0
1045
Газета История Интернет-версия

12.01.2007

Смело и неоднозначно

Тэги: ефимов, красная империя, взлет и падение


Ефимов Н.Н. Красная империя: взлет и падение. Военная политика СССР (1917–1991 годы). – М.; Рейтар, 2006. – 296 с., ил.

Историческая публицистика, основанная на известных и малоизвестных фактах, неизбежно предшествует историческим монографиям, основанным на документальных источниках. Новейшая история характерна как раз недостатком документов, по разным причинам скрытых в не рассекреченных до сей поры архивных фрондах. Это дает возможность «коммерческим исследователям» вроде бывшего офицера ГРУ перебежчика Резуна (Виктора Суворова) сочинять разного рода сенсационные «труды», вольно трактующие наше недавнее прошлое в угодном им направлении.

На этом фоне книга доктора философских наук Николая Ефимова особо выделяется своей объективностью и добротностью. В ней рассматривается судьба Советского Союза через призму военной политики. Начиная с 1917 года, когда рассыпалась старая армия. Впрочем, этот момент в книге фактически опущен, хотя и упомянуто, что развал государственной машины целенаправленно проводили сами большевики. Но армию все же погубили не они, а «демократы» из Временного правительства. Это они позволили создавать солдатские комитеты и ввели выборность командиров. В результате единый армейский организм перестал существовать.

Большевики не могли сохранить старую армию, не желавшую больше воевать. Новая рабоче-крестьянская Красная армия строилась на началах добровольности и классовом принципе. В полном соответствии с марксистской теорией. Но эти отряды оказались не способны противостоять немцам, идущим на Петроград, и потому дело закончилось Брестским миром.

История Красной армии началась с поражений. Кроме «брестского позора» отдали Финляндию, едва успев вывести из Гельсингфорса флот. Формально сохранялся союзнический договор России с Антантой, и в феврале 1918-го Лондон и Париж даже предложили Ленину помощь в отражении немецкого наступления. Троцкий был за то, чтобы эту помощь принять. Он даже санкционировал высадку войск западных союзников в Мурманске, чтобы предотвратить его захват немцами, наступающими из Финляндии. Ленин же возражал против приглашения англо-французов, опасаясь активизации антибольшевистских сил, а вот закупки оружия за рубежом одобрял.

Только 4 марта 1918 года был учрежден высший военный совет с подчинением ему всех центральных органов военного ведомства, до того самостоятельных в своих действиях. И только в сентябре был сформирован Реввоенсовет республики. Еще позже был создан Совет рабочей и крестьянской обороны, который никогда не вмешивался в оперативные дела, зато быстро решал вопросы армейского снабжения и обеспечения.

Гражданская война заставила большевиков перейти от добровольной армии к призывной, ввести институт комиссаров, призвать на службу бывших офицеров и генералов (48 тысяч, а также 214 тысяч унтер-офицеров), ввести жесткую дисциплину.

Не только белые армии раздирали противоречия. Разногласия были и внутри советской верхушки. Но в главном большевики оказались единодушны – в основополагающих политических решениях. Они заручились поддержкой среднего крестьянства, на что белые вожди оказались неспособны. Фактически союзниками большевиков оказались и националисты вроде Петлюры, которым не нравился белогвардейский лозунг восстановления «единой и неделимой России».

В книге анализируются военные реформы 1920–1930-х годов. От массового сокращения 1923–1924 годов, когда были уволены почти все военнослужащие, кроме командиров, а армия была набрана новая из призванной крестьянской молодежи, до перехода от территориального к кадровому принципу комплектования в 1935 году.

Внутрипартийная борьба нанесла армии гораздо больший ущерб, чем все военные конфликты вплоть до Великой Отечественной войны. Репрессии конца 1930-х вызвали деградацию офицерского корпуса. В стремлении уничтожить всякую оппозицию и обеспечить атмосферу беспрекословного подчинения Сталин явно перестарался. Командование в своей деятельности предпочитало опираться не на военную теорию, а на постулаты вождя. Отсюда проистекает принцип «воевать малой кровью на чужой территории», дорого обошедшийся в 1941-м.

Глава, посвященная периоду 1938–1945 годов, названа «Цена победы». Это был действительно период боли и страданий, а не только побед. Понятно, что такой сложный этап истории трудно осветить в короткой главе, но, с точки зрения политической истории, важны ключевые решения и результаты. А результатом стали создание социалистического лагеря – буферной зоны между Советским Союзом и Западом и холодная война.

Эпоха холодной войны столь близка, что кажется во многом понятной. Однако это обманчивая понятность. Ведь она проистекает из собственного опыта, основанного на дозированной информации, полученной из советских СМИ. Так автор инициатором войны в Корее показал США, хотя войну затеял режим Ким Ир Сена. Победы одержать коммунистам не удалось даже при участии 300-тысячного китайского военного контингента и советских летчиков и зенитчиков. Впрочем, от поражения Пхеньян они спасли.

Сейчас советско-американское противостояние оценивается по-разному. Кто кого сдерживал? Николай Ефимов ссылается на многочисленные планы ядерного нападения на СССР. Но ведь и Советский Союз разрабатывал подобные планы. И настойчиво влезал в региональные конфликты по всему миру, зачастую закрывая глаза на действительные цели лидеров «национально-освободительной борьбы».

Гораздо важнее не оценки автора, а приводимые им факты. Читатель может сам оценить, как раздувалась Советская армия и оборонно-промышленный комплекс. Чудовищные расходы на оборону фактически поставили экономику на военные рельсы. Доктрина, предусматривавшая способность воевать в одиночку со всей остальной планетой, втягивала в разорительную гонку вооружений. Промышленность производила не столько средства производства и товары народного потребления, сколько бесполезные для народного хозяйства тысячи танков и самолетов, десятки атомных подводных лодок и сотни баллистических ракет.

Страна просто надорвалась, когда втянулась в бессмысленную войну в Афганистане. Ресурсы государства не работали на будущее, они просто растрачивались. Вот почему падение мировых цен на нефть поставило СССР на грань голода – сократился импорт продовольствия. Неэффективная экстенсивная экономика с перекосом в оборонную промышленность не могла обеспечить выживание страны, у которой камнем на шее висела пятимиллионная армия.

Точно так же, как в марте 1917-го никто не заступился за свергаемого царя, так и в 1991-м никто не захотел защитить от распада Красную империю. Армия в том числе. Да и от кого защищать? От народов, уверенных, что по отдельности им будет лучше? От россиян, которые устали нести голодное бремя «старшего брата»?

Генералы, участвовавшие в ГКЧП, сами не получили поддержки среднего офицерского состава. Капитаны и майоры не пожелали вести солдат против народа. Да и сами они жили в несколько иных условиях, чем генералы Арбатского военного округа. И рассчитывали, что в новых условиях им будет лучше...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org