0
15353
Газета История Интернет-версия

24.04.2015 00:01:00

Ближневосточные союзники Рейха

Немцы и арабы воевали под одним знаменем

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман – профессор.

Тэги: вильгельм, германия, турция, гитлер, палестина, риббентроп, берлин, рим, югославия, египет, балканы


вильгельм, германия, турция, гитлер, палестина, риббентроп, берлин, рим, югославия, египет, балканы Солдаты одного из «арабских легионов» на отдыхе. Фото Федерального архива Германии. 1943

Известно, что первые немецкие военные колонии появились на Святой земле еще в конце ХII века и представляли собой духовно-рыцарские ордены, поддерживаемые купцами и пилигримами. Таковыми были, например, тамплиеры, иначе именуемые храмовниками или бедными рыцарями Христа и храма Соломона. Однако в стратегические объекты такие колонии никогда не превращались.

ОТ ВИЛЬГЕЛЬМА II ДО ФАТЕРЛАНДА

В конце ХIХ – начале ХХ века Германия сделала серьезную попытку создать свой плацдарм на Ближнем Востоке. Кайзер Вильгельм II, совершивший в октябре 1898 года поездку в этот регион, пытался привлечь властвовавших там турок к широкому сотрудничеству, в том числе и военному. Однако подобные призывы кайзера в немалой степени насторожили лидеров Османской империи не желали становиться немецким протекторатом. Тем не менее турецкая военная машина постепенно подчинялась Германии. Именно тогда в ряде частей под командование немецких офицеров попали представители различных арабских племен, хотя большинство из лидеров этих кланов перешли на сторону англичан. После поражения Германии и Турции в Первой мировой войне Берлин не оставлял попыток закрепиться на Ближнем Востоке. Наиболее активно такая политика стала проявляться после прихода Гитлера к власти. Тогда особую активность стал проявлять известный как великий муфтий Иерусалима Хадж Мухаммад Амин аль-Хусейни. Его и следует считать ключевой фигурой в истории отношений Третьего рейха и арабского мира.

Милитаризация Германии после прихода к власти Гитлера подтолкнула Амина аль-Хусейни к сближению с нацистами в надежде, что те помогут созданию независимой арабской государственности. Таким образом, националистические арабские круги надеялись избавиться от британцев и французов, поделивших между собой «Арабский Восток» после распада Оттоманской империи. Неудивительно, что Хадж Амин аль-Хусейни находился в оппозиции прежде всего к британскому режиму в Палестине, установленному Лондоном по «мандату» Лиги Наций после Первой мировой войны. Между тем англичане видели в человеке, нередко выступавшем с откровенными антисемитскими речами, «противовес» набиравшему силу сионистскому движению. Верховный комиссар Палестины Герберт Сэмюэль применял к Амину аль-Хусейни излюбленный колонизаторский прием «кнута и пряника», то заключая его на несколько недель в тюрьму (например, за организацию беспорядков в Иерусалиме в апреле 1921 года), то назначая на высокие должности муфтия Иерусалима и президента учрежденного в 1931 году Исламского конгресса. Свои виды на арабских националистов имел не только Берлин, но и Рим. Однако свой выбор муфтий Иерусалима сделал в пользу нацистов.

НАЦИСТСКИЕ БОНЗЫ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

В канун Второй мировой войны Хадж Амин аль-Хусейни считался активным сторонником гитлеровцев. В 1936 году он создал по типу «Гитлерюгенда» организацию Аl Futuwwah (примерный перевод «Инициатива молодых»). В следующем, 1937 году, по-видимому, с инспекторскими целями ряд арабских стран посетил Бальдур фон Ширах, нацист, возглавлявший в то время «Гитлерюгенд». В 1939 году в Каире побывал Йозеф Геббельс, а перед самой войной в Палестину приезжал Адольф Эйхман, будущий палач еврейского народа. На Святой земле Эйхман встречался со своими арабскими единомышленниками.

За месяц до нападения Германии на СССР, а именно 23 мая 1941 года, Гитлер подписал приказ № 30, в котором утверждалось, что «немцы и арабы имеют в англичанах и евреях общих врагов и являются союзниками в борьбе против них». В самом конце мая 1941 года немцы создали «Особый штаб Ф» с целью руководства диверсионной и агентурной деятельностью арабских добровольцев на Ближнем и Среднем Востоке (то есть включая и Иран), а также на Кавказе. Во главе этого «штаба» был поставлен генерал авиации Гельмут Фельми. Первая буква его фамилии и определила название «штаба». Генерал Фельми, служивший одно время военным инструктором в Турции, считался знатоком Востока. Позже «Особый штаб Ф» переименовали в Корпус особого назначения «Ф».

В этом соединении служили преимущественно палестинские и иракские арабы. Однако командовали там немецкие офицеры и унтер-офицеры. Видный советский и российский военный историк Хаджи-Мурат Ибрагимбейли, подробно изучавший вопрос арабских наемников в гитлеровской армии, пишет: «Арабские добровольцы, которых большей частью заманивали возможностью учиться в Германии, должны были войти в состав создаваемых нацистами частей пропаганды, саботажа и шпионажа, которые называли «командами смертников». Одетые в военную форму германской армии они обучались немецкими офицерами, владевшими арабским языком».

У аль-Хусейни не было ни стратегического мышления, ни политического или военного чутья. Но зато были амбиции. Немцы, конечно, понимали, с кем имеют дело. Поэтому Берлин долго держал этого арабского лидера «в запасе». Известно, что нацистская идеология не привечала и арабов, таких же семитов, как и евреи. Поэтому немцы делали разного рода попытки, чтобы разделить для «арабской улицы» понятия «семит» и «еврей». В этом немцам и помогал «великий муфтий», который попросту отрицал историческую фактологию.

Прав российский исследователь Сергей Шерстюков, который в своем блестящем исследовании «Арабский Восток» во внешней политике Третьего рейха» указывает: «Взаимоотношения нацистской Германии с арабским миром были своеобразным продолжением в новых формах многовекового диалога христианской Европы и арабо-мусульманского Востока, начавшегося в эпоху Средневековья».

Для «великого муфтия» врагами были не только евреи, но и европейцы как таковые, включая немцев, не исповедовавших нацистскую идеологию. Он делал ставку исключительно на Гитлера и его приспешников.

Впервые духовный лидер арабов посетил Берлин и встретился с Гитлером 28 ноября 1941 года в присутствии Йоахима Риббентропа. Встреча продолжалась с 16.30 до 17.45. Известно, что на фюрера Амин аль-Хусейни произвел впечатление властолюбца и хитреца. Однако антисемитская, антикоммунистическая и антибританская риторика иерусалимского муфтия не могли нацистскому лидеру не понравиться.

Впрочем, германское руководство в конце 1941 года сосредотачивало свое внимание на московском направлении, поэтому так и не смогло оказать существенной помощи своему ставленнику в Ираке Рашиду аль-Гайлани, трижды занимавшему пост премьер-министра страны, и его подручному Фаузи Каукуджи. Но и демонстрировать свое пренебрежение к «арабским делам», хотя и не самым актуальным на тот момент, Гитлер, конечно же, не мог. Поэтому при встрече с Амином аль-Хусейни он декларировал следующий пассаж: «...когда мы будем на Кавказе, тогда придет также и час освобождения арабов». В ответ «великий муфтий» поблагодарил фюрера «за обещание в отношении арабов» и, в свою очередь, обязался «отдать все силы борьбе за победу немецкого оружия, создать «Арабский легион», который будет воевать там, куда его пошлет Германия».

«АРАБСКИЕ ЛЕГИОНЫ» ГИТЛЕРА

Сколько же было «арабских легионов» в немецкой армии? На этот вопрос ответить совсем не просто, поскольку немцы любое формирование, в котором насчитывалось даже небольшое количество арабов, именовали «Арабским легионом». Реже – «Арабским батальоном», еще реже – «Арабским полком». Несомненно, это делалось в пропагандистских целях. При том что в документах эти «легионы»–«батальоны»–«полки» значились как «германо-арабские подразделения». Известно, что в Северной Африке на стороне нацистов воевали «Свободная Арабия», «Немецко-арабский учебный дивизион» и «Африканская фаланга», в которой было много арабов.

Крымский историк Олег Валентинович Романько, специализирующийся на исследовании коллаборационизма в годы Второй мировой войны, как раз и обращает внимание на тот факт, что немецкие нацисты и их союзники создали несколько воинских арабских формирований. Первое подобное формирование было создано в сирийском городе Алеппо в мае–июне 1941 года. Но просуществовало недолго. Уже 11 августа того же года командир этого подразделения, именовавшегося, разумеется, «Арабским легионом», докладывал Гитлеру причину его расформирования: «Эти банды могут быть использованы только для беспокоящих налетов, но не для регулярных боевых действий».

19 апреля 1943 года нацистами при посредничестве Хаджи Амина аль-Хусейни был создан легион «Свободная Арабия» (нем. Legion Freies Аrabien). Его не следует путать с «Арабским легионом» («аль Джайш аль-Араби»), сформированным еще в 1920 году и ставшим регулярной армией вначале Транс-Иордании, а затем и Иордании (поэтому его часто именуют иорданским). Он никогда не воевал на стороне нацистов. Интересно, что фашистская Италия, надеявшаяся подчинить арабский мир своему влиянию, в пику Германии желала играть первую скрипку и в формировании «Свободной Арабии». Но итальянцы понимали, что немцы не считают их серьезными соперниками внутри коалиции. С целью задабривания Берлина в Риме решили передать военнопленных-индийцев из британских частей, не всегда удачно противостоявших немецко-итальянским войскам, в распоряжение германского командования. Берлин намеревался создать «Индийский легион» и бросить его против англичан. С индийцами по-настоящему боевую часть нацисты создать не смогли, но и «Свободную Арабию» они итальянцам не отдали.

«Свободная Арабия» – неофициальное название этого боевого соединения. На самом деле, во всех военизированных подразделениях германских войск, в которых служили арабы, в названиях присутствовало слово «араб» или «арабский». Так, «Свободная Арабия» изначально именовалась 845-м германо-арабским батальоном. Арабские добровольцы этого батальона, набранные благодаря помощи Амина аль-Хусейни, проходили обучение недалеко от австрийского города Линц. В батальон численностью 20 тыс. военнослужащих входили не только мусульмане, но и некоторое количество христиан. Подразделения «Свободной Арабии» воевали как в Северной Африке, так и в Греции, на Северном Кавказе и в Югославии.

Из арабов, служивших во французской армии и после ее поражения попавших в плен и согласившихся перейти на сторону немцев, был создан «Легион французских добровольцев», известный также как «Триколор». В официальных документах вермахта это подразделение, воевавшее с англичанами в Тунисе и Ливии, значилось как 638-й усиленный пехотный полк. Причем служили в «Триколоре» не только арабы.

Что касается Корпуса «Ф», развернутого 20 августа 1942 года из «Особого штаба Ф», то, хотя в итоге он тоже попал в Северную Африку, его бесславный путь был более тернистым. Корпус «Ф» – единственное воинское подразделение, состоящее из немцев и арабов, в составе гитлеровских войск, переброшенное на юг СССР и сражавшееся против советских войск.

БОИ ПОД ДОНЕЦКОМ

29 августа 1942 года Корпус «Ф» был переброшен из Румынии, где было расквартировано большинство его личного состава, в село Майорское, недалеко от Сталино (нынешнего Донецка). Немцы предполагали через Сталино выйти на Северный Кавказ, затем захватить Тбилиси и, наступая в направлении Западного Ирана и Ирака, выйти к Персидскому заливу. Вот там арабским наемникам и предстояло развернуться, причем не как боевой единице, а как карателям! В Берлине надеялись, что к тому времени немецко-итальянская группировка, действующая в Северной Африке, захватит Суэцкий канал и Корпус «Ф» с ней соединится. Но гитлеровский план Красная Армия осуществить не позволила! Прорыв в «арабское пространство» Ближнего и Среднего Востока не состоялся.

В начале октября 1942 года Корпус «Ф» вошел в состав Группы армий «А» и перешел в подчинение 1-й танковой армии. Уже 15 октября Корпус «Ф» в районе селения Ачикулак в Ногайской степи (Ставрополье) атаковал 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Николая Кириченко. До конца ноября кавалеристы-казаки противостояли арабским наемникам нацистов. В конце января 1943 года Корпус «Ф» был передан в распоряжение группы армий «Дон» генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна. В ходе боев на Кавказе этот германо-арабский корпус потерял более половины своего состава, среди которых значительную часть составляли арабы. Об этом подробно изложено в статье Хаджи-Мурата Ибрагимбейли «Особый штаб Ф»: арабские наемники на Восточном фронте».

В феврале 1943 года остатки Корпуса «Ф», а также некоторые другие германские подразделения, в которых присутствовали арабы, были передислоцированы в оккупированный немцами Тунис. В конце апреля того же года все германо-арабские части были разбиты силами британской и американской армий.

С ноября 1943 года один из батальонов «Свободной Арабии» в составе 41-й пехотной дивизии участвовал на полуострове Пелопоннес в подавлении греческого антифашистского движения. В октябре 1944 года, когда советские войска уже начали освобождать Югославию и приближались к границам Греции, а британцы готовили свой десант на Балканский полуостров, арабских легионеров в составе 104-й егерской дивизии немецкое командование перебросило в Югославию в несбывшейся надежде предотвратить потерю страны. Именно под Загребом остатки «Свободной Арабии» и были полностью разгромлены.

ПОБЕДА НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Победа союзников во Второй мировой войне разочаровала многих арабских националистов. В принципе иного отношения ожидать от них и не приходилось. Ведь, к примеру, в годы войны около 90% чиновничьей и интеллектуальной элиты Египта сочувствовали Германии. В немалой степени подобное отношение диктовалось антианглийскими настроениями. Именно поэтому многие бывшие высокопоставленные немецкие нацисты после войны смогли не только скрыться в арабских странах и безбедно там существовать, но и нашли применение своему изуверскому опыту. Только в Египте и Сирии осели тысячи бывших гестаповцев, эсэсовцев, надзирателей лагерей смерти. Благодаря активному содействию иерусалимского муфтия Хаджи Амина аль-Хусейни, продолжившего и после войны свое служение выжившим нацистам, было создано несколько арабо-германских организаций. Они и способствовали «эмиграции» бывших гитлеровцев различного ранга в страны Ближнего и Среднего Востока. Это, однако, отдельная тема, к которой мы обязательно вернемся.

Иерусалим


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Власти Ирана восстановили доступ в интернет в провинции Хормозган

Власти Ирана восстановили доступ в интернет в провинции Хормозган

0
975
Госдеп одобрил продажу ВМС Индии артиллерийских систем на $1 млрд

Госдеп одобрил продажу ВМС Индии артиллерийских систем на $1 млрд

0
588
Глава кабмина Белоруссии направился с рабочим визитом в Великобританию

Глава кабмина Белоруссии направился с рабочим визитом в Великобританию

0
806
Санду пообещала "вернуть Молдову на европейский путь"

Санду пообещала "вернуть Молдову на европейский путь"

0
354

Другие новости

Загрузка...
24smi.org