0
9177
Газета История Интернет-версия

26.02.2010

Лучшие пистолеты-пулеметы Второй мировой войны были сделаны в России

Тэги: ппш, ппс, автомат


ппш, ппс, автомат ППШ всем своим видом внушает уважение.
Фото из книги "Великая Отечественная война в фотографиях"

По всей России и Восточной Европе стоят памятники советским воинам. И если это монументальная фигура солдата, то в руках у него почти всегда автомат ППШ. Это оружие, ставшее одним из символов Победы, легко узнать благодаря дисковому магазину. И хотя лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны большинство экспертов признает ППС конструкции Судаева, Великая Отечественная ассоциируется именно с массовым, харизматичным, очень русским автоматом Шпагина.

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ АВТОМАТИКИ

Первая мировая война показала, что в столкновении огромных масс вооруженных людей плотность огня оказывается более важным фактором, чем меткость стрельбы. Потребовалось скорострельное, компактное оружие с большим носимым боезапасом, удобное как в наступлении, так и в обороне, в ограниченном пространстве окопа и улицы. Так объединились в одном образце пулемет и автоматический (самозарядный) пистолет. К концу войны в некоторых воюющих странах их успели даже принять на вооружение.

В России в 1916 году на вооружение было принято ружье-пулемет конструктора Владимира Федорова под патрон 6,5 мм, вскоре переименованное в автомат. Так с тех пор у нас называют все автоматическое оружие под патрон меньше винтовочного. Первые автоматы выпускались в малых количествах и были довольно капризны. До 1925 года их выпустили 3200 штук, а в 1928 году сняли с вооружения. Причина – необходимость изготавливать специальный 6,5-мм патрон. Но главное, появился 7,62-мм ручной пехотный пулемет системы Дегтярева образца 1927 года (ДП27).

Непосредственно пистолеты-пулеметы в Советском Союзе начали создавать с середины 1920-х годов. Командование Красной Армии пришло к выводу, что наган годится лишь для самообороны, а для активных боевых действий весь младший и средний комсостав следует перевооружить пистолетами-пулеметами. Первый ПП системы Токарева образца 1927 года был создан под револьверный патрон. Но затем было признано, что патрон должен быть единым для автоматического пистолета и пистолета-пулемета, то есть маузеровский патрон калибра 7,62 мм, полюбившийся еще с Гражданской войны.

Параллельно шло конструирование самозарядной (автоматической) винтовки (карабина) для личного состава РККА. В 1936 году на вооружение приняли автоматическую винтовку Симонова (АВС-36). Но уже через два года ей на смену пришла самозарядная винтовка Токарева (СВТ-38). После советско-финской войны появился ее модернизированный вариант СВТ-40. Ею хотели вооружить всю Советскую армию.

До сих пор бытует мнение, что СВТ оказалась плохим оружием с массой изъянов, себя не оправдала и была снята с производства с началом войны. Такой же безуспешной была попытка сделать из нее снайперскую винтовку. Из-за плохой кучности в октябре 1942-го ее производство прекратили, вернувшись к старой доброй «мосинке», на которую лишь перешел оптический прицел ПУ, разработанный для СВТ.

Однако баллистика у токаревской самозарядки была вполне приличная, а знаменитый снайпер Людмила Павлюченко, уничтожившая 309 гитлеровцев, охотилась именно с СВТ-40. Простая и надежная конструкция винтовки подводила лишь при плохом обслуживании и неправильной эксплуатации. Но для не слишком грамотных крестьян, составлявших основу личного состава РККА, это оказалось выше понимания.

Другое дело – немцы, высоко ценившие это оружие. Они даже официально приняли на вооружение трофейную СВТ под индексом 258(r) – СВТ-38 и 259(r) – СВТ-40. Использовали они и снайперский вариант. У них винтовка нареканий не вызывала. Более того, по ее образцу они пытались сделать свою G-43 (W). А знаменитый конструктор Хуго Шмайссер заимствовал у Токарева газоотводную систему перезаряжания для своего «штурмгевера». После войны бельгийцы использовали систему запирания СВТ в конструкции автоматической винтовки FN FAL, которая до сих пор состоит на вооружении в ряде стран.

Советская морская пехота использовала СВТ до конца войны и претензий не высказывала. Претензии к надежности винтовки появились в конце 1941 года, когда вообще упало качество всей продукции, а в армию призвали солдат старших возрастов. За 1941 год был выпущен 1 031 861 экземпляр СВТ, в 1942-м – лишь 264 148. В октябре 1942-го снайперскую СВТ сняли с производства. Но в обычном варианте продолжали выпускать, хотя и в небольших количествах. Более того, в серию пустили автоматический вариант винтовки АВТ. Но по правилам эксплуатации автоматическая стрельба из этой легкой винтовки могла производиться лишь короткими очередями в редких случаях: «при недостатке ручных пулеметов и в исключительные моменты боя». Бойцы это правило не соблюдали. Более того, не обеспечивался надлежащий уход за механизмом винтовки. А в войска перестала поступать качественная смазка, без которой автоматика начинала отказывать, залипать на морозе и т.п. Так было скомпрометировано это весьма неплохое оружие.

История СВТ показала, что оружие для нашего солдата должно быть предельно простым, живучим, неприхотливым в эксплуатации и чрезвычайно надежным.

Производство СВТ и АВТ продолжалось до 1945 года, поскольку потребность в скорострельном оружии оставалась высокой до конца войны. Только 3 января 1945 года постановлением ГКО СССР СВТ и АВТ были сняты с производства. Спустя две недели таким же постановлением было прекращено производство винтовки Мосина. Сразу после войны токаревские винтовки изъяли из войск и сдали на склады. Но часть СВТ затем передали охотникам-промысловикам. Некоторые эксплуатируются до сих пор и нареканий не вызывают, поскольку охотники к своему оружию относятся ответственно.

В Финляндии СВТ ценится очень высоко и считается прекрасным оружием с высокими боевыми качествами. Местные специалисты просто не воспринимают критику в ее адрес и удивляются, что в России это оружие так скомпрометировано. Финны с их культом оружия очень трепетно относятся к правилам обращения с оружием, поэтому им просто не знакомы слабости СВТ.

Главными причинами снижения производства СВТ в войну стали ее дороговизна и сложность изготовления. Все детали производились на металлообрабатывающих станках, требовался большой расход металла, в том числе легированной стали. Чтобы понять это, достаточно сравнить отпускную цену СВТ в официальном прейскуранте 1939 года – 2000 рублей с ценой на некоторые пулеметы: «Максим» без станка с ЗИП – 1760 руб., пулемет ДП с ЗИП – 1150 руб., авиационный пулемет ШКАС крыльевой – 1650 руб. В то же время винтовка обр. 1891/30 гг. стоила всего 166 руб., а ее снайперский вариант с прицелом – 245 руб.

С началом войны потребовалось вооружать стрелковым оружием десятки миллионов человек на фронте и в тылу. Поэтому было восстановлено производство дешевой и простой винтовки Мосина. Ее производство вскоре достигло 10–12 тысяч штук в день. То есть ежедневно вооружалась целая дивизия. Поэтому дефицита оружия не существовало. Одна винтовка на троих была только в стройбате в начальный период войны.

РОЖДЕНИЕ ППШ

Еще одной причиной для отказа от массового производства СВТ стал пистолет-пулемет Шпагина. На освободившихся производственных площадях началось крупносерийное изготовление ППШ.

Пистолет-пулемет в РККА поначалу признания не нашел. В 1930 году отмечалось, что для боевых действий в Германии и США он признан негодным, используется только полицией и внутренней охраной. Однако начальник вооружений РККА Иероним Уборевич ходатайствовал о проведении конкурса и изготовлении пробной партии ПП. В 1932–1933 годах государственные испытания прошли 14 различных образцов пистолета-пулемета. 23 января 1935 года приказом наркома обороны на вооружение был принят пистолет-пулемет Дегтярева обр. 1934 года (ППД).

Однако изготавливался ППД едва ли не штучно. «Кавалеристы» из Наркомата обороны считали ПП ненужным, а то и вредным. Даже усовершенствование ППД не помогало. Однако Артиллерийское управление РККА настаивало на широком внедрении пистолета-пулемета. В 1939 году отмечалось, что целесообразно ввести пистолет-пулемет на вооружение отдельных категорий бойцов РККА, пограничной охраны НКВД, пулеметных и орудийных расчетов, авиадесантников, водителей и т.д. Однако в феврале 1939 года ППД был снят с вооружения, изъят из войск и сдан на склады. Гонениям на пистолет-пулемет способствовали и репрессии в отношении его сторонников – Тухачевского, Уборевича и других. Пришедшие на их место люди Ворошилова были противниками нового. ППД сняли с производства.

Между тем война в Испании доказала необходимость пистолета-пулемета в армии. Немцы уже испытали в бою свой МР-38, учли выявившиеся изъяны и модернизировали в МР-40. А война с Финляндией наглядно показала, что в условиях лесистой и пересеченной местности пистолет-пулемет является необходимым огневым средством ближнего боя. Финны эффективно использовали свой ПП «Суоми», вооружая им маневренные группы лыжников и отдельных солдат, действующих самостоятельно. И вот уже провалы в Карелии стали объяснять отсутствием в войсках┘ пистолетов-пулеметов.

В конце декабря 1939 года ППД снова принимают на вооружение, уже в варианте ППД-40, и срочно восстанавливают производство. По желанию Сталина, которому очень понравился емкий круглый магазин «Суоми», к ППД-40 разрабатывается такой же барабан. В 1940 году успевают выпустить 81 118 пистолетов-пулеметов.

Талантливый самоучка оружейник Георгий Семенович Шпагин (1897–1952) в начале 1940 года приступил к разработке своего варианта пистолета-пулемета. Он поставил задачу сохранить высокие тактико-технические данные ППД, но сделать свое оружие более простым в производстве. Он прекрасно понимал, что на основе трудоемких станочных технологий массовую армию перевооружить невозможно. Так появилась идея штампосварной конструкции.

Идея эта не встретила поддержки коллег, только сомнения. Но Шпагин был убежден в правильности своих мыслей. К тому времени в машиностроении уже были внедрены новые технологии горячей штамповки и холодного прессования высокой точности и чистоты обработки. Появилась электросварка. Георгий Шпагин, окончивший лишь трехлетнюю школу, но близко знакомый с производством, проявил себя истинным новатором. Он не только создавал конструкцию, но и разрабатывал основы технологии ее массового производства. Это был революционный подход к проектированию стрелкового оружия.

Уже в августе 1940 года был изготовлен лично Шпагиным первый образец пистолета-пулемета. Это была система с отдачей свободного затвора. Условно говоря, после выстрела отдача отбрасывала затвор – стальную «болванку» массой около 800 г. Затвор захватывал и выбрасывал стреляную гильзу. Затем мощная возвратная пружина посылала его назад. По пути затвор захватывал поданный из дискового магазина патрон, загонял его в ствол и накалывал капсюль бойком. Производился выстрел, и повторялся весь цикл движений затвора. Если в это время спусковой крючок отпускался, затвор фиксировался во взведенном состоянии. Если же крючок оставался прижатым, магазин емкостью 71 патрон полностью опустошался примерно за пять секунд.


Неброский ППС редко попадал в объектив фотоаппарата.
Фото из книги «Великая Отечественная война в фотографиях»

При разборке автомат размыкался всего на пять частей. Для этого не требовался никакой инструмент. Амортизатор из фибры, позднее – из кожи, гасил удары массивного затвора в крайнем заднем положении, что существенно удлиняло срок службы оружия. Оригинальный дульный тормоз, выполнявший также роль компенсатора, улучшил устойчивость и повысил кучность стрельбы на 70% относительно ППД.

В конце августа 1940 года начались полигонные испытания пистолета-пулемета Шпагина. Живучесть конструкции проверили 30 тыс. выстрелов. ППШ работал безотказно. Полная проверка показала, что автомат выдержал испытания, никаких разрушений в деталях не обнаружилось. Более того, после таких нагрузок он показывал вполне удовлетворительные результаты в точности стрельбы очередями. Стрельба велась при густой смазке и запыленности и, наоборот, после промывки всех подвижных деталей керосином и соединением в сухом виде. 5000 выстрелов производились без чистки оружия. Из них половина – одиночным, половина – непрерывным огнем. При этом следует учесть, что детали большей частью были штампованными.

В конце ноября состоялись сравнительные испытания пистолетов-пулеметов Дегтярева, взятых с валового производства, Шпагина и Шпитального. В итоге победил Шпагин. Здесь полезно будет привести некоторые данные. Количество деталей: ППД и Шпитальный – 95, ППШ – 87. Число станко-часов, необходимых на обработку деталей: ППД – 13,7; Шпитальный – 25,3; ППШ – 5,6 часа. Число резьбовых мест: ППД – 7; Шпитальный – 11, ППШ – 2. Новая технология изготовления давала большую экономию металла и значительно ускоряла производство. Легированная сталь не требовалась.

21 декабря 1940 года Комитет Обороны при СНК СССР принял постановление о принятии на вооружение РККА пистолета-пулемета системы Шпагина образца 1941 года. До начала Великой Отечественной войны оставалось ровно шесть месяцев.

Серийное производство ППШ началось лишь в сентябре 1941 года. До этого надо было подготовить документацию, разработать техпроцессы, изготовить оснастку, просто выделить производственные мощности и помещения. За весь 1941 год было изготовлено 98 644 пистолета-пулемета, из них ППД – 5868 штук. В 1942 году пистолетов-пулеметов выпустили уже в 16 раз больше – 1 499 269 штук. Причем производство ППШ можно было наладить на любом механическом предприятии, имеющем подходящее штамповочное оборудование.

Осенью 1941-го новые автоматы распределял лично Сталин. К 1 января 1942 года в действующей армии было 55 147 пистолетов-пулеметов всех систем. К 1 июля 1942 года – 298 276; к 1 января 1943 годя – 678 068, к 1 января 1944 года – 1 427 085 штук. Это позволяло в каждой стрелковой роте иметь взвод автоматчиков, в каждом батальоне – роту. Были и батальоны, целиком вооруженные ППШ.

Самой дорогой и сложной в производстве деталью ППШ был дисковый (барабанный) магазин. Каждый автомат комплектовался двумя запасными магазинами. Магазин состоит из коробки магазина с крышкой, барабана с пружиной и подавателем и вращающегося диска со спиральным гребнем – улитки. Сбоку на корпусе магазина имеется ушко, служащее для возможности переноски магазинов на поясе при отсутствии сумок. Патроны в магазине располагались в два потока по внешней и внутренней сторонам спирального гребня улитки. Во внешнем потоке было 39 патронов, во внутреннем – 32.

Процесс наполнения барабана патронами требовал некоторых усилий. Сперва требовалось снять крышку барабана. Затем специальным ключом он заводился на два оборота. После наполнения улитки патронами механизм барабана снимался со стопора, крышка закрывалась.

Поэтому в 1942 году Шпагин разработал к ППШ коробчатый секторный магазин емкостью 35 патронов. Это резко упростило заряжание, а автомат стал менее громоздким. Солдаты обычно отдавали предпочтение именно секторному магазину.

За время войны было изготовлено порядка 6,5 млн. ППШ. С 1942 года он производился даже в Иране специально для СССР. На этих образцах стоит специальное клеймо – изображение короны.

Сотни тысяч фронтовых ППШ потребляли гигантское количество пистолетных патронов. Специально для них пришлось срочно разрабатывать патроны с новыми типами пуль, поскольку пистолет-пулемет выполняет иные задачи, нежели просто пистолет. Так появились пули бронебойно-зажигательные и трассирующие. В конце войны пошел в производство патрон с пулей со стальным штампованным сердечником, повысивший пробивное действие и экономивший свинец. Тогда же началось производство патронов в биметаллической (покрытой томпаком) и стальной гильзой без всякого покрытия.

КОНСТРУКЦИЯ СУДАЕВА

Пистолет-пулемет Шпагина, вполне удовлетворявший пехотинцев, оказался слишком громоздким для танкистов, разведчиков, саперов, связистов и многих других. В условиях массового производства требовалось также уменьшить металлоемкость оружия и упростить его производство. В 1942 году была поставлена задача создать пистолет-пулемет, более легкий и простой в производстве, при этом надежный. Масса его не должна была превышать 3 кг, а темп стрельбы укладываться в 400–500 выстрелов в минуту (ППШ – 900 выстр./мин.). Основная масса деталей должна была изготавливаться из листовой стали толщиной 2–3 мм без последующей механической обработки.

В соревновании конструкторов победил Алексей Иванович Судаев (1912–1946). Как отмечалось в заключении конкурсной комиссии, его ППС «других равноценных конкурентов не имеет». Для производства одного экземпляра требовалось 6,2 кг металла и 2,7 станко-часов. Механика ППС работала, как и у ППШ, за счет отдачи свободного затвора.

Выпуск нового пистолета-пулемета был начат в блокадном Ленинграде на Сестрорецком инструментальном заводе им. Воскова под руководством Судаева. Первые образцы изготовили в декабре 1942 года. С 1943 года началось серийное производство. За год изготовили 46 572 ППС для частей Ленинградского фронта. После ликвидации отдельных выявленных недостатков и их устранения новый автомат был принят на вооружение под названием «Пистолет-пулемет системы Судаева обр. 1943 года».

В войсках ППС сразу получил высокую оценку. Он ни в чем не уступал ППД и ППШ, был легче и компактней. Однако его производство было передано предприятиям, не приспособленным для массового производства оружия. Налаженное производство ППШ решено было не трогать. Именно по этой причине судаевский пистолет-пулемет не столь знаменит, как ППШ. Знаменитый оружейник Михаил Калашников так оценил ППС: «Можно со всей ответственностью сказать, что пистолет-пулемет А.И.Судаева, созданный им и начавший поступать на вооружение Красной Армии в 1942 году, был лучшим пистолетом-пулеметом периода Второй мировой войны. Ни один иностранный образец не мог с ним сравниться по простоте устройства, надежности, безотказности в работе, по удобству эксплуатации. За высокие тактико-технические и боевые свойства судаевского оружия в сочетании с небольшими габаритами и массой его очень любили десантники, танкисты, разведчики, партизаны, бойцы-лыжники».

Масса ППС без магазина – 3,04 кг. Масса с шестью снаряженными магазинами – 6,72 кг. Пуля сохраняет убойную силу на расстоянии до 800 м. За время войны выпущено примерно полмиллиона экземпляров ППС. Скорострельность – 700 выстр./мин. Начальная скорость пули – 500 м/сек. Для сравнения: начальная скорость пули немецкого МР-40 – 380 м/сек. Магазин немецкого пистолета-пулемета на 32 патрона рекомендовали наполнять только до 27 штук, потому что при полной загрузке начинала отпускаться пружина, и это вело к задержкам в стрельбе. Преимуществом германской конструкции был более низкий темп стрельбы. Но прицельная дальность ограничивалась 50–100 метрами. Действенный огонь МР-40 фактически не превышал 200 метров. Стальной лист толщиной 2 мм пуля не пробивала даже с близкого расстояния, оставляя лишь вмятину.

О качестве оружия говорит и его, так сказать, «коэффициент копирования». В Финляндии в 1944 году приняли на вооружение пистолет-пулемет М-44 – копию ППС под 9-мм патрон парабеллума. Их было произведено порядка 10 тыс. штук, что для Финляндии не так уж и мало. Этими пистолетами-пулеметами были вооружены финские миротворцы на Синае в 1957–1958 годах.

В Польше ППС выпускался лицензионно, и на его основе был разработан в 1952 году образец WZ 43/52 с деревянным прикладом. В Китае он производился на нескольих предприятиях с небольшими различиями под единым наименованием «образец 43», затем – «Тип 54». В ФРГ, скопированный уже с финского М-44, в 1953 году был принят на вооружение жандармерией и пограничниками под индексом DUX 53, позднее модифицирован в DUX 59. В Венгрии вообще попытались совместить ППС и ППШ в конструкции 53М, которая выпускалась небольшими партиями, поскольку оказалась не слишком удачной.

В Советском Союзе за годы войны было выпущено свыше шести миллионов пистолетов-пулеметов различных моделей. Это в четыре раза больше, чем в Германии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости