0
13952
Газета История Интернет-версия

04.10.2018 19:22:00

Что обеспечило успех ВВС РККА в боях против Японии

Обзор действий ударной и разведывательной авиации на Маньчжурском ТВД в 1945 году

Тэги: Вторая мировая, Япония, Маньчжурия, наступление, Хинган, авиация, Пе2, воздушная разведка, бомбардировка, Квантунская группировка, ТВД, фронт, 1й ДВФ, ЗаБФ, 2й ДВФ


Вторая мировая, Япония, Маньчжурия, наступление, Хинган, авиация, Пе-2, воздушная разведка, бомбардировка, Квантунская группировка, ТВД, фронт, 1-й ДВФ, ЗаБФ, 2-й ДВФ Взятие под охрану подразделениями Красной Армии японских военных складов и имущества после капитуляции Квантунской армии. Фото 1945 года

О Великой Отечественной написано много, гораздо меньше известно о войне с Японией, завершившей Вторую мировую. Наступление советских войск происходило сразу на нескольких фронтах. Против японских войск в Маньчжурии перед Большим Хинганом сосредоточили войска Забайкальского фронта, а со стороны Дальнего Востока, где находилась Квантунская армия под командованием генерала Отодзо Ямада, – 2-й и 1-й Дальневосточные фронты. Там в августе 1945 года и развернулись основные боевые действия Красной армии. Войска Забайкальского фронта поддерживала 12-я воздушная армия (ВА) маршала Сергея Худякова, а 2-го и 1-го Дальневосточных фронтов –10-я генерал-полковника Павла Жигарева и 9-я ВА генерал-полковника Ивана Соколова соответственно. Всего группировка советских войск на Дальнем Востоке насчитывала свыше 1500 самолетов.

ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ ФРОНТ

Из воспоминаний Маршала Советского Союза Родиона Малиновского известно, что японцы на 1 августа 1945 года сосредоточили против Забайкальского фронта до 10 пехотных дивизий, 350 танков и до 1000 самолетов. Советское командование считало, что, учитывая исключительную важность оперативного направления Забайкальского фронта, японцы предпримут меры для усиления этого направления, перебросив туда дополнительные силы из Северного Китая. По сведениям, полученным разведывательной авиацией 12-й ВА перед Забайкальским фронтом (ЦАМО ф. 12 ВА, оп. 7162, д. 1) и по данным агентурной разведки до начала боевых действий противник имел в своем составе пять пехотных дивизий, одну пехотную и две смешанные бригады, семь монгольских кавалерийских дивизий и три маньчжурских кавалерийских полка. Перед Забайкальским фронтом до начала боевых действий, опять же по данным агентурной разведки, на передовых аэродромах авиация противника не базировалась.

С началом боевых действий наши воздушные разведчики просмотрели территорию, занятую Японией в радиусе до 300 км, отметили все аэродромы противника. Самолетов там не оказалось.

В ходе наступательной операции Забайкальскому фронту противостояло 12 пехотных дивизий, девять пехотных бригад, три смешанные бригады, две танковые бригады и один кавалерийский полк противника. Основные боевые действия велись на Калганском, Чифынском, Солуньско-Мукденском и Хайларско-Чжаланьтунском направлениях.

На 1 августа 1945 года в подчинении Забайкальского фронта находилась 12-я воздушная армия (ВА) в составе дух истребительных, двух штурмовых и двух бомбардировочных авиадивизий (бад). В структуре 12-й ВА был и 445-й дальнебомбардировочный авиаполк на самолетах Ту-2С (числившийся за 326 бад 6-го бомбардировочного авиакорпуса (бак) 10-й ВА), который сначала дислоцировался на аэродроме Рудовка (Монголия, а затем был перемещен в г. Хайлар в Маньчжурии). С 9 августа по 3 сентября экипажи этой части выполнили 29 боевых вылетов по разгрому японских войск в Маньчжурии. В те же сроки активно велась воздушная разведка. По окончании боевых действий в Маньчжурии полк перебазировался на Южный Сахалин (г. Камисикука). Перед началом наступления наших войск, по данным разведки, 12-й ВА противостояло лишь около 400 японских самолетов, в дальнейшем эта информация не подтвердилась.

Для покрытия ожидавшихся потерь командование предусмотрело обеспечение пополнения в летном парке по 100 истребителей и штурмовиков и 50 бомбардировщиков. Кроме этого, было высказано пожелание к началу операции (20–25 августа) усилить фронт двумя истребительными авиадивизиями, двумя штурмовыми и одной бомбардировочной. Однако воздушного противника перед 12-й ВА не оказалось. С 9 по 17 августа было разведано 57 аэродромов и посадочных площадок, и на них обнаружили лишь макеты. И все же есть информация, что за период боевых действий с 9 по 27 августа наши войска захватили не менее 478 самолетов (скорее всего эти сообщения относятся к временному отрезку от 17 до 27 августа).

НАЧАЛО БОЕВ

К началу боевых действий в Маньчжурии 30-я бад пополнилась 49-м бап на Пе-2. За весь период проведения операции авиация противника противодействия нашим ВВС не оказывала, несмотря на то что наши одиночные разведчики летали на глубину 500–700 км, ведя разведку крупных городов, железнодорожных узлов и аэродромов. Пассивность японской авиации перед Забайкальским фронтом можно объяснить ее базированием и сосредоточением на аэродромах Маньчжурии, удаленных до 700 км. Всего, по данным ПВО, за тот период было отмечено 24 случая обнаружения самолетов противника, из них четыре вели разведку положения наших войск и 20 осуществляли бомбардировку.

Причем бомбардировочные действия были несистематические и нецелеустремленные, всего было отмечено три бомбардировочных налета: 12 августа восемь бомбардировщиков бомбили наши войска в Барун-Уцзумчин, а 16 августа группа из шести бомбардировщиков дважды бомбардировала колонны наших войск севернее Калгана. Самолеты, состоявшие на вооружении Квантунской армии, были в основном устаревших типов. Из 157 захваченных нашими войсками машин лишь 19 (12%) можно было отнести к современным. 

ВОЗДУШНАЯ РАЗВЕДКА

Решение задач по воздушной разведке на Забайкальском фронте в условиях сложной ориентировки, больших протяженностей, полетов на предельный радиус действия (боевой радиус Ту-2 до 750 км) в основном зависело от подготовки экипажей и обеспечения действий в воздухе наземными средствами полетов. Например, разведывательный полк, перебазировавшись на третий день боевых действий на аэродром, находившийся ближе к линии фронта, вел разведку в течение трех дней без обеспечения радиосвязи из-за отсутствия приводной радиостанции в указанном пункте. Такие случаи налагали большую ответственность на штабы и летный состав в отношении подготовки к полетам.

В целом же все самолеты, выделявшиеся на разведку, были оборудованы радиостанциями и почти на всех машинах были установлены радиополукомпасы РПК-10. На аэродромах вылета дальних разведчиков были выделены для связи радиостанции СЦР-899, обеспечивавшие двустороннюю связь на полный радиус действия. Для обеспечения связью ближних разведчиков на аэродромах выделялись радиостанции СЦР-284 или 11АК. Кроме этого, они держали связь с радиостанциями командиров своих соединений, находившихся на КП командиров наземных войск. Для увеличения эффективности разведывательных полетов и исключения случаев потери ориентировки экипажи закреплялись на одних и тех же направлениях. Ночные разведчики, поскольку они работали со своих базовых аэродромов, широко пользовались средствами земного обеспечения самолетовождения (ЗОС), имея на своем аэродроме приводную радиостанцию и прожектор. При выполнении разведки они использовали фотоавиабомбы (ФОТАБ) и ночные аэрофотоаппараты НАФА-13 и НАФА-19.

При подготовке к военным действиям планом воздушной разведки предусматривалось прикрытие истребителями воздушных разведчиков на самолетах бомбардировщиках Пе-2 и штурмовиках Ил-2, производивших фотографирование укрепрайонов, оборонительных рубежей и маршрутов движения механизированных войск. Но ввиду отсутствия противодействия истребителей и зенитной артиллерии противника, ни в первые, ни в последующие дни боевых действий реально прикрытие разведчиков не производилось. Всего с 9 по 21 августа было произведено 767 самолетовылетов на разведку, из них бомбардировщиками – 140 (в том числе 17 ночью), штурмовиками – 13, истребителями – 459, разведчиками – 155 (в том числе семь ночью).

38-14-2_b.jpg
Экипаж Пе-2 поздравляют с успешным выполнением боевого
задания, 1-й Дальневосточный фронт. Фото 1945 года

Следует отметить исключительно положительную роль использования самолетов Ту-2 в качестве разведчиков. В условиях боевых действий на Забайкальском фронте Ту-2 являлись основным средством оперативной разведки. Имея большой радиус действия, только они были в состоянии, несмотря на быстрый темп продвижения наших войск (в отдельные дни он доходил до 180 км в сутки) без частого перебазирования на передовые аэродромы, вести непрерывную разведку противника и своевременно обеспечивать командование разведданными. Разведывательный полк на самолетах Пе-2 в этих условиях не мог обеспечить командование непрерывной разведывательной информацией, так как уже на третий день наступления радиус его действия не позволял на некоторых направлениях решать поставленные задачи.

Ночная разведка выполнялась экипажами одиночных Ил-4 на глубину свыше 600 км и высоту в пределах 1000–1500 м ввиду гористой местности. Основными объектами разведки были железные и шоссейные дороги, крупные населенные и промышленные пункты Маньчжурии: Цицикар, Мукден и Бейпин. Подход к заданному объекту производился с приглушенными моторами. Над целью сбрасывались светящиеся авиабомбы (САБы), и экипаж наблюдал за объектами с высоты 500–600 м. Самолеты истребительной и бомбардировочной авиации в своем большинстве имели фотоустановки под аэрофотоаппараты АФА-ИМ, АФА-Б и частично АФА-33. Штурмовая авиация (Ил-2 из состава 248-й и 316-й шад) была оборудована фотоустановками для планового и перспективного фотографирования. Кроме этого, в каждом авиаполку имелось по два самолета с фотоустановками под счетверенные аэрофотоаппараты для лобового перспективно-панорамного фотографирования с помощью АФА-ИМ.

В подготовительный период сформировали пять разведывательных эскадрилий на самолетах Р-63 «Кингкобра», полностью оборудованных фотоаппаратурой, укомплектованной материальной частью и личным составом фотослужбы. Летный состав 12-го разведывательного авиаполка (рап) был полностью подготовлен к производству воздушного фотографирования площадей и маршрутов и в совершенстве владел техникой фоторазведки.

Всего перед началом боевых действий части 12-й ВА имели 327 аэрофотоаппаратов разных типов. На самолеты-разведчики Пе-2 устанавливались АФА-33/50 (которых имелось пять экземпляров), два десятка АФА-33/7 (пять из них – это три аппарата для перспективного фотографирования), АФ-33/100 – два, АФА-30 – два (перераспределяемых на три маршрута), АФА-К-17В – два. На Ту-2 – пять АФА-33/75 и девять АФА-ИМ. На Р-63 «Кингкобра» – 59 АФА-ИМ. На Як-7 и Як-9-59 АФА-ИМ. На Ил-2-83 АФА-ИМ. Из них девять оборудованы счетверенными камерами и 22 – одиночными аппаратами. Бомбардировщики Пе-2, Ту-2 и Ил-4 имели десять АФА-1, по 50 АФА-Б и АФА-ИМ, шесть НАФА-13.

Ввиду быстрого продвижения наших войск и невозможности своевременного перебазирования частей 12-й ВА на ближние аэродромы командование решило создать специальную эскадрилью из 14 Ту-2 (выделенных от 6-го и 7-го бак) с радиусом действия до 750 км с подчинением штабу 12-й ВА. Четыре самолета эскадрильи оборудовали АФА-33/75 или АФА-ИМ и установили на них дополнительные топливные баки. За период боевых действий эта эскадрилья произвела 88 самолетовылетов, из которых 76 – на фоторазведку. Воздушное фотографирование производилось с высоты 2500–3000 м (в плохих метеоусловиях – с 500–1000 м) в масштабе 50–70 м на 10 мм.

При этом 12-й рап на Пе-2 не смог обеспечить командование полными данными аэрофоторазведки в связи с большим удалением от линии фронта (200–250 км) и малого радиуса действия самолета (до 350 км). При этом на разведчиках выполнили лишь 60 самолетовылетов. Этот полк все же сумел произвести воздушное фотографирование Хайларского укрепленного района, крупных населенных пунктов, железнодорожных станций и аэродромов противника.

На удалении 100–150 км от линии фронта истребительная и штурмовая авиация выполняла воздушную разведку с высоты 500–1000 метров в интересах ударной авиации и стремительно продвигающихся вперед наземных войск. Боевые потери разведчиков составили по одному самолету Ла-7, Як и Ил-2. Так же не вернулись с боевого задания четыре Ил-4.

2-Й ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ

Для нанесения ударов по японским войскам в Маньчжурии в зоне ответственности 2-го Дальневосточного фронта привлекались полки и соединения 10-й ВА. К началу 1945 года в состав этого объединения входили 29-я и 254-я истребительные авиадивизии, 253-я штурмовая, 82-я ближнебомбардировочная и 53-я дальнебомбардировочная авиадивизии, а также 7-й отдельный разведывательный авиаполк. Большинство частей имели на вооружении истребители И-16 и И-153, бомбардировщики СБ, ДБ-3 и ТБ-3. Относительно новыми истребителями (на тот момент) Як-7Б и Ла-5 было укомплектовано только два полка. 253-я шад имела на вооружении одноместные Ил-2. Большинство истребительных и штурмовых полков были 22-самолетного состава с неполным штатом летчиков.

К началу боевых действий части 10-й ВА перевооружили на новые самолеты, а штат истребительных и штурмовых авиаполков довели до 40 машин. Помимо этого, сформировали и обучили три новых полка: 258-й шап, 344-й транспортный авиаполк (на самолетах Ли-2) и 411-й корректировочно-разведывательный авиаполк. Управления авиадивизий и воздушной армии пополнили до штатной численности военного времени.

В июле 1945 года из структуры только что расформированного управления ВВС ДВФ в состав 10-й ВА перевели 18-й авиакорпус, включавший 296-ю иад и 96-ю шад, а также 128-ю и 255-ю авиадивизии. Всего к началу боевых действий 10-я ВА имела 8 авиадивизий, включавших 13 истребительных, 6 штурмовых, 5 бомбардировочных и по одному разведывательному и корректировочному авиаполку. Привлекали к боевым действиям и подразделения гражданского воздушного флота (ГВФ), на долю которых пришлась выброска 180 парашютистов, в то время как военно-транспортная авиация осуществляла десантирование лишь посадочным способом. Летный состав был подготовлен для боевых действий днем в простых и сложных метеоусловиях и частично ночью.

3 июня директивой Главного маршала авиации Новикова все части были предупреждены о повышенной боеготовности с обязательной маскировкой самолетов и аэродромов, созданием ложных аэродромов и постройкой укрытий для техники и людей. Кроме того, привели в боевую готовность зенитную артиллерию. Командование считало, что нашим ВВС (по данным агентурной разведки) на 1 августа противостояло лишь 99 истребителей и 68 бомбардировщиков, но эти данные к началу боевых действий воздушной разведкой не подтвердились.

Боевые действия 10-й ВА начались 9 августа в 4.45 утра патрулированием в воздухе мелкими группами от двух до шести самолетов, главным образом осуществлялось прикрытие сосредоточения частей 15-й армии от ударов авиации противника. Кроме того, велась разведка передовых позиций и подходящих резервов противника, фотографировались его оборонительные сооружения.

В первый день боевых действий произвели 410 самолетовылетов, уничтожили баржу и корабль на Амуре, 12 повозок с грузами и до 15 солдат японцев. При этом потеряли штурмовик Ил-2, совершивший вынужденную посадку на территории противника и истребитель Ла-5 из 76-го шап 18-го авиакорпуса, сбитый малокалиберной зенитной артиллерией. Правда,  экипаж Ил-2 повреждений не получил, а самолет отправили в ремонт.

Во второй день авиация нанесла удар по целям в прифронтовой зоне, уничтожила эшелон с боеприпасами и горючим, паровоз и повредила железнодорожные пути, а также склады боеприпасов и речные цели. Встреч с противником в воздухе, как и своих потерь, не было. Затем начались потери: 12 августа не вернулся с боевого задания экипаж разведчика Пе-2 из 140-й раэ (18 ак); 13 августа в районе Сун-У зенитной артиллерией был подбит Як-9 из 14-го иап (18 ак), совершивший вынужденную посадку на своей территории.

14 августа, несмотря на плохую погоду, авиация произвела 111 самолетовылетов, при этом потеряли один Як-9 заместителя командира эскадрильи лейтенанта Сазонова (18-й авиакорпус).

16 августа потеряли Ил-2 (летчик Костенко), сбитый огнем зенитной артиллерии.

18 августа в районе Харбина состоялась первая встреча с истребителями противника, атаковавшими самолет-разведчик Пе-2 из 7-го рап. Но наш самолет, используя преимущество в скорости, уклонился от боя с неприятелем. Любопытно, что в 1945 году в этом авиаполку продолжали использовать самолет СБ, видимо, с моторами М-105ПФ. В тот же день не вернулся с боевого задания экипаж Пе-2 из 126-й сад, наносившей удары по военно-морским базам в районе Катаока и Касивабара. Всего 18 августа было совершено 100 самолетовылетов. 20 августа не вернулся с боевого задания самолет «Аэрокобра» из 123-й сад.

Боевую работу на фронте части 10-й ВА завершили 23 августа, выполнив два самолетовылета на разведку аэродромов противника.

Наиболее активной авиация 10-й ВА была на Сахалинском направлении,  совершив 1484 самолетовылета. На Сунгарийском направлении – 1186, на Сахалине и Камчатке – по 285 и 242 самолетовылета соответственно. Однако японская авиация практически не работала на этих направлениях, а незначительное количество поднятых в воздух самолетов противника никакого влияния на ход боевых действий не оказали. Хотя наша разведка обнаружила 79 аэродромов противника, уничтожено на них было лишь пять аэропланов.

1-Й ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФРОНТ

Девятая воздушная армия (9-я ВА) была подчинена 1-му Дальневосточному фронту (1-му ДВФ). В ее состав входили 19-й бомбардировочный авиакорпус, 34-я бомбардировочная авиадивизия, 32-я, 249-я и 250-я истребительные авиадивизии, 251-я и 252-я  штурмовые авиадивизии, 6-й и 799-й разведывательные авиаполки, 464-й отдельный корректировочный авиаполк, 281-й отдельный транспортный авиаполк, 121-й отдельный авиаполк и пять отдельных авиаэскадрилий связи, а также одна санитарная эскадрилья.

Для усиления руководства воздушной армии в апреле 1945 года из 7-й ВА Карельского фронта перевели командующего воздушной армии генерал-полковника И.М. Соколова и ряд других ответственных штабных офицеров. На 8 августа в 32-й иад числилось 124 Як-9 (135 боевых экипажей) и 51 Ла-7 (45 боевых экипажей), в 249-й иад – 132 Як-9 (120 боевых экипажей) и 20 Ла-5 (42 боевых экипажа), в 250-й иад – 144 Як-9 (134 боевых экипажа) и 65 Ла-7 (62 боевых экипажа). В 251-й шад числилось 100 Ил-2 (121 боевой экипаж), в 252-й шад числилось 68 Ил-2 (147 боевых экипажей).

В 34-й бад числилось 106 Пе-2 (80 боевых экипажей), в 19-м бак – 152 Ил-4 (206 боевых экипажей), в 6-морап – 24 Пе-2 и 10 Ил-2Р (32 боевых экипажа), в 799-морап – 18 Пе-2 и 9 Як-9 (28 боевых экипажей), в 464-м крап – 21 Ил-2 и 13 Ла-5 (24 боевых экипажа), в 281-м тап – 9 ТБ-3 и 6 Ли-2 (20 боевых экипажей), в 121-м отдельном полку связи (опс) – 21 По-2 (28 боевых экипажей), в 564-й оаэ – 8 По-2 (12 боевых экипажей), в 567-й оаэ– 9 По-2 (12 боевых экипажей), в 424-й оаэ – 9 По-2 (12 боевых экипажей), в 568-й оаэ – 10 По-2, 2 С-2 и 1 УТ-2 (11 боевых экипажей), в 168-й оаэ – 10 По-2, 2 С-2 и 1 УТ-2 (10 боевых экипажей), в 3-й санитарной аэ –11С-2 и 2 По-2 (14 боевых экипажей). Всего 1158 исправных самолетов.

Боевые действия начались 9 августа в час ночи. При этом отдельно действующие отряды и усиленные батальоны 5-й и 1-й армий начали наступление с задачей скрытно пересечь государственную границу, быстрыми действиями уничтожить и блокировать опорные пункты и захватить плацдарм для дальнейшего развития наступления войск фронта.

Благодаря внезапности без авиационной и артиллерийской поддержки к рассвету передовым подразделениям удалось решить поставленную задачу. При этом в полосе наступления 5-й армии был занят плацдарм протяженностью 36 км по фронту и до 2 км в глубину.

Основные силы 5-й и 1-й армий ввели в бой на рассвете 9 августа, и при поддержке авиации наши войска к исходу дня овладели пограничными передовыми оборонительными сооружениями противника и продвинулись вглубь его обороны на глубину до 22 км. Метеообстановка в период операции характеризовалась частым прохождением циклонов через Монголию в центральные районы Хабаровского края, непогода дошла до Сахалина.

В ночь на 9 августа 76 экипажей 19-го бак нанесли бомбовый удар по крупным политическим и промышленным центрам Маньчжурии, городам Чаньчунь и Харбин. Начиная с рассвета и в течение всего дня авиация воздушной армии (кроме 34-й бад, находившейся в резерве) обеспечивала наступательные действия войск фронта. Истребители сопровождали штурмовики, прикрывали войска в районах сосредоточения и на поле боя, по четыре–шесть самолетов и парами «охотников» наносили штурмовые удары по живой силе и технике противника в районах Хулинь, Дуннин и Сичэнцзы. Вели разведку. Штурмовики – эшелонированными бомбо-штурмовыми ударами групп по четыре–шесть Ил-2 и парами «охотников» уничтожали войска противника. Бомбардировщики нанесли массированный удар по хутоускому укрепрайону. Всего было произведено 76 самолетовылетов. Встреч с воздушным противником не произошло.

Первая потеря боевой машины случилась лишь на третьи сутки. Зенитным огнем был подбит Ил-2 командира 75-го шап (252-й шад) майора Черных. Его ведомый лейтенант Юрченко произвел посадку рядом с подбитой машиной и, уступив место в кабине командиру, разместился в одной кабине со стрелком, после чего Черных произвел взлет и приземлился на своем аэродроме. Последующие двое суток из-за плохих метеоусловий действия авиации ограничились лишь разведкой. На шестые сутки боевые вылеты возобновились. В тот день пара Ил-2 из 75-го шап (ведущий лейтенант Гаранин) вела разведку в районе Дуннина. Не обнаружив противника, Гаранин приказал ведомому прикрыть его и пошел на посадку на аэродром, где два батальона – аэродромного обслуживания (БАО) и инженерный – вели работы по подготовке к приему нашей авиации, но им мешали японцы, ведя постоянные обстрелы. Приземлившись, Гаранин, не выключая мотора, связался с командиром БАО и, получив целеуказание, взлетел. В паре со своим ведомым они эрэсами (реактивными снарядами) и пулеметно-пушечным огнем поразили указанные цели.

9-я ВА прекратила свои боевые действия по обеспечению наступавших войск фронта 18 августа. После чего по 24 августа самолеты 9-й ВА привлекали для разбрасывания листовок в тылу японских войск (призывая их сложить оружие) и участвовали в десантных операциях.

За время боевых действий экипажи самолетов 9-й ВА израсходовали, не считая авиабомб, 420 тыс. патронов к пулемету ШКАС, 200 тыс. – к УБ, 229 тыс. боеприпасов – к пушке ШВАК, 88 тыс. – к ВЯ и 900 – к 37-мм орудию НС-37.

Потери авиации составили: один Ла-7 (сбит в воздухе), 10 Як-9, три Ил-2, один Пе-2 и по одному По-2 и УТ-2, сбитых зенитной артиллерией противника. На аэродроме огнем артиллерии уничтожено три По-2. В то же время небоевые потери составили 12 машин, включая три Ла-7, два Як-9, четыре Ил-4 и один Ли-2 (потерпели катастрофы) и по одному Ил-2 и ТБ-3 в авариях.

В целом 9-я ВА свои задачи решила, но обнаружилась слабая подготовка 19-го бомбардировочного авиакорпуса, особенно при работе в ночных условиях, что и привело к большим потерям воздушной армии.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод, что отечественные ВВС серьезно подготовились к боевым действиям на Дальнем Востоке. Однако поспешное отступление японских войск, на многих участках фронтов напоминавшее бегство, ускорило завершение войны и спасло тысячи жизней бойцов с обеих сторон.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Что тянет к земле российский дрон-рейсинг

Что тянет к земле российский дрон-рейсинг

Николай Ряшин

Беспилотники оказались в сфере ответственности сразу нескольких министерств и агентств, но отрасль тормозят пробелы в законах и отсутствие единой стратегии развития

0
1465
Совершенствование форм  и методов управления воздушным боем над морем

Совершенствование форм и методов управления воздушным боем над морем

Эдуард Катаев

Работа штабов авиации ВМФ по изучению и обобщению опыта военных действий ВВС флотов в Великой Отечественной войне

0
2507
Абэ ожидает, что Путин, Трамп и Си Цзиньпин посетят Японию в 2019 году

Абэ ожидает, что Путин, Трамп и Си Цзиньпин посетят Японию в 2019 году

0
730
Почему России важно не терять Японию с радара

Почему России важно не терять Японию с радара

Александр Габуев

Несмотря на множество спорных вопросов, странам нужно продолжать регулярный диалог между военными, дипломатами и представителями спецслужб

0
3340

Другие новости

Загрузка...
24smi.org