1
7087
Газета История Интернет-версия

19.12.2014 00:01:00

Между двумя мировыми бойнями

Как Украина стала разменной монетой в большой политической игре

Виктор Гаврилов

Об авторе: Гаврилов Виктор Александрович – ведущий научный сотрудник НИИ военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат психологических наук, полковник в отставке.

Тэги: украина, кавказ, гитлер, ркка, польша, берлин, днепр, галиция, риббентроп, клейст


украина, кавказ, гитлер, ркка, польша, берлин, днепр, галиция, риббентроп, клейст Украинская карта активно использовалась германским руководством для подготовки нападения на Советский Союз. Фото Федерального архива Германии

Виды на Украину имели многие. И началось это давным-давно, когда, как говорят знающие историки, произошел первый раунд религиозно-цивилизационного противоборства и пятитысячное польское войско при поддержке 300 немецких рыцарей и 1000 печенегов под предводительством польского короля Болеслава Храброго напало в 1018 году на Русь и захватило Киев. Произошло это спустя всего лишь 30 лет после официально признаваемой даты Крещения Руси (988 год). Иначе говоря, не на борьбу с язычниками шел Болеслав Храбрый, а, по наущению своего зятя – Святополка Окаянного, на банальный грабеж богатых земель Украины.

Кстати, о самом названии Украина, которое, как считают некоторые украинские политики, придумали «клятые москали». В беседе Гитлера с министром иностранных дел Польши Юзефом Беком 5 января 1939 года последний заявил, что «Украина» – это польское слово и означает «восточные пограничные земли». Именно так поляки, по словам Бека, «вот уже на протяжении десятилетий обозначали земли, расположенные к востоку от их территории, вдоль Днепра».

И вообще, период между Первой и Второй мировыми войнами весьма показателен в том плане, как разыгрывалась украинская карта, а именно как вопрос о создании независимого украинского государства использовался в интересах тех или иных великих держав. Необходимые сведения по этому вопросу представляется возможным почерпнуть из отечественных документов внешнеполитического ведомства и разведки.

ПОСЛЕ ГРАЖДАНСКОЙ

В 1920-е годы советское руководство имело достоверную информацию о стремлении наиболее экстремистски настроенных польских деятелей к захвату Советской Украины и Донбасса, имея в виду создание «Великой Польши» в пределах границ 1772 года.

С другой стороны, имелись сведения о том, что английское правительство подготовляло восстание на Украине и на Кавказе, причем предполагалось начать это восстание уже осенью 1927 года, но достаточных сил не оказалось.

С приходом к власти в Германии Гитлера все резко изменилось. Появились новые комбинации, которые строили, в частности, Англия, Италия и Германия. Так, например, Германия стала вынашивать планы обмена Мемеля (Клайпеды) на Данциг, стали известны также и планы обмена на Данциг Советской Украины. В печати были сообщения о конференции в Локарно, где Розенберг обсуждал с некими украинскими представителями план объединения Польской и Советской Украины в самостоятельное государство.

Не отставала от других европейских держав и Франция. По данным Разведывательного управления РККА от 10 июля 1933 года, в результате переговоров французских представителей с украинским политиком К. Левицким и с Польшей Левицкий должен был подготовить в Советской Украине восстание. Планировалось поддержать его польскими войсками, сосредоточенными в определенном месте, с задачей оккупации Советской Украины до Днепра. Франция обещала материальную и финансовую поддержку и последующее признание «автономной Украины под польско-французским протекторатом». Также планировалось закончить эту операцию до снятия урожая в Советской Украине с тем, чтобы «Польша посредством этого урожая могла покрыть часть расходов Франции и улучшить свое финансовое положение».

Однако главным разыгрывающим украинскую карту стала Германия. При этом характерно циничное отношение Гитлера и его приближенных к проблеме независимой Украины, отношение к которой колебалось в зависимости от политической конъюнктуры. Когда шли польско-германские переговоры о подписании декларации о дружбе и ненападении (подписана в Берлине 26 января 1934 года), германское правительство начало проявлять явные признаки желания «бросить» украинских деятелей (Коновалец и другие), которых оно до этого поддерживало. Основной мотив – «из этой публики 95% авантюристов, которых мы должны прокормить, а 5% никуда не годные идеалисты. Кроме того, они нам сейчас мешают в отношениях с Польшей».

С другой стороны, Германия, стремясь всеми способами привлечь в союзники Японию, старалась использовать украинскую карту, не гнушаясь самыми бредовыми идеями. Германские представители ставили перед японским руководством вопрос о том, что им «выгодно поддерживать план Розенберга о создании автономного Украинского государства, так как в это государство войдут также украинцы, составляющие значительную часть населения на советском Дальнем Востоке, и Япония таким образом получит за Амуром «сговорчивого соседа».

МАНЬЧЖОУ-ГО НА ДНЕПРЕ

Новый этап в розыгрыше украинской карты наступил, когда Гитлер приступил к осуществлению своих захватнических планов в Европе. По донесениям советской военной разведки, высшие чины германской армии на секретном совещании в Ютербоге 19 августа 1938 года откровенно заявляли: «Германии нужны колонии, но не в Африке, а на востоке Европы, ей нужна зерновая житница – Украина».

Польские деятели продолжали пребывать в состоянии эйфории, рассчитывая решить «русскую проблему» и обеспечить политические притязания Польши на Востоке, и прежде всего на Украину. Самое удивительное заключается в том, что в Варшаве знали о подготовке германского нападения на Польшу. Тем не менее польское правительство продолжало вынашивать планы отторжения от СССР Украины и выхода к Черному морю. При этом официальные польские представители полагали, что Польша может добиться этого в союзе с Германией, а гитлеровское руководство, в свою очередь, всячески поддерживало эту иллюзию, играя на стремлении польского руководства к приобретению колоний.

На самом деле Германия после Мюнхенского сговора и расчленения Чехословакии уже имела полностью подготовленный и сформированный украинский штаб, который должен был в будущем взять в свои руки власть на Украине и создать там независимое украинское государство под эгидой Германии. Эту информацию в ноябре 1938 года передал послу Польши в США Е. Потоцкому посол США во Франции У. Буллит, добавив при этом, что «такая Украина, конечно, представляла бы для вас большую опасность, так как она имела бы прямое воздействие на украинцев в восточной Малопольше». По мнению Буллита, базой для этих действий должна была послужить Карпатская Украина, в существовании которой Германия, безусловно, заинтересована, главным образом со стратегической точки зрения.

Здесь необходимо пояснить, что после Мюнхенского сговора Карпатская Украина c 26 октября 1938 года была провозглашена «автономной землей» в составе «второй» Чехословацкой республики и, по мысли нацистского руководства, должна была играть роль своеобразного «Украинского Пьемонта», то есть центра, вокруг которого должны были объединиться все украинские земли.

Необходимо отметить, что английские правящие круги после Мюнхена полагали, что дальнейшая экспансия Гитлера пойдет на Восток и что фюрер рассчитывал вызвать на Украине большое сепаратистское движение и разыграть эту карту примерно в том же духе, как была разыграна чехословацкая карта, то есть с помощью лозунга самоопределения. Об этот говорил главный советник правительства Великобритании по вопросам промышленности Горас Вильсон в беседе с полпредом СССР в Великобритании И.М. Майским 29 ноября 1938 года.

Примерно об этом же шла речь и в беседе Майского с лидером Либеральной партии Великобритании Д. Ллойд Джорджем 6 декабря 1938 года. По мнению Ллойд Джорджа, очередной целью Гитлера являлась Польша, и его план заключался в том, чтобы оторвать от Польши ее украинскую часть, объединить последнюю с Карпатской Украиной и из обоих создать вассальное украинское государство по типу Чехословакии. В более отдаленном будущем, как считал Ллойд Джордж, Гитлер, возможно, думает об акции против Советской Украины.

Как свидетельствуют документы, еще более откровенно высказывались французские дипломатические представители, сообщавшие в Париж, что план Гитлера в отношении Украины состоит в том, чтобы попытаться создать, по возможности при помощи Польши, что-то вроде европейского Маньчжоу-Го, поставленного в более-менее тесную вассальную зависимость. Польше, как полагали, будет предложен своего рода кондоминиум (совместное управление). «За этим должно последовать отстранение Польши либо путем переговоров, либо, если Варшава будет «непослушна», путем силы».

Вообще, в конце 1938 года тема Украины являлась одной из самых «модных» в Берлине. Решение «украинской проблемы» мыслилось в плане создания «единой» Украины из всех частей, включая советскую.

В этой связи весьма характерно мнение посла Франции в Германии Р. Кулондра, которое он высказал в письме министру иностранных дел Франции Ж. Бонне 16 декабря 1938 года. Он полагал, что начинают проступать «контуры великого немецкого предприятия» – стать хозяином в Центральной Европе, подчинив себе Чехословакию и Венгрию, а затем создать под немецкой гегемонией Великую Украину, которая стала бы житницей Германии. В окружении Гитлера планировали такую операцию, которая повторила бы в более широких масштабах операцию в Судетах: проведение в Польше, Румынии и СССР пропаганды за предоставление независимости Украине, а затем в подходящий момент дипломатическая поддержка и акция со стороны местных добровольческих отрядов. И центром движения должна была стать Карпатская Украина.

Все это не могло не волновать польское правительство. Поэтому во время своего визита в Берлин министр иностранных дел Польши Ю. Бек в беседе с Гитлером 5 января 1939 года подчеркнул, что «в лице агитаторов, которые подвизаются ныне на карпато-украинской территории, Польша узнает своих старых врагов и опасается, что Карпатская Украина, возможно, однажды превратится для Польши в очаг таких беспокойств, которые вынудят польское правительство к вмешательству, в результате чего могли бы возникнуть новые осложнения».

Как теперь известно, нацистское руководство Германии с самого начала считало, что все соглашения с Польшей имеют только временное значение. Тем не менее делалось все возможное, чтобы скрыть истинные намерения Гитлера. Так, в последовавшей затем 6 января беседе И. Риббентропа с Беком было заявлено, что в случае «явной антирусской позиции» Польши можно было бы вполне договориться, чтобы рассматривать украинский вопрос как ее привилегию и всячески поддерживать ее при рассмотрении этого вопроса.

В аналогичном ключе шла беседа Риббентропа с Беком во время визита германского министра в Варшаву 26 января 1939 года.

46-15-1_t.jpg
Сталин, при всей неоднозначности своих методов,
решил главную задачу – объединил все украинские
земли. Договор Риббентропа–Молотова (на снимке
Иоахим Риббентроп стоит за спиной Вячеслава
Молотова) стал юридической основой для
вхождения Западной Украины в состав СССР.             
Фото 1939 года

Когда в марте 1939 года Гитлер аннексировал Чехословакию, посол Великобритании в Германии Н. Гендерсон писал в британский МИД, что далее Германия неизбежно проявит желание попытаться отторгнуть Украину от СССР. При этом в своих собственных интересах она предпочла бы, естественно, чтобы Украина была независимой и служила буферным государством между ней и СССР, и совершенно очевидно, что она хотела бы пользоваться там преобладающим экономическим и политическим влиянием.

Именно к этому времени относится трагедия Карпатской Украины – непризнанного государства, провозглашенного 14 марта 1939 года в городе Хуст на территории одноименной автономной земли из состава «второй» Чехословацкой республики и просуществовавшего до 16 марта, когда этот город захватили венгерские войска (по другим сведениям – до 18 марта, когда Венгрией была оккупирована вся территория Карпатской Украины). Свою долю поспешила получить и Румыния, заняв своими войсками большую часть юго-восточного угла Карпатской Украины.

Премьер-министр самопровозглашенной Карпатской Украины А. Волошин немедленно направил Гитлеру телеграмму, текст которой гласил: «От имени правительства Карпатской Украины прошу Вас принять к сведению провозглашение нашей самостоятельности под охраной Немецкого Рейха». Официальной реакции Германии не последовало. На повторное обращение правительства Волошина консул Германии в Хусте посоветовал ему «не оказывать сопротивления венгерскому вторжению, ибо немецкое правительство в данной ситуации, к сожалению, не может взять Карпатскую Украину под протекторат».

Украинское население в Восточной Галиции, как свидетельствовали наблюдатели, охватило отчаяние и паникерские настроения. Как заявляли украинские представители, Гитлер, которому они слепо доверяли, предал их и «Германия бросила их на съедение венгерских и польских шакалов».

Истинные мотивы и цели нацистского руководства в отношении «украинской проблемы» еще 13 марта прояснил советник бюро министра иностранных дел Германии П. Клейст. В беседе с германским журналистом Рудольфом Гернштадтом, который на самом деле был советским военным разведчиком, он четко прояснил дальнейшие планы Гитлера. Сначала – территориальный раздел Польши с отделением от нее Малопольши и образованием западноукраинского государства под германским протекторатом. Клейст, по его словам, обращал внимание Риббентропа на то, что возмущение украинцев должно быть огромным, если Германия отдаст Карпатскую Украину Венгрии. Тем более сложно вдруг сразу порвать с украинцами, после того как Германия до этого, особенно в результате образования Карпатской Украины, пробудила в них самые большие надежды на помощь и поддержку с ее стороны. Однако на Гитлера эти аргументы не произвели впечатления. Как сообщил Клейсту Риббентроп, Гитлер на все это лишь заявил: «Это трагично, но неизбежно».

Однако, по мнению Клейста, Гитлер, очевидно, позже был намерен снова ввести в немецкую игру украинскую карту, когда будут осуществляться германские планы на Востоке. Фюрер считал, что украинцы снова присоединятся к Германии, «так как при любых обстоятельствах они зависят от германской помощи». К памятной записке для Гитлера Клейст приложил в качестве дополнения карту из украинского атласа, на которой была обозначена будущая империя Великой Украины. Гитлер, как сообщил Клейсту Риббентроп, отложил эту карту в сторону со словами: «Все это пока еще мечты». Так они мечтами и остались – Гитлер впоследствии запретил даже и думать о создании независимой Украины.

2 мая 1939 года Клейст в очередной беседе с Гернштадтом обрисовал то, как нацистское руководство планировало снова «ввести в игру украинскую карту» так, чтобы «конфликт с Польшей не был открыто вызван со стороны Германии». Первым шагом должна была стать широкая автономия Карпатской Украины в рамках Венгерского государства. Тем самым в Берлине рассчитывали снова завоевать доверие украинских масс в Восточной Галиции и укрепить ослабевшую способность украинцев к борьбе. При этом, по словам Клейста, «не требуется подвергать специальной обработке украинские руководящие круги, ибо последние события ни в коем случае не поколебали их преданности Берлину». А после этого планировалось дать Польской Украине сигнал к восстанию. «Из Словакии и Карпатской Украины мы направили бы сразу же большие партии оружия и боеприпасов, а также послали бы хорошо обученные военному делу отряды сичевиков. Между Берлином и Львовом установлен такой тесный прямой контакт, что можно не сомневаться в массовом восстании украинцев. Очаг пожара в украинских районах дал бы Германии повод для военного вмешательства в крупных размерах. Весь этот проект встречает в Берлине лишь одну оговорку. Это – возможная реакция Советского Союза».

Чтобы предотвратить негативную реакцию со стороны СССР, в Берлине предполагали дать ему достоверные и достаточные доказательства того, что развертывание «украинского вопроса» в Польше не направлено против России. Предполагалось заверить советское руководство, что Германия «не имеет намерения основывать самостоятельное украинское государство, а что ее единственное намерение – дать украинскому населению широкие автономные права в пределах сильно уменьшенного польского государства».

Тем не менее реакция СССР на планы нацистского руководства по использованию украинского фактора в войне против Польши не заставила себя долго ждать. Советское руководство, как известно, 17 сентября 1939 года приняло решение ввести войска на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, воссоединив тем самым разделенные народы, что объективно отвечало их многовековым чаяниям.

ВАРИАНТ ЛОССБЕРГА

31 мая 1939 года поступило сообщение из Токио от Зорге: «Данциг будет захвачен в сентябре 1939 года. В этом же году Германия отберет у Польши старую немецкую территорию и отбросит Польшу на юго-восток Европы в Румынию и Украину. Германия не имеет прямых интересов на Украине. В случае войны Германия с целью получения сырья захватит и Украину».

После захвата Польши нацистское руководство приступило к разыгрыванию «украинской карты» уже с дальним прицелом против СССР. Германское командование охотно принимало украинцев, прибывающих из Западной Украины на оккупированную немцами территорию Польши, и направляло их в Братиславу с обещанием содействия в образовании автономного национального украинского государства.

Широко использовался принцип «Разделяй и властвуй»: в оккупированной Польше украинцам отдавалось особое предпочтение, им предоставлялись государственные посты, должности в полиции; кроме того, украинцы очень быстро получали германское гражданство. Членам ОУН германскими властями вне всякой очереди предоставлялась работа, а безработные обеспечивались общежитием и бесплатным питанием. Прибывающие из Западной Украины в Германию члены этой организации получали всевозможные товары в магазинах без карточек, по предъявлении значка ОУН.

По сведениям военной разведки на 16 июня 1940 года, в Германии была создана украинская молодежная националистическая боевая организация, которая насчитывала около двух тысяч членов и была предназначена для действий на восточном фронте в случае войны против СССР.

Вопрос об Украине вновь встал в полный рост, когда германское командование начало разрабатывать планы войны против СССР.

23 июля 1940 года начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Ф. Гальдер поставил генерал-майору Э. Марксу задачу на составление плана на основании общих намерений, изложенных Гитлером 21 июля. Этот план был первым в серии документов планирования агрессии против СССР. Характерно, что первая же наметка Маркса предусматривала главный удар на Киев и захват Украины. Однако по указанию Гальдера Маркс изменил свои предложения. В представленном в генштаб следующем варианте Маркс предложил создать две группы армий: северная должна была достичь Москвы, а затем совместно с южной овладеть Украиной.

Параллельно в штабе оперативного руководства ОКВ (генерал-полковник А. Иодль) был разработан иной вариант. Составленный 15 сентября 1940 года подполковником генштаба Б. Лоссбергом, он предусматривал создание трех групп армий («Север», «Центр», «Юг»). Центром тяжести предлагалось сделать район севернее Припятских болот, где должны были действовать группы армий «Север» и «Центр». Это решение определялось наличием сравнительно развитой дорожной сети, обеспечивавшей значительно лучшие условия для сосредоточения войск. Кроме этого, как предполагалось, можно было бы в скором времени овладеть Ленинградом и Москвой. Эти соображения перевешивали такие важные доводы в пользу решения нанести главный удар на юге, как опасное положение Румынии, возможность снабжения немецких моторизованных соединений по сравнительно коротким коммуникациям и, наконец, даже значение Украины.

Одним из главных соображений, которые легли в основу, было то, что «русские никогда не оставят без боя незаменимые области Украины». Германское командование считало абсолютно невероятным, что советское командование могло использовать отход своих армий по образцу 1812 года, чтобы навязать наступающему противнику трудности растянутых коммуникаций, заставить его испытывать трудности в снабжении, а затем нанести контрудар.

Именно вариант Лоссберга лег в основу плана «Барбароссы». Гитлер утвердил его 18 декабря 1940 года, уже вполне определившись в отношении Украины как независимого государства. Его указание: украинским деятелям сообщать, что «незалежность» будет, но всем иметь в виду, что никакого независимого украинского государства на территории Третьего рейха не будет.

Военная разведка постоянно сообщала о том, что германское командование формирует подготовленные и обученные крупные части, укомплектованные украинцами, которые размещались на территории оккупированной Польши и в Словакии. При этом постоянно подчеркивалось, что основной удар германское командование планировало нанести в направлении Украины. Это объяснялось тем, что без ресурсов Украины войну невозможно было выиграть, поскольку, по мнению высшего нацистского руководства, «Европа не в состоянии была обеспечить продовольствием народы разоренных стран и областей».

ВСЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ…

История учит тому, что она ничему не учит. Эта сентенция стала аксиомой, не требующей доказательств. События предвоенного периода во многих отношениях напоминают то, что сейчас происходит в Европе, и в частности на Украине, карта которой бесстыдно и без затей разыгрывается западными деятелями в расчете на то, чтобы не только оторвать ее от России, но и безгранично, беззастенчиво и задешево пользоваться ее богатыми ресурсами.

Но история часто повторяется и мстит, и порой очень жестоко. Достаточно вспомнить, чем закончилась оккупация Киева Болеславом Храбрым. Как свидетельствуют летописи, Болеслав, разгромив дружину Ярослава (впоследствии «Мудрого»), практически без сопротивления вступил в Киев и оставался в нем на протяжении полугода, фактически не подпуская Святополка к власти. Тот поднял киевлян на восстание, что сделать было довольно легко. Киевляне, возмущенные бесчинствами дружины Болеслава, начали избивать поляков. Значительная часть поляков была перебита, а Болеслав был вынужден покинуть город. Но и сам Святополк впоследствии был разбит Ярославом и умер в изгнании, как пишет «Повесть временных лет», «между ляхы и чахы», что многие исследователи считают не буквальным обозначением географического местоположения, а поговоркой со значением «Бог знает где».

А что касается единой Украины, то, кто бы чего ни говорил, но именно Сталин смог осуществить вековые чаяния украинцев и объединил сначала Восточную и Западную Украину, а затем в 1945 году присоединил к Украине и Карпатскую Украину, которая в результате соглашения между Чехословакией и СССР  отошла к СССР и стала Закарпатской областью в составе Украинской ССР.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Владимир Геращенко 21:08 09.01.2015

именно Сталин смог осуществить вековые чаяния украинцев и объединил сначала Восточную и Западную Украину, а затем в 1945 году присоединил к Украине и Карпатскую Украину, которая в результате соглашения между Чехословакией и СССР отошла к СССР и стала Закарпатской областью в составе Украинской ССР. -------------------------- Вот и создал Сталин эту Украину на нашу голову. И даже в ООН ввел.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Штайнмайер рассказал Зеленскому о своей формуле

Штайнмайер рассказал Зеленскому о своей формуле

Татьяна Ивженко

Встреча в "нормандском формате" снова под вопросом из-за позиции Киева

0
316
В Счетной палате назвали неэффективной господдержку Северного Кавказа

В Счетной палате назвали неэффективной господдержку Северного Кавказа

  

0
587
Расстрел на майдане расследует специальная структура

Расстрел на майдане расследует специальная структура

Татьяна Ивженко

Украинцы не доверяют прокуратуре и судам

0
1175
Популярность Зеленского пошла на спад

Популярность Зеленского пошла на спад

Татьяна Ивженко

Украинцы симпатизируют президенту, но разделились в оценке решений новой власти

1
1268

Другие новости

Загрузка...
24smi.org