0
1845
Газета История Интернет-версия

02.06.2017 00:01:00

Кремлевцы. Первые шаги

Московское высшее военное командное училище отмечает 100-летие

Владимир Газетов

Максим Ветров

Об авторе: Владимир Иванович Газетов – кандидат исторических наук, профессор Военного университета МО РФ Максим Николаевич Ветров – кандидат политических наук, профессор Академии военных наук.

Тэги: история, вуз, образование, мвоку, красная армия, гражданская война


история, вуз, образование, мвоку, красная армия, гражданская война Командный состав пулеметных курсов. 1920 год.

Сто лет назад началась история одного из старейших военных вузов страны – Московского высшего общевойскового командного училища (МВОКУ), основанного 8 декабря 1917 года приказом № 90 командующего Московским военным округом, то есть еще до появления известного декрета о создании Красной Армии. Его питомцев и выпускников в народе любовно называют кремлевскими курсантами, или кремлевцами…

КРАСНОЙ АРМИИ НУЖНЫ КОМАНДИРЫ

Революционный октябрь 1917 года, огненным вихрем пронесшийся над Россией, разрушил систему государственной власти. Легендарная армия Российской империи была распущена, подготовка командных кадров прекращена. Казалось, пресеклись и традиции русского офицерства. Однако власти нового государства остро ощущали необходимость воссоздания собственных вооруженных сил. Военизированным отрядам рабочих и крестьян срочно требовались квалифицированные военные командиры. Поэтому их подготовка началась задолго до подписания известного декрета о создании Рабоче-крестьянской Красной Армии.

8 (21) декабря 1917 года была образована 1-я Московская революционная пулеметная школа, призванная в кратчайшие сроки приступить к подготовке командиров – инструкторов пулеметного дела. Местом дислокации школы был избран комплекс зданий, расположенных в Южнопортовом районе Юго-Восточного административного округа Москвы на левом берегу Москвы-реки возле памятника архитектуры – знаменитого Крутицкого подворья. Сегодня эти исторические здания включены в реестр объектов культурного наследия федерального значения.

Ликвидацией юнкерских училищ, школ прапорщиков и созданием революционных школ и курсов руководил главный комиссар военно-учебных заведений, назначенный приказом народного комиссара по военным делам Николая Подвойского. А войскам Московского гарнизона было предложено «выслать в Крутицкие казармы, в здание 6-й школы прапорщиков, не менее 10 человек от каждого полка, хорошо грамотных, молодого возраста солдат, в распоряжение воинского начальника Ершова для спешного обучения военному делу». Основу зарождавшейся школы составила пулеметная команда. «Автоматическое оружие, – по мнению специалистов, – произвело настоящую революцию в военном деле: шквальный пулеметный огонь буквально сметал наступающие войска, став одной из главных причин «позиционного кризиса», радикально изменив не только тактические приемы ведения боя, но и всю военную стратегию».

По крупицам создавалась материальная база 1-й Московской революционной пулеметной школы. Пригодились инвентарь, хозяйственная часть и оружие 6-й Московской школы прапорщиков, а также библиотеки, классное оборудование и другое имущество Александровского и Алексеевского военных училищ. Командование выделило школе несколько автобронемашин, завод AMO – 17 автомашин, 3 мотоцикла и несколько тонн бензина. В распоряжение курсантов поступило необходимое количество пулеметов, карабинов, гранат, артиллерийских снарядов и другого военного снаряжения. Как праздник в школе воспринималось открытие библиотеки, санитарной части и других административно-хозяйственных служб.

Комплектование личного состава школы было завершено к 15 (28) декабря 1917 года. Школа состояла из 2 учебных рот по 75 человек каждая, общей численностью 150 курсантов. Курсантами школы стали лучшие бойцы Московского гарнизона. В числе первых курсантов были Сергей Невзоров, братья Иван и Петр Макаровы и другие. Командиром 1-й роты был назначен бывший солдат Орлов, 2-й – бывший солдат Шварев, оба участники Первой мировой войны.

Из числа военных специалистов старой армии набирался командный и преподавательский состав школы. Во главе военного учебного заведения встал бывший выпускник 6-й военной школы по подготовке прапорщиков пехоты Григорий Орешкин. Среди наставников были выпускники и преподаватели Алексеевского, Николаевского и Павловского военных училищ, а также 1-го, 2-го и 3-го Московских кадетских корпусов императорской России Кудрявцев, Дергачев, Ремер, Мужанов, Никитин и др. К их числу принадлежали такие известные офицеры,как выпускник Николаевского военного училища генерал-майор Татевос Тер-Осипянц и директор 1-го Московского кадетского корпуса Владимир Халтурин. Заметный след в истории школы оставили опытные педагоги и преподаватели бывшие юнкера Александровского военного училища Гришин, Сахаров, Чиннов, преподаватели топографии Левандовский, Просеков, Циммерман, русского языка – Дегтеревский, природоведения – Полянский, тактики – Романов. В кратчайшие сроки формирование преподавательского коллектива школы было завершено, и 22 декабря 1917 года (4 января 1918 года) личный состав школы приступил к регулярным занятиям.

УЧИТЬСЯ ПУЛЕМЕТНОМУ ДЕЛУ НАСТОЯЩИМ ОБРАЗОМ

Коллектив школы не испугался серьезных трудностей в организации учебного процесса, вызванных отсутствием учебной документации: программ, наставлений, пособий, методических указаний и т.д. Преподаватели щедро делились знаниями и опытом с курсантами, жадно ловившими каждое слово наставников. «Учебных классов никаких… – писал выпускник училища Синоборский, – стол и на столе пулемет. Много пулеметов изучали трофейных – «Льюис», «Кольт», «Шварцлозе», «Гочкис» и наш «Максим», последний знали на пять с плюсом. Я его и сегодня с закрытыми глазами разобрал бы и собрал».

Памятное выпускное фото кремлевских курсантов.	Фотографии предоставлены авторами
Памятное выпускное фото кремлевских курсантов. Фотографии предоставлены авторами

Основным учебным предметом в пулеметной школе, разумеется, была стрелковая подготовка, но специалистов по этому предмету в штате не было. Отсутствие классных профессионалов – мастеров стрелкового дела видела администрация школы, ощущали ее и воспитанники. Ситуация стала стремительно изменяться в сторону улучшения после того, как учебную часть школы возглавил генерал-лейтенант царской армии Николай Филатов, знаменитый специалист в области теории и практики стрелкового дела, прежде служивший начальником ораниенбаумской (под Петербургом) Офицерской стрелковой школы. Филатов прибыл в расположение школы в сопровождении нескольких профессиональных инструкторов стрелкового дела. Быстро были составлены необходимые учебные планы и программы, воодушевленные преподаватели приступили к изготовлению наглядных пособий. К общей радости преподавателей и курсантов 1-й Московской пулеметной школы, учебный процесс сразу вошел в нормальное русло. А Филатов скоро стал первым начальником Высшей стрелковой школы командного состава РККА (курсы «Выстрел»), к организации которой он приступил уже осенью 1918 года.

Вот так случилось в истории Красной Армии, что юнкера и царские офицеры явились теми незримыми нитями, соединившими две эпохи в истории отечественного военного образования – дореволюционную, императорскую и новую, советскую. В результате воспитанники пулеметной школы не только приобретали необходимые военные навыки, но и стали наследниками лучших традиций, многовекового опыта и боевого духа российского воинства. Благое семя легло на благородную, богатую, вздобренную почву.

А уже 25 марта 1918 года 1-я Московская революционная пулеметная школа произвела первый выпуск командиров-инструкторов пулеметного дела. К выпускным испытаниям на знание пулеметов различных систем («Максим», «Кольт», «Шварцлозе», «Льюис»), строевого устава, наставления по стрельбе и русского языка было допущено 40 наиболее подготовленных курсантов. Соответствие высоким требованиям экзаменационной комиссии обнаружили 27 курсантов. В числе выпускников, успешно окончивших первое советское военно-учебное заведение, были Иванушкин, Макаров, Дурнецов, Федюк, Новокрещенов, Макаров, Огурцов, Седов, Совпель и другие. Они были самыми первыми…

Первые выпускники школы были удостоены звания инструкторов-руководителей пулеметного дела в Красной Армии и для прохождения службы направлены в распоряжение Тамбовского губернского военкомата в формируемый в Гжатске социалистический полк. Характерно, что положенный всем выпускникам краткосрочный отпуск молодые краскомы использовали для прохождения дополнительной практики в роли командиров взводов и преподавателей. Тогда же в 1-й Московской революционной пулеметной школе зародилась бережно сохраняемая и чтимая до наших дней славная традиция торжественно приветствовать выпускников. Надолго запомнилась атмосфера самого первого выпускного вечера, на котором выпускников трогательно поздравляли представители Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК), штаба Московского военного округа, Моссовета, Красной гвардии Рогожско-Симоновского района.

Первое знамя школы курсантам вручили в торжественной обстановке в самый канун Первомая 1918 года. На лицевой стороне знамени на темно-красном фоне была сделана надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и изображены плуг и молот на фоне сияющего красного солнца, а на обратной стороне – «Первая Московская революционная пулеметная школа» с цифрой «I» в малиновом треугольнике и изображениями пулеметов разных систем. Под этим знаменем командиры, выпускники и курсанты школы приняли участие в демонстрации на Красной площади и в параде частей Красной Армии на Ходынском (Октябрьском) поле. Знамя школы воспринималось всеми воспитанниками и преподавателями школы символом чести, патриотизма, уважения к ее истории и заслугам по воспитанию красных командиров.

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Одна школа не могла решить проблему комплектования командным составом нарождающуюся Красную Армию. 23 января (5 февраля) 1918 года приказом командующего МВО в Москве на Таганке на территории Крутицких казарм была создана 2-я Московская революционная Красной Армии пулеметная школа. А 30 марта 1918 года приказом Московского областного военного комиссариата в Москве в Аптекарском переулке, также в здании бывшей школы прапорщиков, создана 3-я Московская пулеметная школа. 7 июля 1918 года приказом Главного комиссара военно-учебных заведений Игнатия Дзевялтовского 1-я и 2-я Московские пулеметные школы, дислоцированные в Крутицких казармах, были соединены в 1-е Московские Советские пулеметные курсы командного состава РККА. К этому времени в Москве, как следует из сообщения № 723 от 6 июля 1918 года начальника штаба Московского военного округа Грушинского, уже существовало несколько пулеметных школ и образовавшихся на их основе пулеметных курсов. В них осуществлялась подготовка не только командиров-пулеметчиков, но и красных командиров для пехотных, артиллерийских и кавалерийских частей Красной Армии. В результате к концу 1918 года в молодой республике насчитывалось уже 63 командные школы, в которых 13 тыс. курсантов постигали военное искусство.

Руководство системой советского военного образования с февраля 1918 года осуществляло Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ). Стремительно развивавшаяся система военных учебных заведений страны стала не только мощной базой подготовки офицерских кадров для РККА, но и реальным фактором поддержки новой государственной власти в борьбе против ее внешних и внутренних врагов. Именно 1-я Московская революционная пулеметная школа считалась наиболее преданной воинской частью Москвы. Поэтому именно ее курсантам была поручена охрана особо важных объектов столицы, таких как Рогожско-Симоновские пороховые склады. Знаком особого доверия стало привлечение курсантов к обеспечению безопасности IV Чрезвычайного и других съездов Советов.

Боевое крещение курсанты получили в тревожные июльские дни 1918 года при подавлении левоэсеровского мятежа в Москве. В боевой обстановке курсанты использовали знания и навыки, полученные во время обучения в школе. Блистательно, по всем правилам военного искусства, была проведена стремительная операция по ликвидации хорошо укрепленного штаба мятежников, разместившегося на высоком холме в особняке поблизости от Кремля, в Большом Трёхсвятительском переулке. Предпринимая отвлекающий маневр, группа курсантов на бронемашине прорвалась к соседнему зданию, из окон которого открыла кинжальный огонь из пулеметов по штабу мятежников, давая возможность своим товарищам установить пулеметы и трехдюймовое орудие. Левые эсеры не выдержали атаки красных курсантов. Они стали отступать в сторону Рогожской заставы, где курсанты окружили их и взяли в плен. Надолго запомнилась всем эта первая победа над врагом.

Участие в боевых действиях дополнялось напряженной учебой. Возможно, именно в это время на занятиях строевой подготовкой стал формироваться фирменный маршевый шаг кремлевских курсантов, и первой ласточкой здесь можно считать приказ Главного комиссара ВУЗ от 5 декабря 1918 года, предписывающий на всех советских командных курсах сосредоточить внимание на улучшении строевой подготовки курсантов. В этих целях предлагалось «во всех случаях, когда можно двигаться строем, применять этот порядок; например, на обед, на ужин и т.п.». Приказ выполнялся неукоснительно. Главный комиссар ВУЗ республики Игнатий Дзевялтовский считал целесообразным «не менее одного раза в неделю производить военные прогулки курсантов в полном строевом составе при хоре музыки и с пением революционных песен. При этом движении строго соблюдать правила Строевого устава».

РЕОРГАНИЗАЦИЯ

В самом начале января 1919 года была проведена реорганизация, в результате которой личный состав 1-х Московских Советских пулеметных курсов пополнился курсантами 2-х Московских Советских пулеметных курсов. Местом постоянной дислокации 1-х Московских Советских пулеметных курсов по подготовке командного состава РККА отныне стал Кремль. Курсантов, численность которых к тому времени приблизилась к 1000 человек, разделили на 40 классных отделений и разместили в казармах, находившихся на месте современного Государственного Кремлевского дворца. С переводом курсов в Кремль более требовательным стал отбор кандидатов в курсанты. Военно-учебное управление уведомило телефонограммой руководство курсов, что отныне в числе принятых «могут быть… только коммунисты или сочувствующие, представившие партийные билеты и квитанции или заменяющие их документы».

Проведенная реорганизация затронула и командный состав военного учебного заведения, во главе которого встал соратник Николая Филатова, участник Первой мировой войны, бывший начальник курсов ораниенбаумской Офицерской стрелковой школы Леонид Александров, высококвалифицированный специалист в области военных наук, прекрасный организатор, уделявший много внимания и личного времени улучшению учебного процесса и быта воспитанников. Уже к началу 1919 года ГУВУЗу удалось разработать и издать новые учебный план и программу. В основу новой программы были положены традиционные предметы и ранее изучавшиеся в военных заведениях: тактика, топография, фортификация, артиллерия, военная администрация, огневое дело, русский язык, математика, природоведение. Помимо строевой и стрелковой подготовки изучались уставы и материальная часть пулеметов.

Царившая в стране разруха первоначально сказывалась и на работе курсов. Классы и казарменные помещения были плохо оборудованы, плохо отапливались и находились в запущенном состоянии. Не было хозяйственных построек. На занятиях курсанты часто сидели одетыми в шинели. Питались супом с воблой да ржаной кашей. Курсанты даже обратились к администрации курсов с просьбой устроить в караульном помещении на нарах, «где полагается спать отдыхающей смене… мягкое изголовье, чтобы не приходилось подкладывать кирпичи под подушку».

Майский выпуск закончивших курсы красных офицеров совпал по времени с празднованием Первомая. Руководство курсов планировало вечером 1 мая провести в помещении зала имени Свердлова грандиозный «митинг-концерт с ужином для курсантов и гостей». На митинг ожидались лучшие ораторы Москвы, и в их числе Ленин. А утром праздничного дня кремлевские курсанты должны были принять участие в параде. И только одно обстоятельство омрачало предпраздничное настроение всего коллектива: за неделю до праздника на заседании актива курсов было принято решение «довести до сведения ГУВУЗа, что ввиду отсутствия… определенно-установленной формы обмундирования неудобно будет выступить нашим курсантам на параде 1 Мая в разношерстной одежде, а Президиум убедительно просит ГУВУЗ принять меры к снабжению курсантов необходимым обмундированием к указанному сроку». Вопрос был быстро разрешен, и курсанты получили парадную форму. Но некоторым курсантам не хотелось расставаться со старой. И уже через месяц последовал приказ по курсам с требованием не нарушать установленную форму одежды. Командование курсов предложило «ротным командирам немедленно получить из курсового цейхгауза казенные фуражки на всех курсантов… и следить, чтобы курсанты выходили на занятия обязательно в однообразных казенных фуражках».

Нарекания со стороны руководства вызвало использование некоторыми курсантами новых черных форменных шаровар, «предназначенных исключительно для выхода в праздничные и официальные дни», в разное время и по своему усмотрению. Указав на недопустимость такого отношения к обмундированию, начальник курсов призвал курсантов «отрешиться от старорежимного взгляда на выдаваемые для пользования вещи как на казенные».

Руководство курсов проявляло постоянную заботу не только о совершенствовании учебного процесса, но и о бытовых условиях курсантов. Руководство призывало курсантов к бережному отношению к полученному имуществу. «В настоящее время, – отмечалось в приказе по курсам 8 июня 1919 года № 122, – каждый курсант снабжен одной парой ботинок для носки во время занятий и выхода в город, это сделано с целью, чтобы сапоги сохранить как можно дольше и в особенности к зиме; к сожалению, это на практике не выполняется, и сапоги одеваются для носки во время занятий…» Постепенно положение выправлялось, быт налаживался, помещения для учебных занятий оборудовались мебелью и необходимыми учебными пособиями и литературой. Личный состав в положенное время регулярно получал летнее и зимнее обмундирование. Паек, установленный курсантам, был «по калорийности соответствующий условиям работы военно-учебных заведений, но не более 4100 калорий».

Соблюдение курсантами установленных правил ношения формы находилось под постоянным и пристальным вниманием командования Московского военного округа. Об этом свидетельствует сохранившийся до наших дней удивительный документ того времени – приказ по гарнизону города Москвы и войскам МВО от 4 июля 1923 года № 85, объявленный курсантам-кремлевцам. В документе отмечалось, что «наблюдение за правильным ношением военной формы военнослужащими и за поведением их на улицах и в общественных местах города Москвы», а также многочисленные доклады и рапорты позволяют сделать вывод о том, что курсанты школы «всегда оказывались на высоте… люди одеты по форме, всегда опрятны и подтянуты, никогда не замечено малейших следов неряшливости, поведение безукоризненно, без увольнительных записок в городе не появляются».

C большим воодушевлением личный состав отмечал двухлетнюю годовщину образования 1-х Московских советских пулеметных курсов. Празднование началось парадом перед зданием курсов в Кремле в 10 час. 30 мин. Среди присутствующих были отмечены секретарь ВЦИК Авель Енукидзе, начальник ВСЕОБУЧа Николай Подвойский и комендант Кремля Рудольф Петерсон. В приветственной речи Подвойский подчеркнул, что на курсы «помимо подготовки красных командиров возложена охрана Кремля – мозга социальной революции и съездов». Приветствие оратора прерывалось громогласным «ура!». Приятным продолжением празднества стал обед, проходивший под звуки курсантского духового оркестра. Затем собравшиеся курсанты и их гости проследовали в зал им. Свердлова, где состоялся митинг с пением под духовой оркестр.

ЗАЧИСЛЯЛИСЬ ДОСТОЙНЕЙШИЕ

Зачисление на курсы осуществлялось в соответствии с утвержденным порядком. Мандатная комиссия размещалась в Гренадерском корпусе Кремля. Кандидаты имели на руках направления губернских военных комиссариатов или путевки райкомов партии или комсомола. Участники Гражданской войны и бойцы, имевшие достаточную для поступления на курсы общеобразовательную подготовку, зачислялись непосредственно на основные отделения, где под руководством опытных преподавателей курсанты изучали политграмоту, тактику, топографию, фортификацию, артиллерию, военную администрацию, огневое дело, наставления и уставы, русский язык и математику. Все поступающие на 1-е Московские Советские пулеметные курсы по подготовке командного состава РККА подвергались экзаменационному испытанию по русскому языку и арифметике. Для курсантов с неудовлетворительной общеобразовательной подготовкой были созданы двухмесячные подготовительные отделения с изучением политграмоты, русского языка, арифметики, геометрии, географии, правоведения, уставов и материальной части пулемета. В то время политграмота была обязательной учебной дисциплиной, на нее выделялось 18 часов в неделю.

Летом 1920 года продолжительность учебы на командных курсах была увеличена до одного года. Учебные занятия проводились в классных помещениях, на кремлевском плацу и в поле. Первую половину дня курсанты проводили в классах за изучением теории, а днем – на плацу занимались строевой подготовкой и фехтованием, в поле – тактикой. Ведущим предметом на курсах была, разумеется, стрелковая подготовка. Курсанты великолепно знали материальную часть пулеметов, изучавшуюся на учебных занятиях в классных комнатах под надзором опытных инструкторов. Трудности возникали при приобретении практических навыков стрельбы из пулеметов. Выезды в летние лагеря, располагавшие специально оборудованными стрельбищами, войдут в практику позднее. Именно тогда курсанты впервые отправятся на Октябрьское (Ходынское) поле для отработки тактических задач, закрепления полученных навыков владения оружием и боевой техникой.

Сегодня может показаться просто невероятным, но тогда в грозном 1919 году курсанты-кремлевцы практиковались в стрельбе из винтовок и пулеметов непосредственно в самом сердце Москвы. Тренировки по стрельбе, а также боевые стрельбы из револьверов проходили в Тайницком парке. Строевые занятия проводились на Императорской площади перед Служебным входом в Оружейную палату. Характерным может считаться приказ коменданта Московского Кремля Павла Малькова от 25 апреля 1919 года № 93, доводивший «до сведения жителей Кремля, что с понедельника 28 сего апреля (1919) будет открыто стрельбище в парке около Кутафьей башни для практических занятий 1-х Моск. Сов. Пулеметных курсов. Стрельба будет производиться с 9 час. утра и до 18 час. вечера».

Выпускники пулеметных курсов зачислялись в войска на должности начальников пулеметных команд, командиров взводов и рот. Шла Гражданская война, и многие из них показали себя умелыми и преданными командирами.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


День в истории. 22 августа

День в истории. 22 августа

Петр Спивак

0
861
Смородина от Шекспира

Смородина от Шекспира

Виктория Синдюкова

О том, как ребенка приучить к музеям

1
851
Найден "Индианаполис", успевший приговорить Хиросиму

Найден "Индианаполис", успевший приговорить Хиросиму

Владимир Щербаков

По воле случая японцы потопили крейсер уже после того, как он доставил атомного "Малыша" для проведения бомбардировки

1
1522
"Халифат" теряет людей, технику и территории

"Халифат" теряет людей, технику и территории

Александр Шарковский

Под ударами войск Багдада и Дамаска исламисты отступают, но не капитулируют

0
2957

Другие новости

24smi.org
Загрузка...