0
4446
Газета История Интернет-версия

19.12.2014 00:01:00

Дом искусств и атомной бомбы

С этим зданием связаны биографии множества знаменитых личностей

Тэги: минобороны, москва, малороссия, петр I, апостол, богдан хмельницкий, лермонтов, пикассо, пушкин


минобороны, москва, малороссия, петр I, апостол, богдан хмельницкий, лермонтов, пикассо, пушкин

Владимир Галайко, Анна Галайко. Хроники 500-го военного городка (История московского особняка). М.: ООО «Издательство «АСТЕРИЯ-ЦЕНТР», 2013. 310 с.

Целью интереснейшего исторического путешествия, которому посвящено исследование авторов монографии, стал дом, что стоит нынче в Большом Знаменском переулке под номером 8/12. Этот особняк в исторической памяти столицы остался как «Дом ротмистра Шаховского» и «Дом купца Щукина». Но поскольку принадлежит он достаточно давно Министерству обороны, в армейском обиходе это здание именуется еще 500-м военным городком, пространство же перед ним – 5-й площадкой. Впрочем, есть у дома и сугубо прикладное назначение, определяющее его нынешнее официальное название – Дом приемов Министерства обороны РФ.

История великолепного особняка так богата, так значительна для Москвы и даже для России, что старинную городскую усадьбу авторы книги предложили именовать Наш Дом. Вот именно так – с большой буквы – Наш Дом.

ПРИСМОТРЕТЬ ЗА МАЛОРОССИЕЙ

К сожалению, состояние нынешней исторической науки не позволяет точно установить дату появления Нашего Дома. А вот о его первом владельце, князе Алексее Ивановиче Шаховском, известно немало. Это был человек большого масштаба, оставивший после себя заметный след.

Алексей Иванович родился в знатной семье. Дед его Перфилий Иванович был близок к правителям России. Он служил стряпчим при царе Алексее Михайловиче, прозванном в народе Тишайшим. Когда же на русский трон взошли Иван и Петр Алексеевичи, которые, как известно, некоторое время правили государством вдвоем, дед нашего героя состоял окольничим при венценосных особах. Отец же Алексея Ивановича, князь Иван Перфильевич Шаховской, был комнатным стольником царя Ивана Алексеевича.

Из трех сыновей Ивана Перфильевича самых больших успехов на государственном поприще достиг как раз хозяин Нашего Дома Алексей. Он появился на свет в 1690 году, как считают его биографы, вероятнее всего в Москве, и очень скоро оказался, по меткому выражению Пушкина, в «оковах службы царской».

В конце 1728 года Алексей Иванович получил важное задание, которое с позиций сегодняшних дней и событий выглядит особенно важным – состоять при малороссийском гетмане Данииле Апостоле. И с этого времени, отмечают биографы Шаховского, начинается служба его в Малороссии, которая помимо заведования гарнизонными полками, расположенными близ Украины, состояла еще в негласном наблюдении за гетманом Апостолом. В эпоху Богдана Хмельницкого Павел Апостол, как офицер-наемник, по обычаю тех времен неоднократно менял своих покровителей, воюя то на стороне польского короля и левобережного магната князя Иеремии Вишневецкого, то в рядах Войска Запорожского, где дослужился до Гадячского полковника. Сын его, Даниил Павлович Апостол, возле которого и «состоял» Шаховской, получил в наследство от отца не только благородное происхождение, обширные владения в Миргородском полку, но и военные способности. В 1682 году, еще не достигнув 25-летия, Даниил Павлович стал Миргородским полковником. Молодому полковнику приходилось часто встречаться с гетманом тогдашней Украины Мазепой. Этот персонаж, как известно, сыграл огромную и, к сожалению, отрицательную роль в судьбе России.

Вначале Апостол был противником Мазепы, потом сблизился с ним. Более того, в 1708 году вместе с Мазепой он перешел на сторону шведского короля Карла XII. Но в дальнейшем, когда Мазепа послал Апостола на переговоры с Петром I, тот попросился обратно в русскую армию. Царь простил Даниила и снова стал ему доверять выполнение важных дел. Апостол старался оправдать царское доверие, ретиво выполнял все его поручения. За оказанные услуги в 1710 году Апостол получил от царя Петра в дар крупные земельные наделы.

Вместе с тем надо подчеркнуть, что Даниил Павлович вел активную политику, направленную на уменьшение российского влияния в малороссийских землях. Он добился сокращения числа русских полков на Украине, а также прощения для казаков, бежавших с Мазепой в Турцию.

Любопытная деталь. В 1782 году умер Михайло Апостол, внук Петра Данииловича, и род Апостолов по мужской линии пресекся. Дочь Петра (ее имя неизвестно) вышла замуж за генерал-майора Матвея Артамоновича Муравьева, и их сын Иван стал именоваться Муравьевым-Апостолом. Впоследствии представители этого рода активно участвовали в декабристском движении.

Но вернемся к князю Шаховскому. Он блестяще справлялся с любыми поручениями. Подтверждение тому – «ливень» царских милостей и наград. Ему пожалованы были 1023 души крестьян в разных губерниях и дом в Петербурге на Адмиралтейском острове. В начале 1732 года Шаховской был произведен в генерал-лейтенанты и вскоре после этого получил в командование корпус, расположенный в Польше.

Но чем бы ни приходилось заниматься князю Шаховскому, все-таки главной его заботой был гетман Даниил Апостол, который постоянно находился в поле его зрения. Чуть что случалось в Малороссии, он сразу направлял туда стопы свои. В 1735–1736 годах Алексей Иванович сумел выполнить поставленную перед ним задачу: обуздать украинский сепаратизм и удержать Малороссию в составе Российского государства. Историческая энциклопедия так подвела итог многолетних трудов князя Алексея Ивановича Шаховского на украинской земле: «Из его мероприятий в Малороссии особенного внимания заслуживает его старание о сближении малороссиян с великороссиянами и об отчуждении первых от смольнян и поляков».

Шаховской был истинным «птенцом гнезда Петрова» – человеком дела, успешно выполнявшим все поручения высочайших особ. Старания князя Шаховского были достойно оценены. Кроме различного рода материальных поощрений (домов, имений, деревень) он был отмечен орденом Святого Александра Невского, а также высокими чинами. Он был гвардейским подполковником, а кроме того, ему было присвоено звание генерал-аншефа (от французского выражения general en chef) – в те годы выше был только чин фельдмаршала. Думается, что и этого высокого рубежа достиг бы князь Шаховской, если бы не внезапная смерть.

СРЕДОТОЧИЕ ЯРКИХ ИМЕН

На рубеже XVIII и XIX веков Нашим Домом владел московский дворянин Емельян Семенович Столыпин. За прошедшие с тех времен два столетия над российскими просторами прошумело столько войн, революций и других потрясений, что, казалось, о роде Столыпиных, да и об этом человеке вряд ли удастся найти какую-нибудь информацию. Но, к счастью, не все кануло в Лету, о владельцах Нашего Дома удалось узнать немало.

А его сын Алексей Емельянович Столыпин вошел в отечественную историю как родственник, прадед выдающегося русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Одна из его дочерей, Елизавета Алексеевна, в замужестве Арсеньева, была бабушкой поэта. Алексей Емельянович и супруга его Мария Афанасьевна, в девичестве Мещеринова, имели 11  детей: 6 сыновей и 5 дочерей. Семья, даже по меркам того времени, немалая. Все наследники мужского пола так или иначе оставили заметный след на военной стезе.

В 1805 году владельцем Нашего Дома стал князь Василий Хованский, представитель одного из старейших дворянских родов России.

А вообще необходимо подчеркнуть, что если бы можно было волею своего воображения собрать в одном месте людей живших, служивших да и просто побывавших в Нашем Доме, то мы оказались бы среди огромного числа офицеров всех «времен и народов», священнослужителей, чиновников, слуг, служителей Мельпомены, художников, прекрасных дам и прелестных молодых девушек. Среди россыпи этих людей крупными брильянтами сверкали знаменитые деятели российской истории: политики, обер-прокуроры, маршалы, литераторы, живописцы, зодчие и инженеры. Даже второй период жизни Александра Сергеевича Пушкина в Москве (с осени 1826 года и продолжается до весны 1831 года) тесно связан с Нашим Домом…

В самом начале XIX века хозяином этого особняка стал представитель знаменитейшей дворянской фамилии – князь Иван Николаевич Трубецкой. Семейство Трубецких владело Нашим Домом 80 лет – с 1807 до 1888 года.

Потом Наш Дом перешел в распоряжение купцов Щукиных. И они прославили его тем, что Сергей Иванович Щукин со временем собрал великолепную коллекцию западноевропейской живописи (Пикассо, Гоген, Сезанн, Матисс). Щукинская галерея размещалась непосредственно в Нашем Доме не только до 1917 года, но и потом, при советской власти. Коллекция картин находилась там до 1923 года. В самом особняке был организован Первый музей новой западной живописи. Однако в 1928 году картины из Нашего Дома были перемещены на Пречистенку. Хотя в освободившемся помещении создали Музей фарфора на основе опять же коллекции, которую собрал Сергей Иванович Щукин.

ПРИ ТОРЖЕСТВЕ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

В конце 20-х годов XX века судьба Нашего Дома была связана с одним из важнейших идеологических учреждений страны, известным в последние годы существования СССР как Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. И, естественно, она была тесно переплетена с судьбами людей, работавших в этом некогда могущественном и влиятельнейшем заведении. Но затем здание попало в поле зрения еще и военного ведомства.

Однажды в нем организовали выставку Института Маркса–Энгельса–Ленина (так он тогда назывался). На эту выставку заглянул прославленный военачальник Гражданской войны Семен Михайлович Буденный. Будто бы прошелся он по залу, внимательно осмотрел экспонаты, посидел на рабочем стуле Карла Маркса и даже в кресле, в котором умер великий мыслитель. А потом, говорят, разразился тирадой, основной смысл которой заключался в следующем: до чего же хорош этот дом, и как бы он пригодился военному ведомству. И, дескать, после этого военное ведомство «наложило лапу» на здание музея. Правда, процесс перехода занял почти 10 лет.

В предвоенные годы в Нашем Доме образовалось некое двоевластие. Первый его этаж (17 комнат, 440 кв. м) занимал Музей Института Маркса–Энгельса–Ленина при ЦК ВКП(б). А на втором (28 комнат, 1100 кв. м) размещалось Управление боевой подготовки Красной армии. К сожалению, авторам книги не удалось точно установить, когда именно оно переместилось в дом.

Впоследствии к руководству страны стали поступать новые просьбы из Наркомата обороны: в связи с недостатком служебной площади предлагается передать ведомству нижний этаж дома № 8. В конце концов «глас вопиющих в пустыне» военачальников был услышан. Как можно понять из обнаруженных в архиве документов, Наш Дом до 1 августа 1941 года поступал в распоряжение военных полностью.

Итак, Великую Отечественную войну Наш Дом встретил в совсем необычном для себя качестве – он стал местом дислокации руководства Народного комиссариата обороны СССР. Здесь размещались подразделения Канцелярии НКО и оперативная группа Управления формирования и укомплектования войск Красной армии (ныне Главное управление кадров), которую возглавлял заместитель наркома армейский комиссар 1 ранга Щаденко. Здесь также работали представители Организационно-штатного управления (руководил ими генерал-майор Четвериков), Управления мобилизации и укомплектования войск (генерал-майор Баринов), Управления запасными частями (генерал-майор Красильников), Управления лыжной, горной и физической подготовки (генерал-майор Тарасов).

Следующая существенная перемена случилась с Нашим Домом уже после Великой Победы. Создавая свою атомную бомбу, руководство страны параллельно решало проблему использования ее в военном деле. С этой целью 4 сентября 1947 года в структуре Генштаба был создан Специальный отдел. Это было первое структурное подразделение в военном ведомстве, которое занималось проблемами ядерного оружия. Потом этот отдел был переформирован в Шестое управление Генерального штаба, которое вскоре стало Шестым управлением Министерства обороны СССР. Ну а венчало все эти кадровые преобразования появление 12-го Главного управления Минобороны. Вот на такой суровой волне возник самый секретный главк – «хозяин» всего ядерного оружия страны. Частым гостем здесь стал Лаврентий Берия, руководивший работами по созданию советского ядерного оружия.

И уже в 1963 году в Наш Дом был поселен заместитель министра обороны по строительству и расквартированию. С тех пор это здание стало штаб-квартирой военно-строительного комплекса.

С приходом в Министерство обороны Анатолия Сердюкова в нем развернули капитальный ремонт, поскольку имелась задумка получить с этого здания какую-нибудь коммерческую выгоду. В начале 2011 года ремонт наконец был завершен. К счастью, Сердюков не успел выставить здание на торги. И его решили сделать Домом приемов министра обороны России. 22 марта 2011 года в нем встречали первого высокого гостя. Им оказался 68-летний министр обороны Соединенных Штатов Америки Роберт Майкл Гейтс. Вот как описывали корреспонденты это событие: «Встречу А. Сердюкова и Р. Гейтса решили провести не в здании Министерства обороны, а в старинном особняке, который когда-то принадлежал известному купцу и меценату С. Щукину. Позже здание отошло Министерству обороны и именно здесь ученые начинали отрабатывать советскую ядерную программу. И вот сегодня его двери открыли для министра обороны США. Встречу подобного уровня здесь проводят впервые. А. Сердюков встретил Р. Гейтса прямо на крыльце, сообщив, что он первый официальный гость в этом особняке».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

«Ярсы» вышли на маршруты боевого патрулирования в Тейковском соединении РВСН

0
435
Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

Минобороны России получило от Службы внешней разведки карту Рихарда Зорге

0
462
Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

Медведев призвал СМИ активнее доносить до граждан правдивую информацию

  

0
300
Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

Парады Победы 9 мая 2020 года пройдут в 29 российских городах - Шойгу

0
280

Другие новости

Загрузка...
24smi.org