0
4289
Газета История Интернет-версия

19.10.2007

Под красным знаменем за царя-батюшку

Тэги: малов, история, москва, книга


Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656–1671 гг. – М.: «Древлехранилище», 2006. – 624 с., илл.

В истории России XVII век остается мало исследованным периодом, почти белым пятном. В общественном сознании до реформ Петра I словно ничего вообще не было, сплошная отсталость и убогость. Между тем, за неполное столетие Россия, дотла разоренная в Смутное время, распавшаяся, обезлюдевшая, утратившая значительную часть земель, неожиданно возродилась и заняла подобающее место в ряду европейских держав. Так что реформы Петра I начались не на пустом месте. А основа его побед – регулярная армия европейского образца – была заложена в середине XVII века.

Монография кандидата исторических наук Александра Малова «Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории. 1656–1671 гг.» – результат серьезных архивных разысканий. Она подробно освещает этот важнейший эпизод, когда возводился фундамент военной мощи будущей петровской Руси.

КОНТРАКТНИКИ ХVII ВЕКА

Рыцарство оказалось разгромлено вовсе не силой огнестрельного оружия, а еще до его широкого применения. Профессиональных воинов-индивидуалов победила правильно организованная пехота. Пришла эпоха регулярных армий. Основными чертами войска нового типа стали устойчивая организационно-штатная структура, частичное или полное государственное обеспечение, унифицированное вооружение и снаряжение, отход от сословного комплектования, нормативно-правовая регламентация существования армии. Для создания такой армии необходимы укрепление государственной системы, централизация власти, развитое делопроизводство и право.

После Великой смуты на Руси в начале XVII столетия стало понятно, что новое время требует иной армии. С помощью иностранных военспецов образовались первые русские полки солдатского и рейтарского строя, созданные по европейскому образцу. В то же время были попытки навербовать в Европе целые полки. Нанятые иноземцы всегда присутствовали в составе вооруженных сил Московского государства, но после 1620 года их становится особенно много. Приближалась борьба за возвращение Смоленска, захваченного Польшей, и прибывшие с Запада военные профессионалы служили инструкторами и офицерами.

В 1620 году были сформированы два первых полка «солдатского строя». С этим пришло в русский язык само слово «солдат», а с ним и масса военных терминов, включая офицерские звания. Затем появляются драгунские полки – это еще не кавалерия, а бойцы, которые на конях передвигаются к месту сражения, а в битве участвуют в пешем порядке. Смысл драгун в высокой мобильности. Конница – это рейтары, всадники с огнестрельным оружием. В сомкнутом строю они успешно отражают атаки самой опасной в те времена восточноевропейской конницы – казаков, татар, венгерских гусар и гусар польских – тяжеловооруженных всадников с длинными копьями. Легкой кавалерией гусары станут позже.

После неудачной Смоленской войны полки иноземного строя были распущены, но солдаты, драгуны и рейтары остались на учете в Иноземном приказе и проходили ежегодную службу на южных рубежах России. В 1648–1654 годах царь Алексей Михайлович кардинально реформировал армию. Были усилены и увеличены лучшие части старого строя – элитная московская поместная конница, московские стрельцы и пушкари. Но главное, массово создавались полки нового строя, ставшие костяком армии. В Европе в связи с окончанием Тридцатилетней войны появилось много безработных военных специалистов, которые пригодились в России. Даже многие пленные добровольно оставались служить, а то и принимали православие, связав навсегда свою судьбу с новой родиной. Кстати, оставившие службу до окончания контракта, обратно не принимались, хотя просились очень многие. Дешевизна жизни и вполне приличная зарплата привлекали офицеров из Европы, где образовался переизбыток командных кадров.

Самыми элитарными стали два выборных полка, что значит отборных. Солдаты сюда выбирались из других воинских частей самые лучшие, опытные, хорошо подготовленные. Особенностью было то, что даже начальные люди (начальники) в эти два полка назначались русские. Иностранцев – единицы. В Европе воинские звания давались специальным патентом раз и на всегда, а спецификой России было совмещение звания с должностью. Человек назначался, например, капитаном определенного полка, а после его роспуска звания лишался.

Выбранные солдаты относились к разным сословиям: дети боярские, дети казачьи, вольные, даточные крестьяне – сданные в армию из государственных и помещичьих сел и т.д. Большую прослойку составляли жильцы. Так называлось самое низкое дворцовое звание. При царском дворе это была наиболее массовая категория дворян. Самая худородная, беднейшая, поскольку беспоместная, и зависимая. Избыточных жильцов отправляли служить в солдаты, как и полагалось этому сословию. Службу они несли наравне с остальными, но имели чуть больше шансов выйти в начальные люди просто по праву рождения. Существовавшая в то время практика, впрочем, позволяла любому рядовому за «добрую» службу и боевые заслуги стать дворянином, поднявшись всего на один воинский чин: «И потом ему мочно быти ис рядовых солдатов гефрейтором сиречь шляхтичем, потому что первое шляхетство родитца доброю службою». Потом Петр I отодвинет переход в «шляхетство» с первого начального чина ефрейтора или капрала до первого офицерского звания. А в середине XVII века даже самым наименьшим начальным человеком мог быть только представитель дворянского сословия. Вот царь и жаловал за службу. Другое дело, что сын боярский имелвозможность из рейтар сразу подняться в поручики. Но опять же за «раны и кровь», храбрость и воинское умение.

ЧИНЫ И ЖАЛОВАНИЕ

Формирование Первого выборного полка солдатского строя (Государева полка) полковника Аггея Шепелева началось в 1657 году в Устюжской чети. В наше время четь могли бы назвать департаментом. Личный состав набрали из 18 солдатских, драгунских и рейтарских полков. К ним добавили небольшое количество вольных людей и иностранцев – поляков, литовцев, венгров. Но имелась и убыль – беглые. В ту эпоху подобное явление было бичом всех армий. В выборном полку до 10% состава иной раз находилось в «нетях» (не явившиеся, т. е. самовольщики) и в бегах. Их сыскивали, возвращали, порой нещадно били кнутом. Тем более, что бежали чаще всего перед походом с выданным оружием, получив подъемные, деньги на покупку коня и жалование вперед. А это накануне очередной Смоленской войны составляло 24 рубля – большие деньги.

Вскоре началось формирование Дворцового полка полковника Якова Колюбакина, ставшего Вторым выборным полком. Это были первые русские воинские части, получившие номера, а не называвшиеся только по фамилии полковника, как прежде. В полку имелись следующие чины: полковник, подполковник («полуполковник»), майор («маеор» или «сторожеставец»), капитан (в кавалерии – ротмистр), капитан-поручик – это были «начальные люди старшего чина». Просто «начальными людьми» считались поручик и прапорщик. Полк делился на две «тысячи». «Тысяча» делилась на десять рот, в роте обычно 4 капральства. От 3 до 6 рот могли объединяться в шквадрону, то есть батальон под командованием майора. Как правило, шквадрона действовала отдельно от полка.

На 20 рот приходилось только 16 капитанов, поскольку полковник, подполковник и два майора тоже должны были командовать ротами. Впрочем, делами и действиями полковничьей ротой обычно руководил единственный в полку капитан-поручик. «Просто» поручики были помощниками ротных командиров. А прапорщик нес ротное или полковое знамя. В категорию начальных людей входили полковой квартирмейстер, «а по-русски околничей», полковой провиантмейстер (ваганмейстер), «а по-русски обозник», полковой адъютант и судья. Особое положение занимал полковой писарь – первый помощник полковника. Он приравнивался к прапорщику, но мог и сразу быть произведен в поручики.

Далее следовали урядники – подпрапорщики, сержанты, капралы, каптенармусы. Ефрейтор и тогда был старшим солдатом, командовавшим частью капральства, в коем насчитывалось до 25 человек. Звание это никак не отмечалось – ни лычками, ни прибавкой жалования, ни даже записью в полковых документах. Существовало оно в «устной форме», но это был начальный чин, сразу выводивший воина из солдат в дворяне.

Жалование военнослужащим выборных полков определялось в двух видах – поместное (поместье, земля) и денежный кормовой оклад. Поскольку хозяином всей земли был царь, то поместья выдавались на время службы. По наследству переходили вотчины, но их было не так много. Поместье давало доход, а потому из кормовых денег делались соответствующие удержания. За исключением полковника – он свои 45 рублей кормовых получал полностью.

Вот какие оклады имели начальные люди элитного полка 350 лет назад. Кормовой оклад подполковника – 15 рублей в месяц с вычетом за имеющиеся крестьянские дворы по 8 алтын (1 алтын – 3 копейки) 2 денги (1 денга – 0,5 копейки) за двор. Майор – 14 рублей за вычетом 7 алтын 2 денги за двор. Капитан – 7 рублей за вычетом 5 алтын за двор. Капитанам из иноземцев (у них вообще земли не было) – 11 рублей. Каждому офицеру также выдавались кормовые на лошадь по 20 алтын. Полковнику – на двух лошадей по 20 алтын. Имелось еще винное жалование – от 3 ведер майору до полуведра прапорщику. Оно было эпизодическим и выдавалось, например, при выступлении в поход.

Сиповщик и барабанщик московских выборных солдатских полков. 1690-е годы.
Рисунки из книги «Московские выборные полки солдатского строя...»

Нижние чины получали жалование в зависимости от сословия, чина, происхождения и семейного положения. То есть, женатые имели надбавку для содержания семьи. Поскольку жалование называлось кормовым, то платили его не круглым счетом за месяц, а исходя из количества дней в месяце. За 30 дней месяца полагалось: сержанту и полковому писарю – 45 алтын; ротному заимщику – 43 алтына 2 денги; капралу – 40 алтын, каптенармусу, полковому барабанщику, рядовым из детей боярских и иноземцев – 35 алтын; ротному писарю, рядовым из людей вольных, из казачьих и стрелецких детей – 30 алтын. Женатый сержант получал как холостой прапорщик – 1,5 рубля. И все женатые капралы получали на ступень больше – 45 алтын.

На зиму полк обычно отправляли в отпуск без жалования, чтобы кормились по своим домам. Кому идти было некуда, как иноземцам, оставались «зимовальщиками». Их ставили на постой к местным жителям, кормовое жалование выдавалось в половинном размере. При этом солдаты несли караульную службу и проходили обучение.

Солдаты выборных полков оказались первыми, кто служил профессионально и не имел других доходов, в отличие, например, от стрельцов, которые могли обрабатывать землю, держать лавки и заниматься ремеслами, имея ряд привилегий. Кстати, изготовление барабанов для выборных полков заказывалось именно стрельцам.

ГОСУДАРЕВА СЛУЖБА

Особую статью представляло пожалование оружием и платьем. Мушкеты и шпаги, обычно самые лучшие, закупленные за границей, выдавались всем одинаковые. На время отпуска оружие сдавалось. «Царское платье» выдавалось в виде отреза сукна на кафтан. Поэтому обычно тысяча полка имела одинаковый цвет одежды и шапок. Спустя год цвет мог поменяться, потому что выдавалось сукно уже иного цвета. Иногда жаловалось полотно на рубашки и прочую одежду. Обувь отнюдь не всегда подразумевала сапоги, могли дать любую, какую носили горожане, включая коты и поршни.

Офицерам, понятно, выдавалось сукно получше и шелковые ткани. Они же получали «на платье» по случаю праздников. Иногда и кормовое жалование выдавали тканями сразу на всех офицеров полка, когда были проблемы с наличностью. По моде того времени, самыми нарядными были музыканты, особенно флейтисты – «сипошники», игравшие на флейтах-«сипошах». Их обряжали в «немецкое» платье, а шапки нередко шили на соболях.

Барабанщики (в роте их было от 2 до 4) выполняли важную функцию – подавали команды. Могли быть еще «солдаты малые барабанщики». То есть подростки-ученики, обычно солдатские сироты. Вдовам полагалась своего рода пенсия – по полторы денги кормовых в день. Став учеником барабанщика, мальчик начинал получать две денги.

Оружие солдатам выдавалось самое лучшее, обычно закупленные в Голландии облегченные фитильные мушкеты. Они были более надежны и скорострельны, чем кремневые ружья с колесцовыми замками, да еще и дешевле. Кремневые мушкеты имели только пушкари, чтобы искры тлеющих фитилей ненароком не попадали на порох. Каждый солдат получал еще банделер – перевязь через плечо с подвешенными 12 зарядами. Поначалу воины носили шпаги, но позже их заменили более эффективными в рукопашном бою бердышами.

Символом должностного положения полковника (или генерала) была статусная трость, которую он заказывал за свой счет. Полковники, подполковники и майоры вооружались как сами желали, обычно клинковым оружием. Капитанам и поручикам выдавались протазаны – небольшие топоры, урядникам (сержантам, капралам, квартирмейстерам) – алебарды. Их главным оружием были монолитные шеренги солдат, ими они должны были управлять в бою, а не ввязываться в индивидуальные схватки.

Знамена той эпохи играли несколько иную роль, чем нынче. Знамя полка было на самом деле одновременно личным знаменем полковника и первой (полковничьей) роты. Свои стяги имели подполковники и майоры, под ними же шли их роты. Размер полотнища имел значение. Знамя полковника – самое большое, три на три аршина. И на длинном древке – не менее 5 аршин (3,5 м). Навершие такой же острой каплеобразной формы, что и сейчас, но с вписанным в него православным крестом. Более простые наконечники ротных знамен именовались гротиками. Знамена шили из шелковой тафты разных цветов.

Традиционно на «знамениях» стрельцов и поместной конницы писались церковные образа, они напоминали хоругви. В выборных полках знамена упростили, особенно ротные. Это был квадрат со стороной в два с половиной аршина (1,75 м), на котором обязательно вверху возле древка изображался православный степенной крест, то есть стоящий на ступенчатом подножье. Вторым обязательным атрибутом были восьмиконечные звезды, количество которых означало номер роты в тысяче. Обычно в центр нашивался круг с геральдическим изображением: двуглавый орел (у полковника), единорог, лев, кентавр (китоврас), аспид, сова и т.п. Цвет знамени особо не регламентировался. Более того, когда знамена приходили в негодность, их могли заменить другими и по цвету, и по рисунку. Меняли и в случае, если несколько рот, объединенных в шквадрону, отправлялись воевать в драгунском строю – на лошадях. Солдатские знамена менялись в этом случае на драгунские.

В 1668 году в Первом выборном полку, имевшему в это время уже трехтысячный личный состав, было 10 белых, 10 красных и 8 лазоревых солдатских знамен. Примечательно, что это три цвета нынешнего российского флага. Если к ним добавить еще зеленый, получится полный спектр знаменных цветов той эпохи. Хотя изредка делали знамена и черного цвета – полковничьи, чтобы издалека выделялись. На каждое знамя шился тканевый чехол, а сверх него еще кожаный «чемодан». Обычно знамена хранились на складе, а выдавались в поход. В пути их везли в обозе, и только на смотре и поле боя полотнище разворачивалось.

Хоть полки и числились как Государев и Дворцовый, но в придворных церемониалах участвовали от случая к случаю. А вот воевали достаточно много. Когда целиком, когда отдельными шквадронами. Хотя царь Алексей Михайлович и именуется «Тишайшим», войны за восстановление Московского государства он вел непрерывно. Войска Швеции, Речи Посполитой, Турции и Крыма; сепаратисты Левобережной Украины, переходящие из подданства турецкого в польское и обратно; кочевники юго-востока и мятежники Разина – со всеми ними пришлось сражаться выборным полкам.

Вот краткий и не слишком полный список кампаний: Литовский поход 1658–1660 годов.; Литовский поход 1660–1661 годов; походы в Великое княжество Литовское 1662–1664 годов; Смоленские походы 1664–1667 годов; Черкасский поход 1668–1669 годов; походы против разинцев; Русско-турецкая война 1672–1681 годов.

Особенно велики были заслуги московских выборных полков в борьбе с Разинщиной. Они сыграли решающую роль в подавлении смуты, грозившей самому существованию государства. За эти заслуги Первому выборному была пожалована особая царская грамота с перечислением всех служб, страданий и смертей ратных людей полка. Все солдаты перешли в список детей боярских, то есть поверстались за службу в дворянство.

К началу нового XVIII столетия выборные полки стали именоваться Лефортовский и Бутырский. И стали костяком армии Петра I вместе с новоиспеченными Преображенским и Семеновским.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
1298
Их могло быть намного больше

Их могло быть намного больше

Виктор Леонидов

Русские страдания по Нобелевской премии

0
205
Любила красного, любила белого

Любила красного, любила белого

Александр Сенкевич

Римма Казакова, лирический поэт с обостренным гражданским чувством

0
162
Дело тяжкое и светозарное

Дело тяжкое и светозарное

Александр Возовиков

Смутное время не бывает сиропно-розовым

0
253

Другие новости

Загрузка...
24smi.org