0
4646
Газета История Интернет-версия

18.08.2017 00:01:00

Великая интервенция

Вторгшись в Советскую Россию в 1917 году, западные державы обрекли себя на ужасы Второй мировой войны

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: антанта, россия, германия, турция, пилсудский, рено, кремль, трапезунд, одесса, крым, латвия, литва, гитлер


антанта, россия, германия, турция, пилсудский, рено, кремль, трапезунд, одесса, крым, латвия, литва, гитлер Бронепоезд «Орлик». Пензенская группировка чехословаков. Фото 1918 года

Интервенция в Россию Германии, Австро-Венгрии, Турции и 14 стран Антанты удивительно хорошо вписалась в марксистскую идеологию. В России классовая борьба вступила в самую острую фазу – Гражданскую войну. Соответственно на помощь русским капиталистам и помещикам пришли зарубежные капиталисты. Ну а героическая Красная армия всех побила.

И с начала 1920-х годов до 1991 года эта идеологическая модель вдалбливалась детям с младших классов, в институтах, в армии, в литературе и кино. Лишь периодически из истории Гражданской войны и интервенции выкидывались те или иные персонажи. Так, председатель Реввоенсовета Лев Давыдович Троцкий 21 августа 1940 года схлопотал ледорубом в Мексике, а его зам Эфраим Маркович Склянский зачем-то поехал в США, зачем-то там стал кататься на катере на озере и зачем-то утонул 27 августа 1925 года. Большая часть красных командармов оказались «врагами народа».

А героями Второй мировой войны стали те, кто командовал ротами и эскадронами в 1917–1922 годы: комэск Георгий Жуков; командовал батареей у Колчака, а затем у красных Михаил Говоров; за красных воевал штабс-капитан Александр Василевский; у князя Авалова служил капитан Гейнц фон Гудериан; у пана Пилсудского – капитан Шарль де Голль; и десятки других. Кстати, никто из десятков тысяч белых офицеров, эмигрировавших в 1920–1922 годы и служивших в германской и японской армиях, не прославился во Вторую мировую войну.

Так, в гражданской войне в Испании генералиссимус Франциско Франко охотно брал на службу русских офицеров, давая полковникам и генералам чин лейтенанта, а их недавние противники – советские командиры, будучи инструкторами у республиканцев, фактически командовали дивизиями и фронтами.

Интервенция дала возможность советскому правительству героизировать свою армию. По брусчатке Красной площади около 10 лет на парадах ходили трофейные танки Mk-V «Рикардо» и «Рено».

Но вот наступила перестройка, герои и злодеи в официальной истории поменялись местами. Теперь Колчаку, Маннергейму, царю всея Украины Василю Вышиванному, Петлюре и чехословацким легионерам десятками воздвигаются памятники и мемориальные доски. Дошло до того, что некоторые «приближенные к Кремлю» историки стали утверждать, что немцы и Антанта начали интервенцию исключительно, чтобы разгромить белых и установить власть большевиков.

Морозы не помешали чехословацким легионерам основательно пограбить Россию. 	Фото 1918 года
Морозы не помешали чехословацким легионерам основательно пограбить Россию. Фото 1918 года

Естественно, подобные версии мы разбирать не будем, а вот элементарный бытовой пример ставит под сомнение блестящую победу Красной армии над 14 державами Антанты. К вам на дачу залез грабитель. Вы берете ружье и палите в белый свет (что категорически запрещено нашим гуманным законодательством). Грабитель убегает. Вы победитель? Так считают жена и дети. Увы, это справедливо, если грабитель убежал пустой. А если он взял, что хотел? Кто у нас герой?

Так что результаты интервенции нужно рассматривать только с точки зрения выполнения задач, поставленных инициаторами интервенции.

ЦЕЛИ ИНТЕРВЕНТОВ

Ни одна великая держава не ставила целью взять под контроль всю Россию. Эта громадина вам – не банановая республика. Да и другие великие державы никогда не позволили бы сделать оное. Так что Германия, Австро-Венгрия, Турция, Англия, Франция, США и Япония поставили себе задачу расчленить Россию на несколько государств. Тем самым существенно ослаблялось ядро России, ну а малые государства-лимитрофы» как раз и становились банановыми республиками, экономически и политически зависимыми от великих держав.

Планы расчленения России рассматривались правительствами Германии, Англии и Франции еще до начала Великой войны. Ну а с августа 1914 года эти планы стали медленно воплощаться в жизнь. В Германии был создан финский егерский батальон. В Трапезунде (Турция) под началом германских офицеров и на германские деньги формировался грузинский «Легион свободы» со штатной численностью 15 тыс. человек. В Австро-Венгрии создан «Легион сичевых стрельцов».

Ну, ладно, это супостаты. А почему во Франции начали формирование частей из польских националистов, ненавистников России? Представим на секунду, что Николай II принялся бы формировать в России части из корсиканцев и индусов. Какой вопль поднялся бы в Париже и Лондоне! И это не авторская фантазия. В 1780-х годах Екатерина II предложила сформировать из корсиканцев несколько рот. И желающие нашлись в большом количестве. Даже младший лейтенант Буона-Парте хотел записаться, но потребовал чин капитана русской армии, и его послали.

Но в то время Россия и Франция были практически в состоянии войны, а в 1914–1917 годах они были союзниками!

Замечу, что Ленин все это время сидел в Швейцарии, не имея представления об этих ударных частях интервентов и почти без связи с Россией. Ни он, ни большевики не фигурировали до февраля 1917 года в планах интервентов. Там предполагалось использовать для интервенции совсем другие поводы. Ну, к примеру, несоблюдение Николаем II «прав человека».

Официально о вводе войск в Россию в Лондоне и Париже открыто заговорили летом 1917 года, еще до Октябрьской революции. Ну а после 25 октября (7 ноября) 1917 года у Антанты появился прекрасный повод.

Уничтожение большевизма было объявлено главной целью, но на самом деле это была второстепенная и «факультативная» задача. Все великие державы предпочли бы иметь Советскую Россию в пределах Великого Московского княжества, чем возрожденную Российскую империю в границах 1914 года во главе, например, с Антоном Деникиным.

Что же касается малых государств, то они преследовали свои цели и параллельно хотели угодить великим державам, дабы те бросили им косточку при установлении нового мирового порядка. Так, например, Италия имела виды на Крым и в 1918 году высадила десанты в Крыму и Одессе. Кстати, итальянцы вспомнили о полуострове через 20 лет, в 1941 году. Однако дуче пришлось уняться из-за резкой реакции фюрера: «Крым должен стать Готенландом!»

Премьер-министр Греции Элефтериос Венизелос помешался на создании Византийской империи на берегах Черного моря и послал в Одессу и Севастополь большую часть своей армии и флота.

Китайцы и «разные прочие шведы» пытались оттяпать какие-то мелочи типа Аландских островов, КВЖД, островов на Амуре и т.д.

К сожалению, интервенты выполнили свою главную задачу как минимум наполовину. Ими был создан пояс государств-лимитрофов на территории бывшей Российской империи. Мало того, интервенты заставили Ленина изменить свою политику по национальному вопросу. Если в 1917 году – начале 1918 года вождь большевиков рассчитывал дать национальным окраинам максимум статус автономии внутри единой Советской республики, то позже он был вынужден создать несколько десятков республик. Из них добрая половина, как, например, Криворожская республика, Дальневосточная республика, просуществовали несколько месяцев, а другие в 1991 году превратились в независимые государства.

В БОИ НЕ ВВЯЗЫВАЛИСЬ

Особо обратим внимание на то, что интервенты нигде и никогда не ввязывались в кровопролитные бои с Красной армией. Ведь интервенция не была связана с жизненными интересами этих государств, и они боевые действия оценивали по критерию «эффективность–стоимость». В итоге в 1918—1922 годы потери интервентов в целом оказались на уровне статистической погрешности потерь населения бывшей Российской империи за тот же период.

В интервенцию были вложены огромные средства. Но из России интервентам удалось вывезти в несколько раз больше. То есть интервенция в целом себя окупила. Так, к примеру, из России была вывезена большая часть ее золотого запаса и угнано почти 800 судов, то есть 90% торгового флота Российской империи.

Любопытный пример. Части Чехословацкого корпуса были отправлены советским правительством по Транссибу во Владивосток, откуда союзники собирались морем доставить их на Западный фронт воевать с немцами. Однако подобная перспектива мало устраивала чехословаков, тем более что немцы их не стали бы рассматривать как военнопленных, и в полном соответствии с Гаагскими конвенциями ставили бы к стенке. А Париж и Лондон имели свои виды на корпус.

В итоге в конце мая 1917 года чехи, пользуясь отсутствием советских частей, без труда захватили Челябинск, Омск, Новониколаевск (Новосибирск) и ряд других городов на Транссибирской магистрали. Позже чехословаки взяли Самару и Казань, где им удалось захватить большую часть золотого запаса бывшей Российской империи.

Тут-то доблестный корпус и остановился. А затем Антанта поручила чехословакам охранять, естественно, под руководством французских и американских представителей, Транссибирскую магистраль. К 6 ноября 1918 года на фронте не было ни одного чехословака. Дальше с большевиками воевали только белогвардейцы, получившие оружие от Антанты. По сему поводу 16 февраля 1919 года морской министр Уинстон Черчилль писал премьеру Ллойду Джорджу: «Было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело».

Позже Черчилль скажет: «Интервенция дала более практический результат: большевики в продолжение всего 1919 года были поглощены столкновениями с Колчаком и Деникиным, и вся их энергия была, таким образом, направлена на внутреннюю борьбу.

В силу этого все новые государства, лежащие вдоль западной границы России, получили неоценимое значение. Колчак, Деникин и их ближайшие сподвижники убиты или рассеяны. В России началась суровая бесконечная зима нечеловеческих доктрин и сверхчеловеческой жестокости, а тем временем Финляндия, Эстония, Латвия, Литва и главным образом Польша смогли в течение 1919 года организоваться в цивилизованные государства и создать сильные патриотически настроенные армии».

СЕКРЕТЫ ЧЕХОСЛОВАЦКОГО БОГАТСТВА

У чехословацких пленных при формировании корпуса не было ни гроша. В ходе боевых действий чехословаки получали по 6 рублей в месяц. Но вот 18 ноября 1918 года легионеры В. Гирса, Ф. Шип, Й. Полак, О. Гайны и другие открывают в Икутске Банк чехословацких легионеров (Legiobanka).

Банк немедленно приступил к закупкам драгоценных металлов и сырья: меди, шерсти, сырой кожи, хлопка, каучука, селитры, мехов и др., а также хлеба. Так у омского правительства было куплено 400 т меди по 105 фунтов стерлингов (1050 руб.) за тонну, 190 000 пудов хлопка за 2 млн иен. У владивостокских властей выкупили 450 тыс. пудов меди, 150 тыс. пудов хлопка, 300 тыс. пудов каучука, 150 тыс. пудов селитры и др.

Был куплен в Японии корабль – «Тайкай Мару» за 40 млн чехословацких крон. Ему присвоили название «Легия». Это был первый чехословацкий морской корабль.

После заключения перемирия с красными 7 февраля 1920 года чехословаками была организована распродажа имущества в больших объемах в Иркутске, а затем в Харбине и Владивостоке. Так, населению было продано 12 тыс. лошадей кавалерийских полков. Лошади были разные от 25 до 500 руб. за голову. Продавались воинская амуниция, повозки войсковых обозов, седла, сбруя. Шла продажа мастерских, инструментария, производственных механизмов. Все превращали в деньги. В районах золотых приисков шла продажа имущества за золото. Только во Владивостоке было продано 235 вагонов товаров. Согласно отчетам, было выручено около 3 млрд руб.

36 кораблей сделали 42 рейса, эвакуировав чехословаков и захваченное ими имущество: 8884 т рафинированной меди – дорогого металла, 4769 т хлопка – дефицитного сырья в то время в Европе, 334 т каучука, 286 т овечьей шерсти, 23 т верблюжьей шерсти, 150 т говяжьей кожи, 650 т кебрача (твердого дерева), 540 т льняного семени, 28 т парусины, 15 т щетины, 26 т корицы, 10 т перца, 11 т камфары и др.

Легиобанк прибыл в Чехословакию осенью 1920 года и начал свою деятельность. В 1921—1925 годы шло его становление и развитие. Были развернуты отделения в 14 городах Чехии, Моравии и Словакии. Началось строительство великолепно отделанного здания банка в Праге.

Было выпущено 350 тыс. акций по 200 крон на 70 млн крон. Акции распространялись преимущественно среди легионеров, воевавших в России (до 18 тыс. человек).

Итак, нищие легионеры, вернувшись в Чехословакию, стали если не миллионерами, то по крайней мере состоятельными людьми.

Как видим, к 1922 году интервенты в основном выполнили поставленные задачи и соответственно оказались победителями. Увы, эта победа и закрепление ее плодов в Версальском и других договорах однозначно привели мир ко Второй мировой войне.

НОВАЯ ВОЙНА БЫЛА НЕИЗБЕЖНА

Увы, история ничему не научила западных политиков. За 126 лет до начала интервенции в Россию войска Австрии и Пруссии вторглись в революционную Францию. А затем к ним присоединились Англия, Россия, Испания и Неаполитанское королевство.

На интервенцию население Франции немедленно ответило жестоким массовым террором против дворянства, священников и их сторонников. На целых 23 года вся Европа от Мадрида до Москвы стала полем сражений, в ходе которых погибли многие миллионы людей. Позже служивые историки Англии и России забыли о гнусной интервенции 1792 года и свалили все бедствия Европы на Наполеона – «врага рода человеческого».

В обеих интервенциях совпадали даже детали. Интервенты тоже желали ослабить Францию, расчленить ее, в том числе отнять колонии, а все действия интервентов маскировались борьбой с кровавыми революционерами, узурпировавшими власть в Париже.

И вот Запад вновь наступил на те же грабли. Ленин, узнав о решениях Версальской конференции, еще летом 1919 года предсказал возникновение Второй мировой войны. Да что Ленин! Сразу после Версальской конференции французский маршал Фош сказал: «Версаль – не мир, а перемирие на 20 лет». А на самой конференции британский премьер Ллойд Джордж сказал французскому премьеру Клемансо, желавшему включить в состав Польши земли, заселенные немцами: «Не создавайте новую Эльзас-Лотарингию».

Таким образом, французский маршал и британский премьер точно предсказали время – 1939 год и причину – Польша возникновения Второй мировой войны.

Но ведь во всех учебниках написано, что Вторую мировую войну развязал Адольф Гитлер? Да, бесспорно, Гитлер совершил величайшие преступления ХХ века: вероломное нападение на СССР 22 июня 1941 года, уничтожение миллионов людей в концлагерях и т.д. Но что, без Гитлера не было бы Второй мировой войны?

Ровно через 5 лет после окончания Великой войны, 9 ноября 1923 года, Гитлер, шедший во главе колонны нацистов в Мюнхене, попал под обстрел полицейских. Макс Федорович Шейбнер-Рихтер, бывший офицер царской армии, закрыл фюрера своим телом. Гитлер оказался под трупом Рихтера, а затем укрылся на квартире генерала Василия Васильевича Бискупского. Ну, русский след в зарождении нацизма – тема особая, а мы представим на секунду, что Рихтер оказался бы на полметра правее или левее Адольфа, и фюрер получил бы полицейскую пулю. Так что, в этом случае Вторая мировая война не состоялась бы и в Европе до сих пор действовала бы Версальская система договоров?

В советское время наши историки восторженно писали об Эрнсте Тельмане – вожде германских коммунистов, непримиримом борце с фашизмом. Но, судя по всему, оные авторы не читали речи Тельмана. Я же не поленился и прочел с карандашом. Спору нет, программы коммунистов и нацистов во внутренней политике кардинально расходились. Но найти разницу у Гитлера и Тельмана по отношению к западным державам и Версальскому договору я так и не смог.

Тельман официально заявил: «Советская Германия не заплатит ни пфеннига по репарациям… Мы, коммунисты, не признаем никакого насильственного присоединения народа или части народа к другому национальному государству, мы не признаем никаких границ, проведенных без согласия действительного большинства населения… Мы, коммунисты, против территориального расчленения и разграбления Германии, проведенного на основании насильственно навязанного нам Версальского договора».

Уверен, что сказанное либералы поймут превратно. Автор, мол, правильно показывает, что коммунисты и нацисты – заядлые поджигатели войны. Ну, хорошо, давайте уберем их с политической сцены, и в 1933 году в Германии будет восстановлена монархия Гогенцоллернов, а в России – Романовых.

Но, увы, никто из Гогенцоллернов и Романовых никогда бы не признал Версальский мир и его детище – государства-лимитрофы. Благо, «кобургский император» Кирилл Владимирович породнился с Гогенцоллернами, а его жена Виктория встречалась в 1920-х годах с Гитлером и поддерживала «движение» материально. А может, генерал Антон Деникин стал бы лобызаться с паном Пилсудским?

У великого князя Александра Михайловича большевики убили двух родных братьев, конфисковали дворцы в Крыму и Петербурге. В начале 1933 года великий князь медленно умирал в нищете на Лазурном Берегу. Но перед смертью он написал в своих воспоминаниях:

«Мне было ясно тогда, неспокойным летом двадцатого года, как ясно и сейчас, в спокойном тридцать третьем, что для достижения решающей победы над поляками Советское правительство сделало все, что обязано было бы сделать любое истинно народное правительство.

Какой бы ни казалось иронией, что единство государства Российского приходится защищать участникам III Интернационала, фактом остается то, что с того самого дня Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I: защищать рубежи государства любой ценой и шаг за шагом пробиваться к естественным границам на западе! Сейчас я уверен, что еще мои сыновья увидят тот день, когда придет конец не только нелепой независимости прибалтийских республик, но и Бессарабия с Польшей будут Россией отвоеваны, а картографам придется немало потрудиться над перечерчиванием границ на Дальнем Востоке».

Нам могут нравиться или не нравиться приведенные мнения великого князя Александра Михайловича, Эрнста Тельмана, маршала Фоша и других.

Но представим на секунду, что правительства Антанты в 1917 году согласились бы на ленинскую формулу «мир без аннексий и контрибуций» и не начали бы интервенцию в Россию. Надо ли доказывать, что мир был бы избавлен от ужасов Гражданской войны в России и Второй мировой войны.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Провал правящих партий на выборах в бундестаг

Провал правящих партий на выборах в бундестаг

Олег Никифоров

"Альтернатива для Германии" вышла на третье место на федеральных выборах 2017

2
8776
Власть и оппозиция вступили в пору осеннего оживления

Власть и оппозиция вступили в пору осеннего оживления

Иван Родин

0
891
Германия потеряла русских хакеров

Германия потеряла русских хакеров

Олег Никифоров

В Берлине до последнего момента готовились отражать российские кибератаки

0
2006
"Альтернативе для Германии" предрекают третье место

"Альтернативе для Германии" предрекают третье место

Олег Никифоров

Правые популисты оказались борцами за мир и разоружение

0
3158

Другие новости

24smi.org
Загрузка...