0
1553
Газета История Интернет-версия

18.04.2008

Советский десант готовился к высадке в Сирию

Тэги: десант, сирия, советская армия, история

Это последний материал нашего автора - капитана 1 ранга Владимира Васильевича Заборского, трагически погибшего 22 февраля 2008 года.

десант, сирия, советская армия, история Авианосец «Джон Ф. Кеннеди» ВМС США.
Фото из книги «Энциклопедия авианосцев»

Эти события начались 9 сентября на моем оперативном дежурстве, причем неожиданно. Авианосец «Индепенденс» 6-го флота США с кораблями охранения уже вторые сутки «мирно» крутился в районе юго-западнее острова Крит, отрабатывая полеты авиации, периодически смещаясь в восточную часть Ионического моря и возвращаясь обратно. Следящий корабль доносил о месте и действиях АУГ (авианосной ударной группировки) с обычной в таких ситуациях дискретностью в четыре часа.

ТРЕВОГА

На 12.00 вся АУГ находилась в районе южнее западной оконечности о. Крит – курс и ход переменные, продолжались полеты авиации. Но на 16.00, получив донесение от нашего корабля, смотрю по карте: авианосец с кораблями охранения уже восточнее Крита, курс 90╠, ход 30 узлов (!), полеты авиации прекращены. То есть вся АУГ мчится самым полным ходом на восток! Зачем?

Здесь командир следящего корабля сплоховал. Ему следовало бы сразу донести об изменении действий авианосца и его «бегстве» на восток. К тому же и я, извините, «оплошал». Группа разведки ОСНАЗ штаба эскадры мне доложила, что авианосец и его охранение с 13 часов не отмечаются ни в каких радиосетях и соблюдают полное радиомолчание. Но я к этому докладу отнесся невнимательно и не насторожился: наш корабль за ними следит, время дневное, а не ночь, мол, как замолчали, так и заговорят. Но раз вся АУГ помчалась на восток, к тому же в радиомолчании, значит, что-то случилось на Ближнем Востоке. Командование и штаб эскадры, в том числе и я как ОД (оперативный дежурный), об этом сведений не имели.

Сразу же на переговоры вышел ОД ВМФ капитан 1 ранга М.Л. Копытников (на ЦКП ВМФ уже бдительно спохватились, получив донесение о месте АУГ). Спрашивает: «Как командование эскадры оценивает складывающуюся обстановку с броском АУГ в восточную зону?» Надо сказать, что выход на связь самого ОД ВМФ (правильнее дежурного адмирала), тем более грозного Михаила Копытникова, при появлении которого у аппарата БПЧ ЗАС наши ОД эскадры обычно нервно вздрагивали, не сулило ничего хорошего. Я мог лишь ответить первое, что пришло в голову (причем довольно дерзко): «Обстановку командование и штаб эскадры контролируют, дальнейшие действия эскадры будут доложены». Все это сразу же доложил командованию эскадры.

Что делать в такой ситуации? Все надводные боевые корабли эскадры на якорных стоянках в центральной зоне, Саллуме и точке № 5 (Китира). Восточнее только десантники, ЭМ «Совершенный» и один из тральщиков в Порт-Саиде, второй тральщик в точке № 55 (восточнее о. Кипр). Гнать ЭМ «Совершенный» на перехват АВУ в помощь следящему кораблю (хорошо, что его успели только что дозаправить топливом) бессмысленно. Ясно, что придется основные силы эскадры развертывать в восточную часть. Но с какой задачей? И что творится на «востоке»? На КП эскадры все командование, офицеры штаба, каждый по своему кругу ведения предварительно «прибрасывают» распоряжения боевым кораблям по их действиям и судам, прежде всего танкерам, по обеспечению кораблей.

Вскоре снова на переговоры вышел М.Л. Копытников и сообщил, что в Иордании произошли события, вызвавшие обострение обстановки на всем Ближнем Востоке, разведка ВМФ готовит развернутую информацию для штаба эскадры. Следом за ним заместитель начальника ОУ ГШ ВМФ контр-адмирал П.В. Корецкий в переговорах с заместителем командира эскадры контр-адмиралом М.Г. Проскуновым (командир эскадры в отпуске) передал приказание главнокомандующего ВМФ: все силы эскадры сосредоточить в восточной зоне, в том числе доложить предложения по развертыванию в эту зону всех атомных и части дизельных ПЛ (подводных лодок), действующих на театре. Он же сообщил, что 12 сентября из Севастополя еще с одним отрядом кораблей выходит командир эскадры контр-адмирал В.М. Леоненков, которому приказано управлять всеми силами в районе, сформировав ВПУ эскадры на одном из кораблей; дальнейшие приказания последуют. После этого, естественно, были выданы боевые распоряжения штаба силам эскадры, корабли двинулись на восток, и все завертелось.

ПРИЧИНЫ

Но что же произошло на Ближнем Востоке? Следует сказать, что причины и суть этого довольно длительного (до 20-х чисел октября), с разной степенью напряженности периода военно-политического кризиса в восточном Средиземноморье были тогда не ясны, а сегодня основательно забыты. В появившихся в последнее время (2002–2006 гг.) в печати публикациях о действиях в это время нашей эскадры «морских» авторов, падких на перехват любой «жареной» информации, некоторых журналистов и новоявленных самодеятельных «историков», жаждущих внести свой «вклад» в написание истории локальных войн, эти события осени 1970 года трактуются ошибочно или с собственным вымыслом.

Даже в солидном печатном труде сотрудников Института военной истории МО РФ эти события считаются «военным конфликтом между Израилем и Сирией в восточной части (?) Средиземного моря». Но никакого «военного конфликта» не было (вернее, «конфликт» так и продолжался с июня 1967 года), но военные действия между Израилем и Сирией, тем более в «море», не возобновлялись. На самом деле причинами этой вспышки военно-политической напряженности на Ближнем Востоке стали палестинские проблемы. Суть же этих проблем и свершившихся событий в кратком изложении следующая (вернемся к событиям 1940–1960-х годов на Ближнем Востоке).

После создания по решению ООН Государства Израиль (29.11.1947 г.) бывшая под мандатом Великобритании территория Палестины была разделена между Израилем и арабским Палестинским государством. В арабо-израильской войне 1948–1949 гг. Израиль захватил значительную часть территории Палестины, предназначавшуюся для палестинцев, и стал систематически претворять в жизнь лозунг: «Народу без земли, землю – без народа». Эта война вызвала первую волну палестинских беженцев (около 1,8 млн. чел.). В «шестидневной» войне 1967 года Израиль увеличил свои захваты палестинских территорий, оккупировав западный берег реки Иордан и сектор Газа. Фактически большая часть палестинского народа осталась бездомной. Палестинские беженцы (по регистрации ООН 3,6 млн. чел) были приняты рядом стран Ближнего Востока и обосновались там в лагерях. Значительное количество беженцев оказалось в Иордании. Лично мне довелось видеть такие лагеря палестинцев в окрестности Латакии (Сирия).

Но в сентябре 1970 года радикальная группировка палестинцев во главе с Арафатом, все более заявляющим о себе как руководителе всех палестинцев в их борьбе за возврат захваченных Израилем территорий, решила захватить власть в Иордании. В кровавых столкновениях в сентябре 1970 года иорданская армия подавила выступления палестинских вооруженных отрядов (применялись даже танки). Но палестинские боевики захватили, как следовало из материалов разведки ВМФ, около 50 заложников – граждан США, Англии, ФРГ и потребовали под угрозой ликвидации этих заложников освобождения Израилем палестинских территорий: западного берега реки Иордан и сектора Газа. Вот в чем оказалась основная причина, вернее, повод обострения военно-политической обстановки на Ближнем Востоке и суть Иорданских событий сентября–октября 1970 года.

Ретроспективно анализируя ход этих событий, многое в них следует признать непонятным и загадочным. Своего апогея напряженность обстановки в восточном «углу» Средиземного моря достигла к 19–20 сентября. К этому времени здесь был сосредоточен фактически весь 6-й флот США в составе: три авианосца (к двум «своим» авианосцам «Индепенденс» и «Саратога» присоединился авианосец «Кеннеди», прибывший из США) с кораблями охранения, десантный вертолетоносец «Гуам» с десантными кораблями (на борту бригада морской пехоты с бронетехникой), несколько кораблей спецназначения и обеспечения. В район Мальты прибыли из метрополии английские авианосцы «Арк Ройял» и «Бульварк» со своим охранением. Далее на восток они не прошли, видимо, находились в готовности к усилению группировки 6-го флота США в восточной части театра.

Спрашивается, неужели ради освобождения 50 заложников следовало сосредотачивать такие мощные военно-морские силы США в прилегающих к Израилю, Ливану и Сирии морских районах? Но это же нонсенс, если не явная нелепость. Или правительства США и Англии решили показать всему миру готовность даже такими силами защитить горстку своих граждан, оказавшихся в «лапах кровожадных палестинцев»? Но освобождение 50 заложников – в принципе всего лишь масштаб операции спецслужб. Или в крайнем случае тех же спецслужб при поддержке того же десантного вертолетоносца «Гуам», десантных кораблей и их морской пехоты. Зачем надо было гнать аж три ударных авианосца к побережью Израиля, Ливана и Сирии?

По некоторым сведениям, полученным в то время штабом эскадры, на самом деле вся эта заваруха с вооруженным выступлением палестинцев против правительства Иордании и дальнейшим захватом заложников была использована Израилем для инициирования и планирования (конечно с благословления и с участием США) операции прикрытия, являющейся провокацией с целью дать повод как минимум ввода войск США на территорию западного берега реки Иордан («отгородить» от Израиля Сирию и Иорданию). А по большому счету – оккупации войсками Израиля в первую очередь Сирии (или ее южной части), Иордании, а заодно и Ливана. Не знаю, насколько такие предположения штаба эскадры соответствовали действительности, но в этом, как представляется, и состояли главные задачи сосредоточения такой мощной военно-морской группировки ВМС США в восточной части Средиземного моря в сентябре–октябре 1970 года.

КОНТРМЕРЫ

Почему эта операция-оккупация не состоялась со стороны США и Израиля? Полагаю по двум причинам. Во-первых, в те годы не так уж сильны были США, чтобы, не считаясь с авторитетом, позицией в мире и военным могуществом Советского Союза, решиться на такой наглый международный разбой (это сегодня США не считаются ни в чем с нашей ослабленной в военном отношении и «обрезанной» в своих исконных территориях Россией). Во-вторых, опять же помешала (именно помешала!) наша 5-я эскадра ВМФ, которая уже не раз как кость в горле торчала, срывая империалистические выходки и притязания США в Средиземноморском регионе.

Давайте зададимся риторическим вопросом: как могли оценивать в правительственных и военных кругах США обстановку, сложившуюся в то время в восточной части Средиземного моря? Попробуем смоделировать некоторые возможные оценки (пусть отдельные читатели считают эти оценки авторскими фантазиями). Допустим, во-первых, американцами принято решение начать эту операцию-оккупацию и оккупировать Сирию: сначала будет высажен десант морской пехоты 61.ОС на территорию Израиля и затем под сурдинку этой высадки Израиль двинет свои войска в Сирию. Но что сделают русские? Эскадра высадит в Сирию свой хилый десант, а далее скорее всего будут брошены в ту же Сирию советские ВДВ (они уже в готовности). В этом случае (смотри «во-первых») что произойдет? Начнется третья мировая война? Как говорится, кто его знает?

Или другой вариант оценок: допустим, во-вторых, отдается приказ авианосной армаде США вдруг вступить в военное противоборство с эскадрой, пусть она по боевому потенциалу многократно слабее авианосных ударных сил 6-го флота США? Но и в этом случае (опять же смотри «во-первых») как поведет себя правительство Советского Союза? К тому же у эскадры где-то здесь рядом под водой ракетные атомные и многоцелевые ПЛ, готовые обрушить свои удары по авианосцам. Они же не будут бездействовать. Значит, как ни крути, но и в этом варианте (смотри «во-вторых») не начинать же третью мировую войну с авианосцами и морской пехотой 6-го флота США в Средиземном море из-за интересов того же Израиля!

Возможно, именно так рассуждали в Госдепе и Пентагоне США. Однако это неизвестно. Но все же наличие сил эскадры, сосредоточенных в этом районе бок о бок с американскими авианосцами, безусловно, сыграло свою роль, отрезвляющую американцев. Так что опять же оказались очевидными необходимость, значимость и роль нашего Военно-морского флота в таких ситуациях «развязывания» кризисов в военно-политической обстановке в отдаленных районах Мирового океана.

Силы эскадры, действующие в этом районе, насчитывали около 20 боевых надводных кораблей и несколько судов обеспечения. Из ракетных надводных носителей в составе этой группировки сил эскадры имелись только РКР «Головко», РКБ «Бедовый» и «Неуловимый». Кроме того, в восточной зоне были развернуты две ракетные, одна многоцелевая ПЛА и три дизельные ПЛ. В готовности к выходу по приказанию в Порт-Саиде находился ДЕСО в составе БДК, двух СДК, ЭМ «Совершенный» и двух тральщиков (второй тральщик тоже был возвращен в Порт-Саид). Это совсем немного, но, видимо, действовало на нервы американцам.

Всеми корабельными силами после их сосредоточения в восточной зоне Средиземного моря командовал в первые дни командир 150-й бригады ЧФ капитан 1 ранга Л.В. Васюков (ФКП и штаб бригады на КР «Слава»). Командир эскадры контр-адмирал В.М. Леоненков с прибытием 15 сентября в район вступил в командование всей группировкой сил эскадры (ВПУ эскадры на КР «Дзержинский»). Состав ВПУ укомплектован офицерами штаба эскадры, возвращающимися из отпусков вместе с В.М. Леоненковым. Штабом ВПУ руководил флагманский артиллерист – специалист РО (он же начальник ПВО) эскадры капитан 1 ранга Д.С. Фоменко. Там же были флагманский минер, флагманский специалист РТС и еще несколько офицеров.

Остальному штабу эскадры приказано пока оставаться на ПМ-138 в Александрии в готовности к выходу, руководить переходами вспомогательных судов и всеми вопросами обеспечения действующих в группировке кораблей. Надо сказать, что только что прибывший новый начальник штаба эскадры капитан 1 ранга И.М. Капитанец (в будущем адмирал флота, первый заместитель главнокомандующего ВМФ) сразу получил первый опыт руководства штабом в условиях напряженной обстановки на театре и управления силами эскадры при их развертывании и действиях по конкретным задачам.

Конечно, по сравнению с силами 6-го флота США, собранными в непосредственной близости к побережьям Израиля и Сирии, наша корабельная группировка по своим боевым возможностям не шла ни в какое сравнение. Но действовали силы эскадры целенаправленно, настырно, нагло, энергично и свои задачи выполнили. Например, главнокомандующим ВМФ была поставлена задача командиру эскадры: в случае попытки высадки американского десанта в Израиле или Ливане направить ДЕСО эскадры из Порт-Саида в сирийский порт Тартус и высадить десантников. Десанту действовать по указаниям главного советника министра обороны Сирии (предварительная задача – демаркация сирийской границы по линии фронта с Израилем). Высадка десанта с сирийской стороной согласована.

В особо напряженный момент кризиса 19–20 сентября американские десантные корабли 61.ОС вошли на внешний рейд Хайфы и по всем признакам принялись готовиться к высадке десанта (наши корабли не выпускали их из наблюдения, заходя даже в пределы израильских тервод). Одновременно вертолетоносец «Гуам» тоже подошел к внешнему рейду Хайфы. На палубу были подняты 10 вертолетов (половина авиапарка). Здесь же на палубе выстроились десантники в полном снаряжении для посадки в вертолеты.

Командир эскадры, оценив эту обстановку, дал приказание ДЕСО следовать в Тартус с задачей высадки десанта на территорию Сирии. Корабли ДЕСО начали движение из Порт-Саида. Американцы или перехватили это приказание командира эскадры, или обнаружили своей воздушной разведкой (велась постоянно) выход кораблей ДЕСО из Порт-Саида, но приготовления к высадке своего десанта свернули. Их десантные корабли и вертолетоносец «Гуам» отошли от Хайфы. Через некоторое время ДЕСО эскадры также был возвращен в Порт-Саид.

Произошло еще несколько острых моментов в этой «толкотне» наших и американских кораблей в ограниченном районе восточной части Средиземного моря. Были и маневрирование кораблей обеих сторон с угрозой таранов и столкновений, и наводка друг на друга артиллерийских и ракетных установок, и полеты самолетов палубной авиации с имитацией угрозы бомбометания и штурмовых ударов по нашим кораблям, с наводкой по эти самолетам пусковых установок ЗРК (иногда и с досланными на установки ЗУР) и зенитной артиллерии кораблей. И голые, извините, задницы показывали американские матросы сблизившимся нашим кораблям (это принято в ВМС США). Напряженность обстановки была высокой. Оружие кораблей находилось в постоянной готовности к применению (со взведенными «курками»).

Размеры статьи не позволяют подробно все это описать. Но, начиная с 23–24 сентября кризис постепенно стал сходить на нет. Сначала ушел один авианосец, в конце сентября второй. Заложники были освобождены. Все окончательно закончилось и «рассосалось» к 20-м числам октября – американские корабли разошлись по своим базам, а наши – по якорным стоянкам. Палестинские «партизаны» во главе с Арафатом перебазировались в Ливан (далее «интифады» палестинского народа-изгнанника будут продолжаться до наших дней).

В этих, получивших название Иорданских событиях со стороны Советского Союза была оказана, в том числе и действиями эскадры, очередная поддержка Сирии и ее защита от посягательств Израиля и США. Такая поддержка Сирийской Арабской Республике оказывается Россией и в настоящее время.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


День в истории. 24-26 октября

День в истории. 24-26 октября

Петр Спивак

0
402
Сага о российской разведке

Сага о российской разведке

Владимир Антонов

Вышла в свет полная история героев невидимого фронта

0
714
Легенда о шпионе

Легенда о шпионе

Николай Поросков

Кем же на самом деле был Олег Пеньковский

0
1482
Мы наш, мы старый флот построим

Мы наш, мы старый флот построим

Александр Никольский

Российское руководство может повторить ошибки советского периода

3
4907