0
2836
Газета История Интернет-версия

01.04.2011

Революцией избранный и призванный

Сергей Владимиров

Об авторе: Сергей Петрович Владимиров - журналист.

Тэги: аллахвердов, чекист


аллахвердов, чекист Михаил Андреевич Аллахвердов. Снимок 1941 года.
Фото предоставлено автором

Биография видного советского разведчика Михаила Андреевича Аллахвердова во многом перекликается с биографиями большинства боевых чекистов – ровесников ХХ века, которые жили и трудились в наиболее бурный период новейшей истории нашей страны, вместивший в себя величайшую социальную революцию, рождение новой массовой идеологии, Гражданскую и Великую Отечественную войны, невероятный размах научно-технического прогресса, изменение морально-нравственных устоев, преобразовавшее вековые представления о добре и зле.

Такое время не могло не сформировать образ своего героя – им мог стать только человек деятельный, борец. Совершенно определенные черты такого человека мы безошибочно угадываем и в Михаиле Аллахвердове.

ЭКСПЕДИЦИЯ НА ПАМИР

Михаил Андреевич Аллахвердов родился 14 ноября 1900 года в семье армянина, торговца лесом в нагорнокарабахском городе Шуша. Учился в гимназии в Андижане.

В 1918 году вступил добровольцем в Красную армию. В составе 3-го Туркестанского стрелкового полка участвовал в боях с басмачами. В начале 1919 года окончил педагогические курсы и преподавал в гимназии.

В конце 1919 года девятнадцатилетний юноша был рекомендован на работу в Туркестанскую ЧК. С 1920 года – член РКП (б). Являлся секретарем военкома отряда особого назначения при Особом отделе. Принимал непосредственное участие в борьбе с бандитизмом в Средней Азии (Ош, Фергана).

В июне 1921 года Михаил Аллахвердов направляется в качестве заместителя начальника Особого отдела Памирской военно-политической экспедиции на установление советской власти на Памире.

Непосредственный участник памирской экспедиции, ветеран внешней разведки Крылов позже вспоминал:

«В июне 1921 года наш эшелон прибыл на станцию Кара-Су, откуда мы должны были совершить 12-километровый переход в город Ош. Встречал нас представитель Ошского отдела ВЧК Михаил Аллахвердов.

Не успели мы разгрузиться, как на станцию напала крупная банда басмачей. Разгорелся жестокий бой. Аллахвердов принял самое активное участие в обороне станции. Вскоре атаки басмачей были отбиты, и они ускакали в горы. Во время перехода в Ош я, в то время – молодой политработник, близко познакомился с Михаилом. Это был отважный юноша, небольшого роста, с зоркими, глубоко посаженными черными глазами, с открытым, улыбающимся лицом, очень подвижный. Когда мы прибыли в Ош, Михаил на правах местного работника умело, без лишних слов, по-хозяйски быстро расквартировал все подразделения отряда.

...8 августа 1921 года мы покинули Ош. Отряд с его огромным вьючным транспортом растянулся на несколько километров. Целых 40 дней длился этот беспримерный переход на «Крышу мира». Отряд пробивался в Хорог, громя засады басмачей в ущельях, преодолевая заоблачные перевалы, форсируя бурные горные реки. Ледяной ветер, снежные бураны и лютый мороз на вершинах гор сменялись нестерпимым зноем и песчаным смерчем в долинах.

Михаил Аллахвердов и начальник экспедиции Таричан Дьяков вели за собой бойцов, показывая пример мужества и несгибаемой стойкости.

17 сентября 1921 года отряд прибыл в Хорог и встал пятью пограничными заставами на границе с Афганистаном».

В течение полутора лет Михаил Аллахвердов вел борьбу с басмачеством и английской агентурой, засылаемой на нашу территорию из Афганистана. Выполнял ответственные задания руководства ГПУ, проявляя при этом высокое чувство долга, большое мужество и выдержку. Приведем лишь один эпизод из оперативной деятельности Аллахвердова в то время.

Летом 1922 года, когда на советском Памире началась кампания по выборам кишлачных Советов, которые должны были сменить ревкомы, ишаны двух населенных пунктов Юсуф Али Шах и Шах Махмуд приступили к подготовке заговора. По заданию английского эмиссара Тимура Шах Хана они пытались организовать восстание с целью свержения советской власти. Аллахвердову удалось получить достоверную информацию относительно намерений заговорщиков. Английский эмиссар и наиболее активные участники заговора ишаны Юсуф и Махмуд были арестованы.

КОМАНДИРОВКА В ПЕРСИЮ

В 1923 году как хорошо зарекомендовавший себя сотрудник местных органов госбезопасности, имевший опыт практической работы в Средней Азии, Аллахвердов был переведен на работу в Москву, в Восточный отдел ОГПУ. Этот отдел, которым руководил соратник Феликса Дзержинского Яков Петерс, был создан в конце 1922 года для чекистской работы в Башкирии, Казахстане, Средней Азии, Закавказье, а также в прилегающих к ним Турции, Иране, Афганистане, Китае. Работая в отделе, Михаил без отрыва от оперативной деятельности окончил в 1925 году заочное отделение Восточного факультета Военной академии РККА (с конца 1925 года – имени М.В.Фрунзе). Владел армянским, узбекским, персидским, турецким, французским и английским языками.

В 1925 году Аллахвердов был направлен в долгосрочную командировку в Персию (так до 1935 года назывался Иран). Являлся оперативным работником резидентуры под дипломатическим прикрытием секретаря советского консульства в Керманшахе. Хорошее знание иностранных языков, большая трудоспособность способствовали успешной работе разведчика. Он приобрел необходимые источники информации в интересующих внешнюю разведку кругах, вел активную работу по проникновению в эмигрантские антисоветские организации.

В 1928 году Аллахвердов возглавил резидентуру внешней разведки в Персии. В этой должности он работал до середины 1930 года. С территории Персии в тот период против нашей страны действовали польская, турецкая, германская и японская разведки. Аллахвердов вел кропотливую работу по приобретению квалифицированной агентуры, способной проникнуть в спецслужбы противника, принимал активные меры по разложению антисоветской эмиграции.

С 1930 по 1933 год Михаил Аллахвердов работал в центральном аппарате разведки.

РЕЗИДЕНТ В АФГАНИСТАНЕ

С приходом Гитлера к власти в Германии и обострением обстановки в этой стране руководство внешней разведки принимает решение о направлении Аллахвердова на нелегальную работу в Европу. В 1933–1934 годах он возглавлял нелегальные резидентуры в Австрии (Вена), Швейцарии (Цюрих) и Франции (Париж). От руководимых им нелегальных разведывательных групп в Центр поступала актуальная политическая информация, в частности о положении в Германии, политике стран Запада по умиротворению Гитлера, другие важные сведения.

В середине 1934 года Аллахвердов назначается «легальным» резидентом внешней разведки в Афганистане.

В этой восточной стране вдоль линии советской границы проживало в то время около миллиона выходцев из советских среднеазиатских республик. Многие из них в 1920–1930-е годы активно боролись против советской власти и были готовы при первом удобном случае вновь взяться за оружие. Одновременно многие враждебно настроенные к СССР страны пытались активизировать деятельность басмаческих банд на советско-афганской границе.

Видный российский историк Юрий Тихонов по этому поводу писал:

«Первой подрывную работу среди басмачества в середине 1930-х годов развернула Япония. Нашей резидентуре стало известно, что Токио в 1935 году предложил афганскому правительству заключить секретное соглашение против СССР, по которому афганская сторона брала бы на себя обязательства содействовать японцам в осуществлении шпионско-диверсионной работы со своей территории против Советского Союза, а Япония обещала Афганистану «покровительство» и военную помощь в случае нападения СССР. Советские разведчики в Кабуле смогли добыть сведения и о том, что Япония просила Афганистан сосредоточить как можно больше войск на границе с СССР, чтобы отвлечь силы Красной армии с дальневосточной границы.

В октябре 1935 года японский посланник Китада совершил поездку по районам Северного Афганистана для установления прямых контактов с лидерами басмачества. Вероятно, его переговоры прошли успешно, так как афганские власти после возвращения японца в Кабул, опасаясь обострения отношений с СССР, попытались разоружить часть эмигрантов из Средней Азии, но те отказались сдать оружие, а афганское правительство, не желая рисковать, не стало на этом настаивать.

После заключения «Антикоминтерновского пакта» разведки Японии и Германии в Кабуле активизировали сотрудничество. Япония стремилась объединить силы афганского басмачества с враждебным СССР пантюркистским движением в Синьцзяне, которое планировало подготовить поход на Фергану для «освобождения мусульман от большевистского ига».

Желая оказать содействие своему союзнику, фашистская Германия в 1936 году тайно переправила через Афганистан синьцзянским пантюркистам партию оружия. Контроль за этой операцией осуществлял лично германский посланник в Кабуле Курт Цимке.

Эта враждебная СССР деятельность японской и германской разведок в Кабуле находилась по контролем резидентуры советской внешней разведки. Благодаря информации Аллахвердова советское правительство заявило решительный протест Германии. Разразился дипломатический скандал, и в Берлине благоразумно решили отозвать Цимке из Афганистана. Немецкая разведка возобновила свою подрывную деятельность среди басмачества только после нападения Германии на СССР.

В 1936 году Центр переводит Аллахвердова из Кабула в Турцию. Возглавляемый им разведывательный коллектив проделал большую работу по выявлению подрывной деятельности иностранных разведок против нашей страны, в первую очередь – германской, английской и японской. Резидентура провела ряд успешных операций по пресечению антисоветских акций со стороны эмиграции.

С 1938 по 1941 год Аллахвердов находился в центральном аппарате внешней разведки. В феврале–марте 1941 года выезжал в Белград, где участвовал в подготовке и осуществлении переворота против прогермански настроенного правительства Югославии.

В ГОДЫ ВОЕННОГО ЛИХОЛЕТЬЯ

С началом Великой Отечественной войны Аллахвердов вновь становится резидентом внешней разведки в Афганистане (оперативный псевдоним – «Заман»). В этой должности он проработал до 1944 года.

После нападения фашистской Германии на СССР спецслужбы стран «оси» в Афганистане перешли к активным действиям против Советского Союза. На советско-афганской границе летом 1941 года сложилась тревожная ситуация: вновь возникла серьезная опасность возобновления басмаческих набегов на нашу территорию.

Касаясь обстановки в данном регионе, упоминавшийся выше историк Юрий Тихонов отмечал:

«В Кабуле не сомневались в скором разгроме нашей страны. Король Захир-шах из своих средств профинансировал служение благодарственных молебнов в связи с началом войны между СССР и Германией. Афганский премьер-министр Хашим-хан 25 июня 1941 года заявил: «СССР как единое государство в результате войны распадется и ослабнет. В Афганистане имеется большое количество эмигрантов из СССР, они захотят вернуться на родину. Надо будет помочь им в этом и поэтому готовить афганцев к войне».

Агентура стран «оси» в Кабуле приступила к подготовке вооруженного антибританского мятежа кочевых пуштунских племен, имевших под ружьем более 400 тыс. человек. Германии и Италии удалось заключить соглашение с влиятельным лидером горных племен Вазиристана Факиром о сотрудничестве. Отряды Факира с начала войны сковали более 40 тыс. боеспособных английских войск и значительную часть авиации.

Тревожная ситуация сложилась летом 1941 года и на советско-афганской границе – вновь возникла опасность возобновления басмаческих набегов на нашу территорию. Один из влиятельных руководителей туркменской эмиграции Кызыл Аяк направил премьер-министру Хашим-хану письмо, в котором просил его взять под покровительство Афганистана Бухару и сообщал о готовности предоставить в его распоряжение 40 тыс. вооруженных туркмен. В ответ Хашим-хан дал понять Кызыл Аяку, что только после взятия Москвы и Ленинграда наступит удобный момент для начала боевых действий против СССР».

12 июля 1941 года в Москве в результате переговоров между правительственными делегациями СССР и Великобритании было подписано соглашение о совместных действиях в войне против фашистской Германии, предусматривавшее оказание взаимной помощи. В развитие этого соглашения в конце июля того же года английское правительство сделало предложение советскому правительству о налаживании сотрудничества между разведками двух стран в борьбе против нацистских спецслужб. Для переговоров по этому вопросу 13 августа в Москву прибыл представитель британской разведки подполковник Гиннес. Позже выяснилось, что он являлся ответственным сотрудником специальной секретной службы по ведению подрывной работы против Германии и ее союзников, входившей в состав английского Министерства экономики.

На другой день, 14 августа, начались переговоры о сотрудничестве между разведками двух стран. Они велись конспиративно, без привлечения переводчика и секретаря. Об их истинном содержании знали только Сталин, Молотов и Берия. 29 сентября были подписаны два документа по вопросам взаимодействия советской и британской внешних разведок в работе против Германии «во всех частях света».

В своем отчете в Лондон подполковник Гиннес подчеркивал: «Как мной, так и русскими представителями соглашение рассматривается не как политический договор, а как основа для практической работы наших связующих звеньев и не нуждается в официальной подписи».

ОПЕРАЦИЯ «МАРОДЕРЫ»

В Афганистане советской разведке предстояло совместно с Интеллидженс сервис осуществить долговременную операцию по ликвидации агентуры абвера. При этом британская сторона стремилась обеспечить себе преимущество в предстоящей операции и создать благоприятные предпосылки для продолжения ведения разведки против Советского Союза. В частности, британская разведка попыталась подставить кабульской резидентуре своего агента – проживавшего в Афганистане видного деятеля «левого» крыла партии Индийский национальный конгресс Бхагата Рама Тальвара, который установил прямой контакт с Аллахвердовым. В результате проверочных мероприятий, проведенных с позиций Центра и резидентуры, было установлено, что Тальвар пошел на контакт с советской разведкой по заданию англичан. Было принято решение дать понять британским союзникам, что их агент раскрыт.

Аллахвердов установил рабочие отношения с представителями британской разведки в Кабуле – резидентом подполковником Ланкастером и советником Хэйлеем. Резидентура НКВД нуждалась прежде всего в получении от англичан информации по басмачеству, так как с началом войны против Советского Союза германская разведка вновь попыталась активно использовать в своих целях басмачество в Северном Афганистане. Так, в сентябре 1941 года резидент немецкой разведки в Афганистане Расмус поручил влиятельному среди басмачей узбекскому командиру Махмуд-беку создать по обе стороны советско-афганской границы шпионско-диверсионную сеть. Позже Махмуд-бек получил от абвера задание – создать опорный пункт в афганском городе Баглан для переброски в СССР немецких агентов и наладить вербовку агентуры в наших среднеазиатских республиках.

Полученная Аллахвердовым информация о том, что абвер уже приступил к заброске на советскую территорию диверсионных групп, сформированных из эмигрантов, была своевременно передана в Москву. Все группы были обезврежены. Одновременно резидент проинформировал Центр о том, что немецкая разведка планирует также высадить в среднеазиатских советских республиках, в первую очередь в Туркмении, диверсионные отряды, сформированные из солдат и офицеров «Туркестанского легиона». В декабре 1941 года лидер туркменского басмачества Кызыл Аяк приказал своим сторонникам готовиться к вторжению в советскую Среднюю Азию уже летом 1942 года. Германское посольство в Кабуле обещало обеспечить басмачей оружием и лошадьми.

Резидентуре советской внешней разведки в Кабуле удалось раскрыть сеть германской агентуры в Афганистане и в тесном взаимодействии с британской разведкой парализовать деятельность германских, японских и итальянских спецслужб в этом регионе (операция «Мародеры» – так в оперативной переписке с Центром называлась агентурная сеть германской разведки, действовавшая в военные годы в Афганистане). В результате объединенных усилий советской и британской разведок удалось предотвратить подготавливаемый нацистами переворот и введение германских войск в Иран и Афганистан. Благодаря усилиям кабульской резидентуры все попытки стран «оси» превратить Афганистан в плацдарм для подрывных акций против СССР потерпели крах.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В МОСКВУ

В конце 1944 года Аллахвердов возвратился в Москву и возглавил информационный отдел внешней разведки. На этом посту он находился до конца 1947 года. В этот же период выезжал в Швейцарию и во Францию для выполнения специального разведывательного задания.

В конце 1947 года Аллахвердов был назначен заместителем начальника Высшей разведывательной школы по учебной и научной части. В этой должности он проработал вплоть до своего ухода в отставку по болезни в апреле 1955 года.

За достигнутые результаты в разведывательной деятельности генерал-майор Аллахвердов был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, «Знак Почета», многими медалями, а также нагрудным знаком «Почетный чекист».

Скончался Михаил Андреевич 10 октября 1968 года. Имя Михаила Андреевича Аллахвердова как одного из видных разведчиков занесено на мемориальную доску Службы внешней разведки Российской Федерации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: Путина обойти можно только слева. Левее, левее, левее его

Константин Ремчуков: Путина обойти можно только слева. Левее, левее, левее его

1
10870

Другие новости

Загрузка...
24smi.org