0
2016
Газета История Интернет-версия

07.09.2018 00:01:00

Звезда и тернии на пути таланта

Выдающийся конструктор Сергей Крюков – один из тех, кто прокладывал дорогу в космос и создавал ракетный щит страны

Александр Песляк

Об авторе: Александр Михайлович Песляк – кандидат философских наук, историк.

Тэги: крюков, королев, хрущев, бабакин, мишин, космос, н1, лунная ракета, царьракета, марс, венера, станция, фобос


10-1-1-t.jpg
Ракета-носитель сверхтяжелого класса Н-1,
к сожалению, к Луне так и не отправилась.
Фото с сайта www.nro.gov

В следующем году исполнится полвека со дня первого пуска уникальной советской «лунной ракеты» Н-1. Важный вклад в ее разработку внес коллектив под руководством выдающегося конструктора Сергея Сергеевича Крюкова, материал к столетию которого вышел в номере «Независимого военного обозрения» от 10 августа с.г. (см. Александр Песляк. «Рождение специалиста»). Именно под руководством Сергея Крюкова был спроектирован, а затем отработан в наземных и полетных условиях кислородно-керосиновый ракетный блок Д (пятая ступень ракетно-космической системы Н1-Л3 для пилотируемого полета на Луну). В отличие от других ракетных блоков «царь-ракеты» ему была уготована счастливая судьба: после закрытия лунной темы выжил только он. Стал перспективным как раз потому, что было внедрено (причем именно благодаря Сергею Сергеевичу) большое число новых, «долгоиграющих» технических решений, позволявших значительно повысить характеристики комплекса с обеспечением ему высокой надежности и живучести. В данном материале мы расскажем о некоторых наиболее интересных и важных эпизодах деятельности Сергея Сергеевича Крюкова, а также тех важных для страны программах, в которых он участвовал.

МОРАЛЬ И ЧЕСТЬ ГЕРОЯ ТРУДА

Летом 1960 года предприятие, на котором трудился С.С. Крюков, посетил Никита Сергеевич Хрущев. На плакатах ему и другим руководителям партии и правительства показали образцы оборонной и космической техники, в том числе 8К78 («семерку») с модификациями и совершенно новую систему – Н-1. По воспоминаниям ветерана-королевца В.И. Петрова, именно по этой ракете ЭсПэ (Сергей Павлович Королев. – А.П.), завершив общий обзор, попросил выступить Крюкова. Тот подробно остановился на двух вариантах сверхтяжелого носителя, перечислил основные характеристики и требования. В заключение главный конструктор ОКБ-1 еще раз обратил внимание высоких гостей на Н-1: ракета имеет неограниченные возможности как в оборонном секторе, так и для исследования и завоевания всего околоземного пространства, начиная с Луны и ближайших планет. На вопрос Хрущева о стоимости Сергей Павлович мгновенно ответил: «12 миллиардов рублей». На второй вопрос: из каких статей бюджета взять – дипломатично предложил перейти в другой зал, продолжить разговор в узком составе.

Тогда же Сергей Павлович создал на базе 3-го отдела целый комплекс из четырех отделов по Н-1, подчинив их Крюкову. И с 1963 года новая структура начала работать, вовлекая в цепочку циклопических работ десятки НИИ, КБ, заводов.

В июне 1961 года за успешный полет первого человека в космос вместе с несколькими заместителями С.П. Королева Сергей Сергеевич был удостоен высокого звания Героя Социалистического Труда. И тогда же по предложению главного конструктора ОКБ-1 был назначен его заместителем.

Звездные часы Крюкова – это прямое участие в создании отечественного стратегического ракетного оружия, прежде всего – первого носителя ядерного заряда Р-5М, триумфы первого спутника и полета Гагарина, «долгожительство» ракеты Р-7, более десятка оригинальных проектов в королевском КБ.

Стоит отметить одно стратегическое «изделие». В 1966 году с 53-го испытательного полигона Минобороны СССР (ныне космодром «Плесецк»)  успешно стартовала и достигла заданной цели межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) РТ-2, положив начало летным испытаниям твердотопливных ракет всех последующих поколений и испытательной деятельности космодрома в целом. Был применен новый тип шахтной пусковой установки («минометный старт»), впервые были разработаны и применены смесевые твердые топлива на основе бутилкаучука, крупногабаритные заряды двигателей, созданы двигательные установки на твердом топливе, принципиально новая система управления. Конечно, это достижения большого коллектива, но как увязать все новинки и все требования заказчика? Головоломки для проектантов были нелегкими.

Пять лет зама пролетели, как пять дней – в трудах, семейных заботах, встречах с друзьями. Но прежде всего – в работе, четкой, концентрированной на качестве и сроках исполнения.

По словам того же В.И. Петрова, «у С.П. была небольшая группа сотрудников, которым он особенно доверял и с которыми советовался, поручал наиболее ответственные и трудные работы, но Сергей Сергеевич в моем представлении был особо доверенным». Не случайно в 1963–1965 годы Королев тщательно выстраивал под его руководством комплекс средств освоения космоса.

Как удар – весть о кончине главного конструктора. Собрались замы-соратники; прилетевший из Миасса член ЦК КПСС Виктор Петрович Макеев по поручению сверху поставил вопрос о новом руководителе ОКБ-1. У Крюкова и Козлова была своя позиция и веские возражения, но большинство замов было «за», и решением ЦК был утвержден Василий Павлович Мишин.

10-1-2-t.jpg
Трижды Герой Советского Союза
генерал-полковник авиации Иван Кожедуб (справа)
вручает награду ДОСААФ
Герою Социалистического Труда Сергею Крюкову.
На переднем плане – генеральный директор
НПО им. С.А. Лавочкина Алексей Милованов. 
Фото из семейного архива Крюковых  

По ряду причин не сложившиеся еще при Королеве отношения с Василием Павловичем постоянно давали о себе знать. Последней каплей стали проблемы, связанные с лунной программой. Под нее проектировалась и строилась «Царь-ракета» массой 2200 т, создавался весь гигантский комплекс Н1-Л3. На этапе проектирования и «перевязки» ракеты, борьбы за балансировку работы десятков двигателей специалист по аварийным ситуациям В.Г. Хаспеков так описывал Крюкова: «Умный, талантливый инженер. Умел слушать – и добавлять существенное. Умел вникать, понимать тонкости. Признавать, что требуется большая переделка, но без нее не обойтись. Был доступен, не отделял себя от нас».

В опубликованном уже после кончины Сергея Сергеевича материале подробно излагается эпопея Н-1. Отмечается, что полезной нагрузкой в 75 т можно было бы распоряжаться весьма эффективно в военных целях: «При создании системы глобальной обороны носитель Н-1 может использоваться как носитель боевых спутников и боевых космических станций. …Для нанесения ответного удара по территории противника ракета Н-1 может использоваться для поражения нескольких целей при стрельбе по баллистическим или глобальным траекториям…

Наличие коррекции помимо увеличения точности стрельбы обеспечивает возможность маневра боевой части у цели, что значительно уменьшает вероятность поражения боевой части средствами ПРО.

Современный уровень развития и размещения межконтинентальных и средней дальности баллистических ракет с ядерными зарядами со всей остротой ставит вопрос о необходимости создания эффективной противоракетной и противоспутниковой обороны, которая позволит производить уничтожение боевых частей противника вне территории нашей страны, а также позволит предотвратить внезапность ракетного нападения, не давая никаких преимуществ нападающей стороне. Такая система обороны может быть создана с помощью большого количества спутников различного назначения, осуществляющих инспекцию, управление и несущих средства поражения.

Создание космической системы вооружения, способной обнаруживать, уничтожать и осуществлять ответный ядерный удар, явится новым шагом вперед в общей организации обороны страны и практически ликвидирует возможность внезапного нападения.

Система глобальной обороны включает в себя:

– средства глобальной разведки, осуществляющей наблюдение за всей поверхностью Земли и космическим пространством около Земли;

– систему специальных спутников-истребителей, определенным образом размещенных на различных орбитах;

– систему спутников, осуществляющих сбор, обработку информации, выбор спутника и управление при наведении на цель. Кроме этих задач, на систему возлагается осуществление связи, фоторазведки, навигационной привязки кораблей, самолетов и передачи нужной информации на Землю.

10-1-3-t.jpg
Главный конструктор Сергей Крюков «слушает»
вторую порцию лунного грунта. 1972 год.
Фото из семейного архива семьи Крюковых

При дополнении указанной системы средствами нанесения ответного удара по стратегическим целям противника позволит создать надежную систему обороны нашего государства от любых посягательств. Наличие такой комплексной системы вооружения будет являться сдерживающим фактором для любого агрессора, так как в этом случае внезапность ракетного нападения не дает никаких преимуществ нападающей стороне.

Следует отметить, что все эти положения были высказаны еще в начале 1962 года (тогда готовились первые концептуальные документы и соответствующие решения ЦК КПСС и Совета министров СССР; рукопись же относится к середине 80-х годов. – А.П.).

Разрабатываемый комплекс Н-1 дает основание утверждать, что создание подобной системы в обозримо короткие сроки реально только с помощью такого носителя в силу следующих обстоятельств: необходимое количество спутниковых средств такой системы может измеряться величиной в несколько сотен спутников. Выведение такого количества спутников в короткие сроки с помощью разрабатываемых носителей потребует создания большого количества стартов и требует больших затрат, что экономически нецелесообразно или затянется на недопустимо длительное время.

С помощью же носителя Н-1 такое количество спутников могло быть выведено несколькими пусками. Таким образом использование для создания системы глобальной обороны ракеты Н-1 экономически наиболее целесообразно и сократит общие затраты времени».

Следует учесть, что данные предложения готовились в ОКБ-1 буквально на заре космической эры!

…Между тем часть основных функций, которые обеспечивали подразделения Крюкова, передали другим отделам. Пошла реорганизация. Спустя несколько месяцев Крюков подал заявление об уходе с должности заместителя главного конструктора, сколько-то лет работал в отделах. Кстати, позднее причиной незавершения всей программы Н1-Л3 он назвал не нехватку средств, а отсутствие технически грамотного, принципиального, целеустремленного творческого руководства на предприятии. А собрав своих учеников, уточнил: не экономика виновата и не деньги, их давали по потребности. А вот отрасль не могла осилить эффективный системный подход к сложнейшей системе.

В ХИМКИ – НА МАРС?

Итак, произошло то, что бывает нередко: субъективный фактор выдавливает объективно признанные способности, принципиальность. А тут ранее работавший в ОКБ-1 (и хорошо знавший Крюкова), затем получивший самостоятельную площадку конструктор Георгий Николаевич Бабакин пригласил его в ОКБ Машиностроительного завода им. Лавочкина на должность первого заместителя. Год замечательной энергичной работы вместе оборвался внезапной кончиной главного конструктора. Не все в том ближнем кругу сразу согласились, но просьба химкинцев к «варягу» – встать у руля – была искренней. Был утвержден министром и семь лет трудился главным конструктором – первым заместителем гендиректора Машзавода, затем – НПО имени С.А. Лавочкина.

После успеха миссий «Луноход-2» и «Лунный грунт-2» на какое-то время была свернута лунная программа, но развивалась венерианская. Станции нового поколения «Венера-9» и «Венера-10» – и до тандема 15-й и 16-й – обеспечили углубленные исследования атмосферы и строения «утренней звезды», характеристики ее грунта. Проектировались и строились последние машины еще при Крюкове, запущены были позже.

С Марсом было сложнее. Как вспоминает академик Михаил Яковлевич Маров, два аппарата отказали по пути к планете, «Марс-6» спускался с нерасчетной скоростью, фактически разбился о поверхность. У седьмого же не сработало ничего… Зато аппараты позднего проекта «Фобос» были реализованы на основе модернизации созданных под конструкторским началом Крюкова.

То же касалось и аппаратного задела в программе «Венера – комета Галлея», реализованной почти 10 лет спустя. Не случайно руководителю ОКБ в числе других сотрудников была присуждена Государственная премия СССР за разработку автоматической аппаратуры; ранее он был награжден орденом Октябрьской Революции. Всего, по подсчетам Ю.В. Бирюкова, под руководством Крюкова было спроектировано, построено и запущено 18 космических аппаратов.

Работая в НПО им. Лавочкина, он публиковал статьи под псевдонимом, подписывался как С. Соколов – в «Правде», «Известиях», «Социндустрии», даже в сборниках Академии наук СССР. Там шла речь о межпланетных автоматах «Марс», «Венера», о лунниках (лишь в 1990-е годы он подписывался своей фамилией под статьями о драме лунной программы и ракеты Н-1).

Детищем Сергея Сергеевича стала большая марсианская задумка – стыковка двух ракет и направление на Красную планету самоходного аппарата с забором грунта. Уже работая в Химках, конструктор постоянно следил за ходом отработки блока ДМ. Интересовался, успеет ли его ДУ набрать нужный уровень надежности к запуску марсианского аппарата М-77. Проект не пошел. Но уже в следующем проекте (М-79, забор и доставка на Землю марсианского грунта) для выведения 9-тонного аппарата на траекторию полета к Марсу предполагалось использовать уникальный опыт ОКБ-1 по обеспечению автоматической стыковки тяжелых космических объектов на низкой околоземной орбите. При этом осуществлялась бы сборка из двух блоков ДМ.

После закрытия лунной программы с Н-1 проект М-79 с двухступенчатым РБ был, конечно, самым грандиозным отечественным космическим проектом. К сожалению, он тоже не получил поддержки в верхах, был закрыт. Крюков вынужден был уйти с предприятия в Химках. Определенный свет на тайну закрытия проекта и ухода Сергея Сергеевича можно обнаружить в воспоминаниях Анатолия Григорьевича Чеснокова, его первого заместителя в 1971–1977 годы. Он полагал, что это произошло вследствие непримиримой борьбы главного конструктора с оппозиционными силами в верхах за сохранение на предприятии работ по важной для страны оборонной тематике. Ведь в Химках создавались спутники УС-К для космического сегмента СПРН – системы предупреждения о ракетном нападении.

Наверху решили сменить руководителя на нового, «более послушного и удобного» (слова Чеснокова). Хотя и с группой своих замов, желавших большей самостоятельности, у Крюкова неизбежно нарастали трудности. Куда-то уходил и сильный вначале порыв эмоций, радушия, даже веселости. А закрытие марсианской программы М-5 просто привело к уходу из Химок.

Авторитетное мнение о юбиляре – из уст многолетнего гендиректора предприятия Алексея Пантелеймоновича Милованова, чье 100-летие мы отметили 24 августа с.г.: «Считаю совершенно необоснованными попытки замолчать или принизить роль С.С. Крюкова в делах коллектива… И тем более крайне вредными считаю любые попытки исключить период 1971–1977 гг. из истории ОКБ, как это делают некоторые доморощенные авторы с расчетом на широкого читателя. Главный конструктор НПО им. Лавочкина, соратник Королева и Бабакина, человек высокой технической культуры, доброжелательный, порядочный, мягкий – и в то же время твердый – именно таким Сергей Сергеевич Крюков останется в памяти тех, кто его знал и рядом работал».

ОБРАТНАЯ ДОРОГА – ЕСТЬ?

При переходе Крюкова в Химки сотрудники отдела-3 подарили ему альбом фотографий и рисунков. Последнее фото с видом улицы, ведущей к проходной, было подписано: «Обратная дорога открыта».

Оказалось пророчеством: в 1977 году приказом министра Крюков был переведен в НПО «Энергия» на должность первого заместителя генерального конструктора. В период создания многоразовой космической системы «Энергия-Буран» он отвечал за ее наземную экспериментальную отработку. И, по воспоминаниям ветерана предприятия Ф.А. Титова, «занял принципиальную позицию, доказывая невозможность в определенные жесткие сроки выполнить весь объем (то есть испытания на более чем 500 разных по сложности стендах и установках). Он отстаивал свою точку зрения, несмотря на колоссальное давление со всех сторон, включая министра. И во многом оказался прав».

А по словам Бориса Евсеевича Чертока, «вновь Сергей Сергеевич проявил свои лучшие качества инженера, конструктора, талантливого проектанта, включившись в разработку новой ракеты «Энергия». Ничего похожего нет в мире до сих пор…» К сожалению, продолжал академик, у Крюкова уже начало страдать здоровье; к тому же «после кончины Глушко он не очень долго, я бы сказал – не очень дружно – работал с новым руководством. Вскоре ушел с должности. Но вместе со мной очень активно работал в исторической части, анализируя наше прошлое, успехи и ошибки».

И еще: Борис Евсеевич справедливо отмечал, что Крюков «остался непримиримым ко всему, что пришло в результате резких перемен – к нечестности, обману, криминалу. Он бы не смог в такой обстановке плодотворно трудиться»…

Скончался конструктор-проектант после продолжительной болезни за неделю до своего 87-летия, в августе 2005 года. Спустя три года семья и друзья организовали вечер к 90-летию, был выпущен сборник воспоминаний, а в МГТУ – «Избранные труды С.С. Крюкова».

К 100-летию со дня рождения Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий были предложения установить мемориальные доски на жилом доме в Королеве, на главном корпусе НПО им. Лавочкина. Прежние руководители предприятий не откликнулись.

Остается надежда, что минимальный долг перед обеспечившим безопасность Родины, поднявшим десятки «изделий» в космос, долг перед историей, без которой нет будущего, осознает руководитель обновляемого Роскосмоса – да и новые руководители предприятий в двух ракетных столицах Подмосковья… 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


«Катарсис» без катарсиса

«Катарсис» без катарсиса

Владимир Соловьев

Таблетки правды вам будут давать те же люди, что скармливали таблетки лжи

0
326
Родина и государство – это разные вещи

Родина и государство – это разные вещи

Андрей Юрков

Журнал «Знамя» № 8 был посвящен оттепели 60-х, № 9 будет посвящен Хрущеву как литкритику

0
162
Первого туриста отправят в полет вокруг Луны

Первого туриста отправят в полет вокруг Луны

Андрей Ваганов

0
1390
Кто виноват в Гражданской войне

Кто виноват в Гражданской войне

Александр Широкорад

В течение 1917–1921 годов в России имел место многосторонний конфликт

0
5479

Другие новости

Загрузка...
24smi.org