21
2952
Газета История Интернет-версия

15.09.2017 00:01:00

"Дело революции не должно быть запятнано грязными руками"

К 150-летию со дня рождения "сутенера империализма" Александра Парвуса

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор РГГУ

Тэги: история, революция, парвус, германия, троцкий, большевики, горький


34-14-2.jpg
Александр Парвус. Фото 1906 года

Яркая личность Израиля (Александра) Лазаревича Гельфанда (Парвуса) – русского революционера и германского империалиста, ученого-марксиста и крупного предпринимателя, космополита и германского патриота, закулисного политика и международного финансиста, социал-демократического публициста и политического авантюриста – давно привлекает к себе внимание историков. Этот интерес понятен: без Парвуса, как и без «немецких денег», вероятно, не было бы большевистской революции в том виде, в котором она произошла в России в 1917 году.

ДОКТОР СЛОН

Александр Парвус, он же Израиль Лазаревич Гельфанд, родился 8 сентября 1867 года в местечке Березино Минской губернии в семье еврейского ремесленника. После погрома семья Гельфандов осталась без дома и имущества и перебралась в Одессу, где Лазарь работал грузчиком в порту, а Израиль учился в гимназии. Видимо, именно одесской гимназии Израиль Гельфанд был обязан своим прекрасным литературным русским языком и знанием языков европейских: лингвистические барьеры для него не существовали. В Одессе юный гимназист Гельфанд примкнул к народовольческим кружкам. В 19 лет он уехал в Швейцарию, в Цюрих, где познакомился с членами «Группы освобождения труда». Под их влиянием Гельфанд стал марксистом. В 1887 году он поступил в Базельский университет, который окончил в 1891-м, получив ученую степень доктора философии. Его диссертация называлась так: «Техническая организация труда («кооперация» и «разделение труда»)». Израиль Гельфанд часто выступал в социалистической печати под псевдонимом Александр Парвус («малый» – лат.), который стал его новым именем.

Доктор Парвус не стал возвращаться в Россию, а перебрался в Германию, где вступил в Социал-демократическую партию. Лидер немецкой социал-демократии Карл Каутский отнесся к Парвусу с симпатией, дав ему шутливое прозвище Доктор Слон. Действительно, во внешнем облике Парвуса было что-то слоновье.

Публицист Парвус пишет много и задиристо. Его статьями зачитываются молодые русские марксисты. Владимир Ульянов в письме из сибирской ссылки просит мать присылать ему копии всех статей Парвуса. Из дружбы с русскими марксистами родилась газета «Искра», которая со второго номера начала печататься в типографии, устроенной на квартире Парвуса в Мюнхене. Квартира Парвуса стала местом встреч русских революционеров, особенно Парвус сблизился с Троцким. По существу, именно Парвус выдвинул тезис перманентной революции, который в дальнейшем взял на вооружение Троцкий. Парвус предсказал неизбежность мировой войны и русскую революцию.

В 1905 году с началом первой русской революции Парвус направляется в Россию. Вместе с Троцким он возглавляет петербургский Совет рабочих депутатов. После поражения революции Парвус оказывается за решеткой в «Крестах», его приговаривают к трем годам ссылки в Туруханск. Но уже все готово для побега: фальшивый паспорт, явки, деньги. В Енисейске, напоив конвойных, Парвус бежит, объявляется в Италии, затем оказывается в Германии и больше никогда не возвращается на родину.

34-14-1.jpg
Лидеры мировой революции, слева направо:
Александр Парвус, Лев Троцкий и Лев Дейч.
Фото 1906 года

С именем Парвуса связан ряд громких скандалов: он бросает без средств к существованию двух жен с сыновьями, растрачивает на любовницу доходы от авторских прав Максима Горького за границей, которые были ему доверены. Большевики и Горький требуют возврата денег, Германия начинает выдавать России сбежавших революционеров, и Парвус на несколько лет исчезает из поля зрения немецких и русских властей.

В 1910 году он выныривает в Турции как преуспевающий коммерсант, становится крупнейшим поставщиком продовольствия для турецкой армии, представителем торговца оружием Базиля Захарова и концерна Круппа.

СОВПАДЕНИЕ ЦЕЛЕЙ

Звездный час Парвуса наступает с началом Первой мировой войны. Он ратует за победу Германии, так как это должно привести сначала к революции в России, а затем и мировой революции. «Победа Германии над Россией – в интересах европейского социализма, поэтому социалисты должны заключить союз с германским правительством для свержения царского режима, в том числе революционным путем», – считал он.

В 1915 году цели Германии, добивавшейся победы на Восточном фронте и выхода России из войны, и Парвуса, разжигавшего в России революционный пожар, совпали. Германия наносила удары по России с фронта, а революционеры – с тыла.

По ходу своих политических и торговых занятий Парвус познакомился с доктором Максом Циммером, уполномоченным германского и австрийского посольств по делам антироссийских националистических движений, которые финансировались Германией и Австро-Венгрией. В начале января 1915-го Парвус попросил доктора Циммера устроить ему встречу с германским послом в Турции фон Вангенхаймом. На приеме 7 января 1915 года купец-социалист заявил германскому послу: «Интересы германского правительства полностью совпадают с интересами русских революционеров. Российские демократы могут добиться своих целей только при условии полного разрушения самодержавия и разделения России на отдельные государства. С другой стороны, Германии не удастся добиться полного успеха, если в России не произойдет революция. Кроме того, даже в случае победы Германии Россия будет представлять для нее немалую опасность, если Российская империя не распадется на отдельные независимые государства».

На следующий день, 8 января 1915 года, фон Вангенхайм направил в Берлин в МИД Германии телеграмму с подробной информацией о беседе с Парвусом, выразил благожелательное отношение к его идеям и передал его просьбу лично представить в МИД выработанный план выведения России из войны посредством революции.

10 января 1915-го государственный секретарь МИД Германии Готлиб фон Ягов телеграфировал в Большой кайзеровский генеральный штаб: «Пожалуйста, примите д-ра Парвуса в Берлине».

В конце февраля 1915 года Парвус был принят в МИД Германии Яговым, в беседе участвовали представитель военного ведомства доктор Рицлер (доверенное лицо рейхсканцлера) и вернувшийся из Турции доктор Циммер. Протокол беседы не велся, но по ее итогам 9 марта 1915 года Парвус подал в МИД меморандум на 20 страницах, который являлся подробным планом свержения самодержавия в России и ее расчленения на несколько государств.

«План Парвуса, – пишут биографы Гельфанда З. Земан и У. Шарлау, – содержал три важнейших пункта. Во-первых, Гельфанд предлагал оказать поддержку партиям, борющимся за социалистическую революцию в России, прежде всего большевикам, а также националистическим сепаратистским движениям. Во-вторых, он считал момент подходящим для ведения в России антиправительственной пропаганды. В-третьих, ему представлялось важным организовать в прессе международную антироссийскую кампанию».

ПЛАН БОРЬБЫ

Вот фрагмент плана Парвуса, написанный им на листках блокнота берлинского отеля Kronprinzenhof в конце декабря 1914 года: «Сибирь. Нужно уделить особое внимание Сибири еще и потому, что огромные поставки артиллерии и другого вида вооружения из США в Россию будут, вероятно, проходить через Сибирь. Поэтому сибирский проект следует рассматривать отдельно от остальных. Необходимо послать несколько энергичных, осторожных и хорошо экипированных агентов в Сибирь со специальным заданием по взрыву железнодорожных мостов. Они найдут достаточно помощников среди ссыльных. Взрывчатые вещества можно доставить с уральских горных заводов, а их небольшие количества – из Финляндии. Технические указания можно было бы разработать здесь.

Кампания в прессе. Предположения о Румынии и Болгарии подтвердились после окончания работы над этим меморандумом и в ходе развития революционного движения. Болгарская пресса сейчас настроена исключительно прогермански, а в отношении румынской прессы наметился заметный поворот. Предпринятые нами меры вскоре дадут еще более ощутимые результаты. Сейчас особенно важно взяться за работу.

1. Финансовая поддержка социал-демократической фракции большевиков, которая всеми имеющимися средствами продолжает вести борьбу против царского правительства. Следует наладить контакты с ее лидерами в Швейцарии.

2. Установление прямых контактов с революционными организациями Одессы и Николаева через Бухарест и Яссы.

3. Установление контактов с организациями русских моряков. Такой контакт уже есть через одного джентльмена в Софии. Другие связи возможны через Амстердам.

4. Поддержка деятельности еврейской социалистической организации «Бунд» – не сионисты.

5. Установление контактов с авторитетными деятелями русской социал-демократии и с русскими социал-революционерами в Швейцарии, Италии, Копенгагене, Стокгольме. Поддержка их усилий, направленных на немедленные и жесткие меры против царизма.

6. Поддержка тех русских революционных писателей, которые принимают участие в борьбе против царизма даже в условиях войны.

7. Связь с финской социал-демократией.

8. Организация конгрессов русских революционеров.

9. Влияние на общественное мнение в нейтральных странах, особенно на позицию социалистической прессы и социалистических организаций в борьбе против царизма и за присоединение к центральным державам. В Болгарии и Румынии это уже успешно осуществляется; продолжать эту работу в Голландии, Дании, Швеции, Норвегии, Швейцарии и Италии.

10. Снаряжение экспедиции в Сибирь со специальной целью: взорвать важнейшие железнодорожные мосты и тем самым воспрепятствовать транспортировкам оружия из Америки в Россию. При этом экспедиция должна быть снабжена богатыми денежными средствами для организации переброски определенного числа политических ссыльных в центр страны.

11. Техническая подготовка к восстанию в России:

а) обеспечение точными картами российских железных дорог с указанием наиболее важных мостов, которые должны быть уничтожены, чтобы парализовать транспортное сообщение, а также с указанием основных административных зданий. Арсеналы, мастерские, которым следовало бы уделить максимальное внимание;

б) точное указание количества взрывчатых веществ, необходимых для достижения цели в каждом отдельном случае. При этом нужно учитывать нехватку материалов и сложные обстоятельства, в которых будут осуществляться акции;

в) четкая и популярная инструкция по обращению со взрывчатыми веществами при взрыве мостов и больших зданий;

г) простые рецепты изготовления взрывчатых веществ;

д) разработка плана сопротивления восставшего населения в Петербурге против вооруженной власти с особым учетом рабочих кварталов. Защита домов и улиц. Защита от кавалерии и пехоты. Еврейский социалистический «Бунд» в России – это революционная организация, которая опирается на рабочие массы и которая сыграла определенную роль еще в 1904 году. Он находится в противоборствующих отношениях с «сионистами», от которых нечего ожидать по следующим причинам:

1) так как их членство в партии непрочное;

2) так как русская патриотическая идея стала популярна в их рядах с начала войны;

3) так как после Балканской войны ядро их руководства активно искало сочувствия англичан и русских дипломатических кругов, хотя это не помешало им также сотрудничать с германским правительством. Потому что он вообще не способен ни на какие политические акции».

Парвус составил перечень неотложных финансово-технических мероприятий. Среди них: обеспечение взрывчаткой, картами с указанием мостов, подлежащих взрывам, подготовка курьеров, контакты с большевистской фракцией, находящейся в изгнании в Швейцарии, финансирование леворадикальных газет. Парвус просил правительство Германии (в середине марта 1915 года он стал главным правительственным консультантом по вопросам русской революции) профинансировать свой план.

МИЛЛИОНЫ В ТОПКУ РЕВОЛЮЦИИ

17 марта 1915-го фон Ягов телеграфирует в государственное казначейство Германии: «Для поддержки революционной пропаганды в России требуются 2 миллиона марок». Положительный ответ приходит через два дня. Это был аванс. Из 2 млн миллион Парвус получает сразу и переводит их на свои счета в Копенгагене. Там он основал коммерческую империю, которая занимается торговыми операциями. В том числе незаконными сделками по продаже угля, металлов, оружия в Германию, Россию, Данию и другие страны. Парвус получал огромные доходы, которые оставлял в России или переводил на счета в других странах. Большую часть средств Парвус вкладывает в создание средств массовой информации по всему миру. Они должны были настроить мир и население России против царского режима.

Ленинский лозунг превращения войны империалистической в войну гражданскую – суть плод программы Парвуса. Только Парвус говорил о 5–10 млн марок на русскую революцию, а вышла в конечном счете цифра намного большая. Помимо Гельфанда, бывшего главным связующим звеном между большевиками и германским имперским правительством, летом 1917 года большевики имели и другие каналы связи с Берлином. Немецкий социал-демократ и ярый критик Ленина Эдуард Бернштейн оценил общую сумму «немецкой помощи» примерно в 50 млн золотых марок. Цифру в 50 млн марок, полученных большевиками от Германии, называет и английский историк Рональд Кларк.

Личные средства Парвуса служили прикрытием для «немецких денег», что до сих пор сбивает с толку исследователей. Какие бы крупные суммы ни тратили «спонсоры русской революции», они рассчитывали не только приобрести за свои деньги политический капитал, но и с избытком возместить финансовые затраты. Реформы, перестройки, революции и гражданские войны, приводившие российское общество в состояние деструкции и разлада, всегда сопровождались утечкой огромных богатств на Запад.

Особо щекотливая тема – отношения Парвуса и Ленина. «Ленин нужен в России, чтобы Россия пала», – писал Парвус. В этом – вся суть отношения Парвуса к вождю большевиков. Они были знакомы еще до революции 1905 года: вместе создавали газету «Искра». После того как Парвус получил от германских властей аванс в 2 млн марок, его первым намерением было поехать в Швейцарию к Ленину, чтобы включить его в свой план.

В середине мая 1915-го Парвус прибыл в Цюрих, чтобы побеседовать с Лениным. Александр Солженицын более или менее точно описал обстоятельства, при которых Парвус навязал Ленину свое общество, но содержание их беседы Солженицын знать не мог. Ленин, естественно, предпочитал не упоминать об этом эпизоде. Парвус же был краток: «Я изложил Ленину мои взгляды на социал-революционные последствия войны и обратил внимание на тот факт, что, пока продолжается война, в Германии не сможет произойти революция; что сейчас революция возможна только в России, где она может разразиться в результате побед Германии. Он мечтал, однако, о публикации социалистического журнала, с помощью которого, как он считал, он сможет немедленно бросить европейский пролетариат из окопов в революцию». Ирония Парвуса понятна даже задним числом: на прямой контакт с Парвусом Ленин не пошел, но канал связи с ним постоянно держал свободным.

Австрийская исследовательница Элизабет Хереш, опубликовавшая план Парвуса, приводит слова, якобы сказанные председателем большевистской ВЧК Феликсом Дзержинским в 1922 году: «Кузьмич (одна из партийных кличек Ленина. – Б.Х.) был действительно завербован в 1915 году представителем германского генерального штаба Гельфандом Александром Лазаревичем (он же Парвус, он же Александр Москвич)».

Ленин в 1915-м продолжал бредить идеей мировой революции, причем все равно где – в Швейцарии, Америке или России. Парвус же предлагал для организации революции в России колоссальные деньги. Чьи это деньги – для Ленина не имело значения. Хотя Ленин официально не сказал Парвусу: «Да, я буду с вами сотрудничать», – тихая договоренность действовать с соблюдением конспиративных правил, через посредников, была достигнута.

Можно ли предложение Парвуса Ленину считать вербовкой? В узком «шпионском» смысле этого слова – вероятно, нет. Но в военно-политическом плане антироссийские цели кайзеровской Германии, «бизнесмена от революции» Парвуса и «революционного мечтателя» Ленина на этом этапе совпадали. Для Ленина как революционера-интернационалиста было вполне допустимо сотрудничать с Германской империей против империи Российской, непримиримым врагом которой он был. Проще говоря, большевикам было все равно, на чьи деньги делать революцию.

В то же время немецкие власти, дав деньги Парвусу, открыли ящик Пандоры. Немцы не имели никакого понятия о большевизме. Вальтер Николаи, руководитель германской военной разведки, писал: «Я не знал в то время, как и всякий другой, ничего о большевизме, а о Ленине мне было только известно, что живет в Швейцарии как политический эмигрант Ульянов, который доставлял ценные сведения моей службе о положении в царской России, против которой он боролся». Военная разведка кайзера вместе с германским МИДом обеспечила выполнение плана Парвуса в той части, в которой он соответствовал целям Германии по выводу России из войны.

СОБСТВЕННАЯ ИГРА

Впрочем, Парвус не был бы финансовым гением и политическим авантюристом мирового масштаба, если бы не играл свою собственную игру: революция в России была лишь первой частью его плана. За ней должна была последовать революция в Германии. При этом финансовые потоки мировой революции сосредотачивались бы в руках Парвуса. Разумеется, немцы о второй части плана Парвуса не знали.

Парвус взялся за создание собственной организации, чтобы влиять на события в России. Штаб-квартиру организации Парвус решил расположить в Копенгагене и Стокгольме, через которые осуществлялись нелегальные связи русской эмиграции с Россией, Германии – с Западом и Россией. Прежде всего Парвус создал в Копенгагене Институт научного и статистического анализа (Институт изучения последствий войны) как легальную «крышу» для конспиративной деятельности и сбора информации. Он вывез из Швейцарии в Копенгаген пять российских эмигрантов-социалистов, обеспечив им беспрепятственный проезд через Германию, предвосхитив тем самым знаменитую историю с «пломбированным вагоном». Парвус чуть было не заполучил в сотрудники своего института Николая Бухарина, который отказался от этого предложения только под давлением Ленина. Зато Ленин предоставил Парвусу в качестве контактного лица своего друга и помощника Якова Фюрстенберга-Ганецкого, бывшего члена ЦК объединенной РСДРП.

Политико-аналитическую и разведывательную работу Парвус сочетал с коммерческой деятельностью. Он создал экспортно-импортную компанию, которая специализировалась на тайной торговле между Германией и Россией и из своих доходов финансировала революционные организации в России. Для этой компании Парвус получил от германских властей специальные лицензии на импорт и экспорт. Фирма Парвуса кроме бизнеса занималась и политикой, имела свою сеть агентов, которые, курсируя между Скандинавией и Россией, поддерживали связь с различными подпольными организациями и забастовочными комитетами, координировали их действия. Скоро в сферу деятельности Парвуса вошли Нидерланды, Великобритания и США, однако основные его коммерческие интересы были сосредоточены на торговле с Россией. Парвус закупал в России остро необходимые для германской военной экономики медь, каучук, олово и зерно, а туда поставлял химикаты и машинное оборудование. Одни товары перевозились через границу легально, другие – контрабандой.

Доктор Циммер познакомился со структурами Парвуса и составил о них самое благоприятное впечатление. Он передал свое положительное мнение послу Германии в Копенгагене графу Брокдорфу-Ранцау, который открыл перед Парвусом двери германского посольства. Первая встреча графа Брокдорфа-Ранцау с Парвусом состоялась в конце 1915 года. «Теперь я узнал Гельфанда лучше и думаю, не может быть никаких сомнений в том, что он является экстраординарной личностью, чью необычную энергию мы просто обязаны использовать как сейчас, когда идет война, так и впоследствии – независимо от того, согласны ли мы лично с его убеждениями или нет», – писал граф Брокдорф-Ранцау. Он принял близко к сердцу идеи Парвуса относительно России и стал постоянным ходатаем по его делам в германском МИДе.

Парвус и его структуры энергично готовили день икс в России: им должна была стать очередная годовщина кровавого воскресенья – 22 января 1916 года. На этот день намечалась всеобщая политическая стачка, призванная если не похоронить, то максимально расшатать царский режим. Забастовки в стране действительно произошли, но не такие многочисленные, как рассчитывал Парвус. Так что революции не произошло. Германское руководство зачло это Парвусу в поражение. В течение года из Берлина по деликатным вопросам организации подрывной деятельности в России к Парвусу не обращались.

ТРЕТИЙ ВАРИАНТ

Ситуацию изменила революция в России, произошедшая в феврале 1917 года. Германии снова понадобился Парвус. В беседе с графом Брокдорфом-Ранцау Парвус высказал убеждение в том, что после революции возможны только два варианта отношений Германии с Россией: или германское правительство решается на широкую оккупацию России, разрушение ее имперской государственной системы и расчленение России на несколько зависимых от Германии государств, или оно заключает быстрый мир с Временным правительством. Для самого Парвуса были равно неприемлемы оба варианта: первый был связан с риском подъема патриотизма русского народа и соответственно боевого духа русской армии; второй – с замедлением выполнения революционной программы Парвуса.

Впрочем, был еще и третий вариант: Ленин. Германская сторона при посредничестве Парвуса переправляет вождя большевиков в Россию, где Ленин сразу же разворачивает антиправительственную деятельность, склоняет Временное правительство к подписанию мира или же сам при оказанной через Парвуса немецкой помощи приходит к власти и подписывает сепаратный мир с Германией.

В деле доставки Ленина в Россию Парвус заручился поддержкой германского Генерального штаба и доверил Фюрстенбергу-Ганецкому сообщить Ленину, что для него и для Зиновьева в Германии устроен железнодорожный коридор, не уточняя, что предложение исходит от Парвуса.

Отъезд русских эмигрантов из Цюриха был назначен на 9 апреля 1917 года. Вместе с Лениным из Цюриха уехали несколько десятков русских революционеров. Было несколько «русских» поездов. Парвус сразу же сообщил в МИД Германии, что собирается встречать русских в Швеции. Главной целью Парвуса был контакт с Лениным. Этот контакт обеспечивал Фюрстенберг-Ганецкий, который ждал Ленина и его спутников в Мальме и провожал их до Стокгольма. Ленин же на личную встречу с Парвусом не пошел: для вождя большевиков нельзя было придумать ничего более компрометирующего, чем демонстрация связи с Парвусом.

Роль главного переговорщика с Парвусом со стороны большевиков взял на себя Радек. 13 апреля 1917 года Парвус и Радек беседовали в обстановке полной секретности целый день. Видимо, именно тогда Парвус напрямую предложил свою поддержку большевикам в борьбе за власть в России, а они в лице Радека ее приняли. Русские эмигранты двинулись дальше в Финляндию, а Парвус – в германское посольство. Он был вызван в германский МИД, где состоялась секретная, без протокола, беседа с государственным секретарем Циммерманном.

Еще 3 апреля 1917 года казначейство Германии по распоряжению МИДа выделило Парвусу 5 млн марок на политические цели в России; видимо, Циммерманн договаривался с Парвусом об использовании этих огромных средств. Из Берлина Парвус отбыл снова в Стокгольм, где находился в постоянном контакте с членами заграничного бюро ЦК большевистской партии Радеком, Воровским и Фюрстенбергом-Ганецким. Через них шла перекачка германских денег в Россию, в большевистскую кассу. Письма Ленина из Петрограда Фюрстенбергу в Стокгольм пестрят фразами: «Мы все еще не получили от вас денег».

Через год, в 1918 году, начальник Большого кайзеровского генштаба Эрих фон Людендорф признался: «Мы взяли на себя большую ответственность, доставив Ленина в Россию, но это нужно было сделать, чтобы Россия пала».

РАСЧЕТЫ НЕ ОПРАВДАЛИСЬ

Октябрьскую революцию в России Парвус принял с восторгом. Но расчеты Парвуса на то, что Ленин даст ему портфель наркома в советском правительстве, не оправдались. Радек сообщил Парвусу, что большевистский лидер не может разрешить ему вернуться в Россию. По выражению Ленина, «дело революции не должно быть запятнано грязными руками». После того как большевики взяли власть, Парвус стал мешать и немцам, и большевикам: он слишком много знал.

Уже в 1918 году Парвус стал яростным критиком Ленина. Особенно после того как ленинский Совнарком объявил программу национализации банков, земли и промышленности. Эта программа, которую Парвус назвал преступной, ударила по его коммерческим интересам. Он решил политически уничтожить Ленина и начал собирать миллионы, чтобы создать империю русскоязычных газет от Китая до границ Афганистана и их доставку в Россию. Но было уже поздно. Ленин и большевики укрепились у власти.

Разочаровавшись в большевизме, Парвус отошел от публичных дел и решил остаток жизни провести в Швейцарии, но его оттуда выслали, потому что постепенно стала всплывать его подлинная роль в разрушении России.

После того как в 1918 году пала и кайзеровская империя, стали спрашивать, кто стоял за всеми этими событиями (всплыла вторая часть плана Парвуса). Швейцарцы нашли повод, чтобы предложить Парвусу покинуть страну. Он перебрался в Германию, где купил большую виллу под Берлином, где и скончался в том же году, что и Ленин – в 1924 году. Смерть «главного финансиста» большевистской революции не вызвала сочувственных комментариев ни в России, ни в Германии. Для правых Парвус был революционером и разрушителем устоев. Для левых – «сутенером империализма» и предателем дела революции. «Парвус – это часть революционного прошлого рабочего класса, втоптанная в грязь», – писал в некрологе в большевистской газете «Правда» Карл Радек. H



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(21)


Страницы: 1  2  3  4  

retrograd retrograd 12:23 15.09.2017

"Через год, в 1918 году, начальник Большого кайзеровского генштаба Эрих фон Людендорф признался: «Мы взяли на себя большую ответственность, доставив Ленина в Россию, но это нужно было сделать, чтобы Россия пала». " ************************************************************************************************** Борис Львович Хавкин ... Доктор исторических наук ... И профессор ... Формируя очередной антиленинский вариант "исторической правды" Вы упустили из виду "маленькую деталь" ...

retrograd retrograd retrograd retrograd 12:45 15.09.2017

Так что Ваш "кивок" на цитату Людендорфа в даном случае, сработал "вхолостую". И является грубоватой попыткой "подпереть" избирательной фактурой заранее сочинённую "профессорскую концепцию". Германскя монархия, кстати, пала, точно так же, как и Российкая. И ИМЕННО ЭТО, ПОРАЖЕНИЕ ВСЕХ ИМПЕРИАЛИСТОВ, было ЦЕЛЬЮ Ленина и большевиков в ходе ВСЕЙ Первой мировой. Но никак не целью Кайзера, Людендорфа и Парвуса ...

retrograd retrograd 12:33 15.09.2017

Большевики, во главе с Лениным, проследовали в Россию через Германию и Швецию ЛЕГАЛЬНО и ОТКРЫТО, но уже ПОСЛЕ ГОСПЕРЕВОРОТА, осуществлённого в России ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ, вовсе не большевиками, а исключительно "верноподданными". Для живших за границей вождей большевиков этот госпереворот (т.н. Февральская революция) стал полной неожиданностью. Понятно, для нынешних "докторов исторических наук" такие события особого значения не имеют. Ибо задачей является "обгадить" большевиков хоть "задним числом".

retrograd retrograd 12:36 15.09.2017

Увы, Борис Львович, есть некоторые объективные, "непрофессорские" основания полагать, что на падение Российской монархии, военный крах России на ГЛАВНОМ военном театре и победу большевиков в Октябре 1917-го и в Граждансокй войне, это февральский госпереворот оказал гораздо большее влияние, чем ОТКРЫТЫЙ и ОФИЦИАЛЬНЫЙ проез большевиков через Германию.

retrograd retrograd 13:01 15.09.2017

Тезис о позиции Ленина, как развитии позиции Парвуса не просто "ложен", но откровенно лжив .

retrograd retrograd 13:02 15.09.2017

«Превращение империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг, указываемый опытом Коммуны, намеченный Базельской (1912 г.) резолюцией и вытекающий из всех условий империалистической войны между высокоразвитыми буржуазными странами. Как бы не казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом»

retrograd retrograd 13:05 15.09.2017

Борис Львович ... Приедённая выше цитата взята из ленинской работы "Война и российская социал-демократия".

retrograd retrograd 13:13 15.09.2017

"Ленинский лозунг превращения войны империалистической в войну гражданскую – суть плод программы Парвуса." Борис Львович, ленинская работа написана в сентябре 1914-го. А помянутый "план Парвуса", по Вашей же статье, был явлен миру в конце декабря 1914-го. Понятно, что Вы "большевиков не любите". Но врать-то, так грубо зачем?..


Читайте также


"Стена скорби" и коллективная вина

"Стена скорби" и коллективная вина

Александр Щипков

Александр Щипков о новом памятнике жертвам политических репрессий

0
288
Отставка в Дрездене – звонок для Берлина

Отставка в Дрездене – звонок для Берлина

Евгений Григорьев

Слабые результаты на выборах заставляют партию Меркель думать об обновлении

0
8268
Адвокаты просят депутатов об амнистии к юбилею революции 1917 года

Адвокаты просят депутатов об амнистии к юбилею революции 1917 года

0
869
День в истории. 19 октября

День в истории. 19 октября

Петр Спивак

0
724

Другие новости

Загрузка...
24smi.org