0
4322
Газета История Интернет-версия

25.08.2017 00:01:00

Имперская гостайна № 1

Как российский флот охранял своего императора, который от народа прятался

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: гатчина, царское село, севастополь, ялта, ливадия, англия, европа, светлана, полярная звезда, штандарт


гатчина, царское село, севастополь, ялта, ливадия, англия, европа, светлана, полярная звезда, штандарт Яхта «Штандарт» в Ялте. Фото начала ХХ века

9 января 1905 года к Зимнему дворцу шли тысячи рабочих, мечтавших увидеть царя и передать ему петицию. Гвардейские офицеры, отдавая солдатам приказ стрелять по рабочим, были уверены, что защищают Николая II, находившегося во дворце. И действительно, 9 января над Зимним дворцом развевался царский штандарт, означавший, что император – во дворце. Увы, Николая II в Зимнем дворце не было ни в январе 1905 года, ни на протяжении всего царствования. И он, и его отец Александр III прибывали в Санкт-Петербург на торжественные церемонии, в театр и т.д. лишь на несколько часов и немедленно убывали в другие резиденции.

Дело в том, что Софья Перовская и ее компания выселили двух последних царей из столицы. 27 марта 1881 года, через три недели после убийства народовольцами Александра II, Александр III бежал, иначе не скажешь, вместе с семьей из Аничкова дворца в Петербурге в Гатчину. И студенты, и сановники по сему поводу стали величать царя «гатчинским пленником революции».

В итоге два самодержца, неограниченные владыки огромной Российской империи, 36 (!) лет отсутствовали в своей столице, и 150 млн подданных не знали, где находится их любимый царь. Местопребывания царя и его передвижения стали гостайной № 1 в Российской империи.

С апреля 1881-го по апрель 1917 года Александр III и Николай II ночевали лишь в императорских резиденциях – в Гатчине, Царском Селе, Петергофе или огромном трехэтажном «охотничьем дворце» в Спале (Беловежская пуща). При посещении городов империи оба императора проводили ночи исключительно в царских поездах или на яхтах.

«ТИГР» И «ЛИВАДИЯ»

С 1825 по 1861 год императоры Александр I, Николай I и Александр II добирались на Южный берег Крыма сухим путем, в экипажах. 80-километровая шоссейная дорога из Севастополя в Ливадию через Байдарские ворота проходила по живописной местности. Однако этот путь вызывал опасения у охраны. Посему 12 октября 1861 года Александр II отправился из Ливадии обратно в Севастополь на колесной яхте «Тигр». Эта яхта была построена в 1855 году в Николаеве. Ее водоизмещение составляло 2000 т, а машина – трофейная, снята с затонувшего в 1854 году у берегов Одессы английского пароходофрегата «Тигр».

Вскоре императорская яхта «Тигр» обветшала, и взамен нее в 1870—1873 годы в Николаеве построили новую деревянную колесную яхту «Ливадия» водоизмещением 2000 т. Уже летом 1873 года она перевезла императрицу Марию Александровну с семьей из Севастополя в Ялту. Ну а «Тигр» 26 августа 1872 года исключили из списков судов Черноморского флота.

Увы, «Ливадия» в ночь на 22 октября 1878 года выскочила на скалы у мыса Тарханкут на западном побережье Крыма. Яхта была разбита волнами. И тут вице-адмирал А.А. Попов, насмешивший весь мир строительством двух круглых броненосцев-«поповок», предложил царю Александру II построить круглую, а точнее, эллиптическую яхту «Ливадия». Попов соблазнил царя почти полным отсутствием качки, различными удобствами и роскошью отделки.

Огромная по тем временам яхта стандартным водоизмещением 4420 т, получившая имя своей предшественницы, была заложена на стапеле английской судостроительной фирмы «Джон Эльдер и Ко» 25 марта 1880 года, а 24 сентября того же года «Ливадия» под командой ее создателя –  британского кораблестроителя инженера Пирса покинула верфь в Глазго на реке Клайд и взяла курс на Севастополь.

Яхта была роскошно отделана. Площадь кают, салонов и залов для императорской семьи и свиты составляла 3950 кв. м, то есть в 6,7 раза больше, чем на старой «Ливадии». Огромная императорская приемная с высотой потолков 4 м была отделана в стиле комнат Людовика XVI в Фонтенбло. В приемной бурлил фонтан, окруженный цветочной клумбой. Гостиная на средней палубе была меблирована в крымско-татарском стиле. Другие помещения имели отделку в персидском духе. Большинство же парадных кают было отделано в современном английском стиле.

По пути из Англии на Черное море яхта угодила в шторм в Бискайском заливе и чуть не развалилась на куски. Почти 8 месяцев ушло на ремонт в испанском порту Ферроль.

И вот 27 мая 1881 года «Ливадия» прибыла в Севастополь. Понятно, что новый император плавать на ней не рискнул. Для приличия яхту переклассифицировали в пароход «Опыт», а позже обратили в блокшив.

«ЭРЕКЛИК» И ЕГО КОНВОИРЫ

Затем для транспортировки высочайших особ несколько лет использовали пассажирские пароходы. Так, в ноябре 1872 года у компании РОПиТ был приобретен товаро-пассажирский пароход «Великая княжна Ольга», построенный в Англии в 1866 году. Его переклассифицировали в императорскую яхту и переименовали в «Эреклик».

Первое время за неимением других военных судов на Черном море «Эреклик» с высочайшими персонами конвоировал крейсер «Память Меркурия».

Кроме того, периодически на несколько месяцев в состав Черноморского флота зачисляли в качестве крейсеров пассажирские пароходы Добровольного флота «Орел» водоизмещением 8175 т и «Москву» (6483 т). Дело в том, что их величества считали для себя неприличным ходить под триколором – коммерческим флагом Российском империи, а обязательно – под Андреевским флагом. Конвоировали крейсеры «Орел» и «Москва» новые корабли Черноморского флота, включая броненосцы.

20 октября 1894 года Александр III умер в Ливадии. А 27 октября гроб с телом императора установили на крейсере «Память Меркурия», который в сопровождении брига «Двенадцать Апостолов» и крейсера «Орел» пошел в Севастополь.

Немедленно после смерти Александра III в Крестовоздвиженской церкви Ливадии был провозглашен манифест о вступлении на престол Николая II.

Новый император любил путешествовать с комфортом. Причем при нем яхты стали гонять с Балтики на Черное море и обратно.

Британский король Эдуард VII (на фото – идет слева) и Николай II на борту яхты «Штандарт» во время переговоров в Ревеле. 	Фото 1908 года
Британский король Эдуард VII (на фото – идет слева) и Николай II на борту яхты «Штандарт» во время переговоров в Ревеле. Фото 1908 года

И вот 22 июня 1898 года яхта «Штандарт» покидает Кронштадт и идет в Севастополь. Ну а 14 августа Николай II отправляется из Петергофа в Севастополь, но уже по железной дороге. Погостив в Москве, царь в 10 часов утра 21 августа прибывает в Севастополь. Замечу, что в Севастополе вокзал специально был устроен так, что царь прямо из вагона, пройдя буквально 20 м, попадал на причал, где его уже ждал катер со «Штандарта».

Обратно 12 декабря 1898 года «Штандарт» шел под эскортом миноносцев. Царь записал в дневнике: «Печальный случай произошел здесь на эскадре: с миноносца № 252 смыло командира, лейтенанта Гаевского, перед самым Севастополем, когда они возвращались после конвоирования «Штандарта»!»

Дорога из Ялты до Севастополя традиционно заняла три часа. За день до этого крейсер «Память Меркурия» забрал царский багаж и отвез его в Севастополь. Ну а «Штандарт» опять вокруг Европы пошел на Балтику. Итак, ради двух трехчасовых прогулок императорская яхта размером с броненосный крейсер дважды гонялась вокруг Европы!

ЯХТОМАНИЯ

Морские прогулки на яхтах всегда нравились монархам, хотя содержание яхт было весьма накладно для госбюджета. Так, с 1954 года у британской королевы имелась всего одна большая яхта «Британия», причем она была построена так, что в военное время обращалась в госпитальное судно. На яхте за 42 года было совершено 928 государственных визитов. Но с 1997 года она стоит на приколе. Елизавета II даже публично поплакала по сему поводу, но парламент остался непреклонен – денег на ремонт и модернизацию яхты так и не выделил.

С 1894 по 1914 год среди монархов мира самую большую флотилию яхт имело августейшее семейство Романовых. По суммарному тоннажу яхты не уступали тоннажу всех крейсеров порт-артурской эскадры, причем большие яхты по своим размерам не уступали броненосным крейсерам того времени, хотя и Александр III, и Николай II всего лишь несколько раз совершали визиты на яхтах в Англию, Францию, Данию и Германию. А в основном яхты вояжировали между Петергофом и финскими шхерами и Южной бухтой Севастополя и Ялтинским портом.

Любопытно, что для того, чтобы хоть как-то соблюсти приличия и на законных основаниях выкачивать деньги из бюджета морского ведомства, Александр III придумал новый тип кораблей – яхта-крейсер. Так, в 1887 году началось строительство крейсера «Память Меркурия» по типу английского крейсера «Линдер». Вооружение его должно было состоять из восьми 152-мм, четырех 107-мм, шести 47-мм пушек и двух торпедных аппаратов. Крейсер предназначался для действий на океанских коммуникациях, и дальность плавания его должна была составлять 12 500 миль.

В ходе строительства крейсера в его конструкцию вносились изменения. Заодно царю объяснили, что название не очень подходит для прогулочного судна, и корабль был переименован в «Полярную звезду». В итоге когда «Полярная звезда» в марте 1891 года вошла в строй, она оказалась не крейсером, а роскошной яхтой с четырьмя 47-мм пушками. Стоимость сего судна составила 3 557 100 руб. Для сравнения: стоимость параллельно строившегося броненосного крейсера «Память Азова» составила 3 690 254 руб., включая артиллерию. Замечу, что и «Память Азова» строили с роскошными салонами для перевозки высочайших особ.

В 1892 году морское ведомство заказало датской фирме «Бурмейстер ог Вайн» крейсер. Но в октябре 1893 года Александр III приказал переделать его в императорскую яхту. В строй она вошла под названием «Штандарт» в 1896 году уже при новом царе. Водоизмещение ее составило 5480 т. Для салютов яхта имела восемь 47-мм пушек Гочкиса.

Кроме этих яхт у высочайшего семейства имелось еще не менее дюжины яхт – «Царевна», «Александрия» и др. А для царских родственников было построено еще несколько яхт-крейсеров. Для генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича – яхта-крейсер «Светлана» водоизмещением 3727 т, поскольку Алексею не хватало морской яхты «Стрела» постройки 1890 года. Для наместника на Дальнем Востоке адмирала Алексеева (внебрачного сына Александра II) была построена яхта-крейсер «Алмаз» водоизмещением 3285 т.

Однако отправка «Алмаза» в Порт-Артур задержалась, и Алексеев приказал перевести туда один из лучших вспомогательных крейсеров – «Ангару». Этот корабль водоизмещением 12 050 т имел скорость 20,1 узла и мог доставить японцам немало хлопот в ходе рейдерства в океане, если бы остался во Владивостоке. Но куда наместнику высочайшей крови без яхты? И «Ангара» бесславно сгинула в Порт-Артуре вместе с остальными кораблями эскадры.

МОРЯКИ-КОНТРАБАНДИСТЫ

Простые адмиралы не получили больших яхт. Зато они для своих ближних служебных поездок (1—3 часа на миноносце) требовали подавать им большие крейсеры. Так, адмирал Григорович ездил из Севастополя в Ливадию не на автомобиле (3 часа) и не на миноносце (1,5 часа), а на новейшем крейсере «Кагул». А адмирал Иессен решил 15 мая 1904 года совершить инспекцию поселка Посьет в 100 верстах от Владивостока по Амурскому заливу на крейсере «Богатырь». В пути адмирал фактически отстранил командира от управления, и «Богатырь» налетел на камни, выйдя из строя до самого конца Русско-японской войны.

Замечу, что в 1901—1903 годы корабли русской Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре в основном находились в вооруженном резерве. Вооруженный резерв был изобретением российского Морского министерства, бюджета которого не хватало для постоянного нахождения флота в море. Поэтому значительная часть кораблей систематически отстаивалась в гаванях без паров.

Зато яхта-крейсер «Штандарт» два, а то и четыре раза в год гонялась с Балтики на Черное море только для того, чтобы отвезти императора из Севастополя в Ялту. Правда, жалеть начальство, команду и прислугу особенно не приходится. Царские яхты не подлежали таможенному досмотру... и бесспорный рекорд по провозу контрабанды держала яхта «Полярная звезда» на маршруте Копенгаген–Кронштадт. По этому маршруту ежегодно вояжировала вдовствующая императрица Мария Федоровна. Конечно, можно было и за пару дней на поезде «прикатить», но на яхте как-то веселее.

Три часа от Южной бухты Севастополя до набережной Ялты «Штандарт» шел не один, а в сопровождении целой эскадры кораблей Черноморского флота. Так, 30 марта 1914 года его сопровождали крейсер «Кагул», яхта «Алмаз» и четыре эсминца. И это, замечу, был не только почетный эскорт. Дело в том, что яхта «Алмаз» по своему силуэту почти не отличалась от «Штандарта». Поэтому в течение шести лет, с 1906 по 1911 год, «Алмаз» служил яхтой-двойником «Штандарта» на Балтике. Периодически царская яхта менялась стоянками в финских шхерах с ее двойником. Современники утверждали, что в 1907 году при входе в Коткинскую бухту была обнаружена плавучая мина. Но при этом на стоянке, предназначенной для «Штандарта», была пришвартована яхта «Алмаз».

В начале 1911 года «Алмаз» прошел ремонт (кстати, в 1908 году его официально включили в число императорских яхт), а 23 июля того же года он навсегда покинул Балтику и отправился на Черное море сопровождать яхту «Штандарт».

Если на Черном море на «Штандарте» царь обычно проводил несколько часов по пути из Севастополя до Ялты и обратно, то на Балтике он пребывал на «Штандарте» неделями. Николай II и его семья любили отдыхать с конца июня до начала августа на островах в финских шхерах. Чаще всего это происходило у поселка Виролахти. Сейчас он находится в нескольких километрах от российско-финской границы, а тогда был территорией Российской империи.

СВЕТЯТ ФОНАРЯМИ ПО НОЧАМ

Безопасность царя помимо дворцовой охраны, численность которой составляла от 50 до 200 человек, обеспечивали несколько тысяч матросов, находившихся на кораблях конвоя и окружающих островках.

В сентябре 1906 года царь писал родственникам: «С нами здесь «Украина» и «Финн», миноносцы «Видный», «Резвый» и «Гремящий», «Царевна», «Генерал-адмирал» и «Азия». Все они по ночам светят боевыми фонарями кругом яхты». Замечу, что «Азия» и «Генерал-адмирал» представляли собой старые крейсеры. На «Азии» размещались чины дворцовой охраны, а на «Генерал-адмирале», видимо, тоже находились  какие-то части охраны, включая сторожевых собак. Ну а «Украина» и «Финн» – эсминцы, построенные на пожертвования населения в ходе Русско-японской войны.

С 1911 года для размещения дворцовой охраны стал использоваться специально построенный в 1910—1911 годы на Невском судостроительном заводе транспорт «Печора» водоизмещением 2000 т. На транспорте помимо всего прочего имелись большая фотолаборатория и помещение для полицейских собак. Кроме того, в состав царской флотилии входили угольная баржа, судно-баня, водовоз «Водолей» и госпитальное судно.

А вот состав царского конвоя в финских шхерах в конце августа 1907 года (обычно в это время царь уже был в Ливадии, но из-за волнений на Черноморском флоте о Крыме не могло быть и речи). Впереди «Штандарта» шли эсминцы «Украина» и «Выносливый»; сзади – «Азия», яхты «Элекен» и «Александрия», а также конвоиры царских яхт «Дозорный» и «Разведчик». Замечу, что именно при Николае в составе русского флота появился новый тип кораблей – «конвоиры царских яхт». В 1900—1904 годы построили четыре конвоира: «Конвоир», «Спутник», «Дозорный» и «Разведчик».

Шхерный район, где вояжировал «Штандарт», был заранее хорошо оборудован в гидрографическом отношении: взорваны подводные камни, поставлены буи, четко обозначены фарватеры. Тем не менее 29 августа 1907 года на траверзе острова Граншер «Штандарт» налетел на узкий камень на глубине 5,5 м, не обозначенный на карте. Приняв 1200 т воды, «Штандарт» накренился. Царская семья немедленно перешла на яхту «Александрия».

ВОПРОСЫ СНАБЖЕНИЯ

Любопытно, как велось снабжение высочайших пассажиров яхты. Приведем некоторые отрывки из соответствующих воспоминаний и документов того времени.

Поскольку все стоянки «Штандарта» были заранее определены, то еще до начала плавания «полковники от котлет» Гофмаршальской части отправили из Петербурга в Финляндию вагон с различным хозяйственным барахлом. Также из Петербурга в Финляндию регулярно отправлялся вагон-ледник, в котором перевозили мясо и молочные продукты.

О том, что необходимо Пьеру Кюба на «Штандарте», Гофмаршальская часть узнавала по радиотелеграфу. «Маршрут» радиограммы от Кюба до «полковников от котлет» в Петергофе был следующим. Сначала радиограмма поступала на радиотелеграф в Главный морской штаб , затем ее передавали в Гофмаршальскую часть Зимнего дворца, а уже оттуда – по телефону в Петергоф, откуда и отходил миноносец. Вот несколько таких телеграмм.

Петергоф, 19 августа 1907 года: «Миноносец «Бурный» выйдет из Петергофа завтра вторник 10 часов утра сообщите кому признаете нужным.   Кн. Путятин».

«Штандарт», 20 августа 1907 года: «Благоволите выслать сливок 50, молока 50 бутылок, масла 20 фунтов, дворцовых оранжерей персиков, слив, винограду, крыжовнику, по возможности цветов разных для убранства стола».

«Штандарт», 21 августа 1907 года: «Благоволите выслать: пива пильзенского 20 бутылок, баварского 80, квасу монастырского 50, клюквенного 20, хлебного 80, конфет 20 фунтов, бисквит 5, преимущественно простых, карамели сливочной 4 фунтовых коробки. Грибов рыжиков свежих, если найдутся немного для закуски, молоко для Их Величеств просят посылать при каждой оказии не кипяченным».

Корабли, охранявшие «Штандарт», имели четкие указания не допускать любые суда к царской яхте. Как-то раз во время отдыха царя какой-то финн, незнакомый с русскими порядками, подплыл на лодке к сторожевой линии, чтобы продать яблоки. Снайпер охраны метким выстрелом сбил с финна шляпу. Более серьезный инцидент произошел с английским пароходом «Вудберн». Груженное лесом судно приближалось к стоянке «Штандарта», чтобы обогнуть яхту на расстоянии трех кабельтовых. «Вудберн» начали оттеснять миноносцы. Уклоняясь, «Вудберн» дал задний ход, и его нос оказался повернутым прямо на «Штандарт». Немедленно конвоиры царских яхт открыли предупредительный огонь, а эсминец «Эмир бухарский» угодил 76-мм снарядом в борт судна. В итоге был поврежден паропровод и ранен кочегар. Последовавший за этим скандал русские дипломаты замяли с большим трудом.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ НА ВОЛГЕ

Речных царских яхт в российском флоте формально не было. Однако в 1885 году на Сормовском заводе по заказу Министерства путей сообщения  было заложено два парохода «для служебных поездок». Эти пароходы – «Межень» и «Стрежень» – представляли собой красивые яхты с обводами клиперов. Внутренние помещения их были отделаны драгоценными породами дерева, а мебель и гобелены были в стиле Луи XIV. Однако оба судна в справочнике судов речного регистра числились «буксирами с железными корпусами».

Увы, особы императорской фамилии редко путешествовали по рекам. Так, «Межень» впервые была использована по назначению лишь на три дня в июле 1899 года, когда великий князь Владимир Александрович изволил вояжировать из Ярославля до Рыбинска. В июле 1910 года на «Межени» совершила паломнический тур великая княгиня Елизавета Федоровна. В историю же «Межень» вошла в 1913 году в ходе торжеств по случаю 300-летия династии Романовых.

Было решено, что царское семейство прибудет в Нижний Новгород поездом, а затем проследует на «Межени» вверх по Волге до Ярославля. Для этого сформировали специальную эскадру в составе путейских (казенных) пароходов «Нижний Новгород», «Межень», «Стрежень», «Екатерина», «Орел» а также мобилизованных больших пассажирских пароходов общества «Самолет» – «Император Александр Благословенный» и «Царь Михаил Федорович».

Заранее на Волгу отправилась большая группа офицеров с моряками царских яхт. Под их руководством «Межень» и «Стрежень» были переделаны с особой роскошью. Удалось установить даже весьма внушительные ванны для купания высочайших особ.

Начиная с апреля 1913 года весь фарватер шириной в 50 саженей от Нижнего Новгорода до Ярославля неоднократно протралили на предмет мин и естественных препятствий (корчей, топляков, камней и т.д.). Выставили сотни бакенов и вех. Между Нижним и Ярославлем организовали 200 специальных постов, на каждом из которых имелось по две лодки и не менее трех сторожей.

В мае 1913 года вся «эскадра» совершила пробный рейс из Нижнего в Ярославль и обратно. За три дня до приезда высочайших особ было приказано на Волге и прилегающих реках прекратить сплав леса, а за 12 часов до подхода царской флотилии должно было быть прекращено движение всех грузовых и пассажирских судов. Так что «Межень» на своем пути не встретила ни одного движущегося плавсредства.

За 12 часов до высочайшего отбытия из Нижнего Новгорода вверх по реке вышел пароход путей сообщения в сопровождении двух моторных катеров. На их борту находилось несколько десятков полицейских, которые должны были останавливать все встречные суда, идущие как сверху, так и снизу, и заставлять их становиться на якорь вне фарватера. После чего на каждом из остановленных судов оставался один нижний чин полиции.

После прохода царской флотилии идущий сзади казенный пароход в сопровождении моторного катера снимал с задержанных частных судов нижних чинов полиции и разрешал судам продолжать свой путь. Одновременно казенный пароход наблюдал, чтобы идущие снизу пароходы не обгоняли его.

За три дня до отплытия царя из Нижнего было запрещено движение по Волге всех частных моторных лодок. Населению категорически запрещалось разжигать на берегу костры.

На всякий случай на пути из Москвы в Нижний Новгород впереди царского поезда с интервалом в 1 час пустили два поезда – литер «Св» (свитский) и литер «Б». Оба поезда не имели внешних отличий от царского. Поезд с Николаем II прибыл в Нижний Новгород в 10 часов утра 17 мая. А уже вечером царь пересел на яхту «Межень». Свита разместилась на трехпалубном пассажирском пароходе «Царь Михаил Федорович». Министры Коковцов, Маклаков, Рухлов и чины охраны отправились на других пароходах.

Царь посетил Ипатьевский монастырь, Кострому и Ярославль. В полночь на 22 мая царский поезд умчал Николая II из Ярославля в Москву. Обратим внимание, что все ночи император провел на борту «Межени».

ДИПЛОМАТИЯ ЯХТ

Обычно монархи и главы правительств в ходе зарубежных визитов прибывают в столицу государства, где ведутся переговоры, подписываются договоры и т.д. Однако начиная с 1904 года император Николай II не рисковал приглашать монархов и премьеров в Петербург, опасаясь нелояльности населения, а предпочитал вести с ними переговоры на яхтах как в открытом море, так и на стоянках в Ревеле и других портах. В чем-то это были спецоперации, в которых важную роль играли разведка и охранка.

Так, в июле 1905 года в Финском заливе близ Биорке состоялась встреча Николая II и Вильгельма II. Царь прибыл на яхте «Полярная звезда», а кузен Вилли – на яхте «Гогенцоллерн». У бедного кайзера была всего одна яхта в 4 тыс. т, да и та являлась хорошо вооруженным крейсером. И всего один конвоир – маленький миноносец S-97.

10 июля Николай II и Вильгельм подписали на борту яхты «Гогенцоллерн» так называемый договор в Биорке. Этот договор не был направлен против Франции, а, наоборот, подписанты предлагали присоединить ее к союзу России и Германии.

27 июля 1905 года (нов. ст.) из Пиллау кайзер пишет кузену Ники: «24 июля [нов. ст. – А.Ш.] 1905 г. будет краеугольным камнем европейской политики; этот день начинает собой новую страницу в истории; это будет страницей мира и доброжелательного друг к другу отношения держав Европейского материка, политика которых, основанная на дружбе и доверии, будет направлена к достижению общих всем интересов».

Если бы договор в Биорке вступил в силу, то история человечества пошла бы совсем по иному сценарию. Вполне возможно, что тогда не было бы ни Первой мировой войны, ни Гражданской войны в России. Так или иначе, но Николай II в Биорке принял самое мудрое решение за все свое царствование.

Увы, министры, и в первую очередь премьер Витте и министр иностранных дел Ламсдорф, пришли в ужас и буквально заставили царя отказаться от союза с Германией.

Теперь царю ничего не оставалось, как идти на поклон к тетушке Антанте. И вот в Россию собрался с визитом британский король Эдуард VII. Ну, и как положено в соответствующих случаях, надеялся посетить столицу Российской империи.

Начальник охранного отделения А.В. Герасимов писал: «Говорили, что ему очень хотелось посмотреть нашу столицу и самому понаблюдать ее жизнь. Этот план отпал, так как Государь самым решительным образом высказался против него. Я не знаю, какой официальный предлог был приведен в дипломатических сношениях для того, чтобы убедить Эдуарда VII согласиться на свидание в другом городе, но действительные мотивы, как мне рассказывал Столыпин, состояли в том, что пребывание английского короля в Петербурге было не по душе Государю.

«– Он привык у себя в Англии свободно повсюду ходить, а потому и у нас захочет вести себя так же. Я его знаю, он будет посещать театры и балет, гулять по улицам, наверно, захочет заглянуть и на заводы, и на верфи. Ходить с ним вместе я не могу, а если он будет без меня – вы понимаете, какие это вызовет разговоры. Поэтому будет лучше, если он сюда не приедет» – так мотивировал Государь свое решение».

В результате дипломатических переговоров местом встречи монархов был избран порт Ревель. Переговоры шли на яхтах «Штандарт» и королевской «Виктория и Альберт».

14–15 июля 1908 года в Ревель прибыл президент Франции Арман Фальер. Он пришел не на яхте, а на красавце пятитрубном линкоре «Верньо». Линкор был последним французским кораблем додредноутного типа, но по огневой мощи, бронированию и водоизмещению почти не уступал первым британским дредноутам.

В Ревеле французскую эскадру встречала эскадра царских яхт – «Штандарт», «Полярная звезда», «Царевна» и др.

Когда катер с президентом причалил к «Штандарту», судовой оркестр заиграл «Марсельезу», Николаю II пришлось отдать честь, а матросы закричали «ура!».

Все последующие переговоры проходили только на борту «Штандарта». Царь и президент не выходили на берег, и Николай II даже не посетил «Верньо».

Россия окончательно вступила в Антанту. Обратный отсчет времени начала Первой мировой пошел на борту яхты «Штандарт».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


В Севастополе учатся создавать политические тандемы

В Севастополе учатся создавать политические тандемы

Александр Малышев

Федеральный Центр прививает в Крыму новые правила взаимодействия элит

0
764
Европа заливает контрсанкции вином

Европа заливает контрсанкции вином

Анастасия Башкатова

Путь к сердцу россиян лежит через печень

0
11187
Памятник примирения – кому и зачем

Памятник примирения – кому и зачем

Александр Широкорад

По какой причине и в чьих интересах переписывают историю нашей страны

0
2296
Что скрывает Нью-Йорк

Что скрывает Нью-Йорк

Наталия Григорьева

На фестивале в Ялте показали первые конкурсные фильмы

0
1007

Другие новости

24smi.org
Загрузка...