0
6147
Газета История Интернет-версия

26.08.2011

Поэт и чекист

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов - ведущий эксперт Зала истории внешней разведки, ветеран военной службы, полковник в отставке.

Тэги: горожанин, маяковский


горожанин, маяковский Валерий Горожанин и Владимир Маяковский. Ялта, август 1927 года.
Фото предоставлено автором

Свое знаменитое стихотворение «Солдаты Дзержинского» Владимир Маяковский сопроводил посвящением: «Вал. М.». Стихотворение было написано накануне 10-летия органов ВЧК–ОГПУ и опубликовано одновременно в двух газетах – «Комсомольской правде» и тифлисской «Заре Востока» – в дни работы XV съезда партии.

Интересно, что председатель ОГПУ Вячеслав Менжинский, сменивший на этом посту Феликс Дзержинского после его внезапной смерти 20 июля 1926 года, подписал приказ по случаю 10-летнего юбилея органов государственной безопасности, который был напечатан на одной странице со стихотворением Маяковского «Солдаты Дзержинского».

Только значительно позже широкой общественности стало известно, что под инициалами посвящения стихотворения скрывались имя и отчество видного чекиста того времени Валерия Михайловича Горожанина. Почему Маяковским была оказана особая почесть Горожанину? Кем был для поэта Валерий Михайлович?

Говорят, что стихи, как и люди, имеют свою судьбу, свою историю. История стихотворения «Солдаты Дзержинского» начиналась задолго до его написания. И она тесно связана с чекистом Горожаниным, ставшим в середине 1930-х годов одним из руководителей внешней разведки нашей страны.

МАСТЕРСТВО ИГРЫ ОТТАЧИВАЛОСЬ ЗИГЗАГАМИ

Валерий Горожанин родился в 1889 году в городе Аккермане (ныне – Белгород-Днестровский) Бессарабской губернии в семье страхового агента. В детстве Валерия настигло горе. В трехлетнем возрасте он лишился отца, а в неполные восемь лет – матери. Лишних средств к существованию не было. Юный гимназист уже в какие-то 9–10 лет начал давать частные уроки.

В 1907 году Валерий сдал экстерном экзамены за полный курс тираспольской классической гимназии и вступил в партию эсеров. В 1908 году за революционную деятельность на несколько месяцев был посажен в тираспольскую тюрьму, в одну камеру с Григорием Котовским.

В 1909–1912 годах Горожанин учился на юридическом факультете Новороссийского университета в Одессе. За активное участие в студенческом революционном движении был отчислен из университета, арестован, год содержался в одиночной камере, а затем до конца 1914 года отбывал ссылку в Вологодской губернии. После окончания ссылки он решил попытать счастья за границей. В 1914 году Горожанин приезжает в Париж. Здесь он примыкает к группе большевиков и сближается с Анатолием Луначарским.

Особое место в парижском периоде жизни молодого революционера занимает его общение со многими прогрессивными французскими писателями. В частности, благодаря Луначарскому Горожанин близко знакомится с Роменом Ролланом и Анатолем Франсом. Последний часто принимал у себя своего молодого русского друга. Уже тогда Горожанин задумал написать книгу о творческой судьбе великого французского писателя.

Как только в Париж пришла весть о Февральской революции в России, Горожанин принял решение возвратиться на родину. Уже в апреле 1917 года он был в Петрограде и с головой окунулся в политическую деятельность партии, сотрудничал в большевистских газетах. Именно тогда Горожанин познакомился и подружился с Маяковским.

После Октября партия направила Горожанина на работу в украинскую ЧК. Он продолжил учебу в Новороссийском университете, сотрудничал в одесской солдатской газете «Большевистская мысль», а также в газете «Голос революции». В 1919 году Горожанин вступил в члены РКП(б). Являлся следователем по особо важным делам Одесской губЧК. В период деникинской оккупации находился в Одессе, был арестован и приговорен к расстрелу. Освобожден Красной армией. Затем снова работал на руководящих должностях в различных подразделениях украинского ГПУ.

Валерий Горожанин лично подготовил и внедрил в петлюровское подполье чекиста Сергея Карина (настоящая фамилия – Даниленко). Благодаря полученной от Карина информации украинским чекистам удалось сорвать готовившееся в сентябре–ноябре 1922 года всеобщее восстание в Украине. Используя полученные от Карина сведения удалось задержать двух эмиссаров Русского общевоинского союза, заброшенных на территорию СССР.

Работая в Николаеве, Горожанин часто приезжал в Одессу. Он дружил с работавшим там в местной ЧК Дмитрием Медведевым, ставшим в дальнейшем известным чекистом, Героем Советского Союза. Позже Медведев писал в своих воспоминаниях, что «учился у Горожанина мастерству тонкой комбинационной игры с противником».

ОПЕРАТИВНАЯ ПРОЗА «СКУЛА К СКУЛЕ» С РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПОЭЗИЕЙ

С 1923 по 1930 год Горожанин проживал в Харькове, являясь начальником секретно-политического отдела ГПУ Украины. Именно в этот город часто приезжал «трибун революции», чтобы выступить перед читателями и встретиться со своим близким другом. В Харькове Маяковский, как правило, останавливался на квартире у Горожаниных. Жена Валерия Михайловича Берта Яковлевна позже рассказывала: «Владимир Владимирович всегда был у нас желанным гостем. О чем только он не толковал с Горожаниным. Они находили общий язык. Если бы это было не так, то очевидно, разные области работы, разные интересы навряд ли могли составить ту надежную дружбу, которая существовала между ними. Горожанин восхищался Маяковским. Всячески ему помогал. Такой же заботой отвечал Владимир Владимирович».

В ходе одной из встреч в Харькове в январе 1924 года Горожанин рассказал Маяковскому о том, что накануне восьмидесятилетия Анатоля Франса Ватикан включил его сочинения в список запрещенных. Святые отцы выдвинули множество обвинений против писателя, разделив их на 13 обвинительных пунктов. Горожанин отметил, что собирается написать книгу об этом, превратив обвинения Ватикана в приговор черному мракобесию. Маяковский горячо поддержал намерение друга. Вскоре книга «Анатоль Франс и Ватикан» вышла в свет в харьковском издательстве «Пролетарий» и получила высокую оценку специалистов.

Очень лестно отозвался о работе Валерия Михайловича Алексей Максимович Горький. А Сталин, которому Горький направил произведение Горожанина, на одной из глав написал: «Лучшее, что было сделано до сей поры об Анатоле Франсе. И.Сталин».

Во время посещений Харькова Маяковский с удовольствием встречался с украинскими чекистами, выступая перед ними в местном чекистском клубе. Зал был всегда набит до отказа, молодежь горячо приветствовала своего любимого поэта. Маяковский без перерыва читал восторженным слушателям «Левый марш», «Бюрократиаду», «Неразбериху», «Облако в штанах», «Марш комсомольца».

В 1927 году в Харьков поэт приезжал четырежды. В те тревожные дни консервативное правительство Англии и английские спецслужбы проводили против молодой республики Советов провокацию за провокацией. Так, 12 мая 1927 года лондонская полиция внезапно оцепила офис «Аркоса» – торговой компании, выполнявшей функции коммерческой части Торгпредства советского государства в Великобритании – и провела обыск помещений. Эта акция послужила поводом для разрыва дипломатических и торговых отношений с Советским Союзом. На страницах «Комсомольской правды» и других центральных газет из номера в номер печатались боевые материалы. Нарастала угроза новой войны против СССР.

Однажды, беседуя с Маяковским, Горожанин подробно рассказал поэту о происках «твердолобых» в Великобритании и поддержке этих происков троцкистами внутри страны, о том, как были задержаны шпионы и диверсанты, направлявшиеся через границу, о работе чекистов-«секретчиков», то есть сотрудников секретно-политического отдела, и чекистах контрразведывательного отдела (КРО).

Маяковский понимал, какое значение имеет в этой трудной обстановке для страны его поэтическое слово. Он должен был дать ответ. За себя, за тех, кто борется с врагом с оружием в руках.

Из воспоминаний жены Горожанина Берты Яковлевны:

«Вечером мы собрались обедать. Но Маяковский попросил нас задержаться. В одной из комнат он что-то писал, ходил из угла в угол. Садился за стол и снова вскакивал. Я с сожалением подумала о том, что приготовленный мной украинский борщ окончательно остынет, как вдруг в комнату-столовую вошел с доброй улыбкой на лице Маяковский. В руках он держал клочок бумаги.

– Послушайте, Валерий Михайлович, это вам мой набросок посвящается, – и начал читать:

Есть твердолобые вокруг и внутри –

зорче и в оба, чекист, смотри!

Мы стоим с врагом о скулу скула,

и смерть стоит, ожидает жатвы.

ГПУ – это нашей диктатуры кулак

сжатый┘

Горожанин, смущенный и взволнованный, стоя слушал друга.

– Нет, – тихо возразил чекист. – Это, пожалуй, будет неточно. Не только мне, но всем солдатам Дзержинского».

Стихотворение «Солдаты Дзержинского», прочитанное в Харькове, было, что называется, первым черновым вариантом. В дальнейшем поэт тщательно его доработал и добавил ряд строф.

ДВЕ СУДЬБЫ И ОДНА БОРЬБА

«Живу я в Ялте с Горожаниным, с ним в большинстве случаев разъезжаю», – сообщал Маяковский в одном из своих писем в Москву в начале августа 1927 года. Как и было оговорено ранее, Маяковский и Горожанин проводили свой летний отпуск вместе. Живя в Ялте в той же самой гостинице, где, по преданию, Николай Некрасов закончил поэму «Кому на Руси жить хорошо», Маяковский завершал поэму «Хорошо!». Горожанин не спеша обдумывал план своей новой книги об Анатоле Франсе.

Как-то вечером в первые дни отпуска Валерий Михайлович предложил Маяковскому написать совместный киносценарий «Инженер д’Арси» («Борьба за нефть») – об истории захвата персидской нефти Англией. У Горожанина накопились интереснейшие материалы по данному вопросу. Маяковский с большой охотой согласился с этим предложением. Друзья подписали договор с ялтинской фабрикой «Всеукраинское фотокиноуправление» и дружно принялись за работу. Уже 25 августа 1927 года сценарий был сдан художественному совету фабрики.

Однажды в номер гостиницы, где жили поэт и чекист, неожиданно пришел фотограф. Он запечатлел Маяковского и Горожанина в том виде, в котором они находились в утренние часы. Наголо стриженый Маяковский – в свободной мягкой пижаме, а рядом с ним Горожанин – в рубахе с отложным воротничком.

21 июля 1928 года поэт направил телеграмму другу: «Дорогой Валерий Михайлович. Выезжаю в Севастополь двадцать третьего. Если ваш отпуск совпадает, хорошо поездить вместе. Обеспечиваю боржомом, стихами, изысканной дружбой. Встречайте. Привет Берте Яковлевне, друзьям. Маяковский».

О смерти поэта Горожанину сообщил руководитель Харьковского ОГПУ. Валерия Михайловича никогда не видели плачущим, но здесь он не выдержал. В Москву на похороны Горожанин вылетел попутным самолетом. Когда возвратился, харьковские чекисты настойчиво попросили Валерия Михайловича рассказать о случившемся с Маяковским. В клубе имени Дзержинского собрались все свободные от работы чекисты.

– Владимир Владимирович Маяковский был надежным другом настоящих солдат Дзержинского, непревзойденным певцом нашего народа и бойцом партии, – с этих слов начал свой рассказ Горожанин. – Своим он был и будет для каждого честного советского человека┘

Горожанин не смог закончить выступление. Ушел со сцены┘ В дальнейшем, что бы Валерий Михайлович ни вспоминал из своей жизни, он все связывал с именем Маяковского. Используя свое служебное положение, он активно участвовал в увековечении памяти поэта.

В мае 1930 года Горожанин был откомандирован на работу в центральный аппарат ОГПУ СССР. В 1933 году Горожанина переводят на руководящую работу во внешнюю разведку. С февраля 1937 года он – заместитель начальника Особого отдела НКВД СССР. Награжден двумя орденами Красного Знамени и двумя нагрудными знаками «Почетный работник ВЧК–ОГПУ».

19 августа 1937 года Валерий Михайлович Горожанин был арестован по делу «о заговоре в НКВД УССР». 29 августа 1938 года осужден Военной коллегией Верховного суда СССР за участие в антисоветской подрывной деятельности, приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. 27 июля 1957 года определением ВК ВС СССР приговор был отменен.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Охота на жирафа

Охота на жирафа

Андрей Мирошкин

О запретах и тайной популярности Николая Гумилева в Советском Союзе

0
887
Весь ужас в том, что нас сейчас поймут

Весь ужас в том, что нас сейчас поймут

Елена Семенова

Владимир Вишневский о вышивании книги, фундаментальном эротизме моностиший и ставке на энергию сожаления

0
2195
«Известинская» рулетка

«Известинская» рулетка

Катерина Братиславская

История ХХ века в зеркале газетных страниц

0
1058
Мало поводов  для гордости

Мало поводов для гордости

Сергей Шулаков

Американский генерал, задавшийся русским вопросом «Кто виноват?»

0
575

Другие новости

Загрузка...
24smi.org