0
3561
Газета История Интернет-версия

27.04.2012

Война и мир Георгия Зимина

Юрий Криницкий

Об авторе: Юрий Владимирович Криницкий - кандидат военных наук, профессор.

Тэги: авиация, зимин


авиация, зимин Маршал Георгий Зимин, 1974 год.
Фото ╘ ИТАР-ТАСС

Почти 70 лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны. Все меньше остается ее очевидцев и участников. Уже состарились дети ветеранов, повзрослели их внуки, родились правнуки. Естественный ход жизни закономерно отдаляет от нас события огненных лет. А нередко эти события замалчиваются и искажаются.

Что знает о тяжелейшем периоде в истории Родины наш современник? Нечистоплотные историки, политики и журналисты уже позаботились о том, чтобы российские школьники и студенты знали Иосифа Сталина исключительно как тирана, Георгия Жукова – как безжалостного полководца, не жалевшего своих солдат. Выпячены все просчеты советской военной политики, дискредитировано отечественное военное искусство и оружие. Подвергается сомнению сам факт Победы нашей страны в Великой Отечественной войне. А Красная Армия представляется агрессором, ее развязавшим.

Оставим убогих толкователей истории в покое. Бог им судья. Сегодня у нас есть замечательный повод пережить события минувшего столетия через судьбу человека, сделавшего для потомков больше, чем все «копатели правды» вместе взятые. Прославленному летчику-истребителю, талантливому военачальнику, Герою Советского Союза, маршалу авиации Георгию Васильевичу Зимину 6 мая 2012 года исполнилось бы ровно 100 лет. А пройти боевой путь крылатого маршала нам помогут оставленные им дневники, мемуары и учебники – неподкупные свидетели времени.

ДОРОГА В НЕБО

Георгий Васильевич Зимин родился 6 мая 1912 года в Петербурге. После смерти отца семья испытывала большие трудности. Мария Александровна, мама маленького Георгия, чтобы прокормить четверых детей, зарабатывала стиркой и шитьем. Несмотря на бытовые проблемы и недостаточную образованность – четыре класса приходской школы, – это была женщина начитанная и культурная. После переезда семьи в Калугу, к бабушке, умерли сестры, а старший брат ушел в Красную Армию. Мать заболела тифом, и Георгий попал в детский дом, откуда вернулся в семью только в 1922 году.

Георгий освоил рабочую специальность. Одновременно прошел трехлетний курс обучения в изостудии. Юноша хотел продолжить свои занятия живописью, но на учебу в Академии художеств не оказалось средств. Поэтому вместо академии Георгий поступил на заочное отделение МВТУ имени Н.Э.Баумана. Он учился и работал в мастерских электротехники и связи Западной железной дороги, умудрялся находить время и на занятие спортом.

Впрочем, была у молодого человека самая заветная мечта. Еще будучи мальчишкой, он увидел три военных самолета, приземлившихся в поле. Шесть летчиков – все в кожаных пальто, шлемах, с летными очками и необычными перчатками-крагами, о чем-то переговаривались между собой. С того дня мысли о небе не покидали Георгия.

В один из летних дней 1931 года ЦК ВЛКСМ обратился к молодежи страны с призванием: «Комсомол – на самолеты». Был тягостный разговор с начальником мастерских электротехники и связи Западной железной дороги, который возлагал на способного юношу большие надежды. Все сомнения отпали, когда Георгий Зимин был приглашен на вступительные экзамены в школу летчиков и попал в число 30 курсантов, отобранных из 267 кандидатов.

Школа имела теоретическую направленность. В ней глубоко изучали аэродинамику, двигатели, штурманское дело. В своих воспоминаниях Георгий Зимин отмечал, что никогда не жалел о получении столь добротной теоретической подготовки.

Первые награды будущего маршала были связаны со спортивными достижениями в школе летчиков. Из рук начальника ВВС РККА Якова Алксниса он получил серебряные часы, а от члена политбюро ЦК ВКП(б) Сергея Кирова – кожаный чемодан со спортивным костюмом, коньками и ботинками.

Практическое обучение летному делу продолжилось в городе Энгельсе. За два года курсант освоил учебный У-2, боевой Р-1. Примечательно, что к самостоятельным полетам Зимин был допущен после 19 «провозных» полетов, вместо положенных 70, что составило рекорд школы. Как единственный выпускник-отличник, Георгий Васильевич имел право выбора места дальнейшей службы. И он выбрал беспокойный в то время Дальний Восток.

По воспоминаниям летчика, первый отпуск, в 1935 году, запомнился ему напутственными словами матери: «Раз нужно, сынок, поезжай. Помни, что солнце светит для всех и везде одинаково. И мир не без добрых людей. Жизнь человеческая очень коротка, старайся сделать людям больше добра. Никого не обижай, и тебе все будут платить тем же. Хороших людей на свете много, бери от них все лучшее, учись у них… Летай, только пониже и потише…». Разумеется, последнюю часть пожелания сын выполнить не смог.

НАКАНУНЕ И В НАЧАЛЕ ВОЙНЫ

31-я отдельная истребительная авиационная эскадрилья, в которую прибыл молодой лейтенант, была вооружена самолетами И-5. Год практической работы – и новая должность, командира звена. Еще год – и он заместитель командира эскадрильи.

Первое боевое крещение Георгий Васильевич получил у озера Хасан. Из газет, где был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении участников боев, он узнал о своем первом ордене Ленина, который ему в Москве вручил председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. В 1938 году командиру эскадрильи Зимину было присвоено воинское звание старший лейтенант. В 1940 году, уже капитан, Зимин с должности заместителя командира истребительного авиационного полка поступил в военно-воздушную академию. Завершить обучение помешала война.

По рекомендации однокурсника, Василия Сталина, группа слушателей, в числе которых был и Зимин, направляется в город Орел, в формируемый 42-й истребительный авиаполк. На освоение нового самолета МиГ-3 отведено меньше месяца. Положение войск Брянского фронта ухудшалось, а боевая напряженность росла. В мемуарах маршала читаем: «Нагрузка была предельной. Мы делали вылет за вылетом. После посадки летчики часто даже не выходили из кабин. Как только машину заправляли горючим и пополняли боекомплект, звено тут же шло на очередной взлет…».

Показателен такой эпизод из действий летчиков в период обороны Москвы. В октябре был получен приказ нанести сильные бомбоштурмовые удары по одному из вражеских аэродромов. Для выполнения задачи удалось набрать сводную группу из шести штурмовиков и шести истребителей. Плохая видимость и отказ от предварительных разведывательных полетов делали предприятие рискованным, но обеспечили внезапность удара. В донесении полка за тот день значилось: на земле уничтожено 60 бомбардировщиков противника, в воздухе сбито четыре Ме-109 и пять Ю-52. Партизаны передали уточнение: на земле сгорело 70 самолетов. Итого – 79 машин, не считая поврежденных.

В октябре 1941 года Георгий Васильевич открыл свой личный счет. Дневник, который он вел в эти дни, сам напоминал боевую сводку. Вот лишь запись за один октябрьский день: «Первый вылет: сбит т. Рузиным один Фокке-Вульф-189. Второй вылет: мною и младшим лейтенантом Котовым сбито по одному Ме-110. Третий вылет: старший лейтенант Судробин сбил одного Ме-109. Четвертый вылет: сбито нами пять самолетов противника. Я сбил двух, летчики Котов, Гусев и Воронцов – по одному каждый. Пятый вылет: уничтожено до 50 автомашин противника». А в ноябре армейская газета «Патриот» сообщала о бесстрашном летчике, сбившем уже семь вражеских самолетов.

В результате напряженных осенних боев полк потерял большую часть машин и был направлен на переформирование. Но передышка была недолгой.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ

В феврале 1942 года Георгия Васильевича назначили командиром 485-го авиационного полка, оснащенного устаревшими истребителями «Харрикейн» английского производства. Теперь уже майор, Зимин перебазирует полк на Северо-Западный фронт. В районе Демянска, Выползова, Старой Руссы велись ожесточенные бои. Несмотря на устаревшую авиатехнику и общее невыгодное соотношение сил, летчики полка сбили 111 вражеских самолетов при гораздо меньших собственных потерях. 19 июня 1942 года Совинформбюро сообщило о дерзком поединке семи наших ястребков с 27 самолетами противника. Немцы потеряли 13 самолетов, 5 из них сбил ведущий – Зимин.

13 апреля 1943 года Георгий Васильевич назначен командиром 240-й авиационной дивизии, которой командовал до окончания войны. Боевое соединение перебазировали на Ленинградский фронт. Судьба основного моста через Волхов и ГЭС, обеспечивавшей город и предприятия электричеством, зависела от подчиненных подполковника Зимина. Результатом успешного выполнения боевых задач в течение трех месяцев стали 83 самолета противника, уничтоженных в воздушных боях, и 4 самолета, сожженных на аэродромах.

Далее предстояло перебазирование в Московский военный округ и перевооружение на новую технику – самолеты Як-9т с 37-мм пушкой.

Новое место предназначения дивизии – Калининский фронт, базовый аэродром Ржев. Авиация врага стремилась сорвать наступление советских войск на Смоленск. Вся тяжесть борьбы в воздухе легла на соединение подполковника Зимина.

В распоряжении командира дивизии теперь находилась единственная на фронте радиолокационная станция РУС-2. Станцию установили в районе расположения штаба соединения, а приемники – на КП всех полков. Воздушная обстановка стала более прозрачной. И это было очень важно, так как в налетах на объекты участвовало одновременно до 45–50 самолетов противника. Своевременный подъем в воздух необходимого количества авиационных подразделений обеспечивал рациональное распределение сил и эффективное отражение воздушных ударов.

За четкое и умелое руководство боевой работой частей дивизии за личное мужество, героизм и отвагу 28 сентября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил полковнику Зимину звание Героя Советского Союза. На фюзеляже его самолета к этому моменту красовалось больше десятка звездочек, каждая из которых означала сбитый вражеский самолет.

Накануне Невельской операции Зимин посетил Московский авиазавод с целью организации приемки и последующего перегона новых самолетов. То, что он увидел, навечно отпечаталось в памяти командира. «В сборочном цеху работали женщины и подростки. Лица у людей были бледные, усталые от многомесячной работы с постоянным перенапряжением и явно недостаточного питания. Я видел совсем детские лица, с которыми резко контрастировало выражение глаз: ребята поглядывали на меня взглядом взрослых людей, хорошо понимающих, какую важную работу они выполняют. Наша сила на фронте во многом держалась на этих худеньких плечах…».

В ходе операции наши истребители численному превосходству противника противопоставляли боевую зрелость, высокое мастерство, упорство и силу духа. Например, в одном бою 7 октября авиаэскадрилья лейтенанта Лисецкого атаковала вражескую армаду в 40 бомбардировщиков и за 12 минут 9 из них уничтожила. В другом бою пара истребителей, пилотируемых Манулиным и Куницыным, атаковала 16 штурмовиков ФВ-190 и сбила 5 машин противника. Впоследствии выяснилось, что в осенние дни 1943 года 240-я авиадивизия противостояла в воздухе силам 6-го воздушного флота противника. Соотношение было такое: наших самолетов – 564, противника – 1125. Но во всех воздушных боях инициатива принадлежала нашим летчикам. Вот вам и ответ на вопросы о советском военном искусстве, качестве оружия и победителях Второй мировой войны.


В штабе полка, начало 1943 года, только что введены погоны. Слева направо: А.Т.Гришин, Г.В.Зимин, Ф.А.Колесников.
Фото из книги воспоминаний Г.В. Зимина «Истребители». М. 1988

НОВАЯ ТАКТИКА ЯСТРЕБКОВ

Следующий фронт – 1-й Прибалтийский. За ним – 3-й Белорусский. На календаре – 1944 год. Дивизия занимает новые аэродромы для участия в операции «Багратион». Впервые за всю войну боевые действия начинаются при большом преимуществе советской авиации. Вверенная Зимину дивизия действовала в направлении: Орша, Борисов, Минск. Задача соединения была совершенно иной – сопровождение штурмовой и бомбардировочной авиации.

После войны Георгий Васильевич так характеризовал положение летчика, привыкшего к свободной охоте и оказавшегося в новых условиях: «Крепко привязанный к боевым порядкам опекаемых, летчик-истребитель напоминал престарелого льва, который уже не мог бегать и охотиться, но был еще в состоянии поворачивать свою мощную голову и издавать грозное рычание. Другими словами, истребитель мог лишь выполнить поворот на небольшой угол, дать заградительную очередь, но снова занять свое место в строю». Задача была выполнена: «подзащитные» сохранены. Но при этом сами истребители понесли большие потери, практически не имея в активе сбитых вражеских целей.

К концу операции Георгий Васильевич внес коррективы в эту тактику. Наряду с группой сопровождения он создавал группу свободного боя. Чередование летчиков в группах позволяло сохранять и совершенствовать их мастерство.

После перегруппировки войск началось наступление на каунасском направлении. Командир дивизии получил приказ организовать борьбу с немецкими бомбардировщиками вдоль железной дороги Гумбиннен – Кибартай – Каунас – Вильнюс в темное время суток. Задача была чрезвычайно сложной, поскольку истребителей, подготовленных к ночным полетам, в дивизии не было.

Вдоль взлетно-посадочной полосы передового аэродрома раскладывали костры. Жгли их в железных коробках с крышкой для немедленного тушения огня. А в начале полосы – грузовики с включенным дальним светом фар, чтобы обеспечить взлет-посадку самолетов в темное время суток. Много идей было реализовано для обнаружения противника в ночном небе и его уничтожения. Пушки и пулеметы заряжались только трассирующими и зажигательными снарядами. Истребители, наводимые на самолеты противника, выключали навигационные огни. Это был целый свод рекомендаций, правил и методик. По сути – новая тактика воздушного боя!

Эффект оказался неожиданным. Несмотря на то что уничтоженных вражеских самолетов практически не было, ночные налеты противника стали более редкими, а его авиация «ушла» на большие высоты, что резко ухудшило точность бомбометания по нашим объектам. Через две недели после первых ночных действий была получена разведсводка о том, что фашистское командование считает, будто в советских ВВС появились ночные истребители, оборудованные станциями перехвата.

В НЕБЕ ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ

Осенью 1944 года дивизия под командованием полковника Зимина была перебазирована к границам Восточной Пруссии. Люфтваффе здесь насчитывало 455 самолетов. У противника была хорошо организованная ПВО. С такой плотностью зенитного огня летчикам дивизии ранее встречаться не приходилось. В целом части авиадивизии в ходе боевых действий обеспечили сопровождение 2659 самолетов Ил-2, провели 150 вылетов на воздушную разведку и 74 боевых вылета на сопровождение разведчиков. Сбит 21 самолет противника. Свои потери составили 12 самолетов и 4 летчика. Большая часть потерь – от наземных средств ПВО гитлеровцев.

В 1945 году дивизия полковника Зимина вела боевые действия над территорией Восточной Пруссии. В январе соединением совершено 1690 боевых самолето-вылетов. В воздушных боях сбито 20 самолетов противника и еще 12 сожжено на земле. Собственные потери – один летчик. В феврале – восемь сбитых немецких самолетов, в марте – 16.

Падение Кенигсберга позволило Ставке переключить основную массу войск на земландское направление. Дивизия была передана 1-му Белорусскому фронту.

Вспоминая события весны 1945 года, Георгий Васильевич писал: «Ни одна из операций не оставила в моей памяти такого глубокого следа, как Восточно-Прусская. Она оказалась самой длительной и самой тяжелой. И ни в одной другой операции интересы летного состава не были так крепко привязаны ко всему, что происходило на земле… Опыт поддержки наземных войск мы приобрели колоссальный».

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

Участие в Берлинской операции личный состав дивизии воспринял как большую честь. У противника еще оставались крупные авиационные силы – более 3300 боевых самолетов. 70% сил авиации в берлинской зоне составляли истребители, в том числе – новейшие реактивные. Здесь же были сосредоточены сотни зенитных батарей. Наше преимущество в авиации было существенным, но по соотношению истребителей – незначительным. Насколько эффективно действовали наши истребители, можно судить по тому, что фактически вся авиация противника была разгромлена в первые пять дней операции. 240-й дивизии был определен способ действий «свободная охота», которая началась 18 апреля. Непрерывно группами от 4 до 10 самолетов (Як-3 и Як-9) гвардейцы дивизии вылетали в указанные районы, действовали решительно и не давали немцам возможности бомбить наши войска. Командир дивизии генерал-майор Зимин лично вылетал и участвовал в воздушных боях над Берлином. 29 апреля Георгий Васильевич в группе из трех самолетов вступил в схватку с одиннадцатью ФВ-111. В этом воздушном бою он понял, что немцы окончательно деморализованы и быстро выходят из боя, не желая рисковать своими жизнями.

В последние дни войны 240-я авиационная дивизия боевых задач не получала.

Общая статистика такова: за годы войны летчики соединения произвели 20 206 боевых вылетов, проведя в воздухе 18 743 часа. Они участвовали в 664 групповых воздушных боях, в которых сбили 767 самолетов противника. Несколько сотен самолетов уничтожено на земле. И это не считая множества автомашин, бронетехники, орудий, паровозов, катеров, цистерн и живой силы противника. Сам Георгий Васильевич за годы войны произвел 69 воздушных боев. На его счету – 18 лично сбитых самолетов и еще 20 – в группе. Последняя личная победа генерала состоялась 25 апреля 1945 года.

БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ МИРНОГО ВРЕМЕНИ

Во время и после войны Георгий Васильевич внес огромный вклад в развитие теории военного искусства. Каждый боевой вылет его подчиненных детально анализировался, опыт обобщался. Отыскивались рациональные способы и приемы воздушного боя. Результатом этой кропотливой работы стал выход в свет наряду с его мемуарами «Истребители» книг военно-теоретической направленности. Наиболее известные из трудов комдива – «Практическая аэродинамика и летательные аппараты», «Тактика в боевых примерах».

Среди апробированных, реализованных в бою и описанных в его трудах – способы эшелонированного сопровождения бомбардировщиков, способы организации ночного воздушного боя, рекомендации по ведению наступательного воздушного боя.

По инициативе Зимина в полках дивизии был введен новый порядок организации боевого дежурства в готовности № 1, когда летчики не сидели в кабинах, а находились рядом с самолетами, но имели все летное снаряжение в таком положении и порядке, который обеспечивал их быстрое надевание и посадку в самолет.

В дивизии создали и закрепили постоянные пары истребителей, подобрав их на основе боевого опыта и личной дружбы летчиков. Отказались от практики плотных строев, убедившись, что бой дает победу тому, кто умело использует все пространство, облака, заходы со стороны солнца и другие маневры.

Георгий Васильевич окончил Военную академию Генерального штаба, командовал авиационным корпусом, воздушной армией.

В конце 1951 года Зимину было поручено руководить созданием ПВО стран народной демократии. Георгий Васильевич регулярно отчитывался о достигнутых результатах на политбюро ЦК КПСС.

С мая 1956 года Зимин – генерал-инспектор Главной инспекции МО СССР.

В 1961 году Георгия Васильевича назначили первым заместителем главнокомандующего Войсками ПВО страны. В 60-е годы шло массовое оснащение зенитной ракетной и радиолокационной техникой, реактивными истребителями нового поколения. Начались работы по созданию систем ракетно-космической обороны.

У КОЛЫБЕЛИ ВКО

В 1966 году Георгий Васильевич был назначен начальником Военной командной академии ПВО в городе Калинине (ныне Тверь). Здесь наиболее полно раскрылись и были востребованы его практический опыт и научно-теоретический потенциал. Возглавив коллектив ученых и педагогов, он организовал разработку цельной теории оперативного искусства и теории тактики ПВО. По сути, к заслугам маршала авиации (это воинское звание ему было присвоено 5 ноября 1973 года) следует отнести становление уникального в мире военно-учебного заведения и его научных школ. Вершиной научных достижений академии и лично Георгия Васильевича стала теоретическая разработка принципиально новой формы военных действий – стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника. Это был адекватный ответ глобальной воздушно-космической операции, спланированной США и их союзниками в ходе холодной войны и имевшей целью нанесение одновременных и мощных ракетно-ядерных ударов по войскам и промышленным центрам нашей страны.

Разработка новой формы военных действий в воздушно-космической сфере стала фундаментом будущей теории воздушно-космической обороны. А созданные Войска ПВО страны, включавшие зенитные, ракетные, радиотехнические формирования, истребительную авиацию, силы противоракетной, противокосмической обороны, предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства, радиоэлектронной борьбы и другие – представляли собой прототип будущей системы ВКО.

Крылатый маршал руководил академией 16 лет. Сегодня военно-учебное заведение, в которое Георгий Васильевич Зимин вложил столько сил и опыта, переживает сложное время. Те, кто вынашивает планы его ликвидации и перенос подготовки специалистов ВКО из Твери в другую школу, не понимают масштабов грядущей угрозы для национальной безопасности России. Военное образование дают не стены учебных корпусов, не тренажеры и не лаборатории. Оно непропорционально вложенным рублям. Его дают специалисты, знающие, умеющие, пережившие, выносившие то, что никакими учебниками не заменить. Эти люди создают коллективы. И тогда – не сразу, а очень нескоро – военная академия превращается в единый организм, живущий, развивающийся, несущий знания и богатеющий тем, что отдает. Профессорско-преподавательский состав такого вуза – золотой фонд армии. К числу таких личностей, безусловно, принадлежал крылатый маршал.

Ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, маршал авиации, кавалер трех орденов Ленина, двух орденов Красной Звезды, четырех орденов Красного Знамени, двух орденов Трудового Красного Знамени, орденов Жукова, Октябрьской революции, Суворова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Кутузова 2-й степени, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени, ряда медалей и иностранных наград, доктор военных наук, профессор Георгий Зимин ушел из жизни 29 марта 1997 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Отмечая столетие со дня рождения легендарного военачальника, все генералы и офицеры, ветераны Войск ПВО высоко оценивают вклад Георгия Зимина в дело разгрома фашистской армии, его роль в развитии отечественной военной науки и становлении уникальной школы подготовки специалистов противовоздушной, ракетно-космической и воздушно-космической обороны нашей Родины.

Тверь


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


США продолжают в Сирии воздушную войну

США продолжают в Сирии воздушную войну

Владимир Мухин

Россия не может помешать американцам сбивать сирийские самолеты и беспилотники

2
41547
Две войны Ивана Кожедуба

Две войны Ивана Кожедуба

Владимир Щербаков

Боевой опыт аса Великой Отечественной пригодился затем в Корее

0
2360
Стремление предвидеть будущее

Стремление предвидеть будущее

Владимир Пономаренко

Рождаются новые направления науки о человеке в авиации 

0
997
Технологическая версия начала Второй мировой войны

Технологическая версия начала Второй мировой войны

Валентин Белоконь

Как гонка систем вооружений и военной мысли спровоцировала политические решения

0
11232

Другие новости

Загрузка...
24smi.org
Рамблер/новости