берлином, захват нацистской Германией Югославии и Греции давали Москве дополнительные аргументы для активизации своей политики в отношении соседа по Прикаспийскому региону.

ПОКА НЕ ДО ЭТОГО...

Вскоре после начала гитлеровской агрессии против Советского Союза по решению Государственного комитета обороны СССР и на основании приказа военного совета Закавказского фронта 25 августа 1941 года в Иран вступили соединения Красной армии, которые совместно с британскими войсками фактически оккупировали страну. Так начался новый период в жизни Южного Азербайджана, который продолжался до конца 1946 года.

Спустя 20 дней после вхождения частей РККА в Иран в Южный Азербайджан был отправлен первый отряд работников из Азербайджанской ССР, насчитывавший 500 человек. Они получили задачу изучать местную обстановку и распространять советское влияние, пропагандируя успехи Советского Азербайджана в литературе, искусстве, экономике и других областях. Вместе с тем руководитель ЦК Компартии Азербайджана Багиров, выступая перед командируемыми, сказал: «Помощь Южному Азербайджану должна быть такой, чтобы ни шахское правительство, ни англичане не могли обвинить нас во вмешательстве во внутренние дела Ирана».

Однако уже после первых шагов Советов в Южном Азербайджане официальный Тегеран был обеспокоен самым серьезным образом. Иранский министр иностранных дел Ирана Мирза Али хан Cохейли дал секретное указание своим дипломатическим представительствам в зарубежных странах, чтобы они по мере сил противодействовали политике СССР в отношении Ирана, придерживались пробританской линии и серьезно занимались азербайджанской проблемой. Например, в письме иранскому послу в Анкаре глава МИДа писал: «Если дела пойдут так, мы потеряем Азербайджан».

Но в целом поначалу Москва никак не могла твердо определиться с характером своих действий в Иране. В качестве средства влияния на его руководство советские специальные органы подготовили предложение об использовании проблемы курдского сепаратизма. Вместе с тем хорошо знающий вопрос советский посол в Тегеране Смирнов был против «игры вокруг курдской проблемы». По его словам, «наша политическая деятельность на севере Ирана должна опираться на азербайджанцев». Число эмиссаров, отправленных в 1941–1942 годах из АзССР в Южный Азербайджан не превысило 600 человек, хотя планировалось откомандировать 2500–3000. Людей для выполнения всего намеченного явно не хватало. Тем не менее письма Багирова об этом в Москву не дали результатов. И неудивительно.

Дело в том, что 29 января 1942 года в Тегеране был подписан союзный договор между СССР, Великобританией и Ираном, гарантировавший территориальную целостность последнего. В тяжелый для Советского Союза период Великой Отечественной войны Иран приобретал исключительно важное значение как своего рода транзитный коридор для перевозки военных грузов, поставляемых СССР по ленд-лизу. Проблема Южного Азербайджана отошла как бы на второй план, и находившиеся там работники из АзССР были по указанию Москвы отозваны назад.

РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

Кремль вновь обратился к южноазербайджанскому вопросу в начале 1944 года в связи с коренными переменами, произошедшими на советско-германском фронте, укреплением в связи с этим международного положения СССР и обострением внутренней обстановки в Иране. 6 марта Совет народных комиссаров СССР по рекомендации Молотова, обсудив вопрос «Об усилении экономической и культурной помощи населению Южного Азербайджана», принял соответствующие решения. В них речь в основном шла об отправке политработников из Азербайджанской ССР в Иран.

Осенью 1944 года Советский Союз начал раскрывать свои нефтяные интересы в Иране. 10 сентября 1944 года сюда была отправлена большая делегация во главе с заместителем наркома иностранных дел СССР Кавтарадзе. Но длившиеся больше месяца переговоры с иранским правительством, касавшиеся добычи черного золота, не дали результатов, и 25 октября советские представители вернулись из Тегерана в Москву. В тот же день в Тебризе и других городах Южного Азербайджана начались митинги и демонстрации против кабинета министров Ирана, возглавляемого Саидом. Протежируемая Советами волна протеста завершилась отставкой правительства Саида в ноябре 1944 года. Новый кабинет сформировал Муртазагулу Баят (Сахам-ас-Султан).

В декабре 1944 года в Тегеран приехал секретарь ЦК Компартии Азербайджана Гасан Гасанов. В беседе с ним советский посол Максимов намекал на то, что из Москвы дано указание на строительство буржуазно-демократического общества в Южном Азербайджане. Но Гасанов, лучше знакомый с тамошней ситуацией, был не согласен с подобной постановкой вопроса. Он отмечал: «В настоящий момент самым популярным лозунгом азербайджанцев является освобождение от фарсидского ига, построение демократического государства и решение земельного вопроса». Для реализации всего этого Гасанов рекомендовал укрепить народную партию в Южном Азербайджане и ее руководство путем оказания финансовой помощи.

Весной 1945 года Кремль наконец решился на действенные шаги в Южном Азербайджане. 10 июня председатель Совета народных комиссаров СССР Сталин подписал секретное постановление «Об организации советских промышленных объектов на севере Ирана». Имелось в виду создать в Тебризе и в других городах филиалов промышленных предприятий АзССР. Одновременно в Наркомат иностранных дел СССР и ЦК КП(б) Азербайджана поступило указание о подготовке предложений по решению южноазербайджанского вопроса. На их основе было выработано постановление Государственного комитета обороны СССР от 21 июня «О геолого-разведывательных работах на севере Ирана в связи с нефтью».

6 июля 1945 года Политбюро ЦК ВКП(б) после длительных колебаний приняло секретное решение «О мерах по организации сепаратистского движения в Южном Азербайджане и в других северных областях Ирана». В этом документе признавалось целесообразным начать подготовку к предоставлению азербайджанским провинциям Ирана широкой национальной автономии. Для руководства национально-освободительным движением в Южном Азербайджане предлагалось создать Азербайджанскую демократическую партию. Исполнение решения предписывалось осуществить ЦК КП(б) Азербайджана и СНК АзССР под контролем некоторых высших руководителей Советского Союза. Для финансирования предстоящих действий Государственный банк СССР выделил специально учрежденному при ЦК КП(б) Азербайджана фонду сумму в иранской валюте, эквивалентную 1 млн. рублей.

В июле 1945 года, после возвращения Багирова из Москвы, по его заданию тайным образом в Баку были привезены член ЦК Партии Туде, депутат иранского меджлиса Камбахш, председатель Тебризского провинциального комитета той же партии Падеган, писатель и публицист Шабустари и редактор газеты «Ажир» Пишавари. В ходе состоявшегося совещания стороны договорились, что создаваемой Азербайджанской демократической партией (АДП) будет руководить Пишавари. Об этом Багиров немедленно проинформировал Сталина, а также Молотова, Берию и Маленкова.

Затем, в августе 1945-го, в Тебриз прибыл советник посольства СССР в Тегеране Ягубов. Он должен был ознакомиться поближе с ситуацией в Южном Азербайджане и ускорить работу по созданию АДП. В конце августа подготовительные мероприятия завершились, и 3 сентября было распространено обращение 80 представителей различных сословий, объявивших о нарождении новой партии.

Сообщение о создании АДП вызвало серьезную обеспокоенность иранских властных кругов, англичан и американцев. Британский консул в Тебризе Уолл сообщал своему начальству: «Эта партия опаснее просоветской народной партии (Туде. – Д.Г.). В новой партии нет богатых людей. Ее программа составлена грамотно┘ Если эта партия осуществит все идеи, ее будет защищать все азербайджанское население. С этими целями они пойдут далеко».

Между тем 8 октября 1945 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли решение о дальнейших действиях в Южном Азербайджане: было дано задание о выделении оперативных работников для устранения противников движения за автономию северных иранских провинций. Сюда откомандировали 80 наиболее опытных «специалистов». Приехавшие в Южный Азербайджан в последней декаде октября из Азербайджанской ССР со специальным заданием Гасан Гасанов, Агаселим Атакишиев (заместитель председателя НКГБ Азербайджана) и Мирза Ибрагимов (нарком просвещения АзССР, писатель), провели четыре совещания с тебризской тройкой (Пишавари, Шабустари, Падеган).

ТЕГЕРАН ТРЕВОЖИТСЯ

Чтобы пресечь процесс автономизации Южного Азербайджана, иранское правительство избрало тактику его экономической блокады. Но это ни к чему не привело. Для нейтрализации мер Тегерана первый заместитель председателя СНК СССР Молотов 4 ноября подписал постановление «О расширении торговли с Иранским Азербайджаном».

В течение ноября центральные власти Ирана предприняли еще ряд шагов в связи с ситуацией в Южном Азербайджане. Так, военный министр Риязи встретился с советским военным атташе полковником Разиным, 18 ноября замещающий посла СССР Ахад Ягубов был вызван на прием к премьер-министру Хакимюлмюлку, Министерство иностранных дел Ирана представило соответствующую ноту советской дипмиссии. Иранское правительство выражало обеспокоенность складывающейся на севере страны обстановкой и извещало о возможном использовании там армии.

Не дождавшись ответа от Москвы, Тегеран двинул свои армейские подразделения в направлении Тебриза. Но в Шарафабаде они были остановлены частями РККА, выполнявшими приказ начальника Генерального штаба генерала армии Антонова (в документ предписывалось не допустить какую-либо попытку иранских властей отправить армию в советскую зону).

Уже 11 декабря весь Южный Азербайджан находился под контролем АДП. После последних подготовительных мероприятий и согласований с руководством СССР 12 декабря 1945 года открылась первая сессия Азербайджанского милли меджлиса. Мирза Али Шабустари стал его председателем, было образовано азербайджанское правительство, премьер-министром которого стал Пишавари.

Не удалась попытка иранского правительства вынести азербайджанский вопрос на обсуждение совещания министров иностранных дел США, СССР, Великобритании в Москве (16–26 декабря). Правда, государственный секретарь США Бирнс и министр иностранных дел Великобритании Бевин попробовали повлиять на Сталина и Молотова в связи с иранским вопросом, но безуспешно. На предложение иранского премьера приехать в Москву и начать прямые переговоры Кремль также не отреагировал.

После встречи со Сталиным в ходе Московского совещания Бирнс убедился в осложнении азербайджанской проблемы и необходимости ее обсуждения в ООН. 20 декабря он через посла США в СССР довел до американского посла в Тегеране Моррея свои рекомендации иранскому правительству. В них говорилось: «Прошу сказать премьер-министру в неофициальной и конфиденциальной форме: вы рекомендуете, чтобы иранское правительство в скором времени пошло на уступки требованиям, выдвигаемым со стороны азербайджанцев. В особенности считаю правильными их желания по поводу обучения в школах тюркскому языку наряду с фарсидским и создания областных энджуменов (советов) в соответствии с иранской конституцией┘ Естественно, для предотвращения создания Азербайджаном отдельного государства такие шаги возможны».

Данные предложения не вызвали, мягко говоря, восторга у иранского премьера. Хакимюлмюлк постарался убедить американцев, что якобы азербайджанский народ никогда не считал тюркский язык своим родным языком. Но политика Хакимюлмюлка, надеявшегося, что на Московском совещании Советы под давлением США и Британии дадут согласие на немедленный вывод своих войск из Ирана, потерпела крах.

21 января 1946 года Хакимюлмюлк представил шаху заявление об отставке. Открылся путь к власти для Гавам-ас-Салтана.

Вместе с тем январь 1946-го оказался также примечателен вынесением азербайджанского вопроса на международное обсуждение. 19-го числа премьер-министр дал указание руководителю делегации Ирана на открывающейся первой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, послу в Великобритании Тагизаде, добиться включения проблемы Южного Азербайджана в план работы ГА ООН (причем вопрос был сформулирован так: «О споре Ирана с Советским Союзом»). В тот же день Тагизаде представил руководству ООН заявление Ирана. После ознакомления с этим документом руководитель делегации СССР на Генеральной Ассамблее ООН Вышинский 24 января обратился с письмом к председателю Совета Безопасности, в котором отклонил все претензии Тегерана. Спустя день Вышинский выступил на заседании СБ с речью аналогичного содержания. В резолюции Совета Безопасности отмечалось, что, учитывая готовность советской и иранской сторон к переговорам, как и то, что они должны начаться в ближайшее время, СБ предлагает Москве и Тегерану информировать его о ходе предстоящих бесед, оставляя за собой право требовать все сведения о них.

В феврале, когда уже проводились различные социально-экономические реформы в Азербайджане, Гавам-ас-Салтана сформировал новое правительство в Тегеране. Изложив 18 февраля в меджлисе программу своего кабинета, Гавам отметил, что отношения с СССР будут строиться в условиях взаимоуважения и взаимодоверия, после чего тут же получил приглашение из Москвы. Прибыв 19 февраля в советскую столицу, иранский премьер до 7 марта вел переговоры со Сталиным и Молотовым. Стороны обсуждали вывод советских войск из Ирана, азербайджанскую проблему и вопросы добычи нефти. По всем трем темам взгляды иранских и советских руководителей серьезным образом расходились, а потому продолжавшиеся более двух недель переговоры окончились ничем, никакой документ не был пописан. Гавам, отправлявшийся в Москву с большими надеждами, вернулся в Тегеран с пустыми руками.

И ВСЕ ЖЕ МОСКВА ОТСТУПИЛА

2 марта 1946 года в соответствии с имевшимися договоренностями истек срок пребывания советских войск в Иране. Но в распространенном ТАСС сообщении говорилось, что СССР выведет свои армейские части только из Мешхеда, Шехруда и Семнана. В этой же информации подчеркивалось, что Советская армия будет оставаться в других районах Ирана. Американский консул в Тебризе Россоу в секретном письме от 3 марта государственному секретарю Бирнсу отмечал, что имеющаяся здесь советская военная техника приведена в боевую готовность и начала движение в направлении Тегерана, Турции и Ирака. Россоу также докладывал, что начиная с 3 марта с границ СССР в Тебриз перебрасываются советские армейские подкрепления.

4 марта президент США Трумэн принял госсекретаря Бирнса для обсуждения политики Москвы в Иранском Азербайджане, а 5 марта в связи с этим вопросом Соединенные Штаты направили ноту СССР. Однако 6 марта консул Россоу в секретном рапорте госсекретарю писал: «Советские военные силы продолжают прибывать днем и ночью... генерал армии Баграмян приехал в Тебриз и принял командование над советскими войсками в Азербайджане. Говорят, что генерал Баграмян – специалист по танковой войне┘ Дорога Тебриз–Тегеран закрыта для невоенного транспорта. Советские войска движутся в направлении Тегерана. Части сравнительно многочисленной азербайджанской армии движутся таким же образом. Из Тебризской оккупационной армии и из России в направлении Махабад–Курдистан посылаются воинские части┘ Из всего этого становится ясным подготовка советских соединений к крупномасштабным военным операциям».

Взволнованный увиденными в Тебризе американский консул предупреждал Государственный департамент, что необходимо предпринимать эффективные меры. 7 марта для обсуждения сообщений, полученных из Иранского Азербайджана, было созвано заседание высокопоставленных лиц американского внешнеполитического ведомства с участием приглашенных экспертов. Показывая на карте движение советских войск в направлении юга Ирана, Ирака и Турции, Бирнс, ударяя кулаком об ладонь, восклицал: «Теперь мы вынуждены отдать им оба нефтяных месторождения».

Совещание продолжилось и 8 марта, когда было признано, что у США нет достаточных сил для вытеснения СССР из Южного Азербайджана. Поэтому эксперт по Советскому Союзу Чарльз Бохлен предложил, что «кроме пустых угроз для самообороны нет другого лучшего средства». После чего в тот же день в адрес лидеров СССР ушла вторая нота – куда более жесткая. В конце данного послания говорилось следующее: «США хотят знать, почему Советы, вместо того чтобы выйти из Ирана, направляют туда дополнительные войска». Правительство США потребовало от Москвы в течение недели раскрыть причины событий, происходящих в Азербайджане.

Так в результате военных приготовлений СССР в Южном Азербайджане, связанных с этим политических и дипломатических шагов, контрдействий США международная обстановка впервые после окончания Второй мировой войны крайне осложнилась. События в Южном Азербайджане, в особенности публикация угрожающих речей Пишавари, адресованных центральному правительству, вызвали большую обеспокоенность в Иране. Сотни жителей Тегерана, услышав про военное наступление СССР, продавали свои вещи за бесценок и убегали в южном направлении. Гавам проводил секретные консультации с посольствами США и Англии по вопросу обращения в Совет Безопасности. Одновременно Багиров на встрече в Джулфе с лидерами национального движения (Пишавари, Шабустари, Джавид) обсуждал вопрос укрепления обороноспособности Южного Азербайджана.

Назначенный в те напряженные дни новым послом СССР в Иране Иван Садчиков 18 марта прибыл в Тегеран. Он принес с собой компромиссные предложения Москвы о выводе советских войск, по нефти и Азербайджану. Несмотря на это, иранское руководство по рекомендации США и Великобритании вновь обратилось в Организацию Объединенных Наций с просьбой рассмотреть советско-иранские отношения. 20 марта во время приема премьер-министром Гавамом посла Садчикова, тот выразил недовольство СССР по поводу обращения Ирана в ООН. В ответ Гавам сообщил, что если Советский Союз будет вынуждать его пойти на противозаконные действия, он подаст в отставку, но вряд ли новый премьер-министр будет более лоялен к СССР. Такой ответ Ахмеда Гавама давал основание Москве задуматься.

Обращение Ирана в ООН, холодный тон переговоров с советским послом, продолжение перевозок Советами военных грузов в Азербайджан создавали панику в Тегеране. Теперь уже ходили слухи о бегстве шаха и премьер-министра из столицы. Государственный секретарь США Бирнс дал указание американскому послу в Иране, чтобы тот в случае оставления шахом и правительством Тегерана выделил людей для их сопровождения. Однако 24 марта было распространено сообщение о выводе советских войск из Южного Азербайджана. Некоторые историки считают, что это был ответ на устный ультиматум президента Трумэна СССР 21 марта. Впрочем, и сам глава американского государства в своих последующих выступлениях отмечал: «Когда Сталин отказался выйти из Ирана в согласованное время, я направил ему сообщение, что в таком случае приплыву в Персидский залив».

В 1979 году после вхождения советских войск в Афганистан журнал «Тайм», вспоминая события в Иране тридцатитрехлетней давности, писал: «В 1946 году во время Азербайджанского кризиса Трумэн вызвал посла СССР в США А.Громыко в Белый Дом и сообщил ему, что если Красная Армия немедленно, в течение 48 часов, не будет выведена из Ирана, то США будут использовать атомную бомбу против Советов».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На восстановление Сирии потребуется  не менее 400 миллиардов долларов

На восстановление Сирии потребуется не менее 400 миллиардов долларов

Владимир Мухин

Россия строит военные заводы в Тартусе и Хмеймиме

0
821
Кремль заставил играть Турцию по своим правилам

Кремль заставил играть Турцию по своим правилам

Игорь Субботин

В Анкаре допустили признание легитимности Башара Асада

0
1348
Древние традиции, ленд-лиз и шпионы

Древние традиции, ленд-лиз и шпионы

Александр Макаренко

Про то, как Персия стала Ираном, и антигитлеровскую коалицию

0
1238
Тбилиси поспорил с Вашингтоном  и Тегераном

Тбилиси поспорил с Вашингтоном и Тегераном

Юрий Рокс

Граждане Ирана наладили в Грузии подпольную "банковскую сеть"

0
1933

Другие новости

Загрузка...
24smi.org