0
3035
Газета История Интернет-версия

06.07.2018 00:01:00

Падение Третьего рейха было неизбежным

К 75-летию создания Национального комитета «Свободная Германия»

Борис Хавкин

Об авторе: Борис Львович Хавкин – доктор исторических наук, профессор Историко-архивного института РГГУ.

Тэги: национальный, комитет, свободная германия, немцы, военнопленные, сталинград, паулюс, цк вкп, гитлер, вермахт, поражение


национальный, комитет, свободная германия, немцы, военнопленные, сталинград, паулюс, цк вкп, гитлер, вермахт, поражение Командующий 6-й армии Фридрих Паулюс рассматривает позиции противника в Сталинграде. Фото с сайта www.nac.gov.pl

12–13 июля 1943 года в подмосковном Красногорске был создан немецкий антинацистский Национальный комитет «Свободная Германия» (НКСГ). Делегатами Красногорской конференции были немецкие военнопленные и антифашисты, эмигрировавшие из Германии в СССР. Они представляли различные социальные слои немецкого народа и территории Германии, разные воинские части, чины и звания вермахта.

В состав НКСГ были избраны 38 человек: руководители Компартии Германии (КПГ) В. Пик, В. Ульбрихт, В. Флорин; профсоюзные деятели А. Аккерман, Г. Собботка; депутаты Рейхстага М. Арендзее, Э. Гернле, писатели Э. Вайнерт, Ф. Вольф, И. Бехер, В. Бредель; 25 военнопленных солдат, унтер-офицеров и офицеров. В состав НКСГ вошли шесть рабочих, один крестьянин, четыре писателя, восемь общественных деятелей, один студент, восемь служащих, один священник, четыре кадровых офицера, три инженера, один учитель, один режиссер. Президентом НКСГ был избран политэмигрант-коммунист поэт Э. Вайнерт; вице-президентами – военнопленные: инженер-майор К. Хетц, лейтенант люфтваффе граф Г. фон Айнзидель, рядовой М. Эмендёрфер.

Членами НКСГ стали, как подчеркивал бывший командир 295-й пехотной дивизии вермахта генерал-майор доктор О. Корфес, один из первых пленных немецких генералов, перешедших на антифашистские позиции, «коммунисты и социалисты, свободомыслящие и христиане, приверженцы партии Центра и либералы, консерваторы и демократы, профессиональные военные, бывшие члены «Стального шлема» и участники штурмовых отрядов, которые извлекли уроки из своего прошлого; их объединила любовь к немецкому народу». Таким образом, НКСГ был попыткой создания новой коалиции – направленного против Гитлера объединения немцев различных политических и религиозных убеждений, социального положения, профессий и возрастов.

КТО ЖЕ БЫЛ ИНИЦИАТОРОМ

Среди историков России и Германии шла дискуссия о том, кому принадлежала инициатива создания НКСГ. Если историография ГДР приписывала эту заслугу руководству КПГ, в частности немецким и коммунистам-политэмигрантам в СССР, которые в новых условиях выполняли решения нелегальных Брюссельской (состоялась 3–15 октября 1935 года в СССР под Москвой) и Бернской (прошла 30 января – 1 февраля 1939 года во Франции под Парижем) конференций КПГ и развивали тактику единого антифашистского и народного фронта, то в западногерманской и частично в советской (после 1991 года – российской) историографии утверждалось, что «непосредственный толчок для образования НКСГ исходил прямо от Сталина, а не от КПГ», что создание НКСГ было решением советской стороны.

Причем первоначально предполагалось создать в лице НКСГ германское правительство в эмиграции. Однако открытое провозглашение НКСГ таким правительством могло разрушить антигитлеровскую коалицию. Поэтому нарком иностранных дел В.М. Молотов, беседуя 26 июля 1943 года (через 13 дней после создания НКСГ) с британским послом в Москве А. Керром, заверял своего собеседника, что «Комитет «Свободная Германия» – пропагандистский комитет. Наши (советские. – Б.Х.) разведчики считают, что этот комитет полезен с точки зрения увеличения врагов Германии в германском народе и в германской армии. Мы же считаем, что чем больше будет врагов у Гитлера, тем полезнее это будет для союзников».

Формально НКСГ был учрежден как общественная организация – антифашистский комитет по аналогии со Всеславянским комитетом, Антифашистским комитетом советских ученых, Антифашистским комитетом советской молодежи, Еврейским антифашистским комитетом.

Как свидетельствовал первооткрыватель темы НКСГ в отечественной германистике историк А.С. Бланк (как офицер-политработник и переводчик он присутствовал на Красногорской конференции), инициатива создания немецкого антигитлеровского комитета принадлежала лично Сталину. В июне 1943 года состоялся телефонный разговор Сталина с секретарем ЦК ВКП(б) начальником Главного политического управления (Главпур) Красной Армии А.С. Щербаковым: «Товарищ Щербаков, немцам пора создать свой антифашистский комитет на широкой основе. Уже пора. Дайте указания и предоставьте необходимые средства для этого». Ни в одном документе устное распоряжение Сталина зафиксировано не было.

После этого прошли все необходимые предварительные переговоры и согласования между Управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б); структурами формально распущенного в мае 1943 года Коминтерна («Институты» 99, 100, 205 – Отдел международной информации ЦК ВКП(б), Комиссия по политической работе среди военнопленных, аппарат исполкома Коминтерна); Главпуром РККА (7-й отдел «Разложение войск и тыла противника»); Народным комиссариатом внутренних дел (НКВД) СССР (Главное управление по делам военнопленных и интернированных – ГУПВИ НКВД). Организационной работой по созданию НКСГ занимались руководители этих структур И.С. Брагинский, Г.М. Димитров, С.А. Лозовский, Д.З. Мануильский, Н.Д. Мельников, И.А. Петров, В. Пик, А.С. Щербаков.

Национальный комитет «Свободная Германия» обратился к вермахту и германскому народу с программным манифестом, текст которого по заданию члена ЦК ВКП(б), секретаря ИККИ и члена Совета военно-политической пропаганды при Главпуре РККА Д.З. Мануильского написали немецкие коммунисты – журналист Р. Херрнштадт и писатель А. Курелла (в дальнейшем они редактировали газету НКСГ под названием «Свободная Германия»). Манифест формулировал важнейшие внутри- и внешнеполитические цели создаваемой организации: освобождение Германии от Гитлера, немедленное заключение мира, создание «свободной демократической Германии».

Манифест НКСГ констатировал, что Гитлер «привел Германию к политической изоляции. Он бросил безответственно вызов трем самым могущественным державам мира и привел к тому, что они объединились для беспощадной борьбы против гитлеризма». Но если страны антигитлеровской коалиции, с точки зрения немецких антифашистов, выступали в борьбе против Гитлера как внешняя сила, то НКСГ считал своей целью освобождение Германии от Гитлера силами немецкого народа и формирование демократического немецкого правительства. Тем самым НКСГ заявил о себе как о немецкой части антигитлеровской коалиции, стремящейся объединить всех немецких противников Гитлера.

СОЮЗ НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ

Однако для «германского антигитлеровского правительства» НКСГ был недостаточно представителен. Отсутствие в НКСГ старших офицеров и генералов вермахта вызывало сомнения в авторитетности и значимости этой организации. «Кураторами» НКСГ из ЦК ВКП(б), «Институтов № 99, 100, 205», 7-го отдела Главпура РККА и ГУПВИ НКВД СССР было решено создать антигитлеровскую организацию генералов и старших офицеров – Союз немецких офицеров (СНО), который был бы частью движения «Свободная Германия».

В августе 1943 года наркомом внутренних дел Л.П. Берией была одобрена предложенная замначальника 4-го управления НКВД-НКГБ и замначальника ГУПВИ (начальником оперативно-чекистского отдела) комиссаром госбезопасности (генерал-майором) Н.Д. Мельниковым кандидатура президента СНО – бывшего командира 51-го армейского корпуса разбитой под Сталинградом 6-й армии вермахта генерала артиллерии В. фон Зайдлица. Хотя прусский аристократ и потомственный военный Зайдлиц занимал высокое положение в вермахте и был широко известен в Германии, на посту главы СНО для советской стороны была бы, разумеется, предпочтительнее фигура Ф. Паулюса – первого и на тот момент единственного германского генерал-фельдмаршала, сдавшегося в плен. Но Паулюс возражал как против создания этой организации, так и против своего участия в ней.

О желании вступить в СНО заявили бывшие командиры разгромленных под Сталинградом дивизий: 389-й пехотной – генерал-майор М. Латтманн, 295-й пехотной – генерал-майор доктор О. Корфес, 376-й пехотной – генерал-лейтенант А. фон Даниэльс. Однако 17 генералов во главе с Паулюсом, а также 1-й адъютант Паулюса полковник В. Адам 1 сентября 1943 года в заявлении советскому правительству осудили своих коллег: «Военнопленные германские офицеры… выразили свою готовность создать «Союз германских офицеров», чтобы действовать для заключения мира между Германией и Россией... Они хотят выступить с воззванием к германскому народу и к германской армии, требуя смещения немецкого руководства и гитлеровского правительства, так как только отстранение руководства делает возможным заключение такого мира... Мы резко осуждаем путь борьбы, который избрал Союз немецких офицеров. Военнопленный не может знать действительного положения в своей стране... военнопленный, призывающий народ и армию против их вождя, вносит разложение в их ряды и ослабляет свой народ в самое тяжелое для него время. То, что делают офицеры и генералы, принадлежащие к «Союзу», является государственной изменой. Мы глубоко сожалеем, что они пошли по этому пути. Мы их больше не считаем своими товарищами, и мы решительно отказываемся от них».

25-12-1.jpg
Советская листовка-пропуск для немцев,
окруженных под Сталинградом.
Листовка 1940-х годов

Несмотря на заявление 17 генералов, 11–12 сентября 1943 года в Лунево под Москвой был учрежден Союз немецких офицеров во главе с Зайдлицем. СНО признал программу Национального комитета «Свободная Германия» и присоединился к нему. Зайдлиц и генерал-лейтенант А. Эдлер фон Даниэльс были избраны вице-президентами НКСГ от СНО.

О создании СНО объявила газета «Cвободная Германия», были опубликованы документы СНО, а на имя Берии направлен секретный рапорт: «Все предусмотренное программой проведено полностью и в соответствии с мероприятиями, разработанными нами ранее... В состав комитета избрано 19 человек, заранее подобранных нами... Все делегаты подписали документы: «Союз немецких офицеров: задачи и цели» и «Обращение к немецким генералам и офицерам, к народу и армии»... Круглов, Петров, Мельников».

В «Обращении к немецким генералам и офицерам! К народу и армии», принятом на учредительной конференции СНО 1 сентября 1943 года, говорилось: «Гитлер и его режим несут перед историей полную, безраздельную ответственность за роковые ошибки и просчеты, которые приведут Германию к гибели, если только народ и армия своевременно не заставят повернуть обратно. Гитлер, как политик, привел к созданию направленной против Германии непреодолимой коалиции могущественнейших держав мира. Гитлер, как полководец, привел германскую армию к жесточайшим поражениям... Война продолжается исключительно в интересах Гитлера и его режима, вопреки интересам народа и отечества. Продолжение бессмысленной и безнадежной войны может со дня на день привести к национальной катастрофе. Предотвратить эту катастрофу уже сейчас – таков нравственный и патриотический долг каждого немца, сознающего меру своей ответственности».

Практическая работа СНО, ставшего частью движения «Свободная Германия» на платформе НКСГ, свелась в основном к антигитлеровской пропаганде, которая велась как на фронте, так и в лагерях военнопленных. Национальный комитет не только издавал еженедельную газету «Свободная Германия», но и распространял многочисленные антифашистские листовки, адресованные немецким солдатам на фронте и военнопленным в советских лагерях. У комитета была радиостанция «Свободная Германия». На передовой фронтовыми уполномоченными НКСГ использовались как мощные громкоговорящие установки (МГУ), так и окопные громкоговорящие установки (ОГУ), транслировавшие записанные на грампластинки воззвания Зайдлица, Ульбрихта, Аккерманна, Вайнерта, Айнзиделя и других деятелей НКСГ и СНО. Активисты «Свободной Германии» через МГУ и ОГУ обращались к солдатам, офицерам и генералам вермахта. Например, Зайдлиц зимой 1944 года выезжал на 1-й Украинский фронт и призывал немецких солдат, окруженных в Корсунь-Шевченковском котле, сдаваться в советский плен и вступать в ряды НКСГ.

Особенности пропаганды НКСГ и СНО состояли прежде всего в подчеркивании необходимости свержения Гитлера немецким народом, а также в разработке плана, согласно которому вермахт должен был вернуться на прежние границы рейха и возвратить завоеванные территории. Но если НКСГ и СНО призывали вермахт к отходу к границам рейха и свержению Гитлера силами самих немцев, то союзнические обязательства стран антигитлеровской коалиции, ход боевых действий на фронтах Второй мировой войны ставили иные задачи, а именно: полный разгром нацистской Германии, привлечение к ответственности военных преступников, установление в Германии такого порядка, который не позволил бы в будущем развязывание новой войны. Эти положения вошли в документы Московской конференции министров иностранных дел 19–30 октября 1943 года.

Принятая Московской конференцией Декларация четырех государств по вопросу о всеобщей безопасности провозглашала решимость правительств США, Великобритании, СССР и Китая «в соответствии с Декларацией Объединенных Наций от 1 января 1942 года и последующими декларациями продолжать военные действия против тех держав оси, с которыми они соответственно находятся в состоянии войны, пока эти державы не сложат своего оружия на основе безоговорочной капитуляции».

ПАУЛЮС ВСТУПАЕТ В СНО

14 августа 1944 года фельдмаршал Паулюс вступил в СНО, о чем Берия немедленно доложил Сталину. Решающую роль в принятии Паулюсом этого решения сыграли успехи Красной Армии на фронтах в 1943–1944 годах, ее приближение к границам Германии и, разумеется, события в Берлине 20 июля 1944 года.

8 августа 1944 года, в тот день, когда в Берлине по приказу Гитлера за участие в заговоре был повешен генерал-фельдмаршал Э. фон Витцлебен, главный пленник Сталинграда заявил о своем вступлении в борьбу с Гитлером. «События последнего времени, – сказал Паулюс по радио «Свободная Германия», – сделали для Германии продолжение войны равнозначным бессмысленной жертве. Для Германии война проиграна. В таком положении страна оказалась в результате государственного и военного руководства Адольфа Гитлера... Методы обращения с населением в занятых областях со стороны части уполномоченных Гитлера преисполняют отвращением каждого настоящего немца и вызывают во всем мире гневные упреки в наш адрес. Если немецкий народ сам не отречется от этих действий, он будет вынужден нести за них полную ответственность. Германия должна отречься от Адольфа Гитлера и установить новую государственную власть, которая прекратит войну и создаст нашему народу условия для дальнейшей жизни и установления мирных, даже дружественных отношений с нашими теперешними противниками».

Выступление Паулюса получило широкий отклик в Германии. В рапорте о важнейших политических событиях начальник Главного управления имперской безопасности Э. Кальтенбруннер немедленно доложил об этом рейхсляйтеру М. Борману. На нацистское руководство заявление Паулюса произвело столь сильное впечатление, что внешнеполитической разведке В. Шелленберга было поручено произвести идентификацию его подписи под обращением о присоединении к движению «Свободная Германия», как и подписей других немецких генералов, присоединившихся к этому движению. Экспертиза установила безусловную подлинность подписей. Семье Паулюса было предложено публично осудить поступок своего мужа и отца, отречься от него и сменить фамилию. Когда они решительно отказались выполнить эти требования, то были подвергнуты «ограничению в правах»: сын фельдмаршала капитан вермахта Эрнст Александр Паулюс был заточен в крепость Кюстрин, а жена фельдмаршала Елена Констанция Паулюс, урожденная румынская графиня Розетти-Золеску, заключена в концлагерь Дахау.

НКСГ: ЛИКВИДАЦИЯ ИЛИ САМОРОСПУСК?

После окончания войны в отношении Национального комитета «Свободная Германия» и Союза немецких офицеров имелись два варианта действий: первый – реорганизовать работу НКСГ и СНО на основе нового программного заявления; второй – в связи с новой обстановкой распустить эти организации, ставшие больше ненужными. Советское руководство выбрало второй вариант.

24 сентября 1945 года заместитель начальника ГУПВИ А.З. Кобулов в письме наркому внутренних дел Л.П. Берии внес предложение о ликвидации СНО. В качестве обоснования этого решения он приводил следующие аргументы: во-первых, капитуляция Германии и новая послевоенная обстановка лишают смысла существование организации военнопленных в СССР. В пользу этого аргумента свидетельствовал и тот факт, что НКСГ и СНО после окончания войны, по сути дела, прекратили работу. Руководители этих организаций, прежде всего Зайдлиц, высказывали недовольство тем, что их демонстративно оттеснили от властных структур в Германии.

Во-вторых, по решению состоявшейся летом 1945 года в Берлине (Потсдаме) конференции глав правительств СССР, США и Великобритании все немецкие военные и полувоенные организации подлежали упразднению. Кобулов считал, что этот запрет относится и к СНО, так как офицерский союз, по его мнению, поддерживал в той или иной мере германские военные традиции. Кобулов, ссылаясь на решения Потсдамской конференции, предлагал запретить пленным немецким офицерам носить знаки различия и отличия. НКСГ также должен быть ликвидирован, но взамен следовало создать новый орган для политической работы среди военнопленных в соответствии с изменившимися требованиями.

Берия поддержал инициативу Кобулова и 30 сентября 1945 года направил Сталину сообщение, в котором, ссылаясь на принятые союзниками в Потсдаме решения, просил согласия на ликвидацию НКСГ и СНО. Берия внес следующие предложения: «а) руководствуясь решениями Потсдамской конференции, считать НКСГ и СНО ликвидированными, и их деятельность в лагерях военнопленных прекратить; б) проведение культурно-просветительской и политической работы среди военнопленных возложить на Главное управление по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР и по указаниям ЦК ВКП(б)».

Сталин поручил бывшему генеральному секретарю исполкома Коминтерна, а в тот момент – заведующему отделом международной информации ЦК ВКП(б) Г.М. Димитрову выяснить мнение ЦК КПГ о роспуске НКСГ и СНО. В. Пик ответил, что эти организации давно следовало бы ликвидировать. Президент НКСГ Э. Вайнерт также не возражал против упразднения возглавляемого им комитета.

30 октября 1945 года «закрытым» решением Политбюро ЦК ВКП(б) НКСГ и СНО были распущены. Вайнерту было предложено созвать объединенный пленум «с участием руководящих лиц НКСГ и СНО» и объявить о самороспуске этих организаций, что и было сделано 2 ноября 1945 года. Военнопленные-активисты НКСГ и СНО были поставлены на «специальный учет» и возвращены в лагеря ГУПВИ.      


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Подари мне шарф с каемкой синей

Подари мне шарф с каемкой синей

Николай Фонарев

Поэт Василий Леонов удостоен звания «Почетный житель Ярославского района города Москвы»

0
55
Коммерческий успех инноваций снижается

Коммерческий успех инноваций снижается

Анатолий Комраков

Венчурный бизнес дает только одну сотую долю процента ВВП

0
1290
Мировые тенденции расходов на вооружение

Мировые тенденции расходов на вооружение

0
554
Госдума приняла в первом чтении законопроект об отмене национального роуминга для сотовой связи

Госдума приняла в первом чтении законопроект об отмене национального роуминга для сотовой связи

0
602

Другие новости

Загрузка...
24smi.org