1
6127
Газета История Интернет-версия

03.02.2017 00:01:00

Россию постоянно бьют ножом в спину

Великая война и грандиозные фэнтези об украденной победе

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – историк, писатель.

Тэги: история, первая мировая война, антанта, временное правительство, донбасс


история, первая мировая война, антанта, временное правительство, донбасс А до тачанки-то царские офицеры и недодумались... Митрофан Греков. Тачанка. 1933. ГТГ

Теория «украденной победы» или «удара ножом в спину» – самый устойчивый и опасный миф ХХ – начала XXI столетий. Термин «удар ножом в спину» был впервые употреблен 17 декабря 1918 года в «Новой цюрихской газете». Эту же версию поражения Германии в Первой мировой войне в ноябре-декабре 1919 года подтвердили оба главнокомандующих германской армии: Эрих Людендорф и Пауль фон Гинденбург. В 1925 году публицист социал-демократ Мартин Грубер назвал теорию «удара ножом в спину» вымыслом. Националист Коссман подал на Грубера в суд и выиграл процесс. Грубер был вынужден заплатить штраф 3 тыс. рейхсмарок. Миф об ударе в спину социал-демократов и евреев постоянно навязывался нацистскими СМИ и, надо заметить, не без успеха. В 1930–1940-х годах в «удар в спину» верило подавляющее большинство немцев.

А БЫЛА ЛИ ЗНАЧИМОЙ ПОМОЩЬ СОЮЗНИКОВ

Летом 1918 года на Западный фронт прибывают американские части, и союзники переходят в наступление. В сентябре войска Антанты на западноевропейском театре имели 211 пехотных и 10 кавалерийских дивизий против 190 германских пехотных дивизий. К концу августа численность американских войск во Франции составляла около 1,5 млн человек, а к началу ноября превысила 2 млн человек.

Ценой огромных потерь союзным войскам за три месяца удалось продвинуться на фронте шириной примерно 275 км на глубину от 50 до 80 км. К 1 ноября 1918 года линия фронта начиналась на побережье Северного моря, в нескольких километрах западнее Антверпена, далее шла через Монс, Седан и далее до швейцарской границы, то есть война до последнего дня шла исключительно на бельгийской и французской территориях.

В ходе наступления союзников в июле–ноябре 1918 года немцы потеряли убитыми, ранеными и пленными 785,7 тыс. человек, французы – 531 тыс. человек, англичане – 414 тыс. человек, кроме того, американцы потеряли 148 тыс. человек. Таким образом, потери союзников превысили потери немцев в 1,4 раза. Так что для того, чтобы дойти до Берлина, союзники потеряли бы все свои сухопутные силы, включая американцев.

В 1915–1916 годах у немцев не было танков, но затем германское командование готовило большой танковый погром в конце 1918-го – начале 1919 года. В 1918 году германская промышленность изготовила 800 танков, однако большинство их не успело дойти до фронта. В войска начали поступать противотанковые ружья и крупнокалиберные пулеметы, которые легко пробивали броню британских и французских танков. Было начато массовое производство 37-мм противотанковых пушек.

В годы Первой мировой войны не погиб ни один германский дредноут (линкор новейшего типа). В ноябре 1918 года по числу дредноутов и линейных крейсеров Германия уступала Англии в 1,7 раза, но германские линкоры превосходили союзные по качеству артиллерии, системам управления огнем, непотопляемости кораблей и т.п. Все это хорошо продемонстрировано в знаменитом Ютландском бою 31 мая – 1 июня 1916 года. Напомню, что бой имел ничейный результат, но потери англичан существенно превосходили германские.

В 1917 году немцы построили 87 подводных лодок, а исключили из списков из-за потерь, по техническим причинам, из-за навигационных аварий и по другим причинам 72 подводные лодки. В 1918 году было построено 86 лодок, а исключено из списков 81. В строю находилась 141 лодка. На момент подписания капитуляции строилось 64 лодки.

Как писал очевидец князь Оболенский, «в апреле 1918 года германские войска входили в Севастополь церемониальным маршем, а в ноябре уходили, лузгая семечки».

БЛЕФ АНТАНТЫ

И Россия, и Германия были втянуты в войну из-за глупости своих монархов. Русско-германская граница, установленная в 1814 году, 100 лет была самой мирной и устраивала обе стороны. Иметь буйное и непредсказуемое панство в полном объеме не желали дальновидные политики обоих государств. Ну а после начала войны СМИ обеих стран «оттянулись со вкусом», описывая зверства русских и тевтонских варваров.

Не последнюю роль в капитуляции Германии сыграл и грандиозный блеф Антанты. 8 января 1918 года президент Вудро Вильсон предложил план мирного договора из 14 пунктов. Согласно ему Германия должна была отдать Франции Эльзас и Лотарингию, предусматривалось создание Польского государства, но на каких территориях, непонятно. Все государства, как Германия, так и Антанта, должны были сразу после заключения мира сократить свои вооруженные силы до «предельного минимума» и т.д.

На словах Антанта поддержала этот план. На него были согласны и миллионы немцев. Замечу, что усталость от войны была во всех странах, включая Антанту. Вспомним массовые расстрелы тысяч французских военнослужащих в 1917 году. А после войны народы Англии и Франции принципиально не хотели участвовать даже в войнах со слабым противником. Выступая за вывод британских войск из России в июле 1919 года, премьер Ллойд Джордж заявил, что «в случае продолжения войны мы получим Совет на Темзе». Англия и Франция в 1920–1922 годах не рискнули послать войска против турецкого генерала Мустафы Кемаля и позорно драпанули из Константинополя и Проливной зоны.

Германия приняла план Вильсона, вывела свои войска с территории Франции и Бельгии и начала разоружаться. И вот тогда-то Антанта резко изменила свою политику. В апреле 1919 года был подписан Версальский мир, по которому Германия должна была отдать почти треть своей территории. Армия Германии сокращалась до 100 тыс. человек. Причем ей было не положено иметь танки, бронеавтомобили, любые самолеты, включая даже связные, зенитную, противотанковую и тяжелую артиллерию. Немцы были обязаны срыть все свои укрепления. В Германии запрещалось производство самолетов и даже мощных радиостанций. В течение 30 лет Германия должна была платить Антанте огромную контрибуцию.

Подобный беспредел можно лишь сравнить с отношением западных держав к России в 1991–2016 годах. Поначалу Запад обещал, что НАТО не будет расширяться на восток и даже не пойдет в бывшую ГДР, объединившуюся с ФРГ. Кто бы тогда поверил, что американские самолеты, танки и ракеты окажутся на восточных границах прибалтийских государств, в Польше и Румынии?

Уверен, что если бы Запад в октябре 1918 года и летом 1991 года честно сказал всю правду о своих дальнейших планах, то вся германская нация насмерть дралась бы на Западном фронте, и не исключаю, что Париж был бы взят до наступления 1919 год. Ну а что касается русского народа, то нетрудно догадаться, какая судьба тогда ожидала бы господ Горбачева, Ельцина, Козырева, Гайдара и т.д., равно как и всех прибалтийских и западноукраинских националистов.

ИСТОРИЧЕСКОЕ НЕВЕЖЕСТВО

Примечательно, что в России в 1917–1922 годах, равно как и потом, теории «удара ножом в спину» и «украденной победы» распространения не имели. А подобные фэнтези появились лишь после 1991 года. Естественно, новоявленные теории имели политическую подоплеку. Цель – дискредитация коммунистов, советского образа жизни и стремление навязать стране рыночную экономику «с нечеловеческим лицом».

Определенный успех теории «украденной победы» основывается на историческом невежестве значительной части наших граждан, которые автоматически принимают за истину любые цифры и факты, не пытаясь их проверить.

Так, некий Е. Трифонов заявляет: «Промышленность в годы Первой мировой войны освоила производство принципиально новых видов вооружений, таких, как траншейная пушка Розенберга, зенитное орудие Лендера, миномет (их тогда называли бомбометами)… В конце 1916 года русская промышленность начала производить автомат Федорова – единственную в мире удачную модель автомата в то время».

Автомат Федорова для фронта оказался малопригоден. 	Фото Виталия Кузьмина
Автомат Федорова для фронта оказался малопригоден. Фото Виталия Кузьмина

Как говорится, хоть стой, хоть падай. К августу 1914 года в русской армии не оказалось ни батальонной, ни полковой артиллерии, и соответственно их матчасти. Тяжелую артиллерию (ее тогда называли осадной) полностью расформировали в 1910–1911 годах, ее матчасть частично отправили в крепости, а в основном на металлолом. Замечу, что к тому времени в осадной и крепостной артиллерии у нас состояли орудия исключительно образцов 1877, 1867 и 1838 годов. Калибр их не превышал 6 дюймов (152 мм), за исключением, разумеется, двух- и пятипудовых мортир образца 1838 года.

Командовавший артиллерией великий князь Сергей Михайлович обещал воссоздать тяжелую артиллерию где-то между 1917 и 1921 годом.

Уже в 1914 году началась позиционная война, а артиллерии для ведения ее не было совсем. Дыры затыкали чем могли. И вот инженер Розенберг взял 37-мм учебный стволик, использовавшийся для береговых и корабельных орудий, и поставил его на кустарный жесткий деревянный лафет, не имевший даже поворотного механизма. Вот и получилась траншейная пушка.

Петроградский завод Шкилена освоил производство 6-фунтовых мортир, созданных бароном Кегорном в 1674 году. (Это не опечатка!)

Но затем началось массовое производство минометов французского образца: 89-мм Аазена, 58-мм ФР и других; германского образца: 9-см ГР. На базе 17-см германского миномета Эрхардта образца 1912 года Путиловский завод в 1915 году начал производство своего 152-мм миномета.

«Из патриотических побуждений» наши предприниматели начали производство всевозможных примитивных минометов и бомбометов, представлявших опасность исключительно для собственной прислуги. Все это охотно покупалось тыловыми чинами Военного министерства, а на фронте их отказывались даже принимать. По данным начальника ГАУ генерала Алексея Маниковского, к июлю 1916 года на тыловых складах скопилось 2866 минометов, от которых отказались войска.

76-мм зенитная пушка Лендера обладала неплохими ТТД, но производилась в крайне малых количествах: 1915 год – 12 единиц, 1916 год – 26, 1917 год – 110 и 1918 год – ни одной. Причем первые пушки Лендера попали на фронт лишь летом 1917 года и не из-за нерадивости генералов, а из-за того, что все они шли на создание ПВО Царского Села. Замечу, что до 1917 года до Царского Села не мог долететь ни один германский самолет, а зенитки Лендера должны были стрелять исключительно по своим самолетам. Жандармы получили сведения о том, что военные заговорщики готовят ликвидацию царя с помощью бомбы, сброшенной с аэроплана.

Ну а хваленая автоматическая винтовка Федотова не могла получить широкого распространения в русской армии уже потому, что она была рассчитана на 6,5-мм японский патрон. В 1923 году эту винтовку (автомат) запустили в малую серию, но в следующем году производство прекратили. «Испытание автоматов в войсках показало, что это оружие слишком нежно для боевой службы и в случаях запыления и загрязнения автоматы отказывают в действии», – указывается в труде Д.Н. Болотина «История советского стрелкового оружия и патронов».

К 1917 году на Восточном фронте 60% пулеметов были импортного производства. Россия не производила никаких других пулеметов, кроме станкового 7,62-мм максима. Все 100% ручных и авиационных пулеметов были закуплены за рубежом.

В странах Антанты и в Германии были запущены в массовое производство ручные и крупнокалиберные (12,7–13,1 мм) пулеметы, а в Германии даже приняли на вооружение двухствольный авиационный пулемет системы Гаста, опередивший отечественное оружие на 40 (!) лет. В царской России не производилось ни крупнокалиберных, ни ручных пулеметов. Да что пулеметы! Даже пистолетов у нас не выпускали, а только один револьвер «наган». В 1900–1914 годы русские офицеры за свой счет покупали маузеры, люггеры, браунинги и другие пистолеты германского, бельгийского и американского производства.

ДУМАЮЩИЕ ОФИЦЕРЫ БЫЛИ НЕ В ПОЧЕТЕ

К великому сожалению, в русской армии с 1825 года не давали ходу самостоятельным и думающим офицерам. Мало ли что могут натворить новые Орловы, Потемкины и Денисы Давыдовы! Романовы хорошо помнили, что с 1725 по 1801 год императоры у нас были выборные, а избирательные кампании проводили офицеры гвардейских полков.

В 1904–1905 годах русские генералы и офицеры с треском проиграли войну японцам, в 1914–1917 годах проиграли войну немцам, а в 1918–1920 годах вчистую проиграли войну собственному народу, несмотря на тысячи пушек, танков и аэропланов от Антанты. Наконец, оказавшись в эмиграции, десятки тысяч офицеров лезли по миру во все большие и малые драки – в Финляндии, Албании, Испании, Южной Америке, Китае и т.д. Да, тысячи из них проявили храбрость и были награждены. Но кому дали командовать не то что дивизией, а хотя бы полком? Или там тоже злодеи-большевики мешали?

А ведь в истории Западной Европы чуть ли не четверть знаменитых полководцев были эмигрантами. В России около половины фельдмаршалов были эмигрантами, вспомним хотя бы Миниха, Барклая де Толли и др.

Кто начнет спорить, завалю примерами. Почему на полях Маньчжурии не было пулеметных тачанок? Пулеметы максим состояли на вооружении уже 30 лет, самих тачанок – пруд пруди. А чтобы совместить их, нужна была свежая голова, пусть даже пьяного махновца. Почему береговые и корабельные пушки в 1895–1912 годах имели угол возвышения 10–15 градусов и стреляли по таблицам стрельбы на 6 км, а теоретически на – 10 км. А вот злодеи-большевики, придя к власти, сразу задрали стволы на 45–50 градусов и теми же снарядами стали стрелять на 26 км.

А каков был моральный дух солдат? Им просто не за что было воевать! Царь и тем более царица – этнические немцы. За 20 последних лет они суммарно провели не менее двух лет в Германии у родственников. Родной брат императрицы генерал Эрнст Гессенский – один из руководителей германского Генштаба.

Русские люди отзывчивы на чужую боль, и пропаганда помощи братьям славянам в первые недели войны имела успех. Но вот в октябре 1915 года Болгария объявила войну России, точнее, как было заявлено, «клике Распутина».

Русские солдаты прекрасно понимали, что Вильгельм II и не собирался захватывать Рязань и Вологду, а судьба окраин типа Финляндии или Польши мало заботила рабочих и крестьян. Да что говорить о крестьянах, если сам царь и его министры не знали, что делать с Польшей и Галицией даже в случае успешного окончания войны.

На русские окопы германские аэропланы сбрасывали листовки с карикатурами – кайзер меряет сантиметром огромный 800-килограммовый снаряд, а Николай II в той же позе измеряет член Распутина. Вся армия знала о похождениях «старца». И если 42-сантиметровые мортиры немцы применяли только на самых важных участках фронта, то уж воронки от 21-сантиметровых видели почти все наши солдаты.

Раненые, вернувшиеся в строй, земгусары и медсестры рассказывали солдатам, как на полную катушку господа гуляли в ресторанах Москвы и Петрограда.

Массовые расправы матросов Балтийского флота над офицерами начались не в октябре 1917 года, а в день отречения императора Николая II. Кронштадт и Балтийский флот уже в апреле 1917 года вышли из-под контроля центральных властей. А в целом русская армия стала небоеспособной к лету 1917 года. К этому времени вся Центральная Россия была освещена заревом пожаров дворянских усадеб, а помещичья земля экспроприирована. Тем же летом 1917-го началось формирование национальных частей в Финляндии, в Прибалтике, на Украине и на Кавказе. Понятно, что национальные части собирались воевать не с немцами – какая уж тут могла быть победа!

ТАК КТО ЖЕ ВНЕДРИЛ ПРОДРАЗВЕРСТКУ

Во всех книгах начальника ГАУ Алексея Маниковского и его зама Евгения Барсукова, знаменитого оружейника Федорова признавалось, что по стоимости фугасные снаряды и шрапнель одного и того же калибра, выпускаемые частными и казенными заводами, различались в полтора или два раза.

Средняя величина прибыли частных промышленных предприятий в 1915 году по сравнению с 1913 годом выросла на 88%, а в 1916 году – на 197%, то есть почти в два раза. Однако промышленное производство, включая оборонные заводы, в 1916 году начало падать. За первые 7 месяцев 1916 года перевозка грузов по железной дороге составила 48,1% от необходимой.

В 1915–1916 годы резко обострился вопрос с продовольствием. До 1914 года Россия была вторым после США экспортером зерна, а Германия – главным в мире импортером продовольствия. Но германский «Михель» до ноября 1918 года исправно кормил армию и страну, зачастую отдавая до 90% произведенной сельскохозяйственной продукции. А русский мужик не захотел. Уже в 1915 году из-за инфляции рубля и сужения потока товаров из города крестьяне начали прятать зерно «до лучших времен». Действительно, какой смысл отдавать зерно по строго фиксированным ценам за «деревянные» рубли (в годы Первой мировой войны рубль потерял свое золотое содержание), на которые практически нечего было купить? Между тем, если зерно умело хранить, то его хозяйственная ценность сохраняется в течение 6 лет, а технологическая – 10–20 и более лет, то есть в течение 6 лет большая часть высеянного зерна прорастет, а в пищу его можно употреблять и через 20 лет.

Наконец, зерно можно пустить на самогон или на корм скоту и птице. А с другой стороны, без хлеба не могут существовать ни армия, ни промышленность, ни население крупных городов. В результате того, как указывают отечественные историки, что «около миллиарда пудов хлебных запасов не могло быть переброшено в районы потребления», министр земледелия Риттих осенью 1916 года «решился даже на крайнюю меру: объявил принудительную разверстку хлеба». Однако к 1917 году удалось практически разверстать только 4 млн пудов. Для сравнения, большевики по продразверстке собирали в год 160–180 млн пудов.

Михаил Покровский в сборнике статей «Империалистическая война», вышедшем в 1934 году, приводил такие данные: «В зимний сезон Москве нужно ежедневно 475 тыс. пудов дров, 100 тыс. пудов каменного угля, 100 тыс. пудов нефтяных остатков и 15 тыс. пудов торфа. Между тем в январе до начала морозов привозилось в Москву ежедневно в среднем по 430 тыс. пудов дров, 60 тыс. пудов каменного угля и 75 тыс. пудов нефти, так что недовоз в переводе на дрова составлял ежедневно 220 тыс. пудов; с 17 января прибытие дров в Москву упало до 300–400 вагонов в день, то есть до половины нормы, установленной порайонным комитетом, а нефти и каменного угля почти совсем не поступало. Запасы топлива к зиме на фабриках и заводах в Москве были заготовлены примерно на двухмесячную потребность, но из-за недовоза, начавшегося еще в ноябре, эти запасы свелись на нет. Вследствие недостатка топлива многие предприятия, даже работающие на оборону, уже остановились или скоро остановятся. Дома с центральным отоплением имеют топлива в размере всего 50%, а дровяные склады пусты… газовое освещение улиц совершенно прекратилось».

А вот что указано в многотомнике «История Гражданской войны в СССР», изданном в 1930-е годы: «Через два года после начала войны добыча угля в Донбассе с трудом держалась на довоенном уровне, несмотря на увеличение рабочих с 168 тыс. в 1913 году до 235 тыс. в 1916 году. До войны месячная добыча на одного рабочего в Донбассе составляла 12,2 тонны, в 1915/16 году – 11,3, а зимой 1916 года – 9,26 тонны».

РАСТРАНЖИРИЛИ ЗОЛОТОЙ ЗАПАС

С началом войны российские военные агенты (так тогда называли военных атташе), генералы и адмиралы кинулись по всему свету покупать оружие. Из закупленной техники около 70% артсистем были устаревшими и годились разве что для музеев, зато только Англии и Японии Россия за этот хлам уплатила 505,3 т золота, то есть около 646 млн руб. Всего же было вывезено золота на 1051 млн золотых рублей. После Февральской революции свою лепту в вывоз золота за рубеж внесло и Временное правительство: буквально накануне Октябрьской революции оно отправило партию золота в Швецию для закупки оружия на сумму 4,85 млн золотых рублей, то есть около 3,8 т металла.

Могла ли в таком состоянии Россия выиграть войну? Давайте пофантазируем и уберем с политической сцены масонов, либералов и большевиков. Ну и что было бы с Россией в 1917–1918 годах? Вместо масонского переворота в 1917-м или в 1918 году возник бы страшный русский бунт.

Самое удивительное, что все цифры, мною приведенные, публиковались в военной литературе уже почти 100 лет. Причем изменений практически не вносилось, и никому не приходило в голову оспаривать эти цифры.

Но попробуйте предъявить материалы Е. Трифонову или Н. Поклонской. Не будут они их читать. Если факты противоречат их фантазиям, тем хуже для самих фактов. Кому-то очень надо, чтобы весь земной шар вошел в туманность кривых зеркал.

Дети гибнут под бомбами, сброшенными с русских самолетов в Алеппо, и неуязвимы для американских бомб в Мосуле.

Теория «украденной победы» разжигает у людей обиду и ненависть и призывает к мщению. Помните рассуждения махновца в фильме «Служили два товарища»:

– Большевики революцию продалы.

– Да кому они продали?

– Кому она потрибна була, тому и продалы.

Детали сделки никого не интересуют. Главное налицо: факт продажи и партийность продавца. А тут выяснилось, что они, злодеи, еще и победу украли у русского народа и немедленно продали, кому она была «потрибна»!



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Олег Крестьянов 12:10 03.02.2017

Блестящая статья. А сейчас всё повторяется. Повторенье - мать ученья. Но это будет концом страны.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Порошенко требует разместить миротворцев на границе с Россией

Порошенко требует разместить миротворцев на границе с Россией

Татьяна Ивженко

ДНР и ЛНР в ответ объявят голубые каски оккупантами

1
1427
Весь тираж учебного пособия об истории и географии ХМАО, выпущенный с неточностями, отпечатают заново

Весь тираж учебного пособия об истории и географии ХМАО, выпущенный с неточностями, отпечатают заново

 

0
330
Обезьяна на балконе

Обезьяна на балконе

Ирина Акимушкина

Про ушлый Гибралтар, авеню на взлетной полосе и бесконечные тоннели

0
568
Плодовитый трудоголик Алексей Н. Толстой

Плодовитый трудоголик Алексей Н. Толстой

Игорь Клех

«Хождение по мукам» как кривое зеркало русской революции

0
516

Другие новости

24smi.org
Загрузка...