0
2012
Газета История Интернет-версия

03.04.2018 00:01:00

Несостоявшийся полководец Первой мировой

О нелегком жизненном пути генерала Якова Жилинского

Тэги: жилинский, жоффр, николай II, сухомлинов, самсонов, россия, франция, япония, германия, австровенгрия, первая мировая, революция, армия


27 марта (15 марта по ст. ст.) текущего года исполняется 165 лет со дня рождения генерала от кавалерии Якова Григорьевича Жилинского (1853–1918) – одного из самых неоднозначных русских военных деятелей.

ГУСАР И КАВАЛЕРГАРД

К военной службе будущий военачальник приступил 30 июня 1873 года, став юнкером Сумского гусарского полка. Затем окончил Николаевское кавалерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (по первому разряду). Проходил службу в Кавалергардском полку и в 1-й гренадерской дивизии. С 11 февраля 1887 года младший, с 14 февраля 1894 года – старший делопроизводитель канцелярии Военно-ученого комитета Главного штаба. Ему принадлежит ряд военно-исторических трудов, в том числе «Краткий очерк экспедиций итальянцев в Абиссинию», «Здание Главного штаба. Исторический очерк» и «Испано-американская война».

Со 2 мая 1898 года Жилинский поступает в распоряжение начальника Главного штаба, направляется военным агентом при испанской армии на Кубе во время испано-американской войны (1898), а в следующем году включается в состав делегации Военного министерства на Гаагскую конференцию, на которой 26 государств в мае–июле 1899 года приняли три конвенции о законах и обычаях войны. По возвращении Жилинского назначают командиром 52-го драгунского Нежинского полка, в 1900 году он – генерал-майор, с 3 августа 1900 года – генерал-квартирмейстер, а с 1 мая 1903 года – 2-й генерал-квартирмейстер Главного штаба.

В этой должности Жилинский дал неправильную оценку состоянию японской армии накануне Русско-японской войны 1904–1905 годов, указав в своем докладе: «Японская армия во всех отношениях еще далека от совершенства и никоим образом не может быть сравнима с главнейшими европейскими армиями и особенно с нашей». Справедливости ради отметим, что при этом он во многом полагался на доклады военного атташе в Японии полковника Г.М. Ванновского, которые явно приуменьшали военную мощь Японии. В результате такого подхода к делу в справочнике по ВС Японии за 1904 год указывалось, что в случае войны она сможет выставить армию в количестве 200 тыс. человек. В действительности Япония выставила 1 млн 200 тыс.

29 января 1904 года Жилинский назначается начальником полевого штаба наместника на Дальнем Востоке Е.И. Алексеева, на которой оставался до расформирования штаба в октябре 1904 года. С 5 января 1905 года – в распоряжении военного министра, затем – командир 14-й кавалерийской дивизии, 10-го армейского корпуса. 18 апреля 1910 года – генерал от кавалерии.

НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ

22 февраля 1911 года Яков Жилинский принял должность начальника Генштаба Сухопутных войск, сменив на этом посту генерала Ф.Ф. Палицына. Мир уже был на пороге Первой мировой войны, и перед Генштабом стояли исключительно сложные и ответственные задачи. Одним из направлений его деятельности стало согласование планов войны России и Франции против Германии и Австро-Венгрии, а также разработка стратегического плана ведения войны самой русской армией.

В августе 1913 года состоялось девятое с 1892 года совещание начальников генеральных штабов союзных государств Франции и России. Третий раз в его работе участвовали генерал Ж. Жоффр от Франции и генерал Я.Г. Жилинский от России. На этом совещании вопрос о взаимодействии союзников был центральным. Было подтверждено мнение глав союзных штабов, что Германия первоначально направит большую часть сил против Франции, оставив лишь незначительную часть против России. Генерал Жоффр заявил, что Франция введет в сражение на своей границе почти все свои силы, общее число которых составит 1,5 млн человек, что на 200 тыс. человек больше, чем предусматривалось Конвенцией 1912 года. Сосредоточение на границе планировалось закончить на 10-й день, наступательные действия начать утром 11-го дня. Генерал Жилинский, со своей стороны, необоснованно отметил, что Россия введет в действие против Германии группировку численностью до 800 тыс. человек. Сосредоточение действующих войск предполагалось закончить по просьбе союзников на 15-й день мобилизации, хотя, по расчетам военных специалистов, это можно было сделать не ранее чем на 18-й день.

Во время этой же встречи было принято соглашение о наиболее выгодном направлении удара русских войск против Германии. Наступление представлялось начать в полосе от Нарева на Алленштейн (в случае сосредоточения немцев в Восточной Пруссии) или прямо на Берлин (если бы немецкое командование сосредоточило свои главные силы в районе Торн, Познань).

Отечественные военные специалисты считали, что принятие такого обязательства стесняло стратегическую свободу российского высшего военного командования в распределении своих сил. В частности начальник Главного штаба и председатель Военно-учебного комитета, генерал от инфантерии Н.Н. Обручев, увидев эту ошибку при подписании Конвенции в 1892 году, обращаясь к военному министру и императору, писал: «Мы должны сохранить за собою свободу распределять так свои войска, чтобы нанести решительный удар армиям Тройственного союза. Может быть, для достижения сей цели нам прежде всего придется направить главные силы против Германии, как опаснейшего и сильнейшего противника, но может быть, представится еще более выгодным сокрушить как можно скорее Австрию, чтобы затем легче справиться с изолированной Германией. Нам надо сохранить за собой безусловную свободу действий, и потому в вопросе о совместных с Францией операциях, кажется, наилучшим будет ограничиться лишь общим обязательством в случае нападения одной из держав Тройственного союза на Францию, тотчас же мобилизовать свою армию и начать военные действия против ближайших нам держав сего союза – Германии и Австрии, требуя с французской стороны соответственного обязательства». Но эта точка зрения, известная Якову Григорьевичу и представляющаяся ему целесообразной, под воздействием генерала Жоффра была отвергнута. В итоге совещание союзников прошло под давлением генерала Жоффра, который смог подчинить решение ключевых вопросов интересам своего государства, чего нельзя сказать о генерале Жилинском.

ИНСТРУКЦИЯ ВОЕННЫМ АГЕНТАМ

В должности начальника Генштаба Жилинский продолжал работу по реализации военных реформ, в том числе в области военной дипломатии. Так, под его общим руководством к маю 1912 года было переработано мобилизационное расписание от 1910 года №19 (по нему проводилась мобилизация армии в 1914 году), а в марте 1913 года – пересмотрена структура Главного управления ГШ в направлении четкого определения функций, прав и обязанностей руководящего состава ГШ.

При его непосредственном участии была разработана Инструкция военным агентам и лицам, их заменяющим, которая была утверждена военным министром В.А. Сухомлиновым 5 августа 1912 года. В ней впервые была сформулирована главная обязанность военного агента (атташе): всестороннее изучение военного устройства и военного могущества тех государств, которые поручены их наблюдению; сбор и обработка возможно полных, точных и своевременных сведений о военных силах и средствах иностранных государств согласно особо установленным программам; своевременное донесение поименованных сведений Главному управлению Генштаба, и оказание содействия офицерам и чиновникам военного ведомства, командируемым за границу со служебными поручениями.

В связи с этим Жилинский имел прямое отношение к назначению в 1912 году на должность военного агента во Франции графа А.А. Игнатьева, автора книги «Пятьдесят лет в строю». Интересно, что этому назначению предшествовала попытка направить Алексея Алексеевича на аналогичный пост в Вену. Выдвигая эту кандидатуру, Жилинский исходил из положительного опыта работы Игнатьева в Скандинавии, а также его прошлой работы в Париже в должности помощника военного агента во Франции. Немаловажную роль, по мнению Жилинского, играл тот факт, что ему не составит труда войти в светский придворный мир, неразрывно связанный с высшим австрийским военным руководством и отделенный непроницаемой перегородкой от остального мира. Помимо происхождения самого графа Игнатьева, его жена принадлежала к высшему петербургскому обществу, что также могло способствовать его вхождению в светское общество. Министерство иностранных дел России, запрошенное Генштабом на предмет получения согласия, резко выступило против кандидатуры Игнатьева, заявив, что он носит «слишком славянскую фамилию», что может вызвать протест австро-венгерского Генштаба.

4 марта 1914 года Я.Г. Жилинский был освобожден от должности начальника ГШ и назначен командующим войсками Варшавского военного округа и варшавским генерал-губернатором, 19 июля 1914 года – командующим Северо-Западным фронтом с сохранением должности генерал-губернатора.

Жилинский считается виновником провала Восточно-Прусской наступательной операции (17 августа – 15 сентября 1914 года), когда из-за ошибок, допущенных штабом фронта, потерпела поражение 2-я русская армия генерала А.В. Самсонова. Потери составили около 250 тыс. человек, в том числе пленными 135 тыс. солдат и офицеров. Верховный главнокомандующий ВС России великий князь Николай Николаевич, давая оценку деятельности командующего войсками Северо-Западного фронта, в телеграмме Николаю II отмечал: «Генерал Жилинский потерял голову и вообще неспособен руководить операциями». Вслед за телеграммой 3(16) сентября 1914 года последовало отстранение генерала Жилинского от занимаемой должности. Тем самым была поставлена точка в его дальнейшей карьере как крупного военачальника.

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

В 1915–1916 годы Жилинский являлся представителем российского Верховного командования в Союзном совете в Париже. По словам графа Игнатьева, «трудно было найти для Франции менее подходящего генерала, чем Жилинский. Его как главнокомандующего Варшавским фронтом союзники не без основания считали главным виновником гибели армии Самсонова, а у Жоффра о нем сохранились, кроме того, неприятные воспоминания от последнего предвоенного совещания начальников генеральных штабов в Петербурге». Жилинский участвовал в совещаниях представителей союзных армий в Шантильи, пытался добиться от союзников активизации военных действий в целях облегчения положения русской армии. В июле 1916 года им была подписана в Париже конвенция с румынским представителем, по которой Румыния обязалась вступить в войну на стороне Антанты. В конце 1916 года Жилинский был отозван в Россию и состоял в распоряжении военного министра, а 19 сентября 1917 года был уволен со службы с мундиром и пенсией.

После Октябрьской революции 1917 года Жилинский перебрался на юг России, где вскоре скончался. По другим же сведениям, в 1918 году он был арестован красноармейцами и расстрелян.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Порошенко сменил  риторику

Порошенко сменил риторику

Татьяна Ивженко

За полгода до президентских выборов основные кандидаты соревнуются в антироссийских лозунгах

0
996
Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

Синдзо Абэ избран председателем правящей партии на третий срок

0
225
Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
970
Доктор Фауст по-японски

Доктор Фауст по-японски

Максим Сомов

Культовая черная манга вышла на русском языке

0
133

Другие новости

Загрузка...
24smi.org