0
2362
Газета История Интернет-версия

26.05.2017 00:01:00

Помнить, нельзя забыть

Вирус исторического беспамятства можно излечить только исторической правдой

Виктор Медведев

Об авторе: Виктор Александрович Медведев – капитан 2 ранга в отставке, ветеран ВМФ СССР.

Тэги: история, великая отечественная война, крым, севастополь, черноморский флот


история, великая отечественная война, крым, севастополь, черноморский флот Мемориал 54-й батареи. Фото с сайта www.wikimapia.org

В истории Великой Отечественной войны есть сражения и битвы, оказавшие существенное влияние на ход событий на всем советско-германском фронте. Одно из таких сражений – 250-дневная оборона Севастополя.

Более чем на восемь месяцев целая армия захватчиков – 10 пехотных, горнострелковых дивизий, артиллерийские бригады и полки с тяжелыми орудиями при мощнейшей авиационной поддержке 8-го авиационного корпуса люфтваффе – была скована под этим прославленным городом и не смогла принять участия в наступлении группы армий «Юг» на Сталинградском направлении (операция «Блау»).

ЕСЛИ УВЕРЕНЫ – ОТКРЫВАЙТЕ ОГОНЬ

30 октября 1941 года – официальная дата начала второй обороны города, как было отмечено в приказе командующего Черноморским флотом вице-адмирала Филиппа Октябрьского, с первого выстрела батареи Ивана Заики по врагу. В этот день в 16.35 батарея № 54 Береговой обороны Главной военно-морской базы Черноморского флота (БО ГВМБ ЧФ), находившаяся в 40 км от города, в районе д. Николаевка, открыла огонь по передовым частям 11-й германской армии генерала Манштейна, подходившим к Севастополю.

В 16.10 корректировочный пост батареи у с. Ивановка, возглавляемый лейтенантом С.И. Яковлевым, доложил о появлении автоколонны противника. Это был разведывательный батальон 6-й румынской кавалерийской моторизованной бригады.

Двадцать минут потребовалось командиру батареи Ивану Ивановичу Заике, чтобы убедить командира дивизиона майора Константина Радовского, что по дороге движутся не наши, а вражеские части. Наконец в трубке прозвучало: «Если вы так уверены, открывайте огонь, но если это наши войска – пойдете под трибунал!» Через пять минут прозвучал первый пристрелочный выстрел.

Так начиналась великая 250-дневная битва за наш город.

БАТАРЕЯ ВЕДЕТ ОГОНЬ

С началом войны оказалось, что Севастополь абсолютно не готов к «обороне с суши». До войны предполагалось, что враг будет нападать только с моря и с воздуха, а если воевать, то «на чужой территории и малой кровью». Только в июле 1941 года стали создаваться рубежи обороны вокруг города. Тогда же и был назначен командиром 54-й береговой батареи 23-летний лейтенант Заика Иван Иванович, выпускник Севастопольского УБО им. ЛКСМУ. Военком батареи – политрук С.П. Муляр. Задача батареи – противодействие высадки десанта противника.

В реальности батареи еще не было. Были четыре устаревшие 102-мм пушки Б-2, списанные с крейсера «Красный Кавказ», почти три года ждавшие утилизации в артзаводе, и место, где нужно было создать укрепления и установить новую батарею. Расчет батареи составлял 127 человек, к работам пришлось привлечь местное население. Орудия установили в открытых деревоземляных двориках в 80 м друг от друга. Успели оборудовать два погреба для боезапаса, полуподземный кубрик и землянку – камбуз. Пушки были хорошо замаскированы, а в стороне соорудили ложную батарею.

Так как батареи не было на довоенных картах и немцы о ней не знали, то артналет на передовое моторизованное соединение противника (бригада Циглера) оказался неожиданным, ошеломляюще внезапным.

Первыми под удар попали моторизованные румынские части, входившие в бригаду. За 10 минут батарея выпустила 62 снаряда. Румынский ветеран из бригады Циглера А. Думитреску вспоминал: «…Я ехал, лежа на полу штабного автобуса, положив под голову телефонный аппарат, и дремал. Спать не мог, очень хотелось есть. В последнее время мы сильно недосыпали, были в постоянном движении, а кормили нас все хуже… (После прорыва Ишуньских позиций 28 октября Манштейн собрал все механизированные части – от разведподразделений до самоходных противотанковых и зенитных батарей – в специально сформированную мобильную группу во главе с начальником штаба 42-го армейского корпуса полковником Циглером, включая диверсионное подразделение – 6-ю роту полка «Бранденбург 800» и около 100 мотоциклов с пулеметами на колясках, и бросил вперед с задачей опередить и отрезать пути отхода отступающей Приморской армии и попытаться захватить Севастополь с ходу. – В.М.) …русский обстрел стал для нас полной неожиданностью. Тяжелые снаряды рвались прямо на дороге и впереди, и сзади нас. Автобус сильно тряхнуло и сбросило с колеи. Я не помню, как выскочил наружу и побежал к камышам у дороги. Опомнился, только когда обстрел закончился. В руке у меня была зачем-то зажата оборванная телефонная трубка. Я стоял в небольшом болотце, и за отвороты сапог мне заливалась вода…»

Этому вояке повезло, он отделался сильным испугом, но выжил.

Через два часа 2-й батальон 10-го румынского полка – рошиоры (элитные кавалерийские части. – В.М.), двигавшиеся по той же дороге, также попали под губительный огонь батареи. По ним было выпущено 20 снарядов.

Остальные части моторизованной колонны свернули на проселочную дорогу, в обход батареи, пытаясь выйти к станции Альма (Почтовое), чтобы перерезать Симферопольское шоссе и железную дорогу.

Но и здесь на них посыпались снаряды. Это бронепоезд «Войковец» (командир – майор С.П. Баранов), прорываясь от станции Сарабуз (Остряково) на Севастополь, задержался на станции Альма (Почтовое) для ремонта путей, разрушенных днем немецкими самолетами, своевременно обнаружил колонну и открыл огонь по врагу.

Немцы остановились до рассвета. Это позволило выиграть время и пройти отдельным частям Приморской армии в ночь на 31 октября 1941 года по Симферопольскому шоссе в Севастополь.

За три дня боев на открытой огневой позиции, без надлежащего пехотного прикрытия, под бомбежками и артобстрелом, отбивая атаки пехоты и кавалерии, порой переходя в рукопашную, 54-я батарея выпустила около 1200 снарядов и уничтожила тяжелый танк с 76-мм пушкой, 15 средних танков и бронемашин, трактор с орудием, автоцистерну, два штабных автобуса, мотоциклы, 7 автомашин с пехотой и до 700 солдат противника.

СУДЬБА КОМАНДИРА

2 ноября батарея была полностью окружена, позиция перепахана бомбами и снарядами, погреба боезапаса и ходы сообщения полузасыпаны, два орудия разрушены прямыми попаданиями, одно повреждено. Из личного состава в живых осталось менее половины, большинство были ранены. В 16.40 командир батареи И.И. Заика доложил по рации командиру 1-го отдельного артдивизиона БО ГВМБ ЧФ майору К.В. Радовскому: «Противник находится на позиции батареи. Связь кончаю, батарея атакована».

На помощь выжившим ночью были посланы тральщик «Искатель» (командир – капитан-лейтенант В.А. Паевский) и два сторожевых катера: СКА № 031 (командир – старший лейтенант А.И. Осадчий) и СКА № 061 (командир – старший лейтенант С.Т. Еремин). 28 раненых батарейцев, спустившихся по телефонному кабелю, моряки смогли на двух шлюпках доставить на корабли. Сам командир с группой бойцов остался прикрывать отход. Немцы стали освещать берег ракетами, завязался бой.

Долгие годы ветераны батареи считали своего командира погибшим. Но ему повезло, он уцелел. Вместе с Валей Хохловой, заведующей медпунктом с. Николаевка, с первыми залпами пришедшей на батарею и оказывающей медицинскую помощь раненым, им удалось под видом беженцев пробраться в Карасубазар (Белогорск), где у Валентины жили родители. Вскоре Иван ушел воевать в партизаны, воевал рядовым, начальником штаба, а затем и командиром 10-го отряда 2-й бригады Восточного соединения партизан Крыма. А Валентина Герасимовна Хохлова стала его женой.

После войны они приезжали в Николаевку, были на месте той самой 54-й батареи, которая свела их вместе на всю оставшуюся жизнь. Одна из центральных улиц Николаевки (2750 жителей) носит имя 54-й батареи. В 1973 году на месте бывшей позиции батареи сооружен обелиск с именами погибших героев. В мае 1974 года у памятника установлено корабельное орудие Б-34, снятое с эсминца.

Колотова Эмма Владимировна, бывшая учительница николаевской школы, работает над созданием музея, посвященного обороне Севастополя и 54-й батареи.

В мае 2004 года Ивану Ивановичу Заике был присвоено звание «Почетный гражданин города Севастополя». Он удостоен многих правительственных наград, в том числе двух орденов Красного Знамени. Скончался Иван Иванович Заика 3 января 2009 года на 91-м году жизни и похоронен в родном городе Кременчуге.

ИСТОРИЧЕСКАЯ АМНЕЗИЯ

Россияне, тем более севастопольцы и крымчане, не страдают исторической амнезией, но тем не менее очень опасно стать равнодушными к нашему прошлому, а было время, когда даже святой для нашего народа день – День Победы – мог остаться только на бумагах в пыльных архивах.

В 1948 году Сталин отменил выходной день в День Победы, и 9 мая стало обычным рабочим днем. Работали тогда шесть дней в неделю, выходной один, воскресенье. За прогул – суровая кара. Официально День Победы никто не отменял, выпускались поздравительные открытки, люди поздравляли фронтовиков и друг друга. Но о войне велено было забыть и все силы бросить на восстановление народного хозяйства. Может, это и было правильно в тот период, но, думаю, уж очень не хотелось вождю вспоминать о своих просчетах и ошибках. Слишком много было инвалидов, калек безруких и безногих, особенно на вокзалах и в поездах. Более 3 млн наград остались неврученными. О героях просто забыли.

Только в 1954 году 9 мая пришлось на выходной. Хорошо помню этот день. В воскресенье утром, 9 мая 1954 года, множество людей, в основном женщины, дети, старики, мужчины в полувоенной одежде без погон, – все двигались в сторону Сапун-горы, где шли самые ожесточенные, кровопролитные бои.

Шли по степи, по дороге, по тропинкам, ехали на подводах, грузовиках, на велосипедах. Шли с узелками и кошелками, вели престарелых и немощных. Шли с палками и даже на костылях. Казалось, вышел весь город. К обеду весь склон к вершине Сапун-горы был заполнен людьми. Кучками и в одиночку, народ располагался прямо на зеленой травке, разложив на белых тряпицах нехитрую снедь. Как поговаривал мой отец: «Хлеб, соль, вода – солдатская еда». Но было и покрепче воды. А еще картошка в мундире, консервы, кое у кого даже сало и непременно салат из молодой редиски, с зеленым луком и вареными яйцами.

Теперешних деревьев и сосен еще не было, только война напоминала о себе. На кусках развороченного взрывами железобетона, на брустверах полузасыпанных траншей, рядом с растущими красными маками лежали скромные букетики первых весенних полевых цветов. Обвалившиеся ходы сообщения, полуразрушенные ДОТы, траншеи и блиндажи. И старые воронки везде, большие и малые. Гильзы, осколки, куски искореженного, ржавого железа, обрывки колючей проволоки. На глыбе взорванного ДОТа – полустертая надпись «Мин нет». Люди говорили тихо, как на кладбище. Было слышно, как летают первые пчелки. Царила атмосфера всеобщей причастности к чему-то единому для всех – скорбному и печальному. Громкой музыки, веселья не было и в помине. Где-то играла гармошка и тихо пелись грустные песни – «Темная ночь» и «…Никто не узнает, где могилка моя…».

Простые люди искренне, сердечно, по русскому обычаю, душевно чтили и поминали павших героев. Было пасмурно, тихо и тепло. Временами моросил мелкий дождик, иногда робко проглядывало солнце. Казалось, сама природа тоже скорбит вместе со всеми.

В 1965 году 9-е мая опять пришлось на воскресенье, и страна достойно отметила 20-летие Победы. Леонид Брежнев учредил общенародный, государственный статус Праздника Победы. В Москве был парад, была выпущена юбилейная медаль. Президиум Верховного Совета СССР официально утвердил «Положение о почетном звании «Город-герой». Города-герои Волгоград, Севастополь и Одесса награждались медалью «Золотая Звезда» и орденом Ленина. Киев и Ленинград – медалью «Золотая Звезда». Москве было присвоено звание «Город-герой». Брестской крепости – звание «Крепость-герой». С тех пор мы ежегодно отмечаем День Победы. Уверен, в России так будет всегда и на веки веков.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Вавилонская башня Кремля

Вавилонская башня Кремля

Нурали Латыпов

Язык родных мест – если даже не родной, то близкий

0
2096
30 лет Договору РСМД: что дальше?

30 лет Договору РСМД: что дальше?

Владимир Батюк

Серьезные российско-американские переговоры уступили место "мегафонной дипломатии"

0
1929
Вымученная коалиция

Вымученная коалиция

Сергей Печуров

Крымская война 1853–1856 годов стала для России полезным уроком

0
1932
В Феодосии высадился воздушный десант

В Феодосии высадился воздушный десант

Александр Шарковский

В Крыму завершилось формирование отдельного десантно-штурмового батальона

0
965

Другие новости

Загрузка...
24smi.org