3
4943
Газета История Интернет-версия

10.02.2017 00:01:00

Февраль 1917 года в провинции

Заскорузлые штампы и примитивные мифы мешают знать правду о революциях

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: история, февральская революция, кронштадт, тверь, непенин, аврора, скобелев, керенский


история, февральская революция, кронштадт, тверь, непенин, аврора, скобелев, керенский Митинг на Якорной площади по случаю провозглашения «Кронштадтской республики». Фото 1917 года

Революции 1917 года породили десятки мифов, большинство из которых дожили до 100-летию. Мы их наблюдаем в выступлениях политических деятелей, на страницах школьных и университетских учебников. Наиболее лживыми являются мифы о бескровной Февральской революции, о демократическом Временном правительстве, которое на германские деньги было свергнуто большевиками, миф об «украденной победе» – то есть большевики спасли Германию от разгрома и т.д. Практически все наши интерпретаторы истории сводят период российской жизни между февралем и октябрем 1917-го к событиям в Петрограде. Там относительно сильна была власть Временного правительства и имела место постоянная конфронтация между оным кабинетом министров и Советами, не было ни националистов, ни сепаратистов. Однако большая часть территории бывшей Российской империи весьма слабо контролировались Временным правительством, а какие-то территории, и в первую очередь окраины, были фактически независимы от центральной власти.

А давайте посмотрим, что происходило в провинции. С учетом объема данной публикации я рассмотрю лишь два примера: нетипичный – Кронштадт и типичный – Тверскую губернию.

ОФИЦЕРОВ УБИВАЛИ СРАЗУ

3 (16) марта 1917 года, то есть на следующий день после отречения Николая II, на рейде Гельсингфорса на линкоре «Андрей Первозванный» матросы потребовали спустить Андреевский флаг и поднять красный. Вахтенный лейтенант Геннадий Бубнов отказался и был поднят на штыки. Это послужило сигналом для расправы над офицерами. На трапе «Андрея Первозванного» был застрелен и сам начальник 2-й бригады линкоров адмирал А.К. Небольсин. Были убиты также главный командир Кронштадтского порта адмирал Р.Н. Вирен, начальник штаба Кронштадтского порта адмирал А.Г. Бутаков; 4 марта  – командующий Балтийским флотом адмирал А.И. Непенин; следом за ними комендант Свеаборгской крепости генерал-лейтенант по флоту В.Н. Протопопов, командиры 1-го и 2-го Кронштадтских флотских экипажей Н. Стронский и А. Гирс, командир линейного корабля «Император Александр II» капитан 1 ранга Н. Повалишин, командир крейсера «Аврора» капитан 1 ранга М.  Никольский и многие другие морские и сухопутные офицеры.

К 15 марта Балтийский флот потерял 120 офицеров, из которых 76 было убито (в Гельсингфорсе  – 45, в Кронштадте  – 24, в Ревеле  – 5 и в Петрограде  – 2). В Кронштадте, кроме того, было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона. Четыре офицера покончили жизнь самоубийством, и 11 пропали без вести. Более 600 офицеров подверглись нападению. Для сравнения: все флоты и флотилии России потеряли с начала Первой мировой войны 245 офицеров.

В Гельсингфорсе было арестовано около 50 офицеров и в Кронштадте около 300. Ряд офицеров, спасаясь от самосудов, сами пожелали быть арестованными. В Гельсингфорсе большая часть офицеров была выпущена в первые же дни после событий. Но остальные, около 20 человек, в основном причастные к подавлению Свеаборгского восстания 1906 года, находились в тюрьме, по крайней мере, еще в июле 1917 года. В Кронштадте в конце мая под арестом продолжали находиться 180 человек. Временное правительство пыталось перевести их в Петроград отдельными группами. «Но, – как жаловался министр юстиции П.Н. Переверзев на съезде офицерских депутатов 25 мая, – каждый раз собирались огромные толпы, требовавшие, чтобы ни один офицер не был вывезен из Кронштадта… И, считаясь с непримиримым настроением в Кронштадте, мы не прибегали к решительным мерам, чтобы не вызвать насилий над заключенными офицерами».

Нынешние либералы и монархисты все убийства офицеров валят на большевиков. Ну а на кого же еще? И со временем по формуле доктора Геббельса, ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой. Но вот доказательств участия большевиков в мартовских убийствах или даже непосредственного подстрекательства ими матросов никто привести не может. Кстати, современники, очевидцы убийств, даже не упоминают о большевиках.

А вот связь с масонами из Временного правительства, несомненно, была. Рассказ о них – тема отдельной работы. Я же приведу малоизвестные детали убийства адмирала Адриана Ивановича Непенина.

ЧТО ТВОРИЛОСЬ В КРОНШТАДТЕ

С началом волнений в Петрограде начальник минной обороны Балтийского моря вице-адмирал Андрей Семенович Максимов начал агитацию за избрание себя, дорогого, командующим флотом. В этом Максимову помогали его флаг-офицер старший лейтенант К.Е. Василевский и все писари штаба.

Подручники Максимова собрали на улице Гельсингфорса небольшой митинг моряков, «избравших» нового комфлота. А затем Максимов и его главные помощники капитан 2 ранга Л. Муравьев и старший лейтенант К. Василевский, увешанные красными бантами и лентами, сели в автомобиль, который буквально облепили вооруженные матросы, тоже увешанные красными бантами. Максимов отправился на штабной корабль «Кречет», чтобы объявить адмиралу Непенину о своем избрании. Но тот ему твердо заявил, что никаких выборов не признает, что он и флот подчинились Временному правительству, и кому оно укажет, тому он и сдаст командование.

Максимов уехал, но все равно поднял на автомобиле значок командующего флотом. Вскоре он объявился на Вокзальной площади. А тем временем был убит адмирал Непенин, и таким образом, командование флотом уже фактически перешло к нему как к старшему. Так адмирал Максимов стал командующим флотом. Риторический вопрос: мог ли вице-адмирал действовать сам по себе, не заручившись поддержкой петроградских масонов?

Какова же дальнейшая судьба Максимова? В должности комфлота он остается до 2 июня 1917 года и спокойно взирает на массовые убийства офицеров и полный развал флота. Ну а в сентябре 1917 года Максимов – начальник Морского штаба Верховного главнокомандующего.

Уже 2 марта 1917 года Временное правительство издало приказ № 169 о назначении члена Государственной думы Виктора Николаевича Пепеляева командиром порта и города Кронштадт и комиссаром Временного правительства. 3 марта 1917 года Пепеляев прибыл в Кронштадт. В тот же день состоялось гарнизонное собрание, избравшее исполнительный орган, получивший название «Совет десяти». Председателем его стал правительственный комиссар Пепеляев. Гарнизонное собрание постановило, чтобы каждая воинская часть послала по два депутата в Совет военных депутатов.

На следующий день, 4 марта, были избраны депутаты в Совет рабочих депутатов, а 5 марта в здании Коммерческого собрания состоялось первое заседание, на котором были избраны: председатель – рабочий Ф.П. Серов и Исполнительный комитет в составе 10 человек. А 8 марта в исполком доизбрали еще 8 человек.

15 марта на заседании Совета военных депутатов комендантом Кронштадтской крепости избрали генерала Н.В. Герасимова, а начальником Морских Сил – старшего лейтенанта Петра Николаевича Ламанова.

10 марта Временное правительство предложило Кронштадтскому гарнизону и судам присягнуть ему в верности. Ответ Кронштадтского Совета был таков: «Свободному народу присягать не нужно. Не народ должен дать присягу верности Временному правительству, а Временное правительство народу».

13 (26) марта между комиссаром Временного правительства Пепеляевым и Советом возник конфликт из-за кандидатуры на должность начальника Кронштадтской милиции. В итоге Пепеляев сложил с себя полномочия. По некоторым данным он даже был арестован матросами.

За неимением иных возможностей Временное правительство приступило к массированной идеологической атаке на крепость. 18 марта в Кронштадт прибыл товарищ председателя Петроградского Совета, член Государственной думы меньшевик М.И. Скобелев.

Ну а 18 марта из Ораниенбаума по льду прикатил автомобильный кортеж самого Керенского. Он заявился прямо в Совет (бывший Морской клуб) и начал чего-то орать в форточку собравшейся толпе. Ну а затем отправился на митинг в Манеж.

Там Керенский с эмоциями рассказал о значении Февральской революции, затем о борьбе русского народа с самодержавием. В завершение призвал собравшихся оказать поддержку Временному правительству.

Член исполкома Совета большевик Семен Рошаль приветствовал Керенского только как товарища председателя Петросовета, а не как министра Временного правительства.

В ответ Керенский в слезах кинулся обнимать Рошаля. На этом представление закончилось.

5 апреля в Кронштадт прибыл командующий Петроградским военным округом генерал Л.Г. Корнилов с сербским генералом Поповичем. Генералы-золотопогонники раздражали матросов, и на Якорную площадь слушать Корнилова собралось лишь несколько десятков человек. Замечу, что в Москве и других городах появление Корнилова вызывало бурю восторгов у толпы обывателей, особенно дамского пола.

16 (29) мая Кронштадтский Совет принял Постановление, где говорилось: «По делам государственного порядка вступаем в непосредственные отношения с Советом рабочих и солдатских депутатов города Петрограда».

Фактически это означало, что Кронштадтский Совет является единственной властью в городе и крепости. Временное правительство считало положение в Кронштадте «угрожающим и совершенно недопустимым».

ПОБЕДА БЫЛА УКРАДЕНА БЕЗ УЧАСТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ

Любопытно, что создание «Кронштадтской республики» сильно разозлило и… Ленина. Заместитель председателя Кронштадтского Совета Федор Раскольников вспоминал:

«– Что у вас тут произошло? В чем дело? Что означает создание Кронштадтской республики?.. ЦК не понимает и не одобряет вашей политики. Вам обоим придется поехать в Питер для объяснения с Ильичом, – объявил Федоров (кронштадтский большевик) мне и С. Рошалю.

Посоветовавшись, мы пришли к выводу, что Семену Рошалю необходимо остаться в Кронштадте, а в Питер поеду я.

Быстроходный катер доставил меня вместе с Г. Федоровым к Николаевской набережной, и через некоторое время мы уже стучались в дверь редакционного кабинета «Правды», помещавшейся тогда на Мойке.

– Войдите, – послышался хорошо знакомый отчетливый голос Ильича.

Мы отворили дверь. В.И. Ленин сидел, вплотную прижавшись к письменному столу и низко наклонив над бумагой голову. Нервным почерком бегло писал очередную статью для «Правды».

Глава Временного правительства Александр Керенский (в авто – слева) и назначенный им командир порта  и города Кронштадта Виктор Пепеляев. 	Фото 1917 года
Глава Временного правительства Александр Керенский (в авто – слева) и назначенный им командир порта  и города Кронштадта Виктор Пепеляев. Фото 1917 года

Закончив писать, он положил ручку в сторону и бросил на меня сумрачный взгляд исподлобья.

– Что вы там такое наделали? Разве можно совершать такие поступки, не посоветовавшись с Цека? Это нарушение элементарной партийной дисциплины. Вот за такие вещи мы будем расстреливать...

Я начал с объяснения, что резолюция о переходе власти в руки Кронштадтского Совета была принята по инициативе беспартийных.

– Так нужно было их высмеять, – перебил меня Ленин. – Нужно было им доказать, что декларирование Советской власти в одном Кронштадте, сепаратно от всей остальной России, это утопия, это явный абсурд.

Я указал, что в момент решения данного вопроса руководителей большевистской фракции не было в Совете. Потом детально описал Ильичу, что, по существу, в Кронштадте положение все время было таково, что всей полнотой власти обладал местный Совет, а представитель Временного правительства, комиссар Пепеляев, не играл абсолютно никакой роли. Таким образом, решение Кронштадтского Совета только оформляло и закрепляло реально создавшееся положение».

23 мая в Кронштадт без всякого предупреждения прибыли министр почт и телеграфа И.Г. Церетели и министр труда М.И. Скобелев. На экстренном заседании исполкома, созванном по поводу их приезда, Церетели заявил, что он и Скобелев командированы Временным правительством со специальным поручением добиться определенного соглашения с Кронштадтским Советом.

Переговоры в Исполкоме длились всю ночь. Результатом стала большая резолюция – несколько страниц пустой болтовни, а суть: «Относительно комиссара Временного правительства было решено, что он не будет назначаться из Петрограда,  а должен выбираться Кронштадтским Советом и утверждаться Временным правительством».

Ну а арестованных офицеров Временному правительству кронштадтцы так и не отдали.

В конце концов комиссаром Временного правительства стал компромиссный кандидат – педагог Парчевекий. Он беспрекословно выполнял все указания Кронштадтского Совета. Я попробовал найти какие-либо данные о личности Парчевекого, но безуспешно.

Итак, в 1917 году «Кронштадтская республика» управлялась беспартийными «клешниками». Говорить о контроле большевиков над Кронштадтом в 1917 году – большая натяжка. Хотя после октября 1917-го их влияние существенно возросло.

Вот характерный пример. 1 мая того тревожного года собрание личного состава форта «Красная Горка» постановило: «Тактика Ленина у нас сочувствия не вызывает, и борьбу с германским империализмом мы прекращать не собираемся». Дело в том, что форт «Красная Горка» находился в глубочайшем тылу. Его орудия никогда не стреляли по немцам, и не будут стрелять в дальнейшем. Сидел гарнизон «Красной Горки» в теплых казармах, получал хороший паек и был готов «продолжать борьбу с германским империализмом» еще много лет.

Аналогично, когда матросы на собраниях решали, идти ли драться с немцами в Ирбенском проливе, то мнения разделились: на линкорах и крейсерах все были «за», а на эсминцах, канонерских лодках, тральщиках и прочих малых судах – «против». Решение определялось не партийной принадлежностью, а осадкой кораблей. У кого осадка не позволяла проходить пролив, те были, естественно, «за», а на судах с малой осадкой матросы единогласно голосовали против.

Можно ли считать такой флот боеспособным? Как видим, «победа» была украдена еще весной 1917 года, и большевики тут не при чем.

Ну а до октября 1917 года Кронштадт представлял собой некое подобие Запорожской сечи с матросской вольницей вместо незалежного казачества. Проще говоря, Кронштадт был независимой от Временного правительства и Петроградского совета территорией.

РАЗГУЛ НАСИЛИЯ В ТИХОЙ ПРОВИНЦИИ

А что происходило в остальных частях бывшей Российской империи? Возьмем для примера захолустье – Тверскую губернию. Там до февраля 1917 года все было тихо и благообразно. 28 февраля тверская армейская радиостанция приняла телеграмму о беспорядках в Петрограде. А уже на следующий день в гарнизоне Твери, насчитывавшем свыше 20 тыс. человек, началось брожение. 2 марта несколько десятков рабочих с красными знаменами двинулись в казарму на Желчаковом поле. Командир 196-го пехотного запасного полка генерал-майор Рутковский попытался их остановить, но был тяжело ранен солдатами.

В Твери кадеты и земцы оперативно создали местный орган власти, подчинявшийся Временному правительству – Комитет общественный безопасности. Разместился он в Городской думе. Увы, реальной власти Комитет не имел. Уже 2 марта в городе начались убийства. Так, например, молодой прапорщик, потребовавший от солдат отдать ему честь, был зверски избит, а потом выброшен с третьего этажа здания на мостовую.

Комитет отправил группу солдат арестовать губернатора Н.Г. Бюнтинга. Его вывели на улицу и стали осыпать оскорблениями. «Что я вам сделал дурного?» – пытался защититься губернатор. «А что ты нам сделал хорошего?» – ответила какая-то баба. И вот «за бездеятельность» Бюнтинга забили до смерти, а обезображенный труп выволокли и бросили на площади.

Члены Комитета – кадет адвокат А.А. Червен-Водали, член IV Государственной думы, и подполковник Г.В. Полковников – пытались защитить губернатора, но были жестоко избиты солдатами. Позже их обоих расстреляли большевики. Замечу, что вице-губернатор и ряд других чиновников, узнав о событиях в Петрограде, бежали из Твери.

Практически во всей Тверской губернии революционные события февраля-марта 1917 года сопровождались ростом насилия, жестокости, хулиганства, преступности. Источником анархии, как правило, выступали солдаты.

Так, 1–2 марта ситуация в Твери была неконтролируемой. Действия неорганизованных толп солдат и рабочих сопровождались погромами и насилиями. Солдаты разграбили дом тверского губернатора Н.Г. фон Бюнтинга, разгромили тверскую тюрьму и освободили заключенных. Арестанты, переодетые в форму офицеров, солдат, студентов, гимназистов, грабили население, издевались над всеми, кого считали «господами».

Нижние чины 57-го, 196-го и 232-го пехотных запасных полков разграбили пекарню Морозовской фабрики. На предприятиях солдаты разоружали караульных, охранявших находящихся на работах германских и австрийских военнопленных.

Солдаты Торжокского гарнизона потребовали, чтобы военные власти отпустили находящихся в штрафных ротах и на гауптвахте. После выполнения этого требования они разгромили городскую тюрьму, из которой были выпущены все уголовники.

В Бежецке толпы солдат разгромили тюрьму, а в Вышнем Волочке – полицейское управление и уездную земскую управу.

В первой половине марта 1917 года в Тверской губернии появилось свыше трех тысяч дезертиров. 14 марта генерал-лейтенант Пыхачев в телеграмме указывал, что «освобожденные от ответственности дезертиры вместо того, чтобы вернуться к своим частям, позволяют себе нападать на мирное население и терроризировать его».

Член Московского Совета солдатских депутатов Шишилин, посетив Тверской гарнизон в качестве инструктора в апреле 1917 года, пришел к выводу, что «среди солдат сознательных мало».

В июне 1917 года Временное правительство начало подготовку наступления на фронте. 5 июня Керенский подписал приказ об отправке из тыловых гарнизонов запасных полков в полном составе. Однако большинство солдат из запасных полков ехать на фронт не пожелали. В связи с этим еще 29 апреля князь С.В. Кудашев представил военному министру А.И. Гучкову докладную записку с планом создания ударных частей из числа добровольцев. Им было положено большое жалованье и пенсии семьям. Позже новый военный министр Александр Керенский ухватился за эту идею. 13 июня вышел приказ № 439 Верховного главнокомандующего о формировании революционных батальонов из волонтеров тыла «с целью поднятия революционного воодушевления и наступательного порыва в армии».

Кто-то из солдат поверил болтовне Керенского, утверждавшего, что немцы не смогут устоять перед «революционными батальонами» и бросятся наутек. Кто-то прельстился деньгами. В итоге в Тверской губернии несколько сот человек записались в оные батальоны.

Так в Твери началось формирование «батальона смерти». Его целью провозглашалось «вести агитацию в тылу и на фронте в пользу наступления и, сформировавшись, отправиться на фронт».

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НАЧАЛАСЬ УЖЕ В МАРТЕ

Чтобы сохранить власть Временного правительства, Керенский начал действовать по принципу «разделяй и властвуй». Он приказал начать формирование «национальных частей» – польских, чехословацких, украинских и т.д., которые, по его мнению, должны были подавлять революционное движение. Александр Федорович оказался прав – именно национальные части стали зачинщиками гражданской войны в России.

Так, в Твери тоже приступили к созданию «иностранного легиона» Керенского. В 27-й пехотной запасной бригаде, в которой служило около пяти тысяч солдат, мобилизованных в юго-восточных губерниях, был сформирован Украинский национальный полк. Украинская «рота смерти» была сформирована в 293-м пехотном запасном полку.

Однако планы Керенского начать большое наступление вызвали гнев и возмущение большинства солдат гарнизонов Тверской губернии. Этими настроениями была охвачена солдатская масса, вышедшая на демонстрацию в Твери 18 июня. В ходе нее солдат бросился на офицера 196-го пехотного запасного полка, который нес флаг с надписью «Доверие Временному правительству под контролем Советов». Солдат был убит. Затем были убиты несколько офицеров.

Солдаты, не желавшие записываться в «ударные части», занялись разбоем. В июне 1917 года самочинные обыски и аресты, избиения офицеров, разгромы винных складов стали нормой в гарнизонах Твери и Ржева.

Не отставали от солдат и крестьяне. Уже в марте-апреле горели усадьбы и делилась земля. Любопытен случай выступления крестьян четырех деревень Первитинской волости Тверского уезда против помещиков Хвостовых. 7 апреля сход из 200 крестьян отправил петицию в уездный Временный исполнительный комитет с просьбой «выслать помещиков из пределов волости за приверженность к крепостным порядкам и преступление перед революцией».

Отряды солдат, направляемые Временным правительством в города для поддержания порядка, сами становились источником бесчинств и погромов. К примеру, присланный в Бежецк из Твери отряд солдат 196-го пехотного запасного полка отказался поддерживать порядок в городе, разграбил библиотеку городского училища, выпил весь денатурат, предназначенный для физических опытов.

Командир отряда прапорщик Никольский заявил, что «никого знать не хочет, никаких военных министров Керенских не признает, что у него есть своя Тверская республика, где он поступает, как ему хочется».

Не лучше было и в других губерниях. Однако мудрые советские, а сейчас ставшие антисоветскими профессора-историки по-прежнему долдонят о мирной бескровной Февральской революции, об «утерянной победе», о том, что Гражданская война началась летом 1918 года и т.д.

В феврале–октябре 1917 года в Петрограде было Временное правительство, но централизованного государства фактически не существовало. Ближайший аналог России в феврале–октябре – гетманское правление в Малороссии во второй половине XVII века. В Батурине сидел гетман, а в Миргороде, Белой Церкви власть принадлежала полковникам (полевым командирам), в Сечи – казакам-горлопанам, ну а стольный град Киев был сам по себе и управлялся горожанами и митрополитом. Зато гетман, надув щеки, вел переговоры от имени всей Малороссии с Москвой, Варшавой и Константинополем.

По моему мнению, Гражданская война началась в марте 1917 года. И в ходе нее в России к октябрю 1917-го были убиты многие десятки тысяч людей, сожжено не менее 90% дворянских усадеб, а почти все помещичьи земли поделены. Временное правительство никогда полностью не контролировало центральные губернии России, а окраины вообще не подчинялись Петрограду.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(3)


retrograd retrograd 13:43 10.02.2017

Всё правильно. Гражданская война в России началась уже в марте 1917-го ... И начало ей положили отнюдь не большевики, а "верноподданные" - генералы и "думцы", скинувшие своего бездарного, но законного монарха и Верховного главнокомандующего. Причём, во время войны ...

retrograd retrograd 13:52 10.02.2017

Но то, что описано в статье - события в Кронштадте, Твери и пр. "окраинах", это не столько "гражданская война", сколько БЕСПОРЯДКИ и АНАРХИЯ, ЛЮБУЮ гражданскую войну сопровождающие. А сама гражданская война, сразу же за совершением "верноподанными" помянутого госпереворота, проявлялась в форме ПОЛИТИЧЕСКОГО ДВОЕВЛАСТИЯ - противостояния ПРОантантовских "временных" и весьма разнородных по "настроениям" Советов ...

retrograd retrograd 14:01 10.02.2017

И ЗАСЛУГА большевиков состоит в том, что они сначала овладели "ключевыми" по влиянию на жизнь страны Советами - Питерским и Московским. А затем, дали пинка "временным", прекратив НЕНУЖНУЮ НАРОДУ России войну за интересы антанты (Декрет о мире). И, начав в 1918-м году НЕОБХОДИМУЮ для НАРОДА России войну против антантовских интервентов и их российских (колчаки, деникины, врангели, юденичи) и "окраинных" (сепаратисты) марионеток. За интересы НАРОДА России и сохранение российской государственности.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


День в истории 24 марта

День в истории 24 марта

Петр Спивак

0
1319
Стрелецкая стража Кремля

Стрелецкая стража Кремля

Максим Ветров

Владимир Газетов

Новое время потребовало создания в России армии нового образца

0
2450
Стратегическая ошибка царя

Стратегическая ошибка царя

Александр Широкорад

В 1914 году Россия ввязалась в совершенно ненужную ей войну

1
3832
День в истории 23 марта

День в истории 23 марта

Петр Спивак

0
1278

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости