0
3986
Газета История Интернет-версия

03.08.2018 00:01:00

Вечность решительной мысли

К столетию со дня рождения генерала армии Ивана Яковлева

Тэги: внутренние войска, росгвардия, мвд, генерал армии яковлев, брежнев, щелоков


внутренние войска, росгвардия, мвд, генерал армии яковлев, брежнев, щелоков Майор Иван Яковлев с женой – капитаном медицинской службы, хирургом Зинаидой Федоровной Яковлевой сразу после войны.

5 августа исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося советского и российского военачальника, генерала армии Ивана Кирилловича Яковлева.

В течение длительного периода времени , а именно 18 лет – с 1968 по 1986 год – он стоял во главе Внутренних войск Министерства внутренних дел СССР. Именно он стал родоначальником беспрецедентных по своему размаху реформ отечественных войск правопорядка, что во многом предопределило и современный облик Росгвардии – войск национальной гвардии РФ.

Для своих войск Иван Кириллович Яковлев и сегодня остается незыблемым авторитетом, подобно генералу армии Василию Филипповичу Маргелову в Воздушно-десантных войсках или Главному маршалу артиллерии Митрофану Ивановичу Неделину в Ракетных войсках стратегического назначения.

Человек-легенда, достойный не просто упоминания имени, а имени увековеченного, – как и подобает настоящим героям, первопроходцам, выдающимся художникам и государственным деятелям, оставившим в истории Отечества заметный след.

СУДЬБУ ОПРЕДЕЛИЛА ВОЙНА

Иван Кириллович Яковлев родился 5 августа 1918 года в селе Чернолесском Новоселицкого района Ставропольского края. В 1939 году окончил Терский сельскохозяйственный техникум в г. Прохладный Кабардино-Балкарской Автономной Советской Социалистической Республике, после чего недолго проработал зоотехником в совхозе «Коммунар» Кантемировского района Воронежской области.

Возможно, его судьба так бы и осталась связанной с землей и крестьянской работой, если бы не призыв в армию и отправка в том же, 1939 году на учебу в артиллерийско-минометное училище в Кемерове. В феврале 1940 года он, будучи лейтенантом и командиром минометного взвода, уже ранен на Советско-Финляндском фронте.

По меркам сегодняшнего дня кажется невероятным такое стремительное преображение вчерашнего школьника в командира с боевым опытом. Но таковы были скорости того времени, задающие энергию созидания и безоглядной отваги.

В Яковлеве тех лет уже проявился и организатор боя, и организатор службы. С самой офицерской юности он почерпнул, выучил и применял в деле свод неких правил, которые считал обязательными для офицера. Он и книги всю жизнь читал с карандашом в руках, отчеркивая приглянувшиеся ему мудрые мысли, а самые важные из них, словно завет, неизменно переносил в записные книжки.

Сегодня трудно сказать, какие из них Яковлевым вычитаны в чужих трудах, а какие рождены его собственными размышлениями. Важно, что из года в год, начиная новую записную книжку, он предварял ее короткими правилами отношения к подчиненным, которых сам придерживался безукоризненно: «1. Скажи четко, что делать. 2. Дай возможность солдату или офицеру сделать самому. 3. Узнай, как идут его дела. 4. Помоги, когда в этом есть нужда. 5. Вознагради, согласно вкладу». И тут же – но уже для себя самого: «1. Выслушать, прежде чем сказать. 2. Выяснить, прежде чем судить. 3. Понять, прежде чем решать»…

Боевую судьбу офицера Яковлева, прошедшего Великую Отечественную войну из конца в конец, можно считать редкой удачей, если принять во внимание его безвылазное фронтовое пребывание в окопах, в боевых порядках. Он не служил в крупных штабах, а по роду своей деятельности (в минометчиках ли, в противотанковой артиллерии, или же самоходчиках) всегда находился там, где было наиболее опасно, трудно и гибельно. Поэтому из начавших войну в 1941 году до победы дошли лишь самые «неубиваемые», над кем, словно ангел-хранитель, распростерли свои крыла то ли невиданная в своей щедрости удача, то ли что-то другое, тоже наперекор смерти хранившее этих людей для будущего дня.

Яковлев был одним из самых храбрейших. У 90 % таких боевых офицеров конец жизни в документальном выражении всегда одинаков: «убит» либо «умер от ран». Но трижды раненный и контуженный за войну Яковлев всякий раз возвращался в строй и продолжал свое противоборство со смертью, ничуть не уклоняясь, до самого победного часа.

Хочется подчеркнуть: Яковлев в боях – всегда в боевых порядках пехоты, всегда – на прямой наводке, всегда и во всем – лично. Как бы торжественно ни звучали слова любых наградных документов (а им по жанру своему не пристало быть унылыми), детали боя обязательно раскроют не придуманное писарями, а истинно проявленное геройство представленного к ордену или медали человека. Стрелять картечью (это указано в одном из наградных документов на офицера Ивана Яковлева) по наступающему противнику с дистанции 50–100 м – на языке артиллеристов означает ситуацию крайне острую, в буквальном смысле – лицом к лицу с неприятелем. И что важно, роль Яковлева и возглавляемого им подразделения либо части под его командованием в ходе боя все чаще именуют исключительной. То есть внесшей в победу решающий, выдающийся вклад.

Среди шести орденов, полученных Яковлевым за войну, впрочем, был еще один, который уже в одном своем наименовании – орден Суворова III степени – указывал на принадлежность Яковлева к офицерам, сумевшим проявить в бою полководческие качества. Это один из редчайших случаев, когда орденом такого достоинства мог быть награжден командир дивизиона или батальона, и давался он лишь за заслуги, потребовавшие отваги, умения и решительности, свойственных лишь настоящему стратегу.

КРУТОЙ ПОВОРОТ

О первоначальном нежелании Яковлева возглавить внутренние и конвойные войска, перейдя из армии в совершенно незнакомую ему структуру войск правопорядка под управлением МООП СССР (Министерство охраны общественного порядка – так в ту пору именовалось Министерство внутренних дел СССР), написано немало.

Решающая встреча И.К. Яковлева с Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым, произошедшая в присутствии Н.А. Щёлокова, тоже по-разному описывается современниками. Но, принимая во внимание фронтовое прошлое каждого из этих людей, можно предположить, что разговор шел примерно так, как рассказал о нем спустя многие годы сам Яковлев генерал-лейтенанту Владимиру Дмитрину: «Мы со Щёлоковым вошли, Брежнев нас поприветствовал. Сев за стол генеральный секретарь, обращаясь к министру, но кивнув в мою сторону, спросил: «Что, отказывается?..» – «Отказывается, – подтвердил Щёлоков, – еще как отказывается…» На что Брежнев, улыбнувшись, вытянул из пачки сигарету (это были сигареты «Новость») и, щелкнув зажигалкой чуть ли не под столом, прикурил от узкого и высокого языка пламени. Потом дал знак подойти мне поближе и, протянув ладонь, сказал лишь одно: «Поздравляю!..»

В этом «поздравляю!» содержалось все, что мог сказать фронтовик Брежнев фронтовику Яковлеву: и безоговорочный партийный приказ, и напутствие, и личное – от лица первого человека в государстве – доверие.

Так и состоялось назначение И.К. Яковлева на должность начальника главного управления внутренних войск, внутренней и конвойной охраны Министерства охраны общественного порядка СССР.

29-8-1.jpg
Генерал армии Иван Кириллович Яковлев – начальник
Внутренних войск МВД СССР.

ВОЙСКА НОВОГО ТИПА

Стране нужны были войска совершенно иного, нежели прежде, качества – выстроенные на жесткой военной основе под задачи политического руководства страны и нацеленные на обеспечение социально-экономического развития государства. И в значительной степени – для борьбы с преступностью, которая, несмотря на теории развития общества при социализме, неожиданно рванула до ошеломляющих значений.

Широко известна фраза И.К. Яковлева, отражающая его настроения в пору его вступления в новую должность: «Я увидел войска, забытые богом и начальниками…» Это мнение сложилось после первых поездок по отдаленным частям и подразделениям, подсчета имевшейся в войсках техники, состояния городков, учебной базы и самой системы управления войсками, в которой, в отличие от армейских порядков и норм, отсутствовало даже управление боевой подготовки.

Нет сомнения, что внутренние войска уступали армии и по части технической оснащенности, и в уровне подготовки и т.д., но в чем они не уступали точно – так это в качестве служившего в войсках «человеческого материала».

Расхожее представление об офицере из конвойной части внутренних войск как о человеке, не преуспевшем на поприще красивой (в десанте, разведке либо на флоте) военной службы, немедленно угасало при близком знакомстве с такими людьми и их службой. В реальности офицеры-конвойники, какими они были в массе своей в 70-х годах ХХ века, представляли собой смелых, собранных, со знанием дела исполнявших боевую службу и безоглядно рискующих на ней бойцов. Образно говоря, периметр любой исправительно-трудовой колонии, охраняемый воинами внутренних войск, можно было назвать линией фронта, четко разделяющей добропорядочный мир от населяющего колонии уголовного зла. За забором сидели, как правило, грабители, воры, насильники и душегубы – и здесь ни на миг не следовало забывать о смертельной опасности.

Став начальником внутренних войск в 1968 году, генерал И.К. Яковлев принял под свое командование сложно устроенную военную организацию со специфическими, подчас строго секретными функциями. Да, более половины этих войск составляли конвойные части и соединения. Но наряду с этим в составе войск несли службу части и соединения оперативного назначения, из которых особо доверенным поручалась охрана важнейших объектов ЦК КПСС и КГБ СССР. В форме сотрудников милиции на охрану общественного порядка выходили военнослужащие специальных моторизованных частей, а степень секретности некоторых стратегических объектов была столь велика, что защищавшие их солдаты и офицеры частей и соединений по охране важных государственных объектов и специальных грузов заступали на службу исключительно в гражданской одежде.

Отсутствие у Яковлева опыта командования крупными армейскими объединениями во многом компенсировалось не только фронтовым прошлым и блестящей учебой в Военной академии бронетанковых и механизированных войск и в Военной академии Генерального штаба, но и его предыдущей работой в Главном управлении боевой подготовки Сухопутных войск. Служба заместителем командующего войсками Московского военного округа добавила Яковлеву практического опыта работы в войсках и умение сопрягать теорию боевой подготовки с практикой боевой учебы в поле.

Это был специалист и организатор именно в области боевой подготовки, где все – от учебного класса и курсантской аудитории до полевых занятий и масштабных учений – представлялось ему не рутиной, а творчеством, в котором сам он, подобно виртуозу, обладал всеми уровнями мастерства.

Но еще важнее то, что было оставлено Яковлевым, пережив время, вошло в плоть и кровь войск правопорядка и считается сегодня неотъемлемым – со знаком качества именно «эпохи Яковлева» – приобретением.

При Яковлеве в войсках были сформированы управление боевой подготовки, оперативное управление, организационно-мобилизационное управление, Военный совет, созданы первые региональные (зональные) управления внутренних войск – прообраз сегодняшних округов войск национальной гвардии Российской Федерации. Войскам были переподчинены Орджоникидзевское (ныне Владикавказское), Саратовское и Харьковское военные училища МВД СССР. Вновь созданы Новосибирское и Пермское училища, а также передано под управление войскам Ленинградское высшее политическое училище МВД СССР. В войсках появились морские и авиационные части и 1-е подразделение специального назначения.

Со временем из первой учебной роты специального назначения вырос знаменитый 604-й, ордена Кутузова Краснознаменный центр специального назначения «Витязь» войск национальной гвардии Российской Федерации, в последующем сыгравший важную роль в контртеррористических операциях. Спецназ Росгвардии стал непреложным фактом истории, без него уже немыслимо будущее.

По словам одного из воспитанников генерала Яковлева – Сергея Степашина, ставшего в последующем первым директором ФСБ, министром внутренних дел РФ и председателем правительства Российской Федерации, «…была в Иване Кирилловиче особая генеральская стать, какую выковывает, наверное, лишь война. Со мной, министром, он разговаривал всегда очень корректно, без нажима, но всякий раз, когда он заходил в мой кабинет, я почему-то испытывал желание встать перед ним по стойке «смирно». Бесстрашный солдат, блестящий организатор, пахарь в работе и талантливый во всем человек. К нему легко примеривается определение «полководец»…

Преображение внутренних войск МВД России в войска национальной гвардии Российской Федерации, в Росгвардию – это, вероятно, то, о чем генерал Яковлев в свое время мог бы только мечтать…»

29-9-2.jpg
Во время ликвидации последствий аварии на
Чернобыльской АЭС в 1986 году. Фото из архива автора

УНИКАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

Зимой 1986 года генерал армии Иван Кириллович Яковлев покинул пост начальника внутренних войск МВД СССР. Для 68-летнего военачальника это не было неожиданностью, хотя сам уход из войск воспринимался им, несомненно, с горечью – как вынужденный, как оборванный на полуслове рассказ. С конца апреля 1986 года – со дня случившейся на Чернобыльской АЭС аварии Яковлев жил этой бедой: лично руководил действиями войск в очаге катастрофы. Внутренние войска работали в этой зоне поистине героически, но именно чернобыльская авария, если взглянуть на нее сегодняшними глазами, и олицетворяла собой начало вступления всего СССР в период полураспада. И Яковлев уже был не к месту там, где действовала, катастрофически ошибаясь во всем, где только возможно, уже совершенно обновленная и далекая от него самого политическая элита Советского государства времен М.С. Горбачева.

Лишь 10 лет спустя, в июле 1996 года, генерал армии Иван Кириллович Яковлев вернулся в свои войска консультантом главнокомандующего. Вернулся, как возвращается человек в выстроенный им дом, чтобы удостовериться в прочности воздвигнутых его собственными руками стен.

А внутренние войска, уже вступившие в полосу контртеррористических операций на Северном Кавказе и превосходно себя в боях показавшие, оказались, как Яковлев и задумывал, во всеоружии новых форм и средств противодействия террору и бандитизму. Во всем, что делали войска теперь, чувствовалась прочность заложенной Яковлевым системы боевой подготовки, целостность задуманной им структуры и прочность самих бойцов, воспитанных – от солдата до генерала – на исповедуемых Яковлевым истинах о победном сочетании на войне ума и отваги.

К 1996 году во главе Министерства внутренних дел России, внутренних войск, их объединений и соединений уже стояли воспитанники генерала Яковлева, хорошо понимавшие цену его наследия. Он и передал это наследие новым генералам из рук в руки. С уверенностью, что им воспользуются как подобает.

Генерал армии Иван Кириллович Яковлев умер 13 сентября 2002 года и с воинскими почестями был погребен на Троекуровском кладбище в Москве. Откликнувшаяся на это событие «Российская газета» так озаглавила свое сообщение о его смерти: «Ушел рожденный революцией»…

В марте 2017 года на имя мэра Москвы Сергея Семеновича Собянина было направлено обращение директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации – главнокомандующего войсками национальной гвардии Российской Федерации генерала армии Виктора Васильевича Золотова с просьбой о присвоении одной из улиц Москвы имени генерала армии Ивана Кирилловича Яковлева.

Этим письмом генерала армии Золотова вся Росгвардия – с легендарной своей 200-летней историей и репутацией защитницы России в самых тяжелых военных испытаниях – напомнила столице о выдающемся ее гражданине, достойном того, чтобы с улицы Яковлева, как с разбега, начинали свой путь в жизнь бесчисленно новые поколения россиян.

Мэр Москвы горячо поддержал эту инициативу, и уже полгода спустя решением соответствующей межведомственной комиссии на карте столицы России в районе Лефортова Юго-Восточного административного округа Москвы Проектируемый проезд № 109 обрел новое имя – «улица Генерала Яковлева».

Есть нечто символическое в том, что именем Яковлева назван проезд, прежде именовавшийся проектируемым. Сами реформы и преобразования Яковлева всегда рождались в нескончаемой череде планов, проектов и замыслов, а законченный проект всегда уступал место на его столе новым чертежам и расчетам. Строительство войск, подобно строительству города, атомной электростанции или завода, – это не просто укладка и покраска стен, а возведение сложнейшей в своей архитектуре конструкции, где взаимосвязаны друг с другом каждая из деталей и ничто не является второстепенным.

Генерал Яковлев и был зодчим своих войск, сумевшим воплотить в жизнь самые дерзновенные помыслы и планы, подготовив войска правопорядка к испытаниям, которые ждали их с началом межнациональных конфликтов и контртеррористических операций. Установив краеугольным камнем своей стройки боевую выучку войск, он сделал войска боеспособными и боеготовыми, что во многом предопределило успех их применения там, где на стыке ХХ и ХХI веков именно в боях решалась и решилась судьба России. H

Андрей Александрович Эдоков – советник государственной гражданской службы РФ 3-го класса, советник департамента по взаимодействию со СМИ и институтами гражданского общества Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (Росгвардии).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Человек-магнит

Человек-магнит

Юрий Потапов

Об особенностях конвойной службы и невероятных способностях военного пенсионера

0
2065
МВД России делегируют Белоруссии своих сотрудников на время проведения II Европейских игр

МВД России делегируют Белоруссии своих сотрудников на время проведения II Европейских игр

0
895
Профсоюзы против Союза

Профсоюзы против Союза

Игорь Шелудков

Об особенностях политподготовки в Советской армии

0
1417
Суд наложил на Сергея Удальцова административный надзор до 5 августа 2021 года по иску МВД

Суд наложил на Сергея Удальцова административный надзор до 5 августа 2021 года по иску МВД

1
1333

Другие новости

Загрузка...
24smi.org