0
5863
Газета История Интернет-версия

25.08.2006

Трехвековое противоборство

Денис Кмитец

Об авторе: Денис Кмитец - историк.

Тэги: вкл, литва, русь

За полтора десятилетия, минувшие после распада СССР, российское общество уже привыкло к выступлениям в СМИ, к изданию трудов, в которых пересматриваются установившиеся взгляды на отечественную историю. Но вот о такой же «ревизии» прошлого в ближнем зарубежье в РФ знают мало. Поэтому редакция «НВО» сочла необходимым предложить вниманию читателей точку зрения одного из белорусских исследователей на отношения между Русским государством и Великим княжеством Литовским.

В последнее время россиян неприятно удивили заявления ряда авторов новейших публикаций (книг, статей, материалов в интернете) о том, что больше всего в прошлом Москва воевала не против татар или шведов, а против белорусов. За 300 лет, с середины XIV до второй половины XVII века, между Московским княжеством и Великим княжеством Литовским (исторической Беларусью) произошли 12 полномасштабных войн, не считая множества мелких пограничных столкновений и усобиц. Известный русский историк Ключевский писал в свое время, что за неполное столетие (с 1492 по 1582 год) на войны между двумя государствами приходится не менее 40 лет.

РАЗНОЕ «СОБИРАНИЕ»

Становление Великого княжества Литовского (далее – ВКЛ) и Московского государства происходило примерно в одно и то же время: середина XIV–начало XV веков. Причем и ВКЛ, и Москва соперничали в пресловутом «собирании русских земель». Другими словами, обе державы претендовали на порубежные территории. Различие было лишь в том, что большая часть восточных земель ВКЛ вошло в его состав мирным путем – через династические союзы и соглашения с местной элитой. Например, территории Витебского, Полоцкого, Новгород-Северского, Смоленского, Брянского, Бельского, Стародубского и ряда других княжеств. Напротив, большинство территорий, «присоединенных» к Москве, были захвачены силой (Тверь, Рязань, Новгород, Псков и т.д.) в союзе с золотоордынскими и заволжскими ханами.

Отношения между двумя соперниками накалялись по мере того, как «буферная зона» между ними сокращалась. Уже в начале XIV века произошли первые военные конфликты между Москвой и Литвой (нападение московитов на Смоленск, ответные походы литвинов на Можайск), но время открытого противостояния еще не наступило. Важную роль в расширении Литвы на восток играло то, что при включении новых княжеств гарантировались их автономия и нерушимость границ, сохранялись в полном объеме местные законы, права и владения феодалов, духовенства, мещан. Княжества вели самостоятельную торговую деятельность. Другими словами, соблюдался принцип «старины не рушить».

Кроме того, добровольное вхождение порубежных княжеств в состав ВКЛ во многом было обусловлено эффективным противодействием литвинов агрессии со стороны Золотой Орды и орденов рыцарей-крестоносцев. Мало кто в России знает о битве на Синей Воде, произошедшей в 1362 году, когда войска великого князя литовского Альгерда разгромили татар и покончили с их владычеством на днепровском правобережье. В летописи есть запись об этих событиях: «Коли пак князь великыи Витовт поехал з Литвы до великого Луцка, a князь великыи Олькгирд пошол в поле з литовским воиском и побил татаров на Синеи Воде, убил трех братов, татарьских князеи, Хачебея, Сакутлубуга a Дмитрея. A тыи тры браты, татарские князи, отчичи и дедичи Подолское земли были, a заведали от них отаманы, a приежчаючи у отаманов дань бирали c Подолское земли».

Золотоордынцы впервые потерпели столь сокрушительное поражение. Земли в междуречье Дона и Днепра навсегда вышли из-под их подчинения. Под властью ВКЛ оказалась огромная территория, населенная славянами (Киевщина, Подолье, Волынь). А сама Орда развалилась, на ее обломках появились Крымское ханство, Ногайская орда, Заволжская орда и другие. В 50-е годы XIV века пограничным литовским городом на востоке стал Ржев!

Именно с того времени между Москвой и ВКЛ началась эпоха длительной ожесточенной борьбы. Маятник побед качался из стороны в сторону. Кульминацией натиска Московского государства явился захват в 1514 году крупнейшего административного и экономического центра восточных земель ВКЛ – Смоленска. Все утверждения о том, что Смоленск испокон веков «отчина» московских царей, – выдумки российских придворных идеологов.

Ослабленная к тому времени беспрерывными набегами крымских татар и бесконечными внутренними распрями Литва постепенно стала уступать в противостоянии с набиравшим силу восточным соседом. Особое место в истории противоборства между Москвой и Вильней (столицей ВКЛ) занимают Ливонская война (1558–1583 годы), боевые действия во времена «Великой смуты» (1609–1614 годы), а также битвы 1654–1667 годов, известные в российской историографии под названием «война за освобождение белорусского и украинского народов от польского ига».

ДВЕ ВОЙНЫ

В период Ливонской войны (самой долгой в истории России, притом начисто ей проигранной) произошло событие, кардинально изменившее дальнейшую судьбу белорусского народа. В середине XVI века московский царь Иван IV обратил свой хищный взор на богатые территории балтийского побережья. Ливонский орден, владевший этими территориями, к тому времени уже не представлял собой серьезного противника в военном отношении. Однако агрессивные планы Москвы вызвали резкий отпор со стороны ВКЛ. Рижский порт и Западная Двина имели огромное экономическое значение для Литвы. По этой важнейшей транспортной артерии шла торговля со странами Северной и Центральной Европы. По Двине шли суда, груженные литовскими товарами – зерном, лесом, кожами, медом и проч.

Московская агрессия способствовала усилению влияния пролитовских настроений в Ливонии, и в августе 1559 года ВКЛ объявила о своем протекторате над орденскими владениями. Но после успешного начала боевых действий удача отвернулась от литвинов. Кроме того, в конфликт вмешались Швеция и Дания. Фактически Ливония оказалась разделена между четырьмя державами. Сложившаяся ситуация стала в дальнейшем причиной длительных международных конфликтов в Балтийском регионе.

После раздела Ливонского ордена Иван IV решил направить свой основной удар против ВКЛ. Для отвода глаз он потребовал от Литвы «вернуть» ее часть ливонских земель. На самом же деле аппетиты московского узурпатора простирались гораздо дальше. На земском соборе, созванном накануне начала войны, Иван объявил: «Вся Литва есть вотчина государей московских!» Дворяне с энтузиазмом ему вторили: «Мы, холопы царские, за одну десятину земли Полоцкого или Озерищинского повета готовы головы сложить!»

Великое княжество Литовское, потерпев в 1562–1564 годах ряд чувствительных поражений от московитов, было вынуждено обратиться за помощью к Польской Короне. Литвинские магнаты понимали, что им придется поступиться частью своих полномочий, но решалась судьба существования самого государства. Все понимали, что Полоцком (захваченным в 1563 году) враг не ограничится. Им пришлось делать выбор из двух зол –идти в рабство к московскому тирану Ивану IV либо объединиться с Польшей. В итоге в 1569 году на карте Европы появилась новая мощная держава ≈ Речь Посполитая (Республика Обоих Народов).

Это было конфедеративное образование, где ВКЛ сохранило все институты государственности, включая войско, законодательство, органы самоуправления, суд, денежную систему и т.д. Объединенная литовско-польская армия под началом талантливого полководца, выборного короля Речи Посполитой Стефана Батория, выдворила непрошеных гостей с территории ВКЛ, освободила Полоцк и перенесла боевые действия на земли Московского государства. Проиграв войну, Иван IV запросил мира. В результате Ливонской войны он потерял все свои приобретения в Прибалтике и был вынужден отказаться от всех территориальных притязаний к Речи Посполитой. По словам русского историка Костомарова, Ям-Запольский мирный договор стал «самым невыгодным и позорным для России миром из всех, что были заключены до того времени с Литвой».

Смута, поразившая Московское государство и все общество в начале XVII века, по-прежнему привлекает внимание многих историков и публицистов. В России недавно был учрежден праздник «народного единства» 4 ноября в честь «славной победы над поляками, захватившими Москву». Хотелось бы отметить в этой связи, что гарнизон, сидевший в московском кремле в октябре–ноябре 1612 года, в основном состоял из литвинов (предков белорусов). Второй по численности национальной группой были наемники-немцы. Третьей – наемники-французы. И только после них – поляки! Ни Москву, ни московский кремль, ни Китай-город они не захватывали.

Боярское правительство Московии («семибоярщина») само пригласило иностранные войска, чтобы они защитили его от собственного народа. Отметим также, что многие действующие лица этой исторической драмы были литвинами. Вот всего несколько известных фигур: Ян Карл Ходкевич, Ян Петр Сапега, Александр Лисовский, Осип Будзила, Роман Рожинский┘

Да, Лжедмитрию II служило немало шляхтичей-литвинов, по разным причинам покинувших свою родину. Но подавляющее число «воров» составляли именно русские люди, с завидным упорством и чрезвычайной жестокостью истреблявшие своих соплеменников. Русские, которых «подогревало» православное духовенство, панически боявшееся конкуренции с католической церковью, сами учинили свое «смутное время», а потом, как это принято на Руси до сих пор, в своих собственных дрязгах и бедах обвинили других.

РАЗОРЕНИЕ, А НЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

Возьмем «освободительный поход» «тишайшего» царя Алексея Михайловича против ВКЛ в 1654–1667 годах. Многочисленные факты и цифры, приведенные многими белорусскими, украинскими, польскими и некоторыми российскими историками, убедительно показали цели и последствия этого похода. В результате московской агрессии белорусский этнос понес чудовищные потери – более половины населения! Для территории ВКЛ бедствия того времени сравнимы с последствиями Тридцатилетней войны, опустошившей земли Германии в середине XVII века. В данной связи уместно будет привести такие строки: «Еще в конце 1655 г. ковенский земский судья Стэфан Медекша записал, проехав по белорусскому Понемонью, что тут везде «трупов на дорогах полно, деревни, местечки, избы сожжены, бедную хатку трудно найти целой. Минский повет, согласно отчетам самих же московских воевод, в 1656 году уже был «весь пуст и выжжен», а крестьяне разбегались, кто куда, чтобы не умереть с голода. В Койданово (современный Дзержинск) в то время было «мещан и крестьян... только дымов со двести... и те все пограблены, разорены до остатку», а жители жаловались, что также умирают от голода. Шкловский повет в 1658 году был настолько опустошен, а «села и деревни позжены», что войско царского воеводы Долгорукого, получившего приказ стоять на Шкловщине, вынуждено было отходить к Смоленску, чтобы хоть как-то прокормиться. То же происходило на Друйщине, где похозяйничали казаки.

И так – почти по всей Беларуси. Если только западным землям немного повезло, поскольку они по целому ряду причин потерпели несколько менее».

Особенно впечатляет то обстоятельство, что московиты нещадно грабили главным образом восточные земли ВКЛ, где большинство населения исповедовало православие, именно этих «православных братьев и сестер» они превращали в своих рабов-крепостных.

Так кого же и от чего «освобождали» войска московского царя, если по официальной версии российской историографии они защищали единоверцев от гонений со стороны «латинян» и «униатов»? Более того, именно православные крестьяне и мещане восточной Литвы первыми поднялись на борьбу с захватчиками. Во всех поветах появились многочисленные партизанские отряды, нападавшие на гарнизоны московского царя и на казаков гетмана Хмельницкого, уничтожавшие фуражиров и обозы противника, перерезавшие важнейшие коммуникации. Их действия нередко поддерживало местное православное духовенство.

Некоторое время «шишы» (московиты так называли партизан в Литве) являлись единственным врагом московских войск, поскольку армии Речи Посполитой пришлось вести борьбу на два фронта – с севера наступали шведы. Так, 18 ноября 1654 года отряд Якима Потапова, имевший в своем составе 15 шляхтичей и более 300 крестьян, отважился даже совершить нападение на войско противника, осаждавшее Мстиславль. Как видим, партизаны впервые появились на территории Беларуси не в 1941 году, а значительно раньше.

В отношении здешней православной шляхты дела обстояли несколько иначе. Сперва шляхтичи активно присягали православному царю, надеясь на его покровительство и защиту. Но когда всем стало ясно, что царь рассматривает восточные земли ВКЛ лишь в качестве «дойной коровы», а московские воеводы не считаются с их правами, шляхта отвернулась от новоявленного государя. Осенью 1658 года воевода Юрий Долгорукий писал царю: «Вся присяжная шляхта всех поветов изменили, и к ним, к гетманам к Павлу Сопеге и Гонсевскому пристали и твоих ратных людей везде побивали, и в полон имали, и конские стада отгоняли».

Вскоре сложилась ситуация, похожая на положение дел в годы Второй мировой войны: оккупанты относительно безопасно себя чувствовали в крупных городах и замках, где у них имелись крупные гарнизоны, тогда как в сельской местности «хозяевами» были партизаны... Осенью 1658 года в северных и восточных землях ВКЛ между московскими войсками и партизанскими отрядами развернулись полномасштабные боевые действия. Когда же в контрнаступление перешли правительственные войска ВКЛ и Речи Посполитой, к ним стали в массовом порядке присоединяться бывшие партизаны. Например, весной 1662 года на территории Речицкого повета к пяти королевским хоругвям присоединились шесть хоругвей «шишей и уездных мужиков». В итоге, войска захватчиков встретились с сопротивлением, объединившим все слои общества (шляхту, крестьян, горожан), независимо от их конфессиональной принадлежности.

ВОВСЕ НЕ БРАТЬЯ

Что было в последующие времена? В конце концов Россия силой оружия, денег и при помощи дипломатии захватила Великое княжество Литовское (имеются в виду печально знаменитые «три раздела Польши» в конце XVIII века). По приказу Екатерины II литвинов переименовали в белорусов, по приказу Николая I превратили из униатов в православных. Историкам же было велено соответствующим образом все это преподать. Они и преподали. Дескать, белорусы со времен окончания ледникового периода только и делали, что мечтали о воссоединении с матушкой Русью. А коварные литовцы, вместе с еще более коварными поляками, их всячески угнетали и не пущали┘

Предельно кратко обрисуем те основные моменты, которые являются базой для изложенных выше соображений. Официальная российская историческая наука до сих пор утверждает, что в XIII–XIV веках воинственные балтские племена захватили земли современной Беларуси и правобережной Украины, подчинив живших здесь славян, и основали древнелитовское государство. Предки же белорусов и украинцев, страдая от жесткого социально-экономического гнета, вплоть до конца XVIII века боролись за свое освобождение и стремились к «воссоединению» с Москвой. Большей нелепицы, шитой белыми нитками, трудно себе представить.

Для многих россиян станет открытием тот факт, что средневековые «литвины» (или «литовцы») имеют весьма далекое отношение к жителям современной Литовской республики. Белорусские историки предлагают сугубо славянское объяснение термина «Литва». Они установили, что территория средневековой Литвы охватывала бассейн верхнего и среднего течения реки Неман и центральную часть современной Беларуси, где доминировало славянское население. Еще бискуп (епископ) Христиан, который при князе Миндовге (1253 год) возглавлял Литовское бискупство, отмечал: «Литва, или Литвания, – это славянская страна».

Нынешняя Лиетува восточных балтов к славянской Литве отношения не имеет. В старину она называлась Жемойтией (Низкой землей) и Аукштайтией (Высокой землей), а не Литвой. Например, составитель «Хроники Быховца» отмечал в 1345 году: «И в тот час княжил на Литве и в Руси великий князь Ольгерд», а про великого князя Кейстута, владения которого находились в Жмуди и Аукштайтии, хроника говорит, что он владел «в Троках и землей Жемойтской». То есть, Жмудь и Аукштайтия тогда Литвой не считались.

Великое княжество Литовское являлось полиэтнической страной. В течение нескольких столетий здесь шли процессы взаимной ассимиляции племен, в результате чего складывалась новая нация. Балты на территории современной Беларуси постепенно славянизировались, сначала знать, а потом и простой люд переняли славянский язык, крестились по православному или католическому обряду. Вместе со славянами центральной и западной частей ВКЛ они идентифицировались под общим наименованием литвины. Литвинами в XV веке называли уже всех подданных ВКЛ, кроме евреев. На современном языке это примерно равнозначно выражению «гражданин Российской Федерации или гражданин Беларуси».

В стороне от процесса формирования нации литвинов остались жемойты и часть аукштайтов, присоединившаяся к ним. Компактное проживание значительной части балтского этноса на севере ВКЛ, отсутствие там славянского субстрата, особенности исторической судьбы (пребывание в подчинении у крестоносцев до 1411 года) привели к тому, что Жемойтия сохранила не только административную автономию, но и культурные, этнические отличия.

За пределами литвинского этноса осталось и население Украины, освобожденной от господства Золотой Орды и присоединенной к ВКЛ. Южные окраины были почти безлюдными, более заселенными были Галиция, Волынь, Подолия, Киевщина. Жители этих регионов придерживались наименования русины. Русинами звали также жителей Полоцкой земли и Поднепровья. В данном случае русины – это не национальная принадлежность. Термины «русские» и «русины» совсем разные. Русинами в ВКЛ называли людей православного вероисповедания.

О нациях до середины XVII века вообще не стоит вести речь (в том числе и о русской нации). В те времена определяющими были иные понятия – государь, подданство, вероисповедание. В данной связи уместно сказать о трансформации названия «Литва». Первоначально под ним подразумевалась этническая общность, затем оно преобразовалось в термин, определяющий государственную принадлежность (литвин – подданный великого князя Литовского).

Белорусская нация формировалась в рамках Великого княжества Литовского на основе смешения славянских и балтских племен. Предки белорусов составляли в ВКЛ этническое большинство (свыше 80%), а старославянский язык был языком государственного делопроизводства и повседневного обихода.

Вследствие незнания указанных фактов заявления белорусов о том, что Вильня (нынешний Вильнюс) и в средние века, и в составе Российской империи был городом с преимущественно славянским населением, что старославянский (белорусский) язык являлся в ВКЛ государственным, вызывают у россиян удивление. Между тем даже по переписи 1897 года население этого города на 56% состояло из белорусов, на 11% из поляков, на 2% из русских, на 12,7% из евреев и только на 17,6% из литовцев (в современном понимании данного этноса)!

Впрочем, для русских и конфедеративное государство Речь Посполитая (Республика Обоих Народов) – это Польша, они знать не знают каких-то литвинов. А потому предки нынешних белорусов в российских изданиях поголовно выступают в роли либо «литовцев» (в современном смысле термина), либо «поляков»!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Прибалтика боится, что евроармия помешает НАТО защищать ее от России

Прибалтика боится, что евроармия помешает НАТО защищать ее от России

НГ-Online

Глава МИД Германии уже мечтал создать вооруженные силы ЕС

1
2176
Гибридная война: интерпретации  и реальность

Гибридная война: интерпретации и реальность

Александр Бартош

Российским специалистам следует более внимательно изучить основные направления новой революции в военном деле

6
6309
Просветитель лопарей

Просветитель лопарей

Сергей В. Алексеев

0
346
Казачьи традиции и патриотическое воспитание молодежи

Казачьи традиции и патриотическое воспитание молодежи

Владимир Винокуров

В одной книге удалось отразить важнейшие направления службы казаков по обеспечению безопасности Отечества

0
836

Другие новости

24smi.org