0
1426
Газета История Интернет-версия

06.12.2018 16:07:00

Командировка в разрушенный Ленинакан

К 30-летию страшного землетрясения и ликвидации его последствий

Юрий Потапов

Об авторе: Юрий Алексеевич Потапов – кандидат юридических наук, доцент Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, полковник полиции в отставке.

Тэги: ссср, армения, одкб, внутренние войска, банк


ссср, армения, одкб, внутренние войска, банк Офицеры оперативной группы УВВ МВД СССР по Средней Азии и Казахстану (слева направо): В.Д. Бычков, А.М. Быстров, В.Н. Трофименцев, Б.П. Мелешин – на фоне бронетранспортера, на котором вывозили ценности в Ереван. Декабрь 1988 года. Фото автора

1988 год. В Закавказье неспокойно. По распоряжению из Москвы вылетаю в командировку в Тбилиси – в состав сменной редакции газеты «На страже». Это военное издание – типичную дивизионку – недавно сократили, передав в состав сформированного управления ВВ МВД СССР по Северному Кавказу и Закавказью. Теперь из-за обострившихся отношений в регионе вновь разворачивают.

В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

Не успели мы выпустить первый номер газеты, как пришла весть о страшном землетрясении в Армении, куда для обеспечения правопорядка были срочно переброшены специальные моторизованные части милиции (СМЧМ) и отдельные оперативные батальоны и полки ВВ со всей страны.

По сообщению ТАСС, 7 декабря 1988 года в 10 часов 41 минуту по московскому времени в северных районах Армении произошло сильное землетрясение. По оценкам специалистов, оно стало одним из самых мощных на Кавказе за последние 80 лет. Сила толчков в эпицентре составила от 8 до 10 баллов по двенадцатибалльной шкале. В ряде районов республики, в частности в Спитаке, Ленинакане, Кировакане, Степанаване, имелись значительные разрушения. О точном количестве человеческих жертв и раненых в печати тогда не сообщалось. Сегодня известно, что стихия унесла жизни по меньшей мере 25 тыс. человек, около 140 тыс. получили увечья, а порядка 500 тыс. жителей республики остались без крова.

Получив разрешение из политуправления, я выехал в эпицентр стихийного бедствия. Собрался без лишних слов, бросил в дипломат пару блокнотов, пачку свежих номеров газеты и фотоаппарат. Вечером отправился на железнодорожный вокзал, превратившийся в растревоженный муравейник. В воинской кассе с трудом взял билет до Еревана. Утром, еще в темноте, прибыли в армянскую столицу. Попрощавшись с попутчиками, направился сначала в военную комендатуру. Оттуда – в штаб войсковой оперативной группы. Нашел полковника Побединского, он – представитель политуправления, старший начальник.

– Хорошо, что прибыли оперативно, – политработник размашистым шагом ходит по кабинету. – Через час идет машина в Ленинакан. Там как раз в местах временной дислокации расположены части, приписанные к УВВ по Средней Азии и Казахстану. Вы ведь из Алма-Аты?

«Еду к своим, это радует, – думаю про себя. – И для алма-атинской редакции репортаж с места событий подготовлю».

Выехали от здания республиканского МВД. Начало рассветать. Все вокруг – дорога, деревья, здания – в серых тонах, словно покрыты слоем пыли. Чем ближе к месту назначения, тем становится тревожней, вот уже встречаются разрушенные дома, на улицах бродят убитые горем и оставшиеся без крова люди. Кто-то из них потерял родных, близких… Тяжелая, гнетущая обстановка.

Въезжаем в палаточный городок, расположенный чуть поодаль покосившейся, но устоявшей многоэтажной гостиницы. Иду в штаб – такую же, как и все, палатку. Туда с КПП о нашем приезде уже доложили.

Возглавляет оперативную группу полковник Бродский. Офицер как всегда подтянут, несмотря на полевые условия, чисто выбрит и поглажен. Сделаю отступление, поскольку не сказать о Бродском не могу. Семен Жозефович – легендарная личность во внутренних войсках, отважный офицер, образец для подражания. Мальчишкой пережил ленинградскую блокаду, в юности стал мастером спорта СССР по мотокроссу. Выпускник военной кафедры Института физической культуры имени Лесгафта, он сделал блестящую командную карьеру, пройдя все ступени полкового звена, от начальника физподготовки части до командира конвойного полка.

Отдельная история в службе Бродского – двухлетняя командировка в Афганистан в качестве советника местной части царандоя. Тогда было не принято во всеуслышание рассказывать о подвигах, но то, что командир вернулся с боевым орденом, знали все. Вскоре он был назначен на руководящую должность в отделе боевой подготовки войскового объединения.

Генералы и офицеры управления войск по Средней Азии и Казахстану А.П. Зайцев, Н.М. Щербатов, А.М. Быстров, В.Д. Бычков, Б.В. Килевник, Б.П. Мелешин, командиры частей Н.А. Агасиев, Н.В. Болдырев, К.Б. Дзантиев, С.Н. Сайдасанов, А.В. Тихонов, А.В. Трикоз, В.И. Храмов, А.Ш. Шамкеев, В.Н. Шубин, их заместители Ю.А. Ивашевский, А.Ш. Мендалиев, Ш.Н. Ниязов, В.Н. Трофименцев, П.А. Черненко вместе с подчиненными не вылезали из горячих точек, когда внутренние войска стали тушить пожар межнациональных конфликтов. Тогда, по сути дела, внутри страны шли локальные войны, их этническая разновидность. Военные становились между враждующими сторонами, пытались примирить их, гибли, к сожалению, сами под огнем.

В подчинении начальника оперативной группы полковника Бродского были сотни людей – солдаты-срочники, прапорщики, офицеры, а к вооруженным столкновениям противоборствующих сторон добавилась другая беда – стихия. Она не спрашивает, какую человек имеет национальность, вероисповедание, какие у него политические пристрастия. Под завалами домов оказались люди, они еще живы, их надо спасать, промедление смерти подобно. Техники не хватает, военнослужащие почти не отдыхают, валятся с ног.

Вот скупые строки донесений тех тревожных дней: «Прибыв 7 декабря в 23 часа к месту назначения (в г. Ленинакан. – Ю.П.), караулы войсковой части 3408 приняли под охрану Госбанк, Сберегательный банк, Стройбанк, ювелирный и промтоварные магазины, остальной личный состав направлен на разборку завалов трех жилых домов и школы № 2».

Совершив марш, около трех часов ночи в город прибыли еще шесть войсковых частей. Перед военнослужащими поставлена задача по спасению людей, оказавшихся под завалами политехнического института, двух школ, обувной фабрики, жилых домов на улицах А. Ширакаци и М. Горького. Спасенным людям солдаты отдавали свои продовольственные сухие пайки и продолжали освобождать из кирпично-бетонного плена пострадавших.

Вновь обратимся к документу: «В течение 7, 8, 9 декабря воины внутренних войск зоны (УВВ по Средней Азии и Казахстану. – Ю.П.), участвуя в разборке завалов, освободили из руин и спасли живыми 135 человек, кроме того, ими были откопаны тела 527 погибших…»

Военные не только круглосуточно несли патрульную и караульную службу, продолжали разбирать руины, но и обустраивали свой быт. Палатки в городке установлены в длинные ряды, даже подписи установлены – Карагандинская, Алма-Атинская, Ташкентская улицы. Это по месту их постоянной дислокации. Дымит походная кухня, к ужину поспеет гречневая каша с тушенкой. В каждой части сооружены бани. Войсковой организм функционирует, и в этом заслуга командиров, специалистов тыла.

Ситуация менялась непредсказуемо. Вот еще два эпизода из донесений: «Военнослужащие войсковой части 5453 (г. Душанбе) старший сержант Махиборода, сержант Галимон, рядовой Берчук в течение 10 часов вели работу по спасению женщины, пробив туннель длиной более 5 метров, поочередно спускаясь в пробиваемую брешь вниз головой, страхуя друг друга… Военнослужащий войсковой части 5454 (г. Ашхабад) рядовой Веселов Игорь Анатольевич вместе с товарищами откопал женщину, у которой плитой была полностью раздавлена рука. Прибывшая бригада скорой помощи не смогла пройти к женщине, так как над головами нависла балка, готовая вот-вот рухнуть. Сделав обезболивающие уколы, они попросили рядового Веселова ампутировать руку женщине…» Главное – жизнь человека спасена.

Понятно, что глубочайший стресс переживали и пострадавшие, и бойцы. Солдаты были напряжены до предела, поскольку каждый день они видели смерть. Работали при этом только лишь с помощью подсобных инструментов. Дружно навалившись, юные спасатели поднимали тяжеленные железобетонные арматуры, целые кирпичные кладки, деревянные перекрытия, находя под ними людей. В тяжелейших условиях вели себя стойко и мужественно. Справедливости ради следует сказать, что военные не были специально обучены для действий в таких экстремальных ситуациях, специальная техника в район землетрясения стала прибывать позже.

КАК СПАСАЛИ МИЛЛИОНЫ

Встретил в той тревожной командировке я и других своих сослуживцев. Один из них – Борис Петрович Мелешин, исколесивший полстраны за время службы в войсках, ныне полковник в отставке, пребывающий на заслуженном отдыхе в городе Дзержинске Нижегородской области. Принципиальный человек, орденоносец, рассказал тогда, как спасал денежные и другие материальные ценности, хранившиеся в кредитно-финансовых и торговых организациях Ленинакана.

Прибыв вместе с первым подразделением в город, подполковник Мелешин как представитель вышестоящего штаба, понимая, что разрушенные здания, занимаемые государственными организациями, включая банки и магазины, находятся без охраны, внес коррективы в планы службы. Пользуясь властью старшего начальника, распорядился направить в находящийся поблизости Стройбанк караул. Возглавил его офицер А. Касаев. Под охрану также были взяты ювелирный магазин и ЦУМ, куда, как стало известно из оперативной информации, накануне завезли большую партию золотых украшений.

– Успели мы вовремя, – вспоминает спустя три десятка лет Борис Петрович. – Все ценности, деньги, облигации, ювелирные изделия остались нетронутыми, только на полу валялись мощные сейфы, пачки купюр…

Подполковник Б.П. Мелешин, офицер военной контрразведки капитан С.А. Сурнин и прапорщик В.А. Чирков силами подчиненных организовали поиск и сбор денежных средств и ценностей. Проведя их оценку, сортировали и складывали в мешки, опечатали и составили акты. Борису Петровичу удалось попасть на прием к заместителю председателя Совета министров СССР Б.Е. Щербине и доложить о выполненной работе.

По указанию зампреда правительства ценности надлежало доставить в Ереван, куда уже прибыли представители Гохрана из Москвы. Приготовленные мешки под охраной караула погрузили в бронетранспортер (БТР), который предоставили соседи-мотострелки. Сопровождающие ценный груз офицеры сели в «Москвич» и поехали впереди. В дороге бронетранспортер то и дело стал отставать, пропадая из виду. В машине забеспокоились, пришлось поворачивать назад. Оказалось, что БТР остановился из-за неисправности.

Быстро надвигались сумерки. Мелешин принял решение перегрузить мешки в автомобиль. Взяли с собой автоматы, боеприпасы. Дальше ехали, поджав ноги. Заполночь прибыли в столицу республики. До открытия Жилсоцбанка сдали опечатанные мешки под охрану караула. С утра приступили к подсчету спасенных и доставленных в действующий банк средств. На это ушло двое суток.

Когда все осталось позади, Мелешину выдали справку. В ней говорилось, что офицер, возглавив охрану банковских учреждений, ювелирного магазина, сдал государству в целости и сохранности денег, ценностей на сумму свыше 15 млн рублей. Всего было выдано четыре таких официальных документа. Общая сумма сданных материальных средств составила более 40 млн рублей.

В записях офицера сохранились фамилии военнослужащих, которые несколько дней и ночей самоотверженно спасали народные миллионы, по тем временам – несметные богатства. Назовем их фамилии. Это офицеры Балахонкин, Грошев, Кольяк, Москалев, Осадчий, Политыкин, Симоненко, Хлебановский, сержанты Гурашвили, Нургожаев, Подлипский, рядовые Гулов, Тулаев и многие другие…

30 лет минуло с тех печальных событий. Многое изменилось вокруг, мир стал другим. Хочется надеяться, что человеческая память не будет короткой. Все, кто пронес через сердце горе и страдания, кто лишился близких, кто безотказно ринулся на помощь людям, попавшим в беду, и сделал все, что мог в тех неимоверных условиях, смогут сохранить для потомков примеры самоотверженности и героизма советских людей – от солдата до генерала, от рабочего до министра. К слову сказать, в современном Гюмри, как мне сообщили сослуживцы, установлен памятник известному советскому государственному деятелю Борису Евдокимовичу Щербине, возглавлявшему правительственную комиссию по ликвидации последствий землетрясения в Армении, а одна из улиц города названа в его честь.           


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тбилиси поспорил с Вашингтоном  и Тегераном

Тбилиси поспорил с Вашингтоном и Тегераном

Юрий Рокс

Граждане Ирана наладили в Грузии подпольную "банковскую сеть"

0
539
Перекредитованное население записали в стимул экономики

Перекредитованное население записали в стимул экономики

Анатолий Комраков

Банки выдают гражданам больше денег, чем получают обратно

0
1270
Ожидаемый триумф Пашиняна состоялся

Ожидаемый триумф Пашиняна состоялся

Юрий Рокс

В парламент Армении прошли только союзники по бархатной революции

0
1309
Армения узаконит лидерство Пашиняна

Армения узаконит лидерство Пашиняна

Юрий Рокс

Парламент седьмого созыва будет пророссийским

0
1136

Другие новости

Загрузка...
24smi.org