0
5095
Газета История Интернет-версия

08.06.2007

Смелость обреченных

Юрий Киршин

Об авторе: Юрий Яковлевич Киршин - генерал-майор в отставке, доктор философских наук, президент общественной организации "Генералы за демократию и гуманизм".

Тэги: репрессии, история


В государствах всех локальных цивилизаций политические репрессии являлись необходимым условием строительства армии, поддержания дисциплины, необходимым условием ведения войн. В Древней Греции Филипп Македонский, зная, что его солдаты боятся скифов, ставил в задней линии боевого порядка отборные конные части и приказывал убивать всякого, кто побежит.

ПОД ДАМОКЛОВЫМ МЕЧОМ

В армии Древнего Рима существовала децимация. Если легион нарушал приказ командира, бежал с поля боя, казнили каждого десятого. В мешок бросали записки с именами всех солдат и вынимали десятую часть, обреченную жребием на смерть. Император Валентиниан постановил за нанесение солдату себе телесных повреждений для уклонения от воинской повинности карать сыновей ветеранов (они были обязаны служить в армии) сожжением заживо.

Ганнибал ставил во второй линии вспомогательные войска, которые состояли из воинов различных национальностей. За ними стояли карфагеняне. Вспомогательные войска не могли бежать, так как карфагеняне закрывали им дорогу. Они вынуждены были сражаться.

В Древней и средневековой Индии бежавших с поля боя забивали камнями или сжигали живьем, обложив травой. Функции конницы состояли в том, чтобы осуществлять надзор за дисциплиной в войсках.

Представитель китайской цивилизации Сунь-цзы создал учение о «Месте смерти» и практически его использовал. «Когда солдаты подвергаются смертельной опасности, они ничего не боятся; когда у них нет выхода, они держатся крепко┘ По этой причине солдаты без всяких внушений бывают бдительны, без всяких побуждений обретают энергию, без всяких уговоров дружны между собой, без всяких приказов доверяют своим начальникам», – разъяснил Сунь-цзы. Сторонником учения «Место смерти» был У-цзы. Он доказывал, что «Место смерти» – это по существу «Место жизни»: «Когда считают смерть в бою неизбежной, остаются в живых». Учение о «Месте смерти» использовалось в различных трактовках фактически во всех локальных цивилизациях, используется оно и в современных войнах.

В Китае были жесткие наказания за нарушение дисциплины. Казнили солдат даже за шум в строю. В китайской армии существовала круговая порука в пятерках и десятках. Если виновника не выдавала пятерка или десятка, то казнили всех.

Когда У-цзы воевал с циньским царством, один из его воинов, стремясь отличиться, самовольно покинул свое место в строю, ворвался в ряды противника и с торжеством вернулся, неся трофеи – головы двух убитых им вражеских воинов. Однако У-цзы увидел в этом не подвиг, а нарушение дисциплины и казнил храбреца. За невыполнение солдатами приказа казнили их жен, детей. Казнили и военачальников за действиях их подчиненных.

В войнах китайцы использовали и заградительные отряды. Во время сражений было три ряда всадников. Если передний ряд отступал, задние ряды могли закалывать отступавших, не давая возможности бежать.

В Арабском халифате применялись жестокие телесные наказания. Однако во время военных действий и при нахождении на вражеской территории рекомендовалось избегать применения к мусульманам телесных наказаний.

При штурме османами Константинополя (1453 год) первую волну образовали башибузки (многоязычное нерегулярное войско). Их ударами плетей и железных прутьев подгоняли вперед шедшие за ними шеренги военной полиции.

Во время ирано-иракской войны Саддам Хусейн для поднятия морального духа иракцев обещал воинам небесное блаженство, раздачу добровольцам бесплатных земельных участков. Для надежности он издал приказ: «В случае поражения каждый командир взвода будет расстрелян; каждый командир роты будет расстрелян, если два из его взводов потерпят поражения; каждый командир батальона будет расстрелян, если потерпят поражение две из его рот; каждый командир полка будет расстрелян, если потерпят поражение два из его батальонов; каждый командир корпуса будет расстрелян, если его корпус потерпит поражение».

В Византии идея заградительных отрядов была заложена в структуре боевых порядков, который состоял из двух линий. В этом случае воины первой линии сражались храбрее, никто из первой линии не мог убежать, так как находился на глазах воинов и командиров второй линии. Военное право Византии носило устрашающий репрессивный характер. Из 20 статей военно-уголовного кодекса «Стратегиконе» Маврикия смертная казнь исключалась только в 5 статьях.

БАТОГИ И ШПИЦРУТЕНЫ

В западноевропейской цивилизации также широко использовались репрессии. В частности, использовался метод «клин клином вышибают», когда воины боялись своих начальников больше, чем противника. По мнению Фридриха Великого, солдат «должен больше бояться своих командиров, чем врагов». Репрессии в Германии велись с целью уничтожения человеческого достоинства. В XIX веке провинившегося солдата ставили на четвереньки.

В Пруссии при короле-философе офицер, капрал мог забить любого солдата. В Швейцарии в XV веке паникеров и дезертиров находящийся рядом воин обязан был заколоть. В арьергард выделялись воины, которые убивали всех, кто нарушал боевой порядок. В средние века швейцарцы карали смертью того, кто покидал ряды из-за страха перед артиллерией. В государствах западноевропейской цивилизации за малейшие проступки солдат гнали сквозь строй, били шпицрутенами.

Маршал Франции Монлюк ставил позади войск заградительный отряд; убивали тех, кто покидал строй и бежал с поля битвы. Фридрих II в качестве заградотрядов использовал тыловые шеренги из унтер-офицеров.

Репрессии применялись и в России. Особенно жестокими были уставы Петра I. Использовались следующие виды телесных наказаний: битье шпицрутенами, кнутом, розгами, батогами; ссылка, тюремное наказание.

Артикул возродил не типичные для России наказания: прожжение языка раскаленным железом, вырывание ноздрей; отсечение руки; клеймение, отрезание ушей и носа. Видами смертной казни были: четвертование, колесование, обезглавливание, расстрел, повешение, залитие горла раскаленным металлом, сожжение.

С 1701 по 1868 год в России применялась децимация (казнь каждого десятого по жребию). В Артикуле 1715 года децимация упоминалась 7 раз. При Петре I в войсках были полевые и крепостные жандармские части. Им разрешалось использовать в военное время оружие для воспрепятствования побегам лиц, задержанных ими.

Устав Петра I обязывал «любить и почитать» священников, кто так не поступал, наказывался. К тем, поносил ругательными словами Пресвященную Матерь Божию, Деву Марию и святых, применяли телесные наказания, отсечение сустава, смертную казнь. Если кто слышал хуления и не донес, лишался пожитков или жизни. Наказывались солдаты-идолопоклонники, чернокнижники, суеверные, богохулительные чародеи. В качестве наказания применялось жесткое заключение в железах, гонение шпицрутенами, сожжение.

В XIX веке дисциплина в русской армии поддерживалась по-прежнему строгими наказаниями. Полковник имел право без суда по собственной оценке проступка прогнать солдата сквозь строй до трех раз.

Телесные наказания в русской армии (до 1863 года) были ее характерной чертой. В 1863 году Александр I ликвидировал в армии телесные наказания. Во время Первой мировой войны в 1915 году они вновь были введены. В годы Первой мировой войны использовались военно-полевые суды, конные заградительные отряды, смертная казнь. Военные священники выполняли целый ряд полицейских функций, некоторые церковные обряды выполнялись в принудительном порядке.

Репрессии в русской армии применяли не все генералы и офицеры. Александр Суворов за 55 лет не сделал несчастным ни одного офицера и рядового, не ударил ни разу солдата, наказывал виновных лишь насмешками.

Среди военачальников, военных теоретиков были такие, которые выступали против репрессий. Жомини писал, что «палка есть худой движитель», наказание «никогда не сделает солдата храбрым». Он продолжил: «Есть другие способы возбуждать нравственные качества войска, не одна строгость дисциплины сделала полки Суворова столь храбрыми: он имел дар воодушевлять их по-своему».

Шла Первая мировая война. В армии военачальники злоупотребляли наказаниями. В мае 1916 года начтаверх М.В.Алексеев направил секретное письмо командующему Юго-Западным фронтом А.А.Брусилову: «Горько ошибается ныне и тот, кто думает насильно, страхом наказания, двигать войска в бой подобно машинам».

РЕПРЕССИИ И КРАСНАЯ АРМИЯ

В Советском Союзе строительство Красной Армии, ведение войн и вооруженных конфликтов имело репрессивный характер. В основе репрессий в мирное и военное время лежала советская военная идеология, марксизм-ленинизм. Репрессии имели системный характер. В государстве, в Красной Армии существовали специально созданные карательные структуры с определенными задачами и функциями.

Лев Троцкий исходил из того, что «нельзя строить армию без репрессий»; что «нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни». В одной из телеграмм с фронта Ленину Троцкий телеграфировал: «Отсутствие револьверов создаст на фронте невозможное положение. Поддерживать дисциплину, не имея револьверов, нет возможности». Во всех войнах и вооруженных конфликтах, в которых участвовало советское тоталитарное государство, использовались заградительные отряды.

Нарком по военным и мирским делам, председатель Реввоенсовета Троцкий определил цели и задачи заградотрядов, их структуру, тактику при обороне и при наступлении, обязанности командиров при их использовании. Особое внимание он обратил на взаимодействие частей и соединений с заградотрядами. Троцкий требовал, чтобы каждое крупное воинское соединение имело за спиной прочную и надежную сетку заградотрядов.

Заградотряды использовались в Советском Союзе на Хасане, Халхин-Голе и в войне с Финляндией. Когда шла советско-финская война, 24 января 1940 года нарком обороны Ворошилов и нарком внутренних дел Берия издали приказ № 003/0093. Приказ требовал сформировать контрольно-заградительные отряды, подчинив их особым отделам. Было создано 27 отрядов каждый по 100 человек.

После советско-финской войны создание и использование заградительных отрядов стало неписаной и необъявленной частью советской военной идеологии. Начальник Главного управления политпропаганды РККА Лев Мехлис прямо заявил: «Опыт Хасана, Халхин-Гола и Финляндии показал, что заградительные отряды в военных условиях себя оправдали, поэтому надо принимать меры к тому, чтобы в военное время в действующих армиях на основных направлениях в тылу были заградительные отряды, подчиненные органам НКВД».

Широкое применение заградотряды нашли в годы Великой Отечественной войны 26 июля 1942 года генерал армии Жуков передал главкомам и командующим фронтами, что «заградслужба в тылах армий и фронтов организована очень низко и стоит она только на дорогах. 12 сентября 1942 года Сталин лично продиктовал директиву Ставки № 002919 всем фронтам, армиям и дивизиям, в которой приказывалось: «В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд┘ численностью не более батальона (в расчете по одной роте на стрелковый полк)». Заградотряд подчинялся командиру дивизии. На создание заградотрядов Ставка дала 5 дней.

28 июля 1942 года Сталин издал приказ № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и прядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций». Сталин по существу призвал поучиться у фашистов восстанавливать дисциплину путем создания штрафных рот, специальных отрядов заграждения, которые возымели свое действие. После этого приказа было создано большое количество заградотрядов. Так, на Ленинградском фронте – 21 заградотряд; на Калининском – 19; на Западном – в каждой армии по одному заградотряду, на Воронежском фронте – в каждой армии по три заградотряда. Заградотряды создавались против дезертиров, трусов, предателей.

ШТРАФНИКИ И ЗАЛОЖНИКИ

Осенью 1918 года в 8-й армии по инициативе Троцкого зародились штрафные части. В годы Великой Отечественной войны создание штрафных рот и батальонов было репрессивной формой комплектования действующей армии. 26 сентября 1941 года заместитель Народного комиссара обороны генерал армии Жуков утвердил Положение о штрафных ротах и батальонах действующей армии.

Штрафные батальоны формировались из лиц среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, они находились в ведении военных советов фронтов. В пределах каждого фронта было 1–3 штрафных батальона. Они по решению военного совета фронта придавались стрелковым дивизиям.

Штрафные роты формировались из бойцов и младших командиров. Они находились в ведении военных советов армий. В пределах каждой армии было 5–10 штрафных рот. Штрафные роты придавались распоряжением военных советов армий стрелковым полкам (дивизиям, бригадам).

16 октября 1942 года заместитель Народного комиссара обороны армейский комиссар I ранга Щаденко издал приказ № 323, согласно которому все военнослужащие, осужденные военными трибуналами за воинские и другие преступления с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны, определялись в штрафные части действующей армии; красноармейцы и младшие командиры – в штрафные роты, лица командного и начальствующего состава – в штрафные батальоны.

Для отправки в штрафные части осужденных военными трибуналами внутренних военных округов сводили в особые маршевые роты, которые немедленно отправлялись в распоряжение военных советов фронтов для дальнейшего направления в штрафные части. Всего в годы Великой Отечественной войны в штрафные части были направлены 422,7 тыс. человек.

Репрессивный характер большевиков проявился при создании Красной Армии и в годы Гражданской войны. Создать Красную Армию, вести Гражданскую войну нельзя было в условиях недостатка военных кадров, особенно высшего и среднего звена. По словам Троцкого, «строить армию мы не могли без привлечения многочисленного офицерства старой русской армии».

Пополнение Красной Армии сначала проходило за счет генералов и офицеров по добровольному принципу. В годы Гражданской войны в Красную Армию добровольно вступили только 8 тыс. человек. Поэтому на основании декретов Совнаркома, Реввоенсовета республики была осуществлена принудительная мобилизация генералов и офицеров. Численность генералов и офицеров, призванных в нее по 15 августа 1920 года, составила 48,4 тыс. человек.

Военные специалисты занимали высшие командные и штабные должности в действующей армии. Полевой штаб Реввоенсовета возглавляли бывшие генералы Генштаба Н.И.Раттэль, Ф.В.Костаев, М.Д.Бонч-Бруевич и П.П.Лебедев. Начальниками всех управлений, отделов Полевого штаба были бывшие генералы и офицеры Генштаба русской армии.

На должности командующих фронтом было 20 человек, 17 из них, то есть 85%, были бывшие генералы и офицеры, в том числе Ф.М.Афанасьев, И.И.Вацетис, В.М.Гиттис, А.И.Егоров, В.Н.Егорьев, С.С.Каменев, П.П.Лебедев, М.А.Муравьев, Д.Н.Надежный, В.А.Ольдерогге, Д.П.Парский, А.А.Самойло, М.С.Свечников, П.А. Славен, П.П. Сытин, М.Н. Тухачевский и В.И. Шорин. Должности начальников штабов фронтов замещали только военные специалисты.

Из 100 командующих армиями военными специалистами были 82 человека. Начальниками штабов армий были 93 человека, из них 77 – бывшие кадровые офицеры.

Принудительная мобилизация военных специалистов сопровождалась репрессиями. Троцкий приказал взять на учет всех бывших офицеров, которые не желают работать на Красную Армию, и посадить их в концентрационные лагеря. По его инициативе в 1918 году были созданы концентрационные лагеря в Муроме, Арзамасе и Свияжске.

Троцкий ввел систему заложничества в качестве необходимого условия ведения гражданской войны. Он был убежден, что, превращая в заложников семьи военных специалистов, он тем самым заставляет их сражаться из страха за жизнь своих близких. Троцкий требовал, чтобы на командные должности назначали тех бывших офицеров, семьи которых находятся в пределах советской России; он предупреждал их, что они сами несут ответственность за судьбы своей семьи.

Троцкий требовал арестовать семью перебежчика Лебедева и сделать сведения об аресте широко известными.

Троцкий считал необходимым в гражданской войне сочетать идеологическую работу с репрессиями. Оценивая взятие 10 сентября 1918 года Казани, он заметил, что успех был достигнут сочетанием мер агитации, организации и репрессий.

И ЧЛЕНЫ СЕМЕЙ...

В 1934 году в Уголовный кодекс было внесено понятие «ЧС» – член семьи изменника родине. Это положение кодекса было использовано в Красной Армии. При репрессировании военачальников в 30–40-х годах прошлого века членов их семей расстреливали, отправляли в тюрьмы.

В годы Великой Отечественной войны семьи военнослужащих также были объектом репрессий. 24 июня 1942 года было принято Постановление ГКО, в котором говорилось: «Совершеннолетние члены семей военнослужащих, осужденных к высшей мере наказания (расстрелу) за измену Родине (ст. 58-1 УК РСФСР), подлежат аресту и ссылке в отдаленные местности СССР сроком на 5 лет». Семьи сдавшихся в плен красноармейцев Приказом Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года лишались государственного пособия и помощи, независимо от причин и обстоятельств пленения этих военнослужащих. Приказ Ставки № 270 кроме Сталина и Молотова подписали и те, кто непосредственно должен был нести ответственность за трагедию 1941–1942 годов: Ворошилов, Тимошенко, Шапошников, Жуков, Буденный.

Тоталитарное сталинское руководство не приняло во внимание то, что по его же вине в первый период войны советские военнослужащие оказались в плену у противника, попав в окружение и исчерпав все возможности к борьбе. Многие военнослужащие попадали в плен ранеными, контуженными. Большинство попавших в плен сохранили верность советской власти, многие бежали из плена, сражались в партизанских отрядах или пробивались к советским войскам через линию фронта. И несмотря на это, сталинский режим в отношении бывших военнопленных широко применял необоснованные репрессии. Военнослужащие, выходившие из окружения, бежавшие из плена, освобожденные советскими войсками, направлялись в специальные лагеря НКВД для проверки (фильтрации). Бывшие военнопленные содержались в таких же условиях, как и опасные государственные преступники.

На Ленинградском фронте на спецсообщении 3-го отдела КБФ от 25.09.1941 года «О случаях перехода на сторону врага и дезертирства во 2-й бригаде морской пехоты» командующий Ленинградским фронтом Георгий Жуков наложил следующую резолюцию: «Военному Совету КБФ. Срочно ликвидируйте это позорное явление. Видимо, Военный совет ничего серьезного до сих пор не сделал. Разъясните всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена сдавшихся они также будут все расстреляны».

В 1944 году народный комиссар внутренних дел Берия направил Молотову предложение: «Всех военнопленных офицеров, как находящихся в спецлагерях, так и прибывающих дополнительно из Финляндии, после проверки обратить на формирование штурмовых батальонов». На документе Молотов написал: «Согласен. Следует внести соответствующий проект на рассмотрение ГОКО!».

Советский тоталитарный режим трижды использовал институт военных комиссаров для проведения репрессий в военном строительстве и дважды – при ведении войн.

6 апреля 1918 года Троцкий издал приказ «О военных комиссарах, членах военных советов». В приказе указывалось, что личность комиссара неприкосновенна. Со стороны комиссаров был установлен жесткий контроль над военными специалистами. «Мы не имеем ни одного лица в высшем командовании, у которого не было бы комиссаров справа и слева, – отмечал Троцкий. – И если эти комиссары, справа и слева, с револьверами в руках, увидят, что военспец шатается и изменяет, он должен быть вовремя расстрелян». Комиссары семьи предателей отправляли в специальные лагеря и тюрьмы.

Троцкий с гордостью заявлял, что наша армия держится на комиссарах. В гражданскую войну он предупреждал, что «если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым – командир».

Второй раз институт военных комиссаров был введен с мая 1937 года по август 1940 года. Сталин репрессировал интеллектуальную элиту командно-начальствующего состава. Он боялся армии, поэтому для контроля над ней ввел военных комиссаров.

В начале Великой Отечественной войны, 16 июля 1941 года, был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О реорганизации органов политической пропаганды и введении института военных комиссаров в Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Функции военных комиссаров 1941–1942 годов по существу во многом были аналогичными функциям военных комиссаров 1918–1920 годов.

Таким образом, корни политических репрессий в Советской армии были заложены в тоталитарной и авторитарной системе. Политические репрессии активизировались при ведении несправедливых войн, вследствие грубых ошибок политического и стратегического руководства, особенно в 1941–1942 годах. Репрессии пронизывали все этапы идеологического процесса: выработка теории, распространение военной идеологии, ее восприятие массами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Храни его, о Вакх

Храни его, о Вакх

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Теория и практика еды в книгах писателей и ученых, химия и литература, а также гимн шумерской богине пива

0
1089
Гугельхупфы, рожденные отвращением

Гугельхупфы, рожденные отвращением

Александр Стрункин

Про чумных монстров, болезнетворных карликов и моровую деву

0
215
Не только трагедия

Не только трагедия

Лев Львов

Национальный герой Парагвая, французская сказочница и другие русские изгнанники

0
636
Игра в письма

Игра в письма

Александра Обломова

Страх за будущее, которого он не знает, шел нога в ногу с человеком во все времена

0
927

Другие новости

Загрузка...
24smi.org