0
4355
Газета История Интернет-версия

22.03.2019 00:01:00

Тайны Острова свободы

О малоизвестных фактах кубинской революции

Александр Щеглов

Об авторе: Александр Федорович Щеглов – капитан 1 ранга в отставке.

Тэги: куба, кастро, армия, гавана, революция, че гевара, пропаганда


куба, кастро, армия, гавана, революция, че гевара, пропаганда Сильная армия – главный гарант независимости Кубы. Фото Reuters

2 декабря 1956 года отряд кубинских революционеров под командованием Фиделя Кастро высадился с яхты «Гранма» (в переводе – «Бабушка») на побережье Кубы. Примечательно, что на борт яхта могла принять от силы 20 человек, а отряд насчитывал более 80. 

В отряде Кастро была установлена военная дисциплина. Сам Фидель носил звание команданте (майор), которое на долгие годы стало высшим в повстанческой армии, а затем и в кубинских вооруженных силах. Кроме команданте Кастро в отряде были шесть капитанов и три лейтенанта.

Первый бой произошел 5 декабря в районе Алегрия-дель-Пио. Лишь 20 человек во главе с их лидером уцелели и смогли пробиться в горы Сьерра-Маэстра на востоке Кубы, где и начали двухлетнюю партизанскую войну с войсками диктатора Фульхенсио Батисты, в ходе которой повстанцы широко применяли идейно-психологическое воздействие на правительственную армию.

«Военные действия, а также социальная и массовая борьба, – подчеркивал позже Кастро, – в нашем понимании были тесно связаны с самого начала». Проводя работу по разложению армии противника, командование повстанцев использовало опыт предшествующих революций, прежде всего Великой Октябрьской социалистической революции в России, свидетельствовавшей о том, что без вовлечения вооруженных сил страны в революционный процесс победа невозможна.

Из анализа политической работы кубинских повстанцев в правительственной армии можно сделать два вывода. Во-первых, последовательная агитационно-пропагандистская деятельность революционеров среди батистовских солдат и офицеров была частью широкой разносторонней работы, направленной на создание и укрепление новой революционной армии, на превращение части правительственных войск из военного оплота режима в вооруженную силу восставшего народа. А во-вторых, дальнейшее изучение этого вопроса дает возможность раскрыть несостоятельность концепции западных историков, продолжающих утверждать, что одной из главных задач повстанцев в период партизанской войны на Кубе якобы было поголовное физическое истребление армии Батисты.

О некоторых малоизвестных фактах этой борьбы оружия и борьбы идей и будет рассказано в данном материале, за оказанную помощь в подготовке которого мне хочется поблагодарить своего товарища Якова Васильевича Свириду.

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ЛАС-ВЕГАС

Вооруженные силы на Кубе изначально создавались еще в годы первой военной оккупации острова американскими войсками в начале ХХ века. Они нацеливались на выполнение антинародных полицейских функций. Фактически армия играла роль жандарма, охраняла интересы господствующих классов. С ее помощью был совершен военный переворот в марте 1952 года, в результате которого пришел к власти Батиста. 27 марта 1952 года президент США Гарри Трумэн признал его правительство законным. Батиста же первым актом повысил жалованье полицейским чинам и денежное содержание военным. В стране была установлена военно-полицейская диктатура. Батиста превратил Гавану в «латиноамериканский Лас-Вегас», но в итоге страну постигло социальное расслоение: за блеском отелей и казино скрывалась страшная нищета основной массы населения.

Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар (1901–1973) почти всю репрессивную деятельность сосредоточил на борьбе с коммунизмом. По его распоряжению было создано Бюро по подавлению коммунистической деятельности (BRAC), велась активная антикоммунистическая пропаганда в газетах, на радио, на проповедях в храмах. Стремясь сохранить армию в качестве своей опоры, диктатор предоставил военнослужащим, в первую очередь высшему офицерству, значительные привилегии. Одновременно первостепенное внимание уделялось идеологической обработке личного состава. Ее основными направлениями были грубый антикоммунизм, восхваление американского образа жизни и западной системы в целом. В пропаганде этих идей немалую роль играли американские военные советники, специалисты по психологической войне, а также та часть кубинского офицерского корпуса, которая проходила подготовку в военно-учебных заведениях США. За военными следила контрразведка, и малейшего подозрения оказывалось достаточно, чтобы уволить военнослужащего из армии или посадить в тюрьму.

Выступая с яркой речью на суде после неудавшегося штурма казармы Монкада 26 июля 1953 года, молодой адвокат Фидель Кастро дал точную характеристику положения солдата в батистовской армии: «Тройная охрана, безотлучное пребывание в казарме, постоянная тревога, вражда со стороны населения, неуверенность в будущем…»

Вместе с тем в идейно-политическом отношении армия Батисты не была монолитным организмом. Ей были присущи внутренние противоречия: разногласия между рядовым и офицерским составом и даже между младшими и старшими офицерами (на высокие должности продвигались в первую очередь те старшие и высшие офицеры, которые находились под покровительством Батисты по имущественному цензу), а также расовая дискриминация. Противоречия, раздиравшие армию, способствовали ослаблению ее морального духа и боеспособности, создавали предпосылки для разложения ее изнутри. Все это использовали в своей работе повстанцы.

ПРИКАЗ – В ДИСКУССИЮ НЕ ВСТУПАТЬ

Основными направлениями в идейно-пропагандистской работе революционеров во главе с Фиделем среди правительственных войск стало доведение до личного состава истинных целей борьбы партизан и разоблачение антинародной политики батистовской диктатуры; освещение успешных боевых операций Повстанческой армии и разъяснение неотвратимости приближающегося поражения войск Батисты. Важным направлением была демонстрация успешных социально-экономических преобразований на освобожденной территории.

При этом уже к 1958 году были накоплены и применены на практике основные формы и методы пропагандистской деятельности. Революционеры использовали радиопередачи, вели печатную и устную пропаганду, а также разъяснительную работу среди военнослужащих, взятых в плен. Солдатам готовили и засылали листовки, а подразделениям правительственной армии, попавшим в окружение, часто направлялись письма-воззвания.

Примером может служить письмо, написанное Кастро командиру 18-го пехотного батальона батистовской армии майору Хосе Кеведо, подразделения которого были окружены повстанцами в районе населенного пункта Хигуэ. В нем лидер партизанских войск писал: «Вы лучше, чем кто-либо другой, знаете, что находящиеся под вашим командованием солдаты страдают и умирают не за справедливое дело. Вы знаете, что диктатура не имеет права жертвовать солдатами республики, чтобы сохранить режим, который угнетает нацию, подавляет свободы, зиждется на терроре и преступлениях… Мы ведем войну не против армии, а против тирании. Мы не хотим убивать солдат и глубоко переживаем за каждого кубинца, который погибает, защищая неблагородное, постыдное дело. Мы полагаем, что армия существует для того, чтобы защищать родину, а не тиранию». Далее в письме обосновывалась безвыходность окруженных и содержался призыв к сдаче их в плен. В числе других факторов это послание способствовало тому, что батальон сложил оружие.

Письма к военнослужащим армии Батисты направлялись и в другие районы действий Повстанческой армии. Так, в ходе боев за населенные пункты Ла-Майя, Сонго, Сагуа и Гуантанамо в зоне 2-го Восточного фронта его командующий Рауль Кастро направлял письма армейским офицерам, которые, по сведениям разведотдела фронта, были готовы сдаться в плен из-за слабости своих войск и разногласий с высшим командованием в Гаване. По указанию Рауля Кастро среди солдат противника распространялись фотографии оргий батистовских офицеров, развлекавшихся в барах Сантьяго, в то время как рядовые солдаты должны были идти в наступление под пули повстанцев. Эти снимки оказывали сильное психологическое воздействие на рядовой и сержантский состав.

Важным средством пропаганды являлось радио повстанцев, первая передача которого состоялась 24 февраля 1958 года. К концу войны революционные силы имели более 30 радиопередатчиков. Радио Ребельде (Повстанческое радио) передавало выступления командования Повстанческой армии, сведения о боевых действиях, о перешедших на сторону повстанцев солдат диктаторской армии, а также различные политические комментарии. Используя радиосети, повстанцы вступали в непосредственный контакт с батистовскими офицерами. Эти дискуссии складывались явно не в пользу последних, и, принимая во внимание тот факт, что их слушает население, командование запретило военным вступать в полемику с повстанцами.

Устное вещание через громкоговорители использовалось для обращения к частям правительственной армии, попавшим в окружение. Нередко через громкоговорители и по радио выступали взятые в плен солдаты и офицеры. Так, в бою у Маффо с помощью громкоговорящих устройств к окруженным войскам противника обратились пленные офицеры, в том числе один подполковник. Они призвали своих товарищей сдаться в плен повстанцам и перейти на их сторону.

Обращения к противнику были краткими, ясными, глубокими по смыслу. Вот, например, одно из них, переданное пилотам правительственных ВВС в форме радиограммы: «Кубинские летчики! Прекратите бомбардировки беззащитных городов и расстрелы мирных жителей. Кровь, пролитая невинными жертвами, не пройдет вам даром. Проявите силу воли, откажитесь от бомбардировок не только позиций Повстанческой армии, которая является частью народа, но и мирных городов и поселков, не защищенных никем, где живут ваши братья-кубинцы».

Особенно важную роль в передачах Радио Ребельде играли выступления руководителей Повстанческой армии, в первую очередь Фиделя Кастро. Он разоблачал батистовское командование, направлявшее солдат на братоубийственную войну, ярко и убедительно обосновывал необходимость единства армии и народа для свержения диктатуры. «Мы боремся против тирании, а не против вооруженных сил, – говорил Фидель в одном из своих выступлений по радио. – Задача вооруженных сил республики заключается в том, чтобы порвать связи с самым позорным и ненавистным режимом, когда-либо угнетавшим нашу страну. Дилемма, стоящая сейчас перед армией, ясна: либо сделать шаг вперед, отбросив полностью разложившийся режим Батисты, и соединиться с народом, либо обречь себя на самоубийство». Кастро доказывал, что солдат обманули, заставляя проливать свою кровь за интересы правящих кругов: «Им (солдатам) никогда не говорят о том, что за этой болтовней, ложью и обманом, жертвами которых они становятся, кроется единственное стремление политиканов режима: побольше награбить, а для того им нужно, чтобы солдаты умирали, защищая их бесславный режим».

10-9-1.jpg
Фидель Кастро на одном из участков
вторжения американских наемников в районе
Плайя-Хирон. Фото © РИА Новости
ПРОПАГАНДА ДАЕТ РЕЗУЛЬТАТЫ

Военные поражения наряду с различными формами идейно-психологического воздействия отрезвляюще действовали на солдат и офицеров батистовской армии. Участились случаи дезертирства и сдачи в плен военнослужащих правительственных войск. При этом все большее внимание придавалось работе повстанцев с военнопленными, условия содержания которых были очень гуманными, все получали пищу и медпомощь. Освобождая пленных, командование Повстанческой армии выдавало им спецпропуска для беспрепятственного передвижения по территории, контролируемой революционными силами.

В ходе боев в горах Сьерра-Маэстра повстанцы не стремились уничтожать военных, напротив, часто отпускали их, а раненым оказывали медпомощь. В своих воспоминаниях о бое в районе Ла-Плата Эрнесто Че Гевара, исполнявший обязанности врача в отряде Фиделя, писал: «Всегда существовало огромное различие между отношением к пленным у нас и в правительственных войсках. Там не только убивали наших раненых, но и оставляли без помощи своих… В тот день, к великому моему огорчению (как врач я чувствовал необходимость сохранять медикаменты для своих войск), Фидель приказал отдать пленным все лекарства, имевшиеся в нашем распоряжении».

Агитационно-пропагандистская работа повстанцев среди правительственных войск, способствовавшая военным успехам, становилась все более эффективной. Она оказывала воздействие не только на солдат, но и на офицеров противника. Майор Хосе Кеведо Перес, бывший командир 18-го пехотного батальона правительственной армии, характеризуя пропагандистскую деятельность, которую вели повстанцы среди личного состава его батальона, отмечал: «Передачи по радио и через громкоговорители были выдержаны в корректном тоне, а их содержание задевало за живое».

Влияние пропаганды революционеров на политико-моральное состояние войск признавало и командование батистовской армии. Командующий правительственными войсками в восточной части острова провинции Орьенте генерал Э. Кастильо писал: «Последние неудачи и сообщения о том, что теперь противник хорошо вооружен, вместе со знанием того, что он жестко не преследует сдавшихся в плен, в том числе и целыми подразделениями, и что со сдачей в плен кончаются все проблемы, сильно подорвали желание сражаться во всех армейских сферах… Число солдат-самострелов, вышедших из строя, чрезвычайно велико. Приходится прибегать к карательным мерам в отношении целых подразделений, отказывающихся продвигаться вперед и занимать указанные им позиции».

В одном из донесений армейской контрразведки в адрес командования сообщалось, что «практически все войска Центральной провинции охвачены пессимизмом». К концу 1958 года, например, гарнизон Чарко Редондо в составе 50 солдат и двух офицеров перешел к повстанцам. Разнообразие форм, методов и средств идеологической работы повстанцев среди войск диктатуры способствовало деморализации и разложению 70-тысячной армии Батисты. Впрочем, необходимо особо отметить, что революция победила не только силой оружия, но и силой справедливых идей, которые революционеры сумели донести до сознания военнослужащих правительственных войск. Победа была достигнута Повстанческой армией при поддержке и помощи народных масс.

ПОБЕДА

Летом 1958 года Повстанческая армия завладела стратегической инициативой, а 31 декабря главнокомандующий ВС Кубы генерал Франсиско Табернилья доложил Батисте, что армия полностью утратила боеспособность и не сможет остановить наступление повстанцев на Гавану. Понимая безвыходность положения, Батиста в ночь под Новый год бежал с Кубы, захватив с собой ценности.

1 января 2019 года кубинская революция перешагнула 60-летний рубеж. Но Куба не просто выстояла и продолжила свое развитие, в моральном смысле она заняла в сердцах бедняков всего мира то место, которое почти весь ХХ век принадлежало Советскому Союзу.

В заключение несколько слов о судьбе майора Хосе Кеведо Переса, командира 18-го пехотного батальона правительственных войск, перешедшего вместе с солдатами и офицерами на сторону повстанцев. Он включился в пропагандистскую работу со стороны повстанцев, в своих обращениях к сослуживцам призывал их сложить оружие и перейти в лагерь Повстанческой армии. После победы революции 1 января 1959 года Хосе Кеведо продолжил службу в Революционных ВС Кубы. Ему было присвоено звание полковник. Была в его биографии и должность военного атташе при посольстве Республики Куба в Москве, где с ним неоднократно встречался автор данной статьи. В 1994 году он стал бригадным генералом. Умер Хосе Кеведо в 2011 году. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Новости религии

Новости религии

0
393
Плоды таланта Карла Маркса. Забытая предыстория холодной войны

Плоды таланта Карла Маркса. Забытая предыстория холодной войны

Абдул-Хаким Султыгов

0
2113
От Гражданской войны до перестройки

От Гражданской войны до перестройки

Ирина Антонова

Русская история движется по замкнутому кругу

0
1453
Ни суда, ни покаяния. О марксистских корнях нашей антикоммунистической революции

Ни суда, ни покаяния. О марксистских корнях нашей антикоммунистической революции

Александр Ципко

7
5178

Другие новости

Загрузка...
24smi.org