0
6553
Газета История Интернет-версия

24.07.2009

Отнюдь не "ниспровергатель военной супермощи"

Василий Буренок

Об авторе: Василий Михайлович Буренок - доктор технических наук, профессор.

Тэги: история, хрущев


история, хрущев Многие начинания Хрущева в военном строительстве были завершены при Брежневе.
Фото из книги «Русские государи»

В номере «НВО» от 17 апреля текущего года была опубликована статья, посвященная 115-й годовщине со дня рождения Никиты Хрущева и озаглавленная «Первый ниспровергатель военной супермощи». Автор этих строк никак не может согласиться с данной формулировкой, вроде бы призванной охарактеризовать деятельность бывшего первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР в сфере военного строительства. И на то у меня есть веские основания.

НЕПРОСТОЙ ВОПРОС

В настоящее время в нашей стране проводится военная реформа, которая нацелена на создание, по словам президента РФ, «инновационной армии, где к профессионализму, техническому кругозору и компетентности военных предъявляются требования принципиально иного, самого современного уровня». При этом осуществляется сокращение количества военнослужащих и делается акцент на перевооружение армии и флота России современным вооружением и военной техникой (ВВТ). В чем-то похожие процессы проходили в Вооруженных силах СССР в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия. Поэтому представляется правомерным обратиться к опыту тех лет, невзирая на различия в военно-политической обстановке, социально-экономическом устройстве страны и исторической отдаленности событий.

Военно-политическая ситуация в мире в тот период характеризовалась жестким противостоянием двух систем. Одну из них возглавляли Соединенные Штаты Америки, другую – Советский Союз. СССР восстанавливал народное хозяйство, разрушенное в ходе Великой Отечественной войны, и вынужден был нести значительное бремя военных расходов, обусловленное угрозой со стороны блока НАТО, бесспорным лидером которого являлся Вашингтон. США, экономически окрепшие за годы Второй мировой, обладали новыми средствами вооруженной борьбы, прежде всего ядерным оружием, которое могло быть применено против СССР фактически безнаказанно в силу удаленности заокеанской сверхдержавы и отсутствия средств ответного удара у нашей страны.

Советский Союз был окружен базами США и НАТО, против него были развернуты мощные морские и сухопутные группировки. Нужен был адекватный ответ на военные вызовы и угрозы. Таким ответом и должна была стать военная реформа, проведенная в те годы и получившая по фамилии тогдашнего руководителя СССР название «хрущевской».

Одним из важных элементов этой реформы было сокращение численности советских Вооруженных сил в период с 1955 по 1958 год на 2 млн. 140 тыс. человек (до 3 млн. 623 тыс. человек). А 15 января 1960 года сессия Верховного Совета СССР приняла закон, предусматривающий еще одно сокращение армии и флота – уже на 1 млн. 200 тыс. человек. Были предприняты и другие организационные решения, сделавшие воспоминания о той реформе малоприятными в военной среде.

Однако в рамках данной статьи рассмотрим только ее военно-техническую составляющую и попробуем оценить, такой ли хаотичной она была и насколько большой ущерб нанесла (если нанесла) обороноспособности страны.

Был ли волюнтаризм в принятых решениях или события тех лет носили продуманный характер? Безусловно, дать развернутый ответ на этот вопрос в одной газетной статье сложно, о противоречивой фигуре Никиты Хрущева и его деяниях идут споры уже многие годы. Но даже краткое изложение предпринятых в те годы мер по реформированию Вооруженных сил CCCР позволяет говорить не о волюнтаризме, а о военно-технической революции, материальные итоги которой составляют основу системы вооружения и по сей день.

ПОПОЛНЕНИЕ ФЛОТА

В 1954–1955 годах президиум ЦК КПСС рассматривал программу строительства Военно-морского флота, рассчитанную на 10 лет. Она включала обширное строительство авианосцев, линкоров, крейсеров, транспортных судов, на которое требовалось ассигновать 150 млрд. руб. Но даже это не обеспечило бы ВМФ Советского Союза равенство с американскими военно-морскими силами. Чтобы преодолеть отставание от Соединенных Штатов в данном виде ВС, нужно было израсходовать в десятки раз больше средств, что стало бы абсолютно непосильной нагрузкой для советской экономики.

Неудивительно, что в итоге приоритет в развитии Военно-морского флота был отдан ракетоносным подводным лодкам. Многие крейсеры и линкоры, только что построенные или еще строившиеся, пришлось утилизировать. По постановлению Совета министров СССР от 25 марта 1958 года данную участь разделили 240 кораблей и судов, в том числе 6 эсминцев, 12 подводных лодок, 7 десантных кораблей, 30 тральщиков, 89 торпедных катеров, линкоры проекта 24, тяжелые крейсера проекта 82, легкие крейсера.

По поводу этих и других подобных решений (например, по утилизации самолетов) есть немало отрицательных высказываний. Но данные действия представляются правомерными, поскольку продолжение строительства или консервация и последующее хранение такого рода средств были связаны со значительными финансовыми затратами и омертвлением огромного количества сырьевых ресурсов.

Одновременно с этим строились ракетные корабли, первый из которых промышленность передала ВМФ СССР в 1958 году. В том же году в состав флота поступила атомная торпедная подводная лодка проекта 627КЗ. Принимаются пятилетняя программа «О создании кораблей с новыми видами оружия и энергетических установок на 1956–1962 годы» и «Программа строительства кораблей ВМФ на 1959–1965 годы». С 1956 по 1960 год отечественный Военно-морской флот пополнили 1863 новых корабля. К 1961 году в ВМФ насчитывалось девять атомных подводных лодок.

В ту пору началась разработка семейства противокорабельных ракет, которыми позже были вооружены корабли, подводные лодки и авиация флота. Например, в 1961 году принимается на вооружение самолет-ракетоносец Ту-16 (системы К-10, К-11 и К-16 соответственно с ракетами К-10С, КСР-2 и КСР-11). К работам по системе К-10 наши ученые и конструкторы приступили по постановлению правительства СССР от 16 ноября 1955 года, а в апреле 1957 года постановлением Совета министров задается разработка системы К-22, предназначенной для оснащения самолетов типа Ту-95 и Ту-22, которые должны были вести борьбу с морскими соединениями противника (принята на вооружение в 1969 году).

К концу 1964 года отечественный флот располагал 46 атомными подводными лодками (в том числе 8 – с баллистическими ракетами, 19 – с противокорабельными ракетами) и 325 дизельными ПЛ, а также 150 ракетными катерами.

РАКЕТЫ И БРОНИРОВАННАЯ ТЕХНИКА

Советский оборонно-промышленный комплекс включился в разработку большой номенклатуры ракетных комплексов наземного базирования – тактических, оперативно-тактических, средней дальности и стратегических (межконтинентальных). Два последних типа позже вошли в состав Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), созданных по решению Совета министров СССР в декабре 1959 года на базе ракетных частей и соединений Сухопутных войск и Военно-воздушных сил.

РВСН стали видом Вооруженных сил постоянной готовности, оснащенным современными системами боевого управления.

12 февраля 1955 года постановление Совета министров «О новом полигоне для Министерства обороны СССР» положило начало строительству космодрома «Байконур», а уже 15 мая 1957 года отсюда был проведен первый пуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, 4 октября этого же года – запуск первого искусственного спутника Земли. 12 апреля 1961 года именно с Байконура отправился в полет первый в мире пилотируемый космический корабль. Практически в это же время (по постановлению ЦК КПСС и Совмина от 11 января 1957 года) началось строительство объекта «Ангара» – будущего космодрома «Плесецк».

В Сухопутных войсках существенно уменьшилось количество буксируемой ствольной артиллерии, происходило их насыщение ракетной техникой и самоходной артиллерией. В составе СВ был создан род войск – ракетные войска и артиллерия.

Интенсивно развивалась зенитно-ракетная техника. В феврале 1958 года постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР задается разработка зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Круг», который был принят на вооружение в 1965 году. Ракета этого комплекса имела уникальный прямоточный воздушно-реактивный двигатель, в котором в качестве топлива использовался керосин. В июле 1958 года развернулись работы по ЗРК «Куб» (принят на вооружение в 1967 году), а в 1960 году – сразу по трем комплексам – «Оса», «Стрела-1» (оба на плавающем шасси) и переносному «Стрела-2» (приняты на вооружение в 1968 году). В 1958 году появляются войска противовоздушной обороны Сухопутных войск.

Усилилась моторизация СВ, в них упраздняются стрелковые соединения и части, создаются мотострелковые – с повышенным удельным количеством танков и бронетранспортеров (БТР). Принимаются на вооружение танки нового поколения Т-55 и Т-62 со стабилизаторами оружия, приборами ночного видения, автоматическими системами противоатомной и противопожарной защиты и т.д.

В 1957 году постановлением правительства была задана разработка первой в мире системы реактивного управляемого оружия – истребителя танков, получившей шифр «Дракон». Базой для создания этой систем послужил танк Т-62. К концу 1959 года она начала проходить испытания, а в 1964 году была принята на вооружение.

Согласно постановлению Совета министров в 1957 году началась разработка танкового управляемого вооружения (ракет для стрельбы с помощью танковой пушки с наведением на цель из танка). В этот период были сконструированы, изготовлены, испытаны и приняты на вооружение более совершенные средства подвижности пехоты – бронетранспортер БТР-60П, разведывательная машина БРДМ. В 1964 году начались испытания боевой машины пехоты БМП-1.

ВВС, ПВО, ПРО

В ВВС был снижен приоритет бомбардировочной авиации (как фронтовой, так и дальней) и бомбардировочного вооружения, вследствие чего значительное количество самолетов-бомбардировщиков пришлось утилизировать, а опытно-конструкторские работы – свернуть. Вместе с тем принимаются на вооружение сверхзвуковые истребители-перехватчики Су-9 (1956 год), Су-15 (1963 год), Ту-128 (1961 год); истребители-бомбардировщики Су-7б (1959 год); вертолеты Ми-4 (1954 год) и Ми-8 (1962 год), существенно превосходившие по характеристикам зарубежные аналоги.

Одновременно с этим начались разработка крылатых ракет и оснащение ими самолетов стратегической авиации. Создается первый в мире сверхзвуковой бомбардировщик-ракетоносец Ту-22 (1959 год). Долгое время он был единственным сверхзвуковым бомбардировщиком в мире. В 1961–1964 годах сконструирована радиолокационная станция бокового обзора для оснащения самолетов-разведчиков.

Руководство СССР в 1953 году поставило перед советской оборонной промышленностью задачу – создать принципиально новую систему противовоздушной обороны страны – С-25. Она представляла собой комплекс взаимосвязанных объектов – радиолокационных станций предварительного оповещения на дальних расстояниях, мощных зенитно-ракетных комплексов, приборов управления системой и средств обеспечения непрерывного боевого дежурства.

В мае 1955 года система С-25 была принята на вооружение. Она включала центральный, запасной и четыре командных пункта, восемь технических баз для хранения и технического обслуживания 3360 зенитных ракет, 500 км бетонных дорог вокруг Москвы, 60 жилых поселков, 22 объекта внутреннего и 34 объекта внешнего кольца и др. Система могла вести одновременный обстрел 1120 подлетающих к столице СССР целей.

Эти же годы ознаменовались созданием для войск ПВО страны зенитно-ракетных комплексов С-75 (начало разработки ЗРК – 1953 год, принят на вооружение в 1957 году, 1 мая 1960 года ракетой этого комплекса сбит американский самолет-разведчик U-2, во время войны во Вьетнаме системами С-75 уничтожено более 2500 американских боевых самолетов), С-125 (начало разработки – 1956 год, принят на вооружение в 1961 году, в 1999 году ракетой этого комплекса в Югославии был сбит американский истребитель F-117 «Стелс»), С-200 (начало разработки – 1959 год, принят на вооружение в 1967 году). Эти комплексы обладали уникальными боевыми характеристиками и огромным модернизационным потенциалом. Например, ЗРК С-75 модернизировался пять раз и состоял на вооружении армии нашей страны более 30 лет, С-125 – два раза, С-200 – три раза. Аналогичные качества были присущи и ЗРК Сухопутных войск.

Развернулись работы по созданию сил противокосмической обороны. В 1960 году началось конструирование истребителя спутников (система «ИС»). Для реализации этого проекта было создано новое военно-космическое направление, впоследствии ставшее родом войск (войска ракетно-космической обороны) в составе войск ПВО страны. Для решения связанных с разработкой системы сложных научных задач был образован новый специальный НИИ МО. Благодаря труду ученых, конструкторов, инженеров, техников, рабочих родились уникальные командно-измерительные комплексы, боевые программы для вычислительного комплекса, возник автоматизированный стартовый комплекс. В 1963 году прошли первые испытания системы.

В 1962 году постановлением правительства СССР был задан, а в 1963 году – разработан проект системы контроля космического пространства (СККП). На боевое дежурство систему поставили в 1970 году. Она прошла уже несколько этапов развития, показала свою высокую эффективность и важность для решения задач обороны страны, и работы по ее совершенствованию продолжаются.

Опять-таки на «эпоху Хрущева» приходятся разработка и испытания первого советского противоракетного комплекса – системы «А» (решение о начале работ президиум ЦК КПСС принял в феврале 1956 года, совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров датируется августом того же года, успешное испытание системы состоялось в 1961 году). В 1958 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета министров о начале работ по созданию системы противоракетной обороны Москвы А-35 (построена и испытана в 1977 году, в 1978 году принята на вооружение модернизированная система А-35М).

Во второй половине 1950-х годов началась разработка первой станции системы предупреждения о ракетном нападении, а в ноябре 1962 года было дано задание создать 10 ее станций. Первый комплекс СПРН поставили на боевое дежурство в 1971 году. В это же время отечественная оборонка приступила к разработке космической системы обнаружения стартов баллистических ракет с ракетных баз США.

Проводимые преобразования привели к широкому внедрению в войска ЭВМ, автоматизированных систем управления, радиотехнической аппаратуры, новых средств разведки, связи других высокотехнологичных образцов ВВТ.

ТАКОВЫ РЕАЛИИ

Для создания и развертывания перечисленных выше сложных систем потребовалось фактически с нуля создать важнейшие отрасли оборонной промышленности – радиоэлектроники, ракетной техники, автоматизированных систем управления, связи и передачи данных, сформировать сотни лабораторий и конструкторских бюро, соответствующую потребностям отраслей промышленности и организаций ОПК систему подготовки кадров в вузах страны.

Все эти и другие преобразования находились под постоянным контролем Хрущева и сопровождались порой весьма нетривиальными эмоциональными оценками («Мы можем попасть в космосе в муху» – об испытаниях системы «А», «Мы вам покажем кузькину мать» – об испытаниях сверхмощной 50-мегатонной водородной бомбы, «Делаем ракеты как колбасу» – о начале серийного производства ракетной техники и т.п.).

Однако нельзя не признать: разработка и поставка в войска нового и конструктивно сложного вооружения сдерживалась отсутствием развитой технологической базы, достаточного количества подготовленных кадров, необходимых объемов финансирования. Все эти факторы не удавалось определить на начальных стадиях разработки, и они выявлялись уже в процессе проектирования. Поэтому по сложным системам (типа СПРН, ПРО, ПКО) отставание от планируемых сроков в итоге составило от 9 до 14 лет, по менее сложным (типа К-22, «Дракон», С-200, «Куб») – от 5 до 8 лет.

Усилилось внимание к программно-целевому планированию развития вооружения и военной техники. Постановлением ЦК КПСС и Совета министров от 6 декабря 1957 года была образована Комиссия президиума Совмина по военно-промышленным вопросам. На нее возложили задачи, связанные с руководством и контролем за работами по созданию и внедрению в производство ВВТ, а также с координацией деятельности отраслей промышленности независимо от их ведомственной принадлежности. В 1961 году на ВПК поручили контроль за разработкой и утверждением планов НИОКР по ВВТ.

Перечислять данные о разработках и принятии на вооружение в эти годы новых систем, комплексов и образцов оружия можно и далее, их действительно очень много. Насыщение такой техникой шло во всех видах ВС, родах войск и специальных войсках.

Деятельность Хрущева сегодня оценивают по-разному, исходя из собственных взглядов и предпочтений. Но, как говорится, факты упрямая вещь: чуть ли не основная масса сложных, уникальных, высокоэффективных, пионерских образцов ВВТ корнями находятся именно в этом времени – с 1953 по 1964 год. В дальнейшем они совершенствовались, однако столь широких масштабов внедрения в вооруженные силы действительно новых систем после этого не было.

Проводимые преобразования были фактически направлены на изменение военно-технической политики, суть которых состояла в изменении приоритетов в сторону придания системе вооружения армии и флота нового, соответствующего современным взглядам облика. Наряду с утилизацией огромных масс устаревшего и малоэффективного в войнах ракетно-ядерной эпохи вооружения создавались системы и комплексы управляемого оружия, проводилась широкая автоматизация процессов управления войсками и оружием, внедрялись образцы вооружения новых поколений. По своей сути это и было создание «инновационной армии».

Характерной чертой военно-технической политики того времени стало широчайшее развертывание НИОКР по прорывным направлениям науки и техники. Именно созданные новые системы и комплексы стали основным фактором изменения облика Вооруженных сил, появления новых видов и родов войск. По многим образцам ВВТ наша страна намного опередила ведущие государства мира, а ряд достижений оставался непревзойденным многие годы и даже десятилетия. Причем этот процесс (создание ВВТ, их развертывание и изменение облика Вооруженных сил) прошел в короткие исторические сроки и привел к существенному росту эффективности ВС СССР, достижению качественно нового положения, когда Советский Союз по ядерной мощи сравнялся с США и мог нанести последним сокрушительный ядерный удар. Это коренным образом изменило международную обстановку, повысило авторитет СССР, привело к стабилизации международного положения, уменьшило риск возникновения войны.

При этом одновременно решались системные задачи колоссального масштаба, включавшие как собственно создание беспрецедентно сложных технических систем, так и развитие необходимой для этого научной, технической и технологической базы, формирование научных школ, подготовку кадров всех уровней – от рабочих и инженеров до ученых и управленцев, обладающих уникальными системотехническими знаниями и способностями. Только в Министерстве обороны в тот период было сформировано несколько научно-исследовательских институтов, занимавшихся определением облика перспективных систем вооружения, научным сопровождением их создания и участием в испытаниях. По своей сути совокупность этих действий можно характеризовать как невиданную научно-техническую революцию в военном деле.

Вот почему заголовок статьи в «НВО» – «Первый ниспровергатель военной супермощи» – явно не соответствует реалиям. Как раз военная мощь в те и последующие годы выросла за счет целенаправленного технического перевооружения армии и флота.

Кто-то может сказать, что эти достижения – результат ранее накопленного научно-технического задела, ранее наработанных управленческих схем, что Хрущеву просто повезло с окружением, занимавшимся вопросами военно-технической политики┘ Все может быть, но как говаривал великий Суворов: «Раз везение, два везение, помилуй Бог, а где же умение?»

Безусловно, работы такого масштаба требовали гигантских материальных и финансовых затрат, что не могло не привести к перенапряжению экономики и замедлению ее роста, низким темпам улучшения благосостояния населения страны. Однако с исторической точки зрения военную реформу того времени можно назвать одной из наиболее успешных, по крайней мере в той ее части, которая касалась системы вооружения ВС.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Нерусские русские

Нерусские русские

Павел Скрыльников

Какие надежды возлагали на старообрядцев славянофилы и западники

0
402
Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
1549
«Цицерон» на пути в «Сатурн»

«Цицерон» на пути в «Сатурн»

Андрей Мартынов

0
604
Без повышений и наград

Без повышений и наград

Мартын Андреев

Безымянные герои Стены Памяти

0
237

Другие новости

Загрузка...
24smi.org